Юлия Савченко Настоящее Время биография

Как стать международным журналистом

Работа в сфере международной журналистики многим кажется чем-то недостижимым, доступным лишь узкому кругу выпускников зарубежных вузов, обладателям нужных «связей». Юлия Савченко, сотрудник «Голоса Америки», считает, что главное – поставить перед собой цель. О том, как именно ее добиться и чем отличается международная журналистика от «отечественной» — в интервью Юлии Новому репортеру.

Юлия Савченко — журналист-международник cо стажем работы в России, Центральной Азии, Великобритании и США. Стипендиат программы Национального фонда поддержки демократии в США. Выпускница программ поддержки верховенства закона и демократии университета Стэнфорда и Тафтс. На Русской службе «Голоса Америки» с 2010 года.

Освещает темы политики, международных отношений, экономики, культуры. Активна в социальных сетях.

До прихода на «Голос Америки» работала журналистом Всемирной службы Би-би-си в Лондоне и Москве, а также была специальным корреспондентом в Вашингтоне. Сотрудничала с изданиями Democracy at Large, CNN, NPR.

Готовила репортажи для антикоррупционного проекта Global Integrity. Была региональный редактором платформы Новых медиа NewEurasia.net. В Центральной Азии сотрудничала с «Интерньюс», была автором и ведущей телевизионного политического ток-шоу «Без Ретуши».

Юля, понятно, что многих журналистов, которые будут читать этот материал, в первую очередь заинтересует вопрос, как вообще попасть в международную журналистику? Какое учебное заведение надо окончить?

В идеале (и по собственному опыту) хорошо окончить факультет международной журналистики. Если таковой, по каким-то причинам, недоступен, конечно же, — хороший факультет журналистики, поскольку ключевое слово в данном случае все-таки «журналистика». К этому (если вы собираетесь работать за рубежом) необходим иностранный язык. Выбор его нужно сделать уже в самом начале, и отдаться изучению с максимально возможной страстью и энтузиазмом.

Хочется подчеркнуть, что стоит хорошо подумать над стратегией, понять, в какой стране вы хотели бы найти применение себе в качестве журналиста.

Очень советую познакомиться с медиарынком, пообщаться с местными журналистами и попытаться понять, будет ли возможно пробиться на конкретный рынок в условиях той конкуренции и экономических реалий.

Вообще, в понятие «международное журналистика» вкладывается целый ряд компонентов. Это может быть и работа на международные информационные агентства, и освещение международных тем для СМИ в собственной стране с частыми командировками в регион, на котором вы специализируетесь.

Все зависит от вашего выбора, предпочтений и, куда от этого деться, удачи. Для последних двух «воплощений» международной журналистики рекомендации для желающих в ней работать те же самые.

По возможности, журналистское образование, отличное владение иностранным языком, конечно же, здоровый репортерский драйв и хорошая теоретическая подготовка в области международных отношений.

Есть мнение, что как бы ты ни знал язык, писать на нем, то есть, заниматься журналистикой, ты не сможешь?

Мнение неверное. Ленивое и, я бы сказала, пораженческое. Иностранный язык, нужно, безусловно, постоянно совершенствовать. Нет такого момента, когда процесс постижения языка прекращается. Постигать и совершенствовать его придется постоянно, но ничто не может остановить вас от того, чтобы начать его профессионально использовать в тот момент, когда вы начинаете чувствовать себя очень комфортно общаясь на нем.

Хороший рецепт в данном случае — читать много прессы на языке, который вы изучаете и собираетесь профессионально использовать. Через какое-то время эти конструкции становятся для вас не только естественными, но и начинают формироваться в речи и письме автоматически.

Когда начинаешь работать на Западе, имея опыт работы в наших СМИ, что в первую очередь бросается в глаза, что отличается?

«Запад» слишком широкое, в данном случае, понятие. Я работала в Великобритании, сейчас работаю в США. Британская журналистика достаточно сильно отличается от американской, но это тема отдельного разговора.

В том, что касается сравнений с, если можно так сказать, «отечественной» журналистикой, мне, честно говоря, даже тяжело вспомнить, что меня особенно сильно поразило в самом начале. Это было, скорее, комплексное ощущение радикальной смены обстановки, концепции жизни.

В Лондоне я пришла работать в мощнейшую корпорацию Би-би-си, которой в принципе нет аналогов в том, что касается ее истории, традиций, стандартов производства. Именно поэтому все увиденное было трудно одномоментно осознать.

В ходе же последующего анализа, конечно, становится понятно главное — качественная настоящая журналистика делается там, где на репортеров не оказывается идеологического давления.

Нет сформированного «госзаказа» в любом виде. Единственное давление, которое на себе чувствует репортер, редактор, ведущий — это необходимость произвести качественный продукт, соответствующий стандартам качественной, честной журналистики.

Для нашего журналиста работа в международном СМИ — это вопрос удачи, коньюктуры какой-то или все-таки профессионализма?

Это вопрос четко поставленной цели, максимальной выкладки по усилиям, ну и без определенной удачи/везения, как и везде, конечно не обойтись.

Что ценится? Нишевые знания или широкий кругозор?

Все зависит от средства массовой информации. Работа, скажем, в Bloomberg требует глубоких знаний в области экономики. Нишевые знания необходимы хотя бы потому, что у журналистов на Западе практически всегда есть специализация — тема или набор тем, по которым они углубленно работают.

При этом в основе нишевых знаний так или иначе в любом случае должен лежать, как вы выразились, широкий кругозор, ведь начать углубляться в изучение какой-то темы можно лишь на основе достаточных общих знаний по самому широкому спектру вопросов.

Ты работаешь на «Голос Америки», у многих с советских времен, а у кого-то в связи с нынешними информационными кампаниями, есть мнение, что это такой пропагандисткий рупор. Ты долгое время жила в Азии, хорошо знаешь ситуацию в наших странах. Бывают ли такие ситуации, когда ты споришь со своими респондентами, рассказываешь о своем опыте? Или формат этого не позволяет?

На Западе проводится четкая грань между мнениями и фактами. Журналисты, по моему глубокому убеждению, несут ответственность за то, чтобы рассказать о фактах, осветить тему с максимального количества углов, для того, чтобы предоставить зрителю и читателю возможность самим анализировать, создавать свою собственную картину происходящего.

Проводя «живописные» аналогии, можно сказать, что потребитель информации является художником своей картины мира, а задача журналиста — вспомогательная — предоставить ему всю палитру существующих для этого красок.

Если я, как журналист, вижу мир в исключительно темных или светлых тонах в том, что касается того или иного аспекта, я не имею права «подсовывать» своей аудитории эту свою темную (или светлую) палитру.

Мое мнение в моей работе должно оставаться при мне. Если, конечно, я не являюсь автором редакторской колонки, которую люди читают именно потому, что им интересен мой взгляд на происходящее. Спорить с интервьюируемыми — вообще дурной тон.

Если после их ответов у меня возникает ощущение, что что-то осталось нераскрытым, недоговоренным, я задаю уточняющие вопросы. И так до полного изнеможения, то есть, до полной удовлетворенности тем, как раскрывается тема.

Пять советов для тех, кто мечтает сделать карьеру в международной журналистике.

Получайте журналистское образование, изучайте иностранный язык (можно несколько, если есть ресурсы), пытайтесь попасть на стажировки в международные издания для того, чтобы понять какие конкретно навыки и знания будут там востребованы, получайте эти навыки и знания, а также как можно больше общайтесь с как можно большим количеством коллег из самых разных компаний. Парадоксально, но даже в век высоких технологий самая ценная информация по-прежнему передается из уст в уста.

Если ты вдруг решишь вернуться, в какое СМИ и в какой стране ты бы хотела вернуться?

Возвращаться, честно говоря, движение не очень характерное для моей жизненной динамики. Всегда только вперед! (Улыбается). Международное вещание – вещь, которая завораживает и не отпускает туда единожды попавших. Сейчас в моем портфолио Великобритания и США. А есть еще столько интересных стран и проектов. Люблю об этом обо всем иногда помечтать!

Как лицом «Первого канала» стала фаворитка владельца Кунцевского рынка из Фонда Сороса?

Рыночный агент

Россияне устали смотреть телевизор – надоели одни и те же лица ведущих, ток-шоу про Украину и новости о Сирии и США. Ведущие социологические службы ФОМ и ВЦИОМ фиксируют падение интереса россиян к существующему телеконтенту, и даже президент Путин, выступая на Валдайском форуме, заметил, что вся сетка вещания забита информацией об Украине, которая часто трактуется как невыгодная, «значит чего-то не хватает в наших программах» — сделал вывод глава России. На Первом канале решили отреагировать на президентскую критику и обновить не только контент, но и сменить часть ведущих. Вопрос лишь в том, кто теперь станет лицом российского ТВ и кто будет вести этот отбор?

Не секрет, что «Первый канал» и «Россия» — давние соперники. Ведущие, шоу, теленовости, все это является предметом конкуренции, как и отношения двух глав каналов – Константина Эрнста и Олега Добродеева. Правда, в последнее время позиции «первой» кнопки серьезно пошатнулись финансово, так как, в отличие от ВГТРК, канал имеет гораздо меньший уровень господдержки. Кроме того, в последние годы существенно снизились доходы от рекламы, что продиктовано как уходом зрителя в кабельные каналы и Интернет-ТВ, так и снижением в стране деловой активности. В этой связи, конкуренция между Эрнстом и Добродеевым обострилась еще больше, так как перед обоими замаячили перспективы отставки. При этом каждый полагал, что если он сумеет удержать свое место, то это гарантирует ему его сохранение на ближайшие пять-шесть лет. Для укрепления своих позиций, Эрнст решил найти новых кураторов – более прогрессивных, чем те, с кем он работал до недавнего времени. Новые покровители потребовали от своего подопечного переформатировать канал, пустить свежую струю, в общем – вернуть пошатнувшиеся позиции в телерейтингах.

Для решения поставленных задач Константин Эрнст пригласил вернуться на канал в статусе директора информационных программ бывшего скандального ведущего Кирилла Клейменова, который запомнился зрителям не только топорными методами пропаганды, но и совершенно фантастическими трактовками новостей. Критик Ирина Петровская, говоря о Клеймёнове, даже как-то назвала его «певцом параллельной реальности». Однако это не помешало Клейменову, в общении и внешнем виде активно подражающего Эрнсту, заслужить доверие своего шефа. Вернувшись на «первую» кнопку, Клейменов занялся обновлением состава, однако, судя по всему, решил не только выполнить задачи, но и попутно заработать на этом.

Похоже, что одним из видов заработка должна была стать торговля ключевыми позициями на экране – местами телеведущих, а безусловным бриллиантом, стоящим дороже всех, стала продажа места «лица Первого канала», ведущего вечерних новостей, которое получила некая Елена Винник. Своей карьерой бывшая простая псковская журналистка, а затем успешная ведущая на телеканале НТВ и с 2015 года – на «Первом канале», обязана своему «очень близкому другу» – директору Кунцевского рынка Сергею Зотову. Не случайно же его некоторые сайты называют любовником? Официальный муж ведущей, биотехнолог Андрей Винник, похоже, этой связи не помеха, так как понимает, что счастье и спокойствие семьи во многом зависит от него. Тем более, что связь со столичным миллиардером у нее довольно давняя, еще с 2003 года, когда тот пригрел простую псковскую девушку, приехавшую покорять Москву и сразу же сделал из нее известную теледиву.

Команда «Красная машина», капитаном которой была олимпийская чемпионка Анна Щербакова, одержала победу в Кубке Первого канала, состоявшегося в Саранске. Участники соревнований превзошли несколько мировых рекордов.

Важная черта в биографии Елены Винник и ее «сердечного друга» – близость к влиятельному американскому истеблишменту. Сама Елена Винник является призером Фонда Сороса, благодаря выигранному гранту, она отучилась в университете Манчестера, где познакомилась с детьми влиятельных англо-саксонских бизнесменов и политиков, как в Великобритании, так и в США. Это во многом помогло ей выстроить карьеру в тот период, когда Россия не находилась под западными санкциями, а ее благодетель стал владельцем многомиллиардных активов, полученных от московского строительного бизнеса. Винник оказалась не только умелой боевой подругой, но и хорошим дипломатом. Фонд Сороса — известная кузница антироссийских кадров, который помогает превратиться из простого журналиста в серьезного агента влияния. В 2015 году Генпрокуратура признала нежелательной на территории РФ две организации, финансируемые Соросом, Фонд «Открытое общество» и Институт «Открытое общество фонд содействие», так как обе угрожали конституционному строю России. За сотрудничество с этими НКО гражданам России грозит штраф, а при повторном нарушении – от 2 до 6 лет тюрьмы. Если верить 24smi.org, Елена Винник ездила учиться в Англию именно от Фонда Открытое общество.

Но карьеру нужно завершать на взлете, а для этого 40-летней Елене Винник требовалось покорить настоящую вершину, которой для нее стало место «лица Первого канала». Конечно, пробить эту должность было непросто, пока кресло директора информационных программ не занял предприимчивый бизнесмен Кирилл Клейменов. По информации агентства «Инсайдер», Зотову якобы пришлось заплатить внушительную сумму за повышение своей подруги из простых ведущих, до статуса близкого к настоящей телезвезде. Ведь вечерние новости смотрит вся страна, а значит, тот, кто сидит напротив камеры, говорит почти со стомиллионной аудиторией. Убедить Эрнста, что Винник станет новым лицом «первой» кнопки, Клейменову скорее всего было не сложно, в конце концов, она уже работала в компании, да и внешность имела подходящую. Тот факт, что на назначении кто-то мог заработать, гендиректор упустил из вида, полагая, что Клейменов делает все во благо канала, исполняя поручение своего босса.

Так и вышло, что о главных новостях дня всей стране сообщает не кто-то, а ненаглядная владельца Кунцевского рынка, видная стипендиантка Фонда Сороса, чья деятельность, по нашему мнению, всегда была направлена на одно – ослабление России. Кажется, вся стремительная карьера Елены Винник построена на амурных делах, лукавстве и западном влиянии. Венцом её развития стало кресло ведущей, а уже из него она может совершить свой заключительный прыжок – во власть, например, избравшись депутатом Госдумы или войдя в состав Правительства. Хотя, стоило бы разобраться – не представляет сама Винник угрозы для России? Ведь интересно, чьи интересы может представлять человек, чей уровень социальной ответственности президент бы счёл не высоким? И правильно ли поступает руководство «Первого канала», не только допуская подобные шашни с должностями, но и взаимодействуя с людьми, имеющими антироссийскую позицию? Скорее всего, имидж каналу удастся изменить, только вот вместо опостылевшей Украины и однообразных ток-шоу, «патриот» Клейменов и его протеже, обнаруживающей связи с «Открытым обществом», подсунут российскому телезрителю что-то еще более вредоносное.

Быть предателем оказалось невыгодно: у Галкина случилась истерика

Максим Галкин, уехавший в Израиль, продолжает неистово истерить в сторону России. По словам шоумена, у него сорвались рекламные контракты, отменились концерты и он потерял деньги.

Максим Галкин в последнее время сам не свой. Муж Аллы Пугачевой неважно выглядит, имеет помятый вид, а поджатые губы дрожат. В таком виде он появился перед поклонникам, сделав экстренное заявление.

«У меня сорвались все рекламные контракты до конца года. Я потерял рекламные деньги. Это раз. Второе. Я потерял концертные деньги, потому что в разных городах России, где у меня должны были состояться концерты, их стали переносить или или вообще отменять», — начал свой монолог шоумен.

Он признался, что пытался что-то сделать, но все тщетно. «Поймите, я не выступаю сейчас. Зрители стали сдавать билеты, концертов нет, рекламных съемок нет. Я уехал в Израиль отдохнуть. Я давно собирался отдохнуть», — начал зачем-то оправдываться артист.

После чего внезапно огорошил: «Давно запланировал в Израиле концерты, где меня всегда ждет публика».

Отдых в Израиле не идет юмористу на пользу

Поклонники, правда, крик души звезды не оценили. Кто-то справедливо спросил: «Как можно было планировать концерты в Израиле в то время, когда в России намечены рекламные съемки и концерты?»

Не остался в стороне и известный адвокат Сергей Жорин. Он написал в блоге: «Как я понимаю, эти видеообращения и есть запланированные концерты. Лично я всегда ценю смелость и прямолинейность, но не когда это «внезапно» становится финансово целесообразно».

Не забудьте ниже поделиться новостью на своих страницах в социальных сетях


источники:

http://versia.ru/kak-licom-pervogo-kanala-stala-favoritka-vladelca-kuncevskogo-rynka-iz-fonda-sorosa

http://rusonline.org/obshchestvo/byt-predatelem-okazalos-nevygodno-u-galkina-sluchilas-isterika