Юрий Лотман Пушкин биография Писателя

Лотман Ю.М.: Александр Сергеевич Пушкин. Биография писателя.

В редкую эпоху личная судьба человека была так тесно связана с историческими событиями — судьбами государств и народов, — как в годы жизни Пушкина. В 1831 г. в стихотворении, посвященном лицейской годовщине, Пушкин писал:

Давно ль друзья. но двадцать лет

Тому прошло; и что же вижу?

Мы жгли Москву; был плен Парижу;

Угас в тюрьме Наполеон;

Воскресла греков древних слава;

С престола пал другой Бурбон (III, 879—880) 1 .

И нас нечаянно касались. (III, 277)

Ни в одном из этих событий ни Пушкин, ни его лицейские однокурсники не принимали личного участия, и тем не менее историческая жизнь тех лет в такой мере была частью их личной биографии, что Пушкин имел полное основание сказать: «Мы жгли Москву». «Мы» народное, «мы» лицеистов («Мы возмужали. » в том же стихотворении) и «я» Пушкина сливаются здесь в одно лицо участника и современника Исторической Жизни.

Через полгода после рождения Пушкина, 9 ноября 1799 г. (18 брюмера VIII года Республики), генерал Бонапарт, неожиданно вернувшись из Египта, произвел государственный переворот. Первый консул, пожизненный консул и, наконец, император Наполеон, он оставался во главе Франции до военного поражения и отречения в 1814 г. Затем, через несколько месяцев, он на 100 дней восстановил свою власть и в 1815 г., после разгрома под Ватерлоо, был сослан на остров Св. Елены. Годы эти были для Европы временем непрерывных сражений, в которые начиная с 1805 г. была втянута и Россия.

В ночь с 11 на 12 марта 1801 г. на другом конце Европы, в Петербурге, также произошел государственный переворот: группа дворцовых заговорщиков и гвардейских офицеров ворвалась ночью в спальню Павла I и зверски его задушила. На престоле оказался старший сын Павла, двадцатичетырехлетний Александр I.

а зависть. Позже, сообщая друзьям о начале греческого восстания, Пушкин писал про вождя его, А. Ипсиланти: «Отныне и мертвый или победитель принадлежит истории — 28 лет, оторванная рука, цель великодушная! — завидная участь» (XIII, 24). Не только «цель великодушная» — борьба за свободу, — но и оторванная рука (Ипсиланти, генерал русской службы, потерял руку — ее оторвало ядром — в сражении с Наполеоном под Лейпцигом в 1813 г.) может стать предметом зависти, если она вводит человека в Историю. Едва успевая побывать между военными кампаниями дома — в Петербурге, Москве, родительских поместьях, — молодые люди в перерыве между походами не спешили жениться и погружаться в светские удовольствия или семейственные заботы: они запирались в своих кабинетах, читали политические трактаты, размышляли над будущим Европы и России. Жаркие споры в дружеском кругу влекли их больше, чем балы и дамское общество. Грянула, по словам Пушкина, «гроза 1812 года». За несколько месяцев Отечественной войны русское общество созрело на десятилетия. 15 августа 1812 г. (еще Москва не была сдана!) умная, образованная, но, вообще-то говоря, ничем не выдающаяся светская дама М. А. Волкова писала своей подруге В. И. Ланской: «Посуди, до чего больно видеть, что злодеи в роде Балашова (министр полиции, доверенное лицо Александра I. — Ю. Л. ) и Аракчеева продают такой прекрасный народ! Но уверяю тебя, что ежели сих последних ненавидят в Петербурге так же, как и в Москве, то им не сдобровать впоследствии» 2 .

Война закончилась победой России. Молодые корнеты, прапорщики, поручики,

Которые, пустясь в пятнадцать лет на волю,

— вернулись домой израненными боевыми офицерами, сознававшими себя активными участниками Истории и не хотевшими согласиться с тем, что будущее Европы должно быть отдано в руки собравшихся в Вене монархов, а России — в жесткие капральские руки Аракчеева.

Невозможность вернуться после Отечественной войны 1812 г. к старым порядкам широко ощущалась в обществе, пережившем национальный подъем. Острый наблюдатель, лифляндский дворянин Т. фон Бок писал в меморандуме, поданном Александру I: «Народ, освещенный заревом Москвы, — это уже не тот народ, которого курляндский конюх Бирон таскал за волосы в течение десяти лет» 3 . Характерен замысел трагедии «1812 год», который позже обдумывал Грибоедов: основным героем пьесы должен был стать крепостной М. (имени Грибоедов не определил), герой партизанской войны, который после победы должен «вернуться под палку господина». Наброски трагедии Грибоедов завершил выразительной репликой: «Прежние мерзости». М. кончал самоубийством. Стремление не допустить возвращения к «прежним мерзостям» «века минувшего» (выражение Чацкого) было психологической пружиной, заставлявшей вернувшихся с войны молодых офицеров, рискуя всем своим будущим, отказываясь от радостей, которые сулила полная сил молодость и блестяще начатая карьера, вступать на путь политической борьбы. Связь между 1812 г. и освободительной деятельностью подчеркивали многие декабристы. М. Бестужев-Рюмин, выступая на конспиративном заседании, говорил: «Век славы военной кончился с Наполеоном. Теперь настало время освобождения народов от угнетающего их рабства, и неужели Русские, ознаменовавшие себя столь блистательными подвигами в войне истинно Отечественной — Русские, исторгшие Европу из-под ига Наполеона, не свергнут собственного ярма?» 4

В 1815 г. в России возникли первые тайные революционные общества. 9 февраля 1816 г. несколько гвардейских офицеров в возрасте двадцати—двадцати пяти лет — все участники Отечественной войны — учредили Союз Спасения, открыв тем самым новую страницу в истории России. Победителям Наполеона свобода казалась близкой, а борьба и гибель за нее — завидными и праздничными. Даже суровый Пестель, к тому же находясь в каземате крепости и обращаясь не к единомышленникам, а к судьям и палачам, вновь переживал упоение свободой, вспоминая эти минуты: «Я сделался в душе республиканец и ни в чем не видел большего Благоденствия и высшего Блаженства для России, как в республиканском правлении. Когда с прочими членами, разделяющими мой образ мыслей, рассуждал я о сем предмете, то, представляя себе живую картину всего счастия, коим бы Россия, по нашим понятиям, тогда пользовалась, входили мы в такое восхищение и, сказать можно, восторг, что я и прочие готовы были не только согласиться, но и предложить все то, что содействовать бы могло к полному введению и совершенному укреплению и утверждению сего порядка вещей» 5 .

г. оно было реорганизовано в Союз Благоденствия — конспиративную организацию, рассчитывавшую путем влияния на общественное мнение, давления на правительство, проникновения на государственные посты, воспитания молодого поколения в духе патриотизма, свободолюбия, личной независимости и ненависти к деспотизму подготовить Россию к коренному общественному преобразованию, которое предполагалось провести через десять—пятнадцать лет. Влияние Союза Благоденствия было широким и плодотворным: в безгласной России, где любое дело считалось входящим в компетенцию правительства, а все входящее в компетенцию правительства считалось тайным, члены Союза Благоденствия явочным порядком вводили гласность. На балах и в общественных собраниях они открыто обсуждали правительственные действия, выводили из мрака случаи злоупотребления властью, лишая деспотизм и бюрократию их основного оружия — тайны. Декабристы создали в русском обществе не существовавшее дотоле понятие — общественное мнение. Именно оно обусловило то — новое в России — положение, о котором Грибоедов устами Чацкого сказал:

. нынче смех страшит, и держит стыд в узде.

г. правительство имело уже в руках ряд доносов, дававших обширную информацию о тайном обществе. Сведения эти тем более встревожили императора, что утвердившийся после падения Наполеона реакционный порядок Священного союза европейских монархов трещал и рушился: волнения в немецких университетах, революция в Неаполе, греческое восстание, волнения в Семеновском полку в Петербурге, бунт в военных поселениях в Чугуеве под Харьковом — все это настраивало русское правительство на панический лад. Начались репрессии: были разгромлены Казанский и Петербургский университеты (после инквизиторского следствия были уволены лучшие профессора, преподавание ряда наук вообще запрещено; университеты стали напоминать смесь казармы и монастыря), усилились цензурные гонения, из Петербурга были высланы Пушкин и — несколько позже — поэт и декабрист полковник П. А. Катенин.

Собравшийся в этих условиях в 1821 г. в Москве нелегальный съезд Союза Благоденствия, узнав о том, что правительство имеет полные списки заговорщиков, объявил тайное общество ликвидированным. Но то был лишь тактический шаг: на самом деле вслед за первым решением последовало второе, которое восстанавливало Союз, но на более узкой и более конспиративной основе. Однако восстановление происходило негладко: тайное общество раскололось географически — на Юг и Север, политически — на умеренных, покидавших его ряды, и решительных, в основном молодежь, сменявшую лидеров первого этапа декабризма. В обстановке организационного развала приходилось бороться с настроениями пессимизма и вырабатывать новую тактику. Правительство, казалось, могло торжествовать победу. Однако, как всегда, победы реакции оказались мнимыми: загнанное вглубь, общественное недовольство лишь крепче пустило корни, и к 1824 г. и Южное и Северное общества декабристов вступили в период новой политической активности и непосредственно подошли к подготовке военной революции в России.

19 ноября 1825 г. в Таганроге неожиданно скончался Александр I. Декабристы давно уже решили приурочить начало «действия» к смерти царя. 14 декабря 1825 г. в Петербурге на Сенатской площади была сделана первая в России попытка революции. Картечные выстрелы в упор, разогнавшие мятежное каре, возвестили неудачу восстания и начало нового царствования и новой эпохи русской жизни.

I начал свое правление как ловкий следователь и безжалостный палач: пятеро руководителей движения декабристов были повешены, сто двадцать — сосланы в Сибирь в каторжные работы. Новое царствование началось под знаком политического террора: Россия была отдана в руки политической тайной полиции: учрежденная машина сыска и подавления — III отделение канцелярии императора и жандармский корпус — представляли как бы глазок в камере, через который царь наблюдал за заключенной Россией. Место грубого и малограмотного Аракчеева заняли более цивилизованные, более образованные, более светские Бенкендорф и его помощник Дубельт. Аракчеев опирался на палку, правил окриком и зуботычиной — Бенкендорф создал армию шпионов, ввел донос в быт. Если декабристы стремились поднять общественную нравственность, то Бенкендорф и Николай I сознательно развращали общество, убивали в нем стыд, преследовали личную независимость и независимость мнений как политическое преступление.

I видел свою — как он считал, божественную — миссию в том, чтобы «подморозить» Россию и остановить развитие духа свободы во всей Европе. Он стремился подменить жизнь циркулярами, а государственных людей — безликими карьеристами, которые бы помогали ему, обманывая самого себя, создавать декорацию мощной и процветающей России. Историческое отрезвление, как известно, было горьким.

Но в обществе зрели здоровые силы. Вся мощь национальной жизни сосредоточилась в это время в литературе. Такова была эпоха Пушкина.

Юрий Михайлович Лотман, «Пушкин»: краткое содержание, отзывы

Юрий Лотман — прославленный профессор, языковед и культурфилософ, работы которого переведены на общеевропейские языки. Труды ученого объемные и содержат 800 научно-популярных публикаций и романов.

Юрий Михайлович Лотман

Особенное положение в работах Ю. М. Лотмана занимает монография о Пушкине, за эти труды в 1993 году Лотмана наградили Пушкинской премией РАН. В исследовании «А. С. Пушкин. Биография писателя», являющемся стандартом пушкинизма, ученый показывает стадии развития поэта как личности и творца, вписывает его жизнь в историю России и Европы. Также выстраивает биографию Пушкина как самобытное и завершенное высокохудожественное творение.

О писателе

В 1922 году 28 февраля в Петрограде родился Юрий Лотман. В 1939 году он был зачислен на филфак Ленинградского университета – на избрание специальности в большей части оказало влияние окружения старшей сестры. Преподавали науки ему на филфаке известные педагоги и академики — Гуковский, Орлов, Азадовский, Толстой, а первый курсовой труд Лотман Ю. М. создавал у Проппа. В 1940 году в октябре Лотман ушел в армию, и когда началась ВОВ, артиллерийский полк Лотмана перебросили на фронт. Юрий Михайлович прошел войну — через четыре года встретил победу в Берлине.

Послевоенное время

В 1946 году после демобилизации Лотман вернулся к обучению в университете. В 1950 году получил красный диплом филфака, в аспирантуру устроиться не смог, поэтому стал преподавать в Тартуском педагогическом институте на факультете русского языка и литературы, а затем возглавил кафедру учебного заведения.

В 1952 году отстоял кандидатскую о поэтических взаимоотношениях Карамзина и Радищева. В 1954 году стал доцентом в Тартуском университете. Затем была защита докторской диссертации о «Пути развития русской литературы преддекабристского периода» и получение звания профессора. После этого продолжительное время писатель был главой кафедры русской литературы.

Вопреки серьезному заболеванию и слепоте, Юрий Михайлович занимался наукой до конца жизни. В 1992 году издали последний труд Лотмана «Культура и взрыв», о идеях И. Пригожина о закономерностях случайных процессов. В 1993 году 28 октября в Тарту закончились дни и биография писателя.

Книги Лотмана

Большая доля научных исследований Лотмана отдана освоению произведений А. С. Пушкина. Венцом трудов ученого стали «Роман Александра Сергеевича Пушкина «Евгений Онегин». Комментарий» и «А. С. Пушкин. Биография писателя». В область исследований профессора вдобавок входили семиология и структурализм. Исследования ученого в данной сфере признаны мировым сообществом, и он является одним из основателей литературоведческого структурализма. Первые статьи Лотмана на эти темы были опубликованы в 1960 годах. Самыми популярными и значимымы из публикаций стали: «Структура художественного текста», «Анализ поэтического текста», «Семиотика кино и проблемы киноэстетики».

Биография Пушкина от Лотмана

С Пушкиным Лотман везде: своего основного персонажа Юрий Михайлович описывал и зарисовывал повсюду — на полях текстов ученых лекций и бумажных конвертах. Биографию Пушкина Лотману поручило написать ленинградское издательство «Просвещение». Первый тираж составлял 600 тысяч штук, затем уже пошли миллионные издания.

В произведении собраны труды Ю. М. Лотмана о жизни и творчестве А. С. Пушкина. Книга разделена на четыре части, первая — биография русского поэта, вторая — публикации и анализ, третья — примечания, отзывы, оценки и доклады о творческом процессе поэта, четвертая часть отдана книге «Евгений Онегин», здесь напечатан и популярный «Комментарий» Лотмана к вечному произведению Пушкина.

Предисловие написано популярным языковедом Егоровым, являвшимся многие годы близким другом Ю. М Лотмана, и повествует о жизни профессора и его анализе пушкинских произведений. Издание предназначено для специалистов-языковедов, учителей и учеников вузов и школ и для людей, заинтересованных пушкинскими творениями.

Краткое содержание: «А. С. Пушкин»

Рассмотрим краткое содержание «Пушкина» Лотмана — третьей книги Юрия Михайловича — биографии Пушкина. Писатель на пространстве в двенадцать напечатанных листков изложил весьма большой объем информации.

В произведении включено в допустимом количестве, без излишества, порядочное число фактов из жизни Пушкина и события того времени. Заодно в процессе повествования делаются сжатые описания и даются оценки людям из круга общения поэта: родным, организаторам лицея, старшим товарищам — Чаадаеву, Николаю Тургеневу и множеству других людей. Обрисовываются города и дома, писательские и жизненные обычаи, экономические процессы и духовные изломы.

Это оказалось занимательно и само по себе, можно только восхищаться эрудированностью писателя, ведающего намного больше, чем преподносит на бумаге. Но только эрудированностью в наше время нелегко поразить. Основная значимость «Пушкина» Лотмана, как и толкований к «Евгению Онегину», — осмысливание событий и построение их в определенную конструкцию.

Историзм произведения

«Пушкин» Лотмана пропитан историчностью. Юрий Михайлович, придерживаясь обычая 18 столетия, применяет для важных и значимых представлений большие буквы: История, Культура, Дом, Власть, Свобода. В подражании данному приему возможно было бы рассуждать о главенстве Историзма в повести: биография Пушкина внесена в большую Историю, европейскую и русскую, каковая, в свою очередь, предопределила рост концептуальных, моральных, поэтических норм, подействовала на факты, будущность и натуры.

Занимательно то, что предисловие к «Пушкину» Лотмана отдано не истолковыванию способа, с какового писатель начинает труд, не полемике с предшественниками и не истории о прародителях Пушкина, а всеисторическому рассказу о России и Европе двадцать пятых годов 19 столетия, краткому описанию главных качеств того периода, Отечественной войны 1812 года и декабризма.

Историчностью пронизано все произведение: это заметно в изображении людей, фактов, романтики, жизненных новаций. Историческое осознание способа наделяет вероятностью разъяснить специфику поступков Пушкина, как и самобытность неких таинственных областей биографии и творческого процесса. В книге Лотмана «Пушкин» сатирически решается давняя полемика критиков об объекте «тайной» и «неразделенной» любви Пушкина, затрагиваемого в стихах и письмах поры южной ссылки. В произведении вразумительно мотивирована житейская и писательская мистификация, выполнявшаяся Пушкиным сообразно романтичным правилам.

Творчество Пушкина

Пушкинские работы заключительного периода жизни — одна из ступеней поэтической стези и событий российской словесности. Собственно, в данную пору поэтическое творчество А. С. Пушкина достигло развитости и углубленности. Произведения данной поры предрекли пути Лермонтова, Гоголя, Достоевского, Толстого, Чехова и дошли до наших дней как неповторимые творения.

Необыкновенная наполненность размышлениями, лаконизмом работ при фундаментальности идеи делают пушкинский фольклор данного периода всецело неповторимым феноменом всемирной словесности. На пушкинском празднике в 1880 году Островский в «Застольном слове о Пушкине» заметил, что читатель Александра Сергеевича мудреет, не замечая «свое умственное обогащение».

Углубленная идея Островского сочетает итог рассуждений и втолковывает, как свободно мыслить: «Пушкиным восхищались и умнели, восхищаются и умнеют». Поэт давал не окончательную, неподвижную, а яркую и динамичную идею. Здесь одно из классификационных свойств позднего фольклора. Исследование фактов из жизни Пушкина последнего периода усложнено тем, что многие задумки оказались незаконченными.

Метод противоположностей

Присоединение к изучаемому методу противоположностей, других важных для поэта противопоставлений: мертвое — живое, бесчеловечное — человеческое, неподвижное — подвижное в разных комбинациях, и вероятность перемещения авторского суждения увеличивают потенциал истолкований и рецензий, внедряя оценочную мерку.

Стоит вообразить Пушкина, наблюдающего на торжестве лицейского юбилея 19 октября 1828 года, как Яковлев — паяц — очень похоже представлял питерский потоп, представлял восковую персону, другими словами — двигающееся изваяние Петра, чтоб осмыслить вероятность мудреного расположения комедийного и трагичного в сфере этой теории.

Противоположно меняющаяся поэтика Пушкина предопределяла реалистичность поэтических произведений и углубленность идей, поныне дозволяющих лицезреть в нем талантливого живописца и глубочайшего философа.

Исследования о Пушкине

«Солнце русской поэзии», гений, «наше все» — в общешкольной программе писателя воздвигли на постамент, произвели практически в небожители и уничтожили облик реальной личности.

А фактически биография поэта — это не исключительно Болдинская осень, дуэль и ранняя гибель в тридцать семь лет. Это опять-таки и вереница изобретений, обширная сфера дружеских контактов, формирование радикально новейшей поэтической манеры, большое количество размолвок, свиданий, достижений и провалов. За свое непродолжительное существование писатель оказался очевидцем войны 1812 года, жуткого потопа в Питере и бунта декабристов.

Чтобы разузнать больше о писателе, обнаружить незнакомые эпизоды о поэте и восстановить в памяти события, явившиеся фундаментом сказок, книг и повествований, читают подборку характерных изданий и книг о Пушкине. Следует прочитать данные произведения, чтобы не проглядеть что-то значительное.

Викентий Вересаев

«Пушкин в жизни. Спутники Пушкина» это одна из первейших монографий о писателе. Вересаев, как искусный портретист, сформировал полновесный образ персонажа. Скомпоновав ежедневники и воспоминания, суждения современников и собственные ученые исследования, набросал книгу, которая и до сей поры занимательна читателям — от языковедов до почитателей жизнеописательной прозы.

В продолжение некоторого периода писатель делал из первоистоков выдержки, относящиеся к натуре и нраву Пушкина, его жизнеощущениям, манерам, внешности. После скапливания записок доводил все до методичного распорядка. И перебирая скопившиеся записки, углядел перед собой причудливое и занимательное исследование, в котором Пушкин воспрянул как живой.

Книга Павла Щеголева

«Злой рок Пушкина. Он, Дантес и Гончарова». Щеголев популярен как гениальный изыскатель и как талантливый фальсификатор. Его первыми работами стали труды о Владимире Раевском и очерки по событиям социальных передвижений. В промежуток времени с 1905 года по 1917 Щеголев напечатал цепь воспоминаний декабристов — М. А. Фонвизина, Е. П. Оболенского, В. И. Штейнгеля и прочих.

Образцовый изыскательский труд омрачил выпуск фальшивых записок Анны Вырубовой (близкой подружки государыни), который Щеголев сфабриковал совместно с Алексеем Николаевичем Толстым. Тем не менее произведениям об Александре Сергеевиче Пушкине полностью можно доверять. Как раз Щеголев после революции составил, обследовал и проштудировал рассекреченные материалы, напечатал ценные бумаги и документы иностранных политиков, а также коснулся вопроса аудиенции у Николая I.

Отзывы о пушкинском исследовании

2 октября 1981 года в питерском отделении книгоиздательства «Просвещение» было подписано к печати произведение Юрия Лотмана «А. С. Пушкин. Биография писателя». Пособие для учащихся. В начале 80-х годов прошлого века напечатали о «Пушкине» Лотмана отзывы главные критики — пушкинисты Эйдельман, Вацуро, Гордин, Чумаков и прочие.

Произведение издавна считается классикой пушкиноведения, переведено на венгерский, английский, итальянский, немецкий, литовский, польский, эстонский, чешский языки, готовят к изданию книги на корейском. В письменном архиве Юрия Лотмана и Зары Минц сохранились читательские отзывы. Короткое изучение их показало, что секрет популярности «Пушкина» Лотмана в том, что в основании произведения стоит вопрос душевного согласия человека, его осознанного формирования.

Напечатанные в исследовании отрывки писем показывают, что люди, знающие Лотмана, оценили в первую очередь образовательную патетику произведения — талант писателя возвышать читателя до своей умственной и духовной высоты. Читателю в первую очередь показывались идеи Пушкина о предопределении и ценности человека.

Юрий Лотман

Биография

В юные годы Юрий Лотман всерьез задумывался о профессии энтомолога, но в итоге открыл для себя семиотику, которой посвятил большую часть трудов. Его исследования позволили сделать вклад в искусствоведение, литературоведение и изучение философии кино.

Детство и юность

Юрий Лотман появился на свет 28 февраля 1922 года в советском Петрограде (Санкт-Петербург). Мальчик воспитывался в интеллигентной семье: его отец был юрисконсультом, мама начинала как портниха, но впоследствии стала стоматологом. Влияние на становление личности маленького Юры оказали старшие сестры: Инна была композитором, а Лидия — литературоведом. Третья сестра Виктория выбрала профессию, далекую от искусства, и стала врачом.

Родители старались дать детям хорошее образование, поэтому Лотман с ранних лет учился в Петришуле, где осваивал иностранные языки. Позже он поступил в Ленинградский университет в качестве студента филологического факультета. Но на 2-м курсе учебу пришлось прервать, поскольку парня призвали на фронт.

Во время Второй мировой войны Юра был связистом в артиллерии. Он продемонстрировал храбрость и боевые навыки, за что был награжден медалями и орденами. На поле боя молодой солдат получил контузию, но продолжал служить вплоть до демобилизации в 1946 году.

После этого парень завершил учебу в Ленинградском университете, где хотел остаться в качестве преподавателя. Но из-за обвинений в антикоммунистических взглядах был вынужден переехать в эстонский город Тарту, где устроился работать в педагогический институт. Там же он защитил кандидатскую диссертацию. Позже Лотман получил должность в Тартуском университете, где заведовал кафедрой русской литературы.

Личная жизнь

Личная жизнь ученого сложилась удачно. С будущей женой Зарой Минц он познакомился еще в молодости. Их встреча состоялась в Ленинградском университете, где бедный студент подрабатывал портретистом. Девушка попросила его нарисовать стенгазету, на что парень ответил отказом, и между ними случился конфликт.

В 1951 году молодые люди поженились. Они прожили душа в душу и воспитали троих сыновей, Михаила, Григория и Алексея. Старший наследник пошел по стопам отца, преподавал семиотику в Таллинском университете, средний стал художником, а младший — биологом.

Научная деятельность

Большинство трудов ученого посвящено изучению особенностей русской литературы периода 18–19-го веков. Особый интерес для него представляло творчество Александра Пушкина, мужчина провел анализ его биографии и составил комментарии к «Евгению Онегину», за что был награжден премией имени русского писателя.

В 1960-х годах произошло знакомство Лотмана с семиотикой — наукой о знаках и знаковых системах. Он использовал метод для анализа художественных текстов, кино и театра. Основываясь на исследованиях в этой сфере, литературовед представил собственную модель коммуникации.

Кроме того, он развивал понятие семиосферы — пространства, которое является условием для осуществления коммуникации и существования языков. Оно подробнее описано в книге под одноименным названием «Семиосфера».

Ученый посвятил семиотике такие работы, как «Внутри мыслящих миров», «Люди и знаки» и «Культура и взрыв», а также многочисленные статьи. Заслуживает внимания и публикация «Диалог с экраном», в которой приводится детальный разбор языка кино.

Лотман организовал школу по изучению знаковых систем, был главным редактором научного журнала «Труды по знаковым системам», а также стоял у истоков Московско-тартуской семиотической школы, которая просуществовала почти 20 лет и распалась в середине 1980-х годов.

Несмотря на то, что ужесточение советского режима сказывалось на работе Юрия Михайловича и он был вынужден покинуть пост заведующего кафедрой русской литературы, исследователь оставался видной персоной в научной среде. Мужчина читал лекции в вузах Москвы и Ленинграда, а его труды были переведены за границей.

Он добился возможности вести цикл передач «Беседы о русской культуре», идея которого основывалась на его интересе к жизни дворянства пушкинской эпохи. Каждый выпуск представлял собой отдельную лекцию на такие темы, как «Женский мир XVIII века», «Общение между людьми», «Великое посольство» и прочие, всего 33 фильма, каждый около 40 минут. Уже после смерти ученого тексты программы опубликовали в виде книги, которая получила название «Воспитание души».

Смерть

Ученый умер в Эстонии 28 октября 1993 года, точная причина смерти неизвестна. Он был похоронен на кладбище Раади рядом с могилой жены. В память о литературоведе остались труды и фото.


источники:

http://fb.ru/article/365215/yuriy-mihaylovich-lotman-pushkin-kratkoe-soderjanie-otzyivyi

http://24smi.org/celebrity/126308-iurii-lotman.html