Журналист Татаров Валерий биография Википедия

Валерий Татаров: О ненависти к Михалкову

Всемирно известный режиссёр Никита Михалков на 50 страницах убористого текста скрупулёзно объяснил происхождение и способ зарабатывания в 2017 году 529 миллионов рублей дохода. Мгновенно в социальных сетях появилась масса людей «со вкусом», которые заклеймили режиссёра самыми обидными и даже грязными словами. Мы легко прощаем тех, кто ниже нас. С теми, кто повыше, сложнее. Простить Михалкову полмиллиарда рублей. Ну, уж нет. Однако зависть – слишком простое объяснение «антимихалковщины» в России. Ненавидя таких людей, мы делаем себя слабее, обедняя и без того скудную ниву потомственных русских, имеющих достоинство и состояние.

То, что так называемый Русский мир измельчал, видно невооруженным глазом. Типажи, представляющие «русскую идею» в публичном пространстве, какие-то мелкотравчатые, анимационные, дёрганные. Ну, просто ни одного убедительного красавца. Вот так, навскидку и назвать никого не могу, для примера. Вы не обращали внимания, что в информационном поле вообще не осталось русских типажей, приятных на вид, на слух и по роду деятельности? Так вот, Михалков – исключение. Он огромен, и это очевидно. Вклад его в культурную жизнь страны бесспорен. Мало того, он прекрасно держится в седле и в свои 72 лично даёт отпор шпане. Это важно в контексте того, о чём пойдёт речь.

Михалков, как и его великий отец через книгу, вошёл в каждый дом в России через экран так естественно, что стал почти что родственником. От пацана-метростроевца в фильме «Я шагаю по Москве» до комдива Котова в «Утомлённых солнцем» Михалков потрясающе органичен. Он настоящий. Даже заблуждения и ошибки такого человека искренни. Между прочим, по Михалкову судят не только о русской культуре за рубежом. Но ещё и о типе русского мужчины. Назовите фигуру в нынешнем российском искусстве равную по репутации и харизме Никите Михалкову. То-то и оно… Ещё труднее представить себе, насколько непросто держать эту планку. Тащить на себе все мыслимые и не мыслимые общественные нагрузки, играть в кино, делать кино и телепередачи и всё это — с высочайшим качеством и самоотдачей, — это всё, что угодно, но не «барство», в котором Михалкова упрекают чаще всего.

Да, он честолюбив. Но Михалков никакой не барин. Он пахарь для России. Ну, и для себя, конечно. Про таких говорят, «ни у кого не украдёт, но и своего не упустит». Разве не о возрождении такого типа русского мужика мы мечтали, избавляясь от «тоталитаризма»? Не забыли ещё? ««Живи сам и не мешай жить другим»… А главное – «Дело надо делать, господа! Дело!», как говорил любимый чеховский персонаж Герасим Кузьмич Петрин в «Неоконченной пьесе для механического пианино».

«Он русский и это многое объясняет» — этот девиз к его «Сибирскому цирюльнику» совершенно подходит к жизни самого режиссёра. Разумеется, он ошибается, и в «Цитадели» перебор с пафосом… Разумеется. Но разве ошибки — не продолжение достоинств человека. Безусловно, он – уроженец русской почвы. За это и не любим. То, что Михалкова не любят, абсолютно естественно. У такого видного и богатого человека по определению не может не быть сонма врагов. Но они, как правило, незаметны, анонимны и трусоваты. Хотя, как сказать… По тому, как периодически закрывают телепередачи «Бесогон», можно судить о том, насколько влиятельны его враги.

Я хорошо помню некоего кинокритика Виктор Матизена, которого «антимихалковское закулисье» наняло поливать режиссёра грязью. Специалисты подсчитали, что на «компанию «чёрного пиара» в федеральных СМИ против Михалкова потратили не менее полумиллиона долларов в ценах 2007-2008 г.г. Почему же Никита Михалков так ненавистен? Неужто из-за того, что знаменит, талантлив, богат и таких любят женщины? Полагаю, что дело серьёзней. Михалков олицетворяет русскую идею. Он самодостаточен, имеет достоинство, богат и авторитетен. Кроме того, он подчёркнуто православен. Таких публичных русских, согласитесь, не много для такой большой страны. Такие русские в своё время были вырублены под корень. Вместе с настоящими патриархами родовых гнёзд, отцами семейств, героями труда, зачинателями трудовых и военных династий. То, что Михалковы выжили, сохранились и окрепли, можно без натяжки считать нашим достоянием.

И вот выяснилось из декларации Михалкова за прошлый год, что у него 89 земельных участков, шесть жилых домов, шесть квартир, 11 нежилых зданий, вертолёт и трактор. А ещё он учредитель или совладельцев десятков фирм с разнообразными сферами деятельности. И, страшно сказать, но я скажу: Михалков — долларовый миллионер! Товарищи, полмиллиарда рублей – это, почитай,10 миллионов долларов. Как такое пережить? Я лично знаю пару долларовых миллионеров и по-дружески им сочувствую, тщательно пряча зависть.

Но если подумать, что я и предлагаю сделать всем, кто читает этот текст, то что такое быть богатым в небогатой стране? Удовольствие специфическое. То, что «бедность – не порок», это мы знаем. Или слышали. Большинство из нас живёт от получки до аванса. Большинство пенсионеров вообще неизвестно, как живут и что едят. Мы, мечтая о богатстве, богатых продолжаем ненавидеть. Потому что понимаем, что богатыми никогда не станем. Это единственная причина. Но как вы думаете, легко ли жить в России богатым и знаменитым? Не торопитесь. Ведь жить в окружении озлобленных нищих — сомнительное удовольствие и даже опасное. Может, именно поэтому наши долларовые миллиардеры живут с семьями за бугром?

Но Михалков-то – свой. Он не только делает самое русское кино. Он ещё и никуда не уезжает. Тем не менее, накат в СМИ по поводу его «скромных» 10 миллионов долларов идёт не детский. Явно организованный. А что пишут про его «несметные богатства» в социальных сетях, детям и беременным читать не рекомендуется. Господа, но есть типажи гораздо менее приятные, чем Михалков, с чьими лукавыми многомиллиардными сверхдоходами мы смирились, как с некой платой за стабильность. Но это же разводка, неужели не ясно? Перевести общественный гнев в нужную сторону и «залечь на дно в Брюгге». Однако у нас в России богатых почему-то ненавидят выборочно. Никого не волнует особо то, что бывший министр сельского хозяйства РФ Ткачёв, например, находясь на государственной должности, за 2017 год задекларировал 550 миллионов рублей. Сказал, что «мама передала в дар ценные бумаги, по которым набежали дивиденды». Видимо, «мама министра» – хороший бизнес, потому и Ткачёв оказался вне поля возмущения широкой общественности… Спасибо маме.

Вот появились проблемы с английской визой у миллиардера Абрамовича, и как-то даже стало жаль его: мыкается человек, «Челси» вынужден продать по «дешёвке» за миллиард фунтов стерлингов. Жалко и наших миллиардеров, попавших в санкционные списки: за Россию люди страдают, не иначе. Массовый читатель-зритель не может даже представить, как грамотно управляя СМИ заинтересованные люди переводят «стрелки» общественного негодования. И вот Михалков подробно на 50 страницах объясняет своей же аудитории телезрителей откуда у него полмиллиарда.

«Я работаю с 12 лет, то есть более 60. Мои мастер-классы за рубежом стоят от 20 до 35 тысяч долларов. Я наследник Сурикова и Кончаловского, чьи картины стоят миллионы. Я снялся более чем в 50 фильмах и снял более 15 картин как режиссёр…».

Режиссёр особо подчеркнул, что платит все налоги и не переписывает своё имущество на родственников, что его дети и внуки живут в России.

«Можно не красть у государства и при этом быть обеспеченным гражданином своей страны».

Такие вызывающие своей «дерзостью» заявления не могут простить режиссёру. Михалков уже не впервые нарушает привычный порядок вещей. Ведь в России стало уже национальной привычкой считать поговорку «Не пойман – не вор» лучшим комплиментом для обременённого богатством. А про тех, кого всё же поймали, снисходительно говорят: «Делиться надо было». Так девальвирована сама идея праведно нажитого. Михалков говорит: вот я, вот моя семья, вот мир, который мы построили собственными руками. Вот документы… То есть, он открывается и…подставляется. И что получает взамен?

Характерна и печальна реакция сограждан на богатство Михалкова. Она преимущественно банальна и мстительна. Читаем на форумах: «зажравшийся барин всея Руси», «папаша служил при всех режимах и этот туда же», «патриотизм неплохо окупается», «я бы тоже любил Россию за такие бабки», «кино его г..но и сам он г…но».

Теперь у нас каждый имеет право на точку зрения. Особенно на анонимную. Троечники и неудачники – великая сила. Троечников в любой школе всегда больше отличников. Особенно, если учителя принципиальные. Потому что единственное, что может примирить троечника с успехом своего товарища-отличника – это справедливость. А вот с этим, товарищи, в нашей общей школе кисло. Поэтому, собираясь с помощью Интернета в многомиллионные толпы, троечники и неудачники, которым, как они считают, меньше повезло в жизни, чем «везунчикам», становятся разрушительной силой, по своей ненависти ко всякому созиданию и по неприятию личной ответственности ни с чем не сравнимой. Никакого времени не хватит, чтобы объяснить в одной небольшой статье, что при самой вопиющей несправедливости жизни, мы заслуживаем именно того, к чему пришли и в каком состоянии находимся.

Но однажды кто-то из тех же героев Михалкова хорошо сказал: «Иногда нам кажется, что мы мстим жизни, а потом оказывается, что мы мстим сами себе». Я уверен, что зависть, как и ревность, саморазрушительны, в принципе. Что завистники и ревнивцы убивают и время, и собственную надежду на перемены. От зависти не появляются деньги, не расцветает талант, не возникает любовь. От зависти и ревности человек закисает. И уже не в силах понять, что надо всего, чему завидно в других, добиваться самому. Иначе захочется отобрать. А это уже – статья. Или новая революция.
Вы знаете, что уже будучи фантастически популярным в СССР, сын такого отца. – Никита в 27 лет попросился служить в армию на флот и поехал служить на Камчатку? Это характеризует Михалковых. Но его всю жизнь преследует слава и фамилия отца. Мол, это «отец двигал своих сыновей», «поэтому они и добились такого успеха».

Пусть кто-то из нас попробует объяснить свой успех папкиными связями. Жизнь каждого из нас состоит из неиспользованных шансов, которые Бог щедрой рукой рассыпает по нашим дорогам в молодости. Вот, о чём бы следовало бы подумать. А устроенные «по блату» не напишут стихов, которые издаются многомиллионными тиражами, не снимут фильмов, которое обсуждает вся страна и мир. Правда, устроенные «по папкиному блату» могут сколотить состояние (что мы видим нередко в нынешнем российском политикуме), но преумножить его вряд ли способны.

Однажды в передаче «Имя России» Михалков, защищая имя Столыпина, сказал, что «маленькие, бездарные, злые мыши пытались уничтожить Петра Аркадьевича». После этого в СМИ понеслось: «Этот барин называет народ «бездарными мышами».

Проходят годы, меняются поколения, но ничего не меняется. Как поступают с режиссёром-сыном, так и поступали с его отцом. «Продался режиму» — таков был приговор Михалкову-старшему «рукопожатной» оппозиции, на дух не переносившей гимн СССР и гимн России. Как-то один телеведущий спросил Андрея Кончаловского-Михалкова об отце, намекнув, что «не любит творчество Горького». Андрей Сергеевич ответил: «Я тоже не люблю. До тех пор пока не стану читать». Так и со стихами автора двух гимнов. Если вы читали в своём детстве, а потом своим внукам и детям стихи Сергея Михалкова, то вас не надо убеждать в том, что они гениальны. Его «Дядя Стёпа» — это шедевр мирового уровня. Это гимн Добру на все времена. Не только советские. Вы читали «Дядю Стёпу-ветерана»? Очень советую. Потому, что без слёз эти стихи читать нельзя.

«Ветеран Степан Степанов,
Если здраво посмотреть,
Должен поздно или рано,
К сожаленью, умереть. »

Даже то, что кажется непреходящим и вечным, как михалковский дядя Стёпа, однажды тоже может умереть, уйти из книги, из детства, из жизни. Если не беречь… Если вычеркнуть из памяти. Род Михалковых напоминает об этом. Поэтому их надо беречь, то есть понять. С ними может уйти безвозвратно эпоха, в которой ещё могла существовать настоящая элита.

Лично мне запало в душу одно интервью Никиты Михалкова и его ответ на дежурный вопрос о причинах его жизненного и творческого успеха. Есть тысяча способов красиво ответить на этот вопрос. Но Михалков выбрал тысяча первый. Он сказал о том, что в детстве мать его учила терпению — развязывать узелки на шнурках и целлофановых пакетах. Не рвать, не выбрасывать, а развязывать…. Представляете, как, оказывается, волшебно просто добиться успеха! Всё дело в уважении к узелкам. В кропотливости и трудолюбии. Тот, кто хоть раз делал трудную работу так, что потом ею любовались другие, знает, каких усилий и самоотдачи это требует. Может, и нам стоит попробовать? Пусть это будет не сразу, долго. Но мы ведь никуда не торопимся. Вся жизнь впереди. Наша собственная. Не выдуманная, не киношная, и даже не михалковская. Наша.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

Подписывайтесь на нас: Яндекс Новости Яндекс Дзен Google Новости

Следите в соцсетях: Вконтакте На Фейсбуке В Твиттере В Одноклассниках

Петербургский публицист

Газета журналистов, литераторов и философов

Валерий Татаров. Непредвзятое мнение

Об авторе: Валерий Николаевич Татаров родился 31 декабря 1962 года на Донбассе, Украина. Окончил среднюю школу с «золотой» медалью на Западной Украине в городе Червоноград Львовской области. Первая запись в трудовой книжке – «породовыборщик техкомплекса угледобывающей шахты». Работал водителем, лаборантом, портовым грузчиком, художником-оформителем. В 1982 году стал студентом исторического факультета Ленинградского педагогического института имени Герцена. Работал учителем восьмилетней школы города Лодейное Поле Ленинградской области. Был приглашен на районное радио, состоял в штате районной газеты «Ленинская правда» в должности заведующего отделом радиоинформации.
В 1989 году с репортажем из Лодейнопольского района впервые вышел во всесоюзный эфир радио «Маяк». В 1990 году приглашен к постоянному сотрудничеству на Ленинградское радио. Одновременно учился в Политологическом институте по специальности «политическая журналистика». Работал спецкором газет «Вести» и «Смена».
С августа 1991года работал на «Радио Балтика» в качестве эфирного ведущего ежедневных программ. Сотрудничал как ведущий с телевидением Ленинградской области. С 1992 года – командировки в «горячие» точки – Осетию, Абхазию, Приднестровье, Чечню. Одновременно был собкором московской «Независимой газеты» на Северо-Западе и спецкором «Комсомольской правды-СПб».С 1994 года – автор и ведущий множества телевизионных проектов: «Телеслужба безопасности», «Регион-ТВ», «Вертикаль», «ТСБ», «Срок ответа сегодня».С 1997 года – сотрудничество с телеканалом ОРТ, в межгосударственной телекомпании «Мир». Начало цикла авторских программ «Акценты» и «Резюме». Приглашен на ТРК «Петербург-Пятый канал». Работа ведущим в ток-шоу «Выход в город» и автором ежедневной авторской программы «Нужное пoдчеркнуть».
С мая 2008 года – шеф-редактор программы «Мост Свободы» на Телеканале «100 ТВ».С апреля 2009 года – шеф-редактор программы «С красной строки» на Телеканале «100 ТВ».С сентября 2009 года – автор и ведущий программы «Нужное пoдчеркнуть» на Телеканале «100 ТВ».Соавтор и продюсер масштабных акций Телеканала «100 ТВ» – шестичасового телемарафона «Четвертое столетие. Судьба Петербурга», прошедшего в прямом эфире в июне 2008 года, телемарафона «Санкт-Петербург. Четвертое столетие. Здоровое будущее», прошедшего в июне 2009 года.
Одна из дочерей работает в тележурналистике.

На смерть русского украинца

Друзья, как вы должны быть счастливы, что не читаете украинские сайты… То, что в эти минуты творится в умах украинцев, и то, что они несут в социальные сети, не поддается человеческой оценке. Радоваться смерти могут только бесы. И они радуются. На всех сайтах, во всех социальных сетях, на всех ветках. Мне стыдно за своих земляков. Мне страшно за них… Убили лидера Донецкой республики. Хорошего или плохого, но многие люди ему верили, надеялись на него… Даже любили. У него есть семья, детки… Конечно, у него были и враги. Но не он пришел к ним домой на «разборки». Они пришли сами на Донбасс. Пришли принуждать его Родину не любить русских, не говорить по-русски, подчиняться Западу. И вот теперь его убили. Сейчас они ликуют, засовывая себе в рот куски истерзанного взрывом человека. Русского украинца Захарченко… И ликуют, и пишут, и пляшут, и пишут дикое… И рот в крови… Кровавая тризна, «праздник бесноватых» – это поступь Иуды. Это – предательство человеческого в себе. Отказ от образа Божия. После тысяч убитых на Донбассе мирных людей, включая деток… После стольких солдатских гробов, пришедших на Запад страны из зоны карательной операции против своих же… Почему не сесть за стол переговоров? Почему не покаяться? Не помириться – не простить? Это было бы по христиански. Неужели тайная мысль о Божьем суде не посетит хоть иногда головы тех, кто молится перед боем и воюет с братьями? Можно по разному относиться к Путину, Порошенко, Захарченко. Но люди с оружием пришли домой к Саше Захарченко. Не в Киев. Не во Львов. На Донбасс. Это объясняет если не всё, то почти всё: правда в войне за теми, кто воюет на своей земле. Все остальное – от Иуды. Как же вы могли, братья? Как вы можете радоваться смерти того, кто защищал свою родину от обезумевших и обманутых «замайдановцев», «затурчиновцев», «зааваковцев», «запарошенковцев»? Путин в этом виноват!? Так сели бы за стол без Путина! Теперь уже не сядут. Сын своего времени, сын своих родителей и своей земли раб Божий Александр упокоился… Однажды, в декабре 2016-го он сказал на встрече в Москве с земляками из «Братства донбассовцев»: «Ни один из моих земляков, никогда, даже в самые тяжелые дни войны, не опозорил высокого звания „донбассовец“, не отступил, не предал свою родину, не предал Россию, не предал идеалы того братства, которое в нас воспитала наша земля и наши предки». Когда убивают солдата, подло, из-за угла, радоваться могут только твари. Это – расчеловечивание во всей своей звериной темноте. Они радуются и ликуют, грязно, по-скотски оскорбляют убитого. И этих людей – величайшее множество. И с этой темной силой, с этими духовными ящерами нам придется иметь дело на долгие годы. Я никого не виню. Заказчики очевидны. Но знаю, Иуда стучится в сердца людей с просьбой «Предай!» Миллионы украинцев открыли ему… Я не виню их. Мы, русские, тоже не без греха. Мы могли бы потребовать от нашей власти действовать смелее и определенней. Мы могли бы потребовать от власти не жевать сопли, в сотый раз «выражая озабоченность», когда гибнут русские дети, родившиеся в русской части Украины. Но мы не можем и не хотим ничего потребовать. У нас во рту вата. Не за это ли нас так называют нацисты? Давно пора понять, что фашизм распространяется тем скорее, чем плотнее мы закрываем глаза на него от трусости и малодушия, чем быстрее мы открываем двери Иуде. И еще. Я знаю, что в каждом доме украинцев (особенно «справжнiх») и в советское время были образа и кресты. Они всегда гордились своей набожностью. И вот теперь те же люди, считающие себя «христианами» православного толка, показывают нам, что ни нательный крест, ни почитание церковного календаря, ни поклоны в церкви до шишки на лбу, ни цистерны выпитой святой воды не объясняют в человеке ничего! Наши дела о нас говорят, а не наши лучшие помыслы. Дела… Мы знаем заповеди «не сотвори кумира», «не убий»… И примерно знаем наказание за неисполнение. Но не боимся. Совсем не боимся… Нет такой заповеди, как «Не бойся». Смерть русского украинца Саши Захарченко, как и тысячи смертей наших братьев русских украинцев и украинских русских, – нам напоминание о том, что не надо бояться. Не надо бояться. Ни врага, ни царя, ни самого себя. Вот и всё. Не надо бояться! Иначе наши дети нас проклянут.

Еще раз о свободе слова
Меня спрашивают друзья по Фейсбуку об «исчезновении» моего самого популярного за последний месяц поста – не удалил ли я его? Нет, не удалял. Удалили. Действительно, мой пост «На смерть русского украинца», который благодаря Вашим перепостам прочитали десятки тысяч пользователей Фейсбука в России, на Украине и за рубежом, собравший полторы тысячи знаков одобрения, вызвал негативную реакцию Фейсбука. Мне пришло письмо, что я якобы этим постом «нарушил правила Фейсбука». Разумеется, никаких «правил» я не нарушал. Пост был абсолютно корректный, без оскорблений кого бы то ни было, без призывов к насилию, без бранных слов. Уверен, администрации Фейсбука пришлась не по душе ТЕМА моего поста. А тема эта – разоблачение технологий расчеловечивания украинского общества, которые практикуют нынешние власти Украины в тесном взаимодействии с западными спецслужбами. Надеюсь, вы помните, о чем в том посте шла речь. О недопустимости глумления над смертью человека на факте «всенародного ликования» в СМИ и соцсетях Украины, оскотинения людей, выразившемся в массовом проявлении радости многих украинцев по поводу подлого убийства народного лидера Донбасса Александра Захарченко. Аргументы, которые я приводил и факты, подтверждающие чудовищное нравственное падение и деградацию «борцов» за «незалежность», одураченных нацистским по сути режимом Порошенко, видимо, трудно было оспорить. Они очевидны. Поэтому именно этот пост, вызвавший широкий солидарный отклик пользователей, и был удалён. Когда с тобой соглашаются 20 пользователей – это никого не беспокоит. Когда 200 – тоже «не опасно». Но когда счет твоих единомышленников превышает тысячу, тут же принимаются «меры». Из чего я делаю вывод, что СБУ или структуры, продолжающие глобальный проект по отрыву Украины от России, имеют возможности влияния на администрацию Фейсбука. Если это не так, то я рад буду ошибиться. И все же надеюсь, что имею дело не с цензурой, а с автоматической реакцией уважаемого ресурса на жалобы людоедов, радующихся чужой смерти. Мне кажется, что идеологическая цензура в соцсетях лишает смысла эти соцсети. В любом случае администраторы Фейсбука, реагируя на жалобы пользователей, как мне кажется, обязаны читать спорные тексты, отсматривать изображения и принимать честные решения. В любом другом случае всё, что вы здесь напишите, и особенно то, что вызовет массовый интерес, может быть удалено по жалобе ваших анонимных оппонентов. Таким образом, из всей этой истории следует, что Фейсбук, пусть косвенно, но оказался на стороне тех, кто радуется смерти. Об этом надо подумать. Вопрос не частный. Хотя бы потому, что смерть Захарченко и реакция на нее безумцев с Украины, показали истинное лицо «новых украинцев» и то, какую «свободу» они отстаивают. Становится все труднее выразить свою точку зрения на события, если эта точка зрения не устраивает ту или иную социальную группу. Удушение нашей с вами правды и нашей с вами свободы слова является частью организованной глобальной информационной войны против России вообще и против русских в частности. Я имею богатый личный опыт на этот счет и знаю цену «демократии». На телевидении меня закрывали ровно восемь раз. Восьмой раз был последним. Закрытию предшествовали коллективные письма «правозащитников», «юристов», отдельных депутатов и прочих «рукопожатных» в разные инстанции с просьбой закрыть мои программы. Они не отстаивали свою позицию, не доказывали свою правоту – они требовали закрыть то, что им не нравилось. Если учесть, что по материалам моих программ возбуждались проверки и даже уголовные дела, то понятно, что «правильно организованное» «общественное мнение» – удобный инструмент для борьбы с неугодными. Телезрители не имеют никаких прав в отстаивании тех или иных публичных площадок. В результате мы имеем диктат меньшинства – диктат людей при власти и со связями, в руках которых оказались информационные ресурсы. В любом случае после закрытия моих программ на петербургском ТВ (тоже во многом из-за коллективных жалоб «правозащитников», организованных извращенцев и некоторых депутатов… чем и воспользовались чиновники, принимающие решения), а теперь и после встречи с откровенной цензурой на «демократическом» сетевом ресурсе, мне стоит задуматься, с кем иметь дело, а с кем держать ухо востро. И эта история с Фейсбуком учит быть бдительным и не быть легковерным. Чего и вам желаю. Враг не дремлет. И это наш общий враг. Пока невидимый и анонимный. Одному человеку с ним не справиться. Только коллективной солидарностью большинства.

Бедный, бедный Глеб
С ним я расставался со слезами на глазах в Израиле осенью 2013. Мы обнялись, как в последний раз. Так оно и случилось. Мне было его безумно жаль. Жаль и сейчас. Особенно сейчас. Как бывает жаль ничего не понимающего, запуганного и капризного ребенка. Таким он и представляется мне до сих пор. Он никакой не священник. Он просто вконец запутавшийся в жизни, в людях и в себе молодой человек, до последнего не понимавший, насколько сурова жизнь и насколько тяжек крест священника. Он ждал от жизни только радости и всё, что приносило ему её, считал посланным Свыше. Словно был он не православным, а братом-протестантом. Господь же посылает нам часто не радости, не удовольствия и вообще не то, что мы хотим, а то, что нам надо. Как отличить? Никак. Надо принимать все, как данность. Как Его волю. Как напутствие. Чтобы, получив по одной щеке, не схлопотать по другой.

Об этом я пытался сказать ему в личных разговорах и в переписке. Если ты священник – прими наветы и хулу достойно. Пусть те, кого ты исповедовал и избавлял сам от страха, не усомнятся ни на миг в твоем мужестве жить и в твоей верности Христу. «Если виновен, судите меня своим земным судом. Не убоюсь, ибо надо мной есть только один Суд и один Судия». Но он отвечал мне в том духе, что, мол, тебе хорошо рассуждать – ты не на моем месте. На что я деликатно возражал, дескать, конечно, твое положение ужасно и я скорблю о тебе. Поэтому я – здесь, с тобой. С оператором и адвокатом. Но мы с тобой оба – отцы. А ты еще и духовный отец. Знаешь лучше меня, что места в судьбе не мы распределяем – кому какое… Но есть ожидаемое детьми от отца достоинство. Ожидаемый пример стойкости и знания, как поступить в трудный час. Но ты бежишь… И это неправильно. Негоже. Какому соблазну ты подвергаешь других? Ты собираешь вокруг себя кликуш и обиженных. Снимаешься в роликах, изображая из себя «пророка-мученика», бредущего по пустыням Палестины… Ты подозреваешь в заговоре любящих тебя людей. Грозишь опубликовать втайне записанные тобой разговоры с ними. Ты и меня записывал на диктофон. И я говорил тебе: «Это не по-пацански. И уж, конечно, не по-отцовски». Что скажут о нас наши подросшие сыновья, запомнив, как мы изворачивались и жульничали, пытаясь вызвать к себе жалость, в надежде избежать судьбы?

Я думаю, что православный человек – и особенно священник – не должен бегать от земного суда. В этом есть неверие в более важный Суд.

И вот суд сказал про него – «виновен, педофил». Многочисленные «друзья», родственники и адепты секты «свидетели невиновности Глеба» вопиют (уже 4 года) – «невиновен, жертва заговора». Мне известно, что дело Грозовского велось с многочисленными процессуальными нарушениями. Следствие находилось под жутким давлением со всех сторон. Учитывая общественное внимание, все доказательства виновности будут рассмотрены в микроскоп экспертами и правозащитниками. Но суд сказал – виновен. В это можно верить или не верить. Я лично не верю. Но это надо принять.

Не принявший должен понимать, что ему в таком случае по силам. Потому что впереди нас всех ждет несравненно более важный Суд. И мы можем тут расшибить себе и ближнему лбы, споря о справедливости и несправедливости приговора. Но главное – не впасть в грех осуждения или «радости» от чужого суда. Ведь судят и те, кто «за», и те, кто «против». Опасное занятие. Ужасное. Пусть нас всех Бог рассудит. И меня, и Глеба, и верующих в чужие вины и неверующих, и следователей, и… судей. Над судьями ведь тоже будет Суд. Помнят ли они об этом? Не знаю. Мне важнее, помним ли мы о грядущем Суде. Мы же не зрители на трибунах. Когда болеешь за других, а сам никогда не выйдешь на поле. Все выйдем. Как один. И будет Суд. Вот ведь в чем главный вопрос этого дела – «дела Глеба Грозовского», которое так по-разному приняли люди.

Лучшие люди
Сколько раз за этот год я был свидетелем открытого презрения к русской деревне. Некоторых москвичей и петербуржцев почему-то страшно злит сам факт продолжающейся жизни деревни. Бесят народные песни, народные костюмы, улыбающийся деревенский народ, праздники труда, которые почему-то никто, кроме нас, не снимает на камеру. Это странным образом нервирует городских. Им было бы явно спокойнее, если бы всё и все умерли в деревне. Я долго думал, почему деревенские вызывают такое раздражение городских, жизнь которых несравненно легче, сытнее и «интереснее». Ничего умнее не придумал, чем объяснить это… тоской городского человека по несостоявшейся честной жизни. Никакой идеализации. В деревне жить трудно. Но там честно. Там ты – какой есть. Как работаешь, так и живешь. «Как потопаешь, так и полопаешь». В городе для успеха нужна хитрость, нередко подлость. Подлого в деревне побьют. В городе возвысят до небес. Как сподличаешь перед коровами, перед землёй, перед соседом, перед собой? Перед Богом? Там, если не советуешься каждый день с Богом, то и не проживёшь. В городе хорошо эгоистам. В деревне им плохо. Тут надо себя тратить. В городе можно пользоваться другими. Вот я и думаю, что деревню ненавидят из подсознательной зависти. Потому что там можно жить так, как ты хочешь. Как хочет мода, реклама, стадный инстинкт, начальство, кредиторы… Городские на природу «выезжают», пользуясь ей. Деревенские в ней живут. Они сами – часть природы. Как тут не позавидовать! Так неверующие ненавидят верующих. Так ленивые ненавидят работяг. Пузатые – спортсменов. Бездетные ненавидят многодетных. Несчастные – счастливых. Но самое главное – это чувство предательства и вины перед деревней, которого не может не быть в русском человеке. Борщевик, поглотивший русскую провинцию, у всех нормальных людей вызывает неосознанную тревогу. Это символ победы над деревней. Будь у земли хозяин, разве ж он допустил бы такое тотальное унижение земли! Архаическая память знает лучше ума, что деревня когда-то была Родиной нас всех. Там осталась наша традиция: правила силы, узоры, песни и мечты предков. Лесков хорошо сказал, что часто кажется, что праведников в нашей жизни нет, но праведники в России никогда не кончались. Просто их незаметно. Ну, не по телевизору же их нам покажут! Бывает время, что они встречаются редко, гораздо реже (потому, что режут). Но как бы там ни было – праведники всегда в деревне. Я таких видел и вижу, всякий раз отправляясь в глубинку, словно космонавт на далекую планету, где время течёт по-другому, где не важно всё то, что важно для нас. Где живут очень похожие на нас, но ИНАКИЕ люди. Лучше нас.

Валерий Татаров: Я человек в прошлом запойный

Культурное питие как культурное самоубийство

– Как вам идея, предложенная недавно депутатами, о запрете продажи алкоголя по пятницам? Ее сразу же отвергли, но она вызвала активное обсуждение в обществе.

– Да, акция сдулась за полдня. Уже к обеду прозвучал ответ, что, дескать, закрытие магазина на один день ни к чему не приведет. Хочется спросить, а что вы хотели, какого эффекта? Это же предлагалось как символическая акция, как сигнал от государства обществу: «Ребята, бухать нехорошо, мы постепенно вводим зоны трезвости».

– Есть распространенное мнение: лучше не запрещать, а прививать культуру пития. А если всё закрыть – народ пойдет, как обычно, купит паленую водку и…

– Паленую и так покупают, без всяких акций по приучению к культурному питию. В культурном питие, мне кажется, заинтересованы лоббисты алкогольного бизнеса. Я сам начинал культурно пить, а кончил запоями. Культурное питие – это как культурное самоубийство: не кинуться с небоскреба и быть размазанным на асфальте, а красиво выпустить кровь из вены в ванной в окружении белых роз. Нет, я за то, что в России особенно нужны жесткие запрещающие меры. Государство должно обозначить свою позицию, показать свое отношение к алкоголю.

– Чем оно может показать это отношение?

– Теми же трезвыми пятницами, обязательными передачами на телевизионных каналах, грантами на эти передачи. Но самое главное – выведением водки и вина за рамки продовольственной торговли. Это не продукт питания, это вещество, изменяющее сознание – хоть вкусное, хоть слабоалкогольное, но изменяющее. Свобода выбора должна быть в чистом виде: хотите – пейте, хотите – не пейте. А у нас сейчас и не хочешь – выпьешь, слишком много предложений. Люди начинают просто показывать пальцем. «А чего ты не пьешь?» – «Я не хочу просто». – «Болеешь, что ли?» Я сколько раз это слышал! И как-то сразу разговор становится тяжелым: среди нас непьющий…

– Что может в условиях, когда нет госзаказа, сделать конкретное СМИ или конкретный журналист?

– Госзаказ –это определяющее. Я делаю передачи о пьянстве и трезвости время от времени, но я инородное тело в журналистском сообществе, такой прыщ, который не всем нравится, – поэтому вряд ли кто-то захочет мой путь повторить. Да и не каждому дан такой уровень откровенности, именуемой в народе борзостью, – говорить о своем собственном опыте.

Я на радио «Мария» веду трезвеннические передачи, где нередко позволяю себе откровенные признания. Так и начинаю: «Здравствуйте, я алкоголик! Вы меня знаете по передачам, но, наверное, не знаете, какой у меня был печальный опыт в жизни. Вот он я. Такой, какой есть. Ешьте меня без соли и перца. Но я изменился и поэтому об этом говорю с легкостью и мужеством». И сразу народ пьющий и непьющий – опа! Им вещает о трезвости не теоретик, не нарколог, а свой. Это сильно меняет отношение к тому, что я говорю.

– Какие сюжеты на эту тему были в ваших телепередачах?

– Да чего только не было. Вот только что связывался с военкоматом, где в призывном возрасте уже фиксируют устойчивый алкоголизм, и динамика очень нехорошая. Еще у меня в передаче была одна исследовательская группа, которая проводила эксперимент в школе. Там детям долбили, долбили по мозгам антитабачные вещи – не работает, количество курящих не уменьшается. Потом взяли и показали зубы в разных стадиях курения. Поскольку подростки все хотят быть красивыми и с белоснежными зубами, то это подействовало.

Если был бы заказ и гранты, я бы это делал постоянно. Но когда ты просто выживаешь, ты делаешь то, что интересно зрителям. Программы о пользе трезвости вызывают раздражение. С другой стороны, любой раздражитель является поводом еще раз включить передачу. «Дай я эту сволочь включу – вот он опять, тварь такая! Надо же, не убьет его никто!» Многие люди так на меня и смотрят. Я к этому отношусь спокойно. Мне нравится, когда я слышу: «Какая сволочь этот Татаров, но талантливый, скотина!» Это лучший комплимент, человек преодолевает свое отвращение, но признает профессионализм, творческую состоятельность. Это же вещь!

Фото: Станислав Марченко, «Вода живая»

Можно ли любить и одновременно бухать?

– В какой момент «культурно пьющий» превращается в пьяницу? Допустим, муж считает, что пара бутылок вина пару раз в неделю – ничего особенного, у него всё под контролем. А жена устраивает скандалы.

– Если его две бутылки вина не делают другим, то это надо перетерпеть. И в другой ситуации, через время, например, когда в объятиях находится, жена должна ему сказать: «Вася, я тебя люблю, но мне так напряжно. Я боюсь за тебя. Ты задумайся, пожалуйста, потому что это может плохо кончиться».

Конечно, систематическое употребление слабоалкогольных напитков рано или поздно потребует повышения дозы и градуса, исключений нет, физиология такая. Но глубочайшее заблуждение всех жен и созависимых – что можно «нагнуть» мужика, взять на слабо, строгостью избавиться от этой проблемы. Исцеление от алкоголизма – это индивидуальное дело, я бы сказал интимное, требующее честного уединения с самим собой. Это как разговор с Богом. Никто никогда никому тут не смог помочь. Разве что брат брату – который сам через это прошел. А у созависимых – только истерика и строгость. Я с этим сталкивался: меня запирали дома, прятали ключи и прочее, – ничего, кроме ненависти, это во мне не вызывало. Человек должен сам дойти до дна. И потом, оттолкнувшись от него, подняться наверх.

– Жёны-то этого именно и боятся.

– Пусть скажут об этом, но не в момент выпивки! Потом, в его лучшие трезвые дни. Он ведь не просто бухает, видно, что-то с ним происходит тяжелое, мучительное, раз он не чувствует в трезвом виде удовольствия от жизни. Пьянство, по секрету вам скажу, – тяжелая работа. Ничего хорошего в нем нет. Есть по молодости эйфория и обманчивая легкость. Но с возрастом это проходит. И к человеку приходит тяжесть пития-бытия. Выпил, и вроде как отпустила тяжесть. Надо добавлять. Чтобы удержаться посередине – между счастьем и несчастьем. Кроме того, он себя уважает в этот момент, а жена ему навязывает свою волю: «Брось, прекрати». Ему хорошо, а она ему мешает!

– С трудом представляю, как муж напился вечером, а жена утром подбирает нужные слова…

– Поймите, я не могу давать советы женщинам. Но я говорю очень важное: там, где есть пьянство и где есть отвращение к пьянице, там нет любви. Человек, который любит, не может подводить свою любовь. Как я могу любить и одновременно бухать? Моя любовь неполноценная, больная. Я когда влюбился второй раз по-серьезному и женился, мне всё теперь в семье в радость. Ведь что такое алкоголь? Это замена радости. Если человек находится в состоянии любви или в состоянии любовных обязательств перед детьми – а я обожаю деток своих – как он придет бухой к детям? И тот мужик с двумя бутылками вина, – там что-то все недоговаривают, там ушла любовь, ушла радость, и пришло спиртное как ее замещение.

– Мне тоже это интересно – отчего начинают выпивать? Это дырка в душе или химическая реакция?

– Однажды попробовав, ты понимаешь, что с помощью спиртного можешь решить какую-то свою проблему. Человек, который выпивает, становится смелее, талантливее – так ему кажется, и мозг это запоминает. Мозг запоминает эту «радость» и через какое-то время сигнализирует человеку: «Ты опять заскучал? Тебе опять плохо? Тебе опять качество жизни кажется низким? Выпей. Ты же помнишь, тебе было хорошо».

Держать в руках печень алкоголика – отвратительно

– Мы говорили о возможных причинах пьянства. А у вас как всё началось?

– Видите ли… Когда ты в жизни своей врешь, а человек ты, в принципе, совестливый, – в состоянии поддатости совесть ложится поспать. Выпил, опа! «Чего я заморачивался на самом деле?» Когда я понял, что пью, потому что мне кайфово забывать про совесть, про свои долги, сначала я перестал врать. «Знаете что, Иван Семенович, давно хотел вам сказать… вы – подлец, и я вам не вру!» Я стал слишком прямолинейным и резким. Отпали лишние. Но, с другой стороны, появилось много настоящих друзей. Появились предложения, проекты, работа, которой не было много лет, деньги, которых не было бы, продолжай я пить. В конце концов, с человеком, который не врет, все хотят иметь дело.

Все знают, что я в общении тяжелый. Не все, правда, знают, что добрей меня нет человека. Я просто «злой» до работы, у меня прямолинейный характер, но зато я свое дело хорошо делаю. Вот тебе, пожалуйста, контракт; вот тебе, пожалуйста, заказ на документальный фильм. Я, собственно, на квартиру так заработал.

– То есть ваше дно, от которого вы оттолкнулись, – просто ряд умозаключений?

– Мое дно было в каком-то смысле физиологично. Господь подарил мне… тяжелое похмелье, я страшно страдаю. Такая особенность организма. Сколько раз видел: мы вместе пьем, друзья утром как огурчики, а я в труху… И потом, есть же всё-таки профессиональная необходимость быть в форме.

– Вы сами вышли из этого или с помощью каких-то центров?

– Сам. Хотя до этого всё было в моей жизни – наркологи, психиатры, и здесь, и за границей. Незадолго до того я был на вскрытии мозга алкоголика, так там всё видно: мозг цветом розовый, – а тут десятки микроинсультов и пораженных зон, они другого цвета, они мертвые. Я смотрел во все глаза, несмотря на запахи и антураж. Мне нужен был образ, и этот образ я получил. Потом я подержал печень в руках. Это отвратительно, знаете, – держать в руках печень алкоголика. Потом меня добили легкими курильщика. Когда вскрывают грудную клетку, оттуда запах дегтя вперемежку с трупным смрадом – я это запомнил. Включился рефлекс. И не выключается уже много лет.

Фото: Станислав Марченко, «Вода живая»

Может, шприцами чокнемся?

– Что может быть хорошей, жесткой профилактикой? Вот у вас двое сыновей растут, как их предостеречь?

У меня еще две дочки от первого брака. Они уже совсем большие, самостоятельные такие дамы… Да ничего тут не сделаешь, никак тут не запугаешь. Надо просто создавать в семье атмосферу правды, доверия и веры. Если дома заложено такое зерно, никакая улица не испортит. Если в семье все честные, если у нас есть диалог, если никто друг друга не предает, дети это видят, чувствуют. Плюс в семье не должно быть алкоголя, просто не должно быть вообще.

– Вообще? И даже «шампусик» на Новый год?

– Не надо, зачем! С шампусика всё и начинается. Что, мы не можем попить минералки? Тоже в нос дает! (О, ужас. Что я говорю. Минералка! Никакого шампусика. ) Вот это и есть наше советское представление: чуть-чуть можно. Как можно чуть-чуть изменить жене? Ты уже разделся. Даже если и не было ничего, но вы уже довели ситуацию до этого, вы допустили ее. Это уже измена! Как у меня на столе может оказаться спиртное, и я буду чокаться со своими детьми? Давайте, может, тогда и шприцами чокнемся? А чего – шприцы с героином – самое то для примера… В чем разница-то? Водка, думаете, лучше героина? Пусть вам об этом расскажут конченые наркоманы. Так что – вперед! «Вася, Леночка, детки, давайте, поближе к папке присаживайтесь, шприцы набираем, чокнемся – и вмажемся».

– Вы считаете, что это вещи одной плоскости?

– Да, абсолютно. Вы пьяного, что ли, не видели? У него тяжелое отравление, он просто никакой. «Петрович, Петрович, очнись, это я, Валера!» – «Омммгоооммм… ты хтооо…» Полутруп. Он завтра ничего не вспомнит. Он был на том свете… Я брал интервью на зоне у мужиков, которые по пьянке убивали. Он говорит: «Я просыпаюсь, чувствую, плохо. Ой, думаю, много вчера взяли на грудь. Открываю глаза, смотрю, сосед лежит под диваном, а в спине топор… начинаю вспоминать – вместе вроде сидели». Он топором зарубил человека в позвоночник – и ничего не помнит! Какие могут быть тут компромиссы!

– Путь исцеления, путь трезвения обязательно должен идти через приход к вере, на ваш взгляд?

– Смотря что подразумевать под словом «вера». У нас с советских времен вера похожа на партийность. Я долгие годы считал себя верующим, «русский значит православный», но был на самом деле абсолютно неверующим, – это было гражданское чувство, а не духовное. Потом, когда я увидел закономерность между своим поведением и Его подарками или наказаниями, – я понял, что такое настоящая вера.

Я говорю о прямой связи веры, трезвости, любви, честности. А верить, бухать, изменять и быть нечестным – это не вера. Типа я партийный и на собрания хожу, но иногда попадаю в вытрезвитель, там откупаюсь, потом покаюсь, и партийность меня оправдает. Сейчас многие люди это путают, и часто наши иерархи требуют именно партийности в вере. «Давайте количество прихожан увеличим, церквей настроим» – меня, в принципе, это не может не радовать, потому что количество перерастает в качество. Но мне изначально важно именно качество.

Для людей, которые пытаются завязать, Бог часто становится как бы наркологом: «да, я верю, верю», и так сам себя заводишь в состояние плацебо. Он по партийному способу стал верующим, и ждет от самого себя изменений. А на самом деле занимается самолечением, и Бога тут нет. Но бывают такие страдания, которые вспоминать не хочется, когда человеку так плохо, что просто уже конец.

Я много раз интервьюировал людей, которые рассказывали: «Вот всё, край! Просто кранты, я падаю на колени»… Чего он на колени-то вдруг падает? Он никогда в жизни не вставал на колени, а тут будто его что-то корежит – и вот: бж-ж-ж! происходит пронзание верой. Вот это уже другое. Этот опыт веры, опыт встречи уже не уйдет никуда. И это будет тоже как алкоголизм, как ни дико это звучит, – чуть-чуть тебе эта радость приоткрылась, и ты будешь искать, как вернуться к ней. Молиться, поститься, на службе стоять – чтобы снова это состояние возвратить, чтобы снова почувствовать встречу с Богом. И в такой системе координат пьянство и наркомания – это антивера, там хорошо и без поиска Встречи. Это – вера наоборот.

Валерий Татаров – петербургский тележурналист, режиссер, политолог. С 1991 года работает в различных СМИ Петербурга в качестве автора, ведущего, собственного корреспондента федеральных СМИ. Работал военкором в горячих точках. Стоял у истоков многих телевизионных проектов на петербургском телевидении. С 1997 года занимается авторскими телепроектами. Снимает цикловые документальные фильмы «Верю в человека», «Личный счет», «Приступить к исполнению», «Хочу ребенка от России», «Восхождение в ноосферу». Преподает в нескольких вузах Петербурга.

Фото: Станислав Марченко, «Вода живая»


источники:

http://spbspeaks.ru/2019/01/14/%D0%B2%D0%B0%D0%BB%D0%B5%D1%80%D0%B8%D0%B9-%D1%82%D0%B0%D1%82%D0%B0%D1%80%D0%BE%D0%B2-%D0%BD%D0%B5%D0%BF%D1%80%D0%B5%D0%B4%D0%B2%D0%B7%D1%8F%D1%82%D0%BE%D0%B5-%D0%BC%D0%BD%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5/

http://www.pravmir.ru/valeriy-tatarov-ya-chelovek-v-proshlom-zapoynyiy/