Ярошенко Александр Благовещенск Журналист биография

Хроника позора: Евгений Миронов втихую отвернулся от России

Потуги расшатать русское общество со стороны пятой колонны «интеллектуалов» не прекращаются. Сейчас в фокусе особого внимания – кто бы мог подумать – сам Евгений Миронов, любимец публики, патрон крупного театра и известный лояльнист. Царьград на примере Миронова расскажет: репутация – вещь очень хрупкая, особенно «в дни тягостных раздумий» о судьбах нашей Родины.

Вокруг художественного руководителя Театра Наций Евгения Миронова сгущаются краски. Глава госучреждения, живущего за бюджетные деньги, порочит действия России в кризисный для страны момент и явно мечтает сбежать на Запад? Актёр и худрук ходит по тонкому льду: именно он числится среди авторов позорного и возмутительного письма, направленного против спецоперации на Украине. Эта кляузная бумага фактически облегчила работу по составлению списка русофобов, предавших свою страну.

В нём, кстати, уже числится его давняя подружка Чулпан Хаматова, открыто обвинившая главу государства в «разжигании» конфликта на востоке Украины. Но не только пассаж с антимилитаристской бумажкой густо измазал биографию Миронова. Это только герои, которых исполняет актёр в кино и на театральной сцене, обладают мужеством и героизмом. Сам Миронов явно мечется между выгодой и попыткой выстроить себе «правильный» портрет, и явно засиделся как на посту худрука, так и в России.

Мне очень важно ваше мнение. Чувствуйте себя как дома,

– обращается артист к посетителям своего сайта.

Сам Миронов явно не чувствует себя «как дома», раз так засуетился и запереживал о своих зарубежных активах. А если артисту интересно наше мнение, то мы ему скажем – уходи. Пора всем двуличным селебрити снять маски и жить по правде: если уж хочется подхалтуривать в Европе, то туда и дорога. Сейчас, во время раскола русского общества, лидеры мнений, к числу которых можно относить и крупных культурных деятелей, обязаны следовать курсу России.

Корни

Когда мы начинаем задумываться о том, откуда у них – культурных деятелей, взявших курс на Европу, – это всё берётся. Росли и получали образование они в нашей стране. Получали бесплатные знания, лечились за бюджетный счёт. За бюджетный счёт же и продолжают внедрять в театральной среде свои антироссийские идеалы.

Когда мы начинаем изучать биографию Евгения Миронова, узнаем любопытные детали: рос он в военном городке, и его отец, не будучи военным, смошенничал с документами и пристроил его на лечение в санаторий в Евпатории. Видите ли – у будущей звезды театра и кино была серьёзная угроза лишиться возможности ходить из-за прогрессирующего туберкулёза костей. Глава семейства тогда решил спасти своё чадо, в какой-то степени его понять можно. Но Евгения Миронова, гордящегося этим фактом и сливающего эту информацию на камеру перед всей страной, вряд ли что-то сможет оправдать. Гордиться спекуляцией и враньём – первый звоночек.

Ещё один интересный и показательный момент – артист, рассказывая о своей учёбе в музыкальной школе, пояснил – учился именно по классу аккордеона, а не фортепиано, о котором мечтал, только потому, что мама посоветовала: мол, времена тяжёлые, баянисты и аккордеонисты всегда востребованы на свадьбах и похоронах. Картина семьи складывается очень отчётливо: будущего артиста с младых ногтей приучали получать выгоду и ставить её превыше творчества.

Кстати, Миронов тесно связан дружескими и творческими отношениями со скандальным режиссёром Кириллом Серебренниковым, совсем недавно загадочным образом избежавшем уголовной ответственности. Известный интерпретатор великой русской классики не без помощи Миронова создаёт похабные спектакли, расшатывающие психику подрастающего поколения.

Ещё один трагический момент: Евгений Миронов состоит в Совете при президенте по культуре. Это красноречиво говорит о том, что пора перетрясти все подобные гнёзда, присосавшиеся к государству, и с позором выгнать за границу или на производство. Тем более, выяснилось, что у Евгения Миронова есть бизнес-интересы, локализованные в Латвии, и это дискредитирует все его «антивоенные» позывы и низводит их до суеты вокруг своих активов. Классический и эстрадный певец Ян Осин поделился мнением с Царьградом: сам по себе бизнес не страшен, страшно желание усидеть на двух стульях.

Он, как худрук театра, находится при государственной кормушке и занимает такую большую должность в искусстве – в Совете при президенте РФ, имеет бизнес в Латвии и при этом осуждает действия своей страны во время военной спецоперации. Это очень разные вещи. Если ты против своей страны, тогда от кормушки отстань. Езжай в Латвию, веди там бизнес, осуждай уже свою прошлую Родину,

Находясь здесь, в нашем культурном поле и будучи очень известным человеком, Миронов влияет на огромное количество людей. Для этого им даже не обязательно быть его ярыми поклонниками – Миронов – медийная и узнаваемая личность, часто мелькающая на экране. Но есть те, кто на него равняется, и это в высшей степени страшно.

Ты уже тогда, как говорится в анекдоте, определись: либо крестик сними, либо трусы надень. Я не против бизнеса. Я прекрасно понимаю, что артистам непросто. По крайней мере за бизнес точно никто никого не наказывал. Ты, пожалуйста, веди его где хочешь, хоть на Луне, хоть на Марсе, хоть в Латвии, это не возбраняется. Но поскольку ты возглавляешь государственное учреждение культуры, в данном случае Театр Наций, то тут нужно уже определяться. Если ты вразрез, если тебе политика государства вразрез – тогда оставляй свой пост, вырази свою позицию однозначно,

Спустя полтора месяца с начала спецоперации пора определиться всем сомневающимся. И с Мироновым сейчас наблюдается настоящая чехарда: то он создаёт и подписывает позорные бумажки, осуждающие действия России, то выступает в серии мероприятий в поддержку воинов Донбасса и беженцев с Украины. Поистине человек-хамелеон. Но принять окончательное решение Миронову придётся.

Хроники

Если взглянуть подробно на биографию Евгения Миронова, как уже состоявшегося артиста, то в ней мы обнаружим много тёмных пятен. Одна из ситуаций связана с поддержкой скандального режиссёра Алексея Учителя, создавшего кинокартину «Матильда», порочащую факты истории Русской Империи. Актёр сыграл в фильме одну из титульных ролей и высказался о реакции русского общества однозначно.

Это эпоха невежественности непрофессионалов, она уже наступила. Каждый день это муссируется, Учителя упрекают в том, что это пиар картины. Врагу не пожелаешь того, что переживает режиссёр. Не стыдно ли, не посмотрев картину, устроить такой концерт, как «Дом 2»,

Евгений Миронов и режиссёр Алексей Учитель на премьерном показе фильма «Матильда». Фото: Андрей Любимов / АГН «Москва»

Публицист Дмитрий Лекух рассказал Царьграду: проблема даже не в самом артисте, а в процессе его идеализации, в котором участвуют оболваненные массовой культурой фанаты. Нашим людям пора начать учиться фильтровать информацию и не поклоняться слепо перед артистами, проклинающими Россию, но симпатично смотрящимися на экране. И публицист считает – беглецы ещё приползут обратно.

Через какое-то время эти ребята вернутся, и всё будет как при бабушке. И они по-прежнему будут с ними радостно пилить бюджеты, радостно ходить на общие презентации, и так далее и тому подобное. И держать, кстати, фигу в кармане. Потому что фигу в кармане для президента и для российского народа, ну, грех не подержать,

Что с того?

Как долго ещё мы будем терпеть фиги в карманах от членов либерально-театральной тусовки, вечно пребывающих на чемоданах? Все, кто позорно бежали или планирует бежать на Запад, все «нетвойнисты» с чёрным квадратом в соцсетях, «стыдничающие» в постах, нуждаются либо в помощи психиатра, либо в хорошей взбучке. Пора прекратить это мракобесие и взять окончательный контроль за театрами в руки государства.

Мы уже выяснили, что корни отношения к Родине надо искать в детстве. Прозападники, постоянно ожидающие подвоха, постоянно одной ногой в Европе, не могут приносить адекватную пользу государству. Не добавляет поводов для доверия некоторым представителям культурного истеблишмента и невнятная позиция по отношению к институту семьи. Гей-лобби, суррогатные дети, чайлдфри и прочие уродства западного мира – всё это чаще всего рекламируют именно деятели шоубиза.

Спасти ситуацию сможет только серьёзный аудит руководства культурных учреждений и здоровый контроль за процессом. Чтобы ни у кого не возникло желания испоганивать сознание людей, приходящих в театры и концертные залы.

Судьбы людские в материалах Александра Ярошенко

Опубликовано 8 Май 2013 · (3827 views)

Мы уже сообщали раньше, что в Пасхальные дни в Сиднее работали несколько групп журналистов из России. Нам удалось побеседовать с корреспондентом «Российской газеты» в Благовещенске Александром Ярошенко, который приехал с тележурналистом Натальей Дымочко и небольшой съемочной группой.

— Александр, расскажите о цели вашей группы в Австралии.

— Цель, это совместный проект «Российской газеты» и Амурского телевидения, который называется «Через визы, через расстояния». Нас интересуют человеческие судьбы, истории русских людей. Мы собираем энциклопедию человеческих судеб, объектами которых стали люди бывших республик Советского союза, мы были также во Франции, в Париже и Ницце, где компактно проживают русские эмигранты, и вот добрались до Австралии, где также живет немало русских людей. Здесь мы продолжаем собирать энциклопедию интересных судеб наших людей.

Часть материалов будут изданы в «Российской газете», а собранные нами видео-рассказы воплотятся в передачи, которые будут показаны Пятом канале Амурского телевидения. Два раза в неделю там выходит двадцатиминутная передача, которая так и называется «Через визы, через расстояния».

— Вы уже этим занимаетесь не первый год?

— Да, проекту уже пять лет. Кто только не был героем нашей передачи, десятки судеб! Среди наших героев поэт, писатель и сценарист Леонид Завальнюк, актер Федор Чеханков, актриса театра и кино Валентина Талызина. Но среди наших героев много и людей широко не известных, но очень интересных. У кого, как говорят, в судьбе «есть драма».

— Как долго вы будете в Австралии, что успели увидеть?

— Наша поездка завершается, мы уже здесь восемь дней. Много уже получилось, и еще предстоят новые встречи. Не много удалось увидеть красивой Австралии. Но мы приехали работать, а не как туристы. Огромное спасибо Игорю Савицкому. Он нас познакомил со многими интересными людьми и уделяет очень много времени. Если бы не он, мы бы и половины встреч не смогли бы совершить. Спасибо всем, кто нам помогал. Мы, честно говоря, не ожидали такого. Сейчас такое время, когда каждый за себя, когда все считают каждый доллар, свое личное время, и чтобы так тебе кто-то помогал — это дорогого стоит. Поэтому, нам особенно ценно доброе отношение, которое мы встретили в Австралии.

— С кем встречались, если это не секрет?

— Мы встречались с Зоей Кожевниковой, очень интересная судьба у ее семьи. Ее отец был родом из Благовещенска. В Канберре мы встречались с уникальнейшим человеком – Дмитрием Николаевичем Вуичем. Похожих судеб просто нет в России. Пример служения русской общине – Игорь и Алла Савицкие. Я бы сказал, девиз их жизни – отдавать лучше, чем брать. Список встреч можно продолжать — Вика Стаценко, Николай Николаевич Заика, подвижник русского Харбина, которого я знаю уже давно. Сегодня еще поедем на встречу. Так что материалов собрано немало, больших и просто зарисовок. О ком-то получится целая передача, о ком-то — заметка.

— Я слышал, что вы жили в Харбине какое то время?

— Да я жил в Харбине во время длительной командировки с 1992 по 1995 год. Однажды, погоняемый смертной тоской я забрел во двор Покровской церкви. Тогда еще там был священник – отец Григорий, служили литургию. Там я впервые прикоснулся к судьбам наших русских стариков, которые доживали свой век в этой Атлантиде. Их было апостольское число – двенадцать человек. Не просто было добиться, чтобы они открыли свои души, свою жизнь, свое мировосприятие, свои драмы. Я был приезжий «советский». Но там была Тамара Николаевна Федорова, она была родом из Благовещенска. Только потому, что и я приехал из Благовещенска, она первая пустила в свой дом и в свою душу. И потом уже, когда она знакомила меня с другими жителями той Атлантиды, я смог с ними подружиться. С кем-то больше, с кем-то меньше. А потом я уехал, и возвращался хоронить некоторых из них. Все они ушли на моих глазах. Когда последняя русская в Харбине Ефросиния Андреевна Никифорова умерла, то с крышкой ее гроба закрылась страница истории старого Харбина. С тех пор этот город навсегда остался для меня зарубкой на сердце. Я люблю туда приезжать, я люблю приезжать на русское кладбище, ходить в тишине, заглянуть в себя. Подойти к могилам людей, которых я знал. 2 января на Новый год я часто приезжаю туда на кладбище. Мне часто говорят, праздник, зачем ты едешь куда-то на кладбище. А я ведь к людям приезжаю, не важно, что они уже ушли из этой жизни, в моем сердце они живы. Так вот из Харбина потянулись ниточки в Австралию. Все оттуда началось.

— Большое спасибо. Когда ваши материалы будут опубликованы, мы бы с удовольствием напечатали их для наших читателей, многие из которых начинали свою жизнь в той самой далекой Атлантиде – русском Китае.

— Буду рад, пожалуйста. С каждым днем и новыми встречами с интересными людьми здесь в Австралии понимаешь, что одной короткой командировки мало. Если даст Бог, может, удастся в будущем приехать еще и продолжит знакомство с необычными судьбами русских в Австралии.

Если вам нравится онлайн-версия русской газеты в Австралии, вы можете поддержать работу редакции финансово.

Александр ярошенко журналист биография. Александр александрович ярошенко — биография, компромат, фотографии

Журналист Александр Ярошенко

Моя амурская деревня с героическим именем Отважное неровными улицами раскинулась недалеко от китайской границы. Не знавший детских садов и пионерских лагерей, я вырос между стылой избой и фермой, на которой дояркой работала мама. Будучи семиклассником, я занял первое место в областном конкурсе кролиководов и был награждён путёвкой во всероссий-ский пионерлагерь «Орлёнок». Это стало событием для моей деревни просто фантастическим. «Артек» и «Орлёнок» считались заоблачной вершиной советского детства, по крайней мере, с высот отважненской школы.

Путёвка, как всегда, пришла горящая.

Через три дня нужно быть в Благовещенске, оттуда группа детей летит в «Орлёнок», — строгим голосом позвонили из райкома комсомола. Мать с фермы никто не отпускал — как обычно, не на кого было бросить коров. И углублённый медосмотр пришлось проходить в одиночку.

Мне помогали все!

Мальчику из Отважного дали путёвку на Чёрное море, надо помочь — эти слова, сказанные заведующей поликлиникой одной из медсестёр, стали моим «зелёным светом».

Больница была на одном краю райцентра, а баклаборатория — на другом, и я по нескольку раз в день бегал через весь посёлок: с пробирками в лабораторию и с листочками анализов из лаборатории. Пара дней — и заветная медкарта с десятком синих печатей в моей сумке.

Сторублёвка от матери и клятвенное обещание, взятое с меня, отбить телеграмму «сразу, как приедешь на своё море».

Всех детей в областной Дом молодёжи привезли родители, только я приехал один.

Почему без матери? — строго спросила грозная тётка.

Васька-бригадир её с фермы не пустил, — без запинки ответил я. Вопросов больше не было.

Трудяга советского неба турбовинтовой Ил-18 долгие 12 часов бултыхался в заоблачной синеве, с промежуточными посадками преодолевая немыслимые расстояния от Благовещенска до Москвы.

Куцая ночёвка в столице — и следующий лайнер уносит нас к южному морю.

Едва наш самолёт приземлился в аэропорту Адлера, как я стал канючить, чтобы меня отпустили отбить домой телеграмму. Вожатые сжалились, и перьевая ручка, макаемая в засохшую чернильницу, царапая серый бланк, выводила каракули: «Мама, долетел хорошо…»

Просьбы у «каменного цветка»

«Орлёнок» встретил белой накипью шумных волн, ритмично бьющихся о берег Чёрного моря. На побережье горел теплом октябрь, стройные кипарисы вонзались в синее небо, а на клумбах цвели невиданные доселе розы. Другая планета!

Наши вожатые Марина и Серёжа создали для нас целый мир — мир пионерских законов и традиций. Каждый день мы заканчивали в орлятском кругу (мальчик, девочка, девочка, мальчик) — обнимали друг друга за талию: «Доброй ночи, девчата-орлята…» — говорили мальчишки. «Доброй ночи, ребята-орлята…» — отвечали девчонки. А сколько было нам поведано легенд и сказочных историй! Особой мастерицей тут была Марина. Каждая прибрежная сопка, пологий мыс, рощица и тропинка были овеяны придуманными легендами. Все они были с налётом трагизма, разлучённых влюблённых, но в каждой из них добро побеждало зло. Мы всем отрядом не хотели ложиться спать, выпрашивали у Марины пару-тройку свежих легенд.

«На клумбах цвели невиданные доселе розы. Другая планета!» Фото: РИА Новости / Валерий Шустов

Не выезжавший дальше райцентра Архара, я первое время безумно скучал по своей деревне, по дому и матери. Помню, что, поверив в историю о том, что все просьбы, сказанные «каменному цветку» — аляповатому фонтану у Дома авиации и космонавтики, — обязательно сбываются, я тайком бегал к цветку-фонтану и просил его, чтобы быстрее пришло письмо от матери.

Конверт с цветной каёмкой и словом «авиа» по верхнему краю, прилетевший из моего Отважного, был для меня подарком с неба.

«Майка наша отелилась, тёлочку привела… А баба Грязниха умерла…» — писала моя мамка бесхитростные деревенские новости.

Наша дружина называлась «Звёздная», распорядок орлятского детства был насыщен до предела: подъём, завтрак, три урока в школе, где не задавали (!) домашнего задания, и череда кружков — мероприятий. Дети в отряде были со всего Советского Союза, сыновей и дочерей доярок и токарей было немного. В основном черноморские лагеря были доступны потомкам тогдашней номен-клатуры.

Мы сдружились практически все, там были первые влюблённости, вздохи и клятва, что п-исать будем друг дружке всегда.

Потом, под конец месячной смены, мы безумно привыкли друг к другу, а когда автобусы развозили нас в разные стороны, сколько было выплакано слёз. Рыдали все! Я не помню ни одного безучастного лица.

Помню, как перед самым отходом автобусов мы с Олегом из Калининской области пулей сбегали к морю и, бросив в волну по 10 копеек, стремглав вернулись обратно. Вожатая Марина нас не ругала…

«Каждый день мы заканчивали в орлятском кругу». Фото: РИА Новости / Валерий Шустов

А Брежнев был такой больной…

7 ноября 1982 г. группа амурских детей, возвращавшихся из «Орлёнка», провела в Москве. Я не знаю, почему так получилось, но нас повели на Красную площадь на праздничную демонстрацию. Мы стояли в первых рядах у самого Мавзолея, и я, широко распахнув глаза, смотрел на «неустанного борца за мир во всём мире, дорогого Леонида Ильича». Он выглядел очень больным человеком, до сих пор в глазах стоит его беспомощное помахивание рукой всему советскому народу.

В Благовещенске в день прилёта нас практически всех разобрали родители, за некоторыми из детей приехали на второй день. Меня не забрал никто.

Рассерженная девица из обкома комсомола выговаривала мне:

Почему за тобой не приезжают родители? Всех предупредили заранее!

Я растерянно пожимал плечами.

Запертый в гостинице, я сидел словно узник, три раза в день меня кормили в гостиничном буфете и постоянно за что-то ругали. На улицу не выпускали ни на минуту. Тоска! Просидев сутки взаперти, я решился на побег. От материнской сторублёвки осталась десятка, а плацкарта до Архары стоила 6 рублей. «Прорвусь», — решил я.

Обдурив администраторшу, я пулей вылетел из гостиницы — вслед мне неслось: «Мальчик, постой. » «А как же!» — думал я, бежав, куда глаза глядели. Мне казалось, что за мной гонится весь Благовещенск. Остановился только тогда, когда сердце стало биться высоко в горле…

От станции Татакан до моей деревни 3 километра просёлочной дороги, билет на поезд я по наивности взял только до Архары. Татакан — следующая за Архарой. «Попрошусь, довезут», — по-детски думал я.

Пацан, вставай! Архара! — грубо толкнул меня проводник.

Дяденька, а можно на следующей выйду? У меня нет денег на автобус, а оттуда я пешком добегу.

Выходи, я сказал! — проводник был непреклонен.

Я вышел в ночь. Глотая слёзы, не встреченный никем, «орлёнок» понуро шёл вдоль вагонов.

Ты что плачешь, мальчик? — участливо спросила проводница одного из вагонов. Я выпалил всё про лагерь, про Чёрное море и то, что денег нет ни копейки, а до деревни 12 км отсюда идти.

Заходи ко мне в вагон, доедем до твоего Татакана.

Я зайцем бежал от станции до своего дома — душила обида, почему никто не встретил.

На мой торопливый стук в окно открыла мама, одна нога её была в гипсе…

Сынок, я на ферме ногу сломала. Сердце стало чёрным, что некому тебя встретить, — гладила она меня по голове.

С неведомого ей Чёрного моря я привёз 2 килограмма краснобоких яблок и кучу восторженных рассказов о той счаст-ливой «стране» Пионерия, где я был, где тепло и беззаботно и печку топить не надо.

Мать в ту ночь яблоки мои даже и не попробовала, подперев щёку ладошкой, она смотрела на меня и почему-то плакала:

Ешь ты яблочки, в такую даль вёз, а я не хочу. Правда не хочу, сынок, — тихо говорила она.

Здравствуйте, мои первые зрители! В эфире «Простые вопросы» — и я народная ведущая Татьяна Борисова. Сегодня у меня в гостях журналист, на протяжении девяти лет ведущий программы «Простые вопросы» Александр Ярошенко.

— Александр, раз уж вы сегодня не на совсем обычном для вас месте, то позвольте начать с каверзного вопроса.

— Легко ли вам быть известным в нашем городе?

Я не считаю себя известным в нашем городе. Я как жил своей жизнью до телевидения, как вы посчитали, 9 лет веду «Простые вопросы», являясь одним из ведущих, так же и живу. Иногда узнают в такси, где-то узнают по голосу в магазине или на рынке в очереди, в автобусе. В общем, как жил, так и живу.

— Вы вполне обычный, простой человек.

— Кто для вас — звезда? Кого вы считаете звёздами в нашем городе?

Чехов говорил, что нет ничего более смешного, чем провинциальная звезда. Поэтому в городе никого звёздами не считаю, просто у людей есть профессия. У вас своя профессия, вы — учитель, у нас профессия — быть журналистом, у врача профессия — лечить, у водителя — водить троллейбус или автобус.

— Каждый в своей профессии звезда.

Звёзды — на небе. Может быть, Любовь Орлова была звездой.

— Я с вами абсолютно согласна.

Это слово уже нивелировали. Звёзды, звёзды — смешно.

— Каждый любит представлять себя по-своему.

Человеком надо быть.

— Хорошим человеком. Вы — журналист, какая ваша любимая тема?

Со всех сторон. Через человека надо показывать эту жизнь. Человек учит, человек лечит, человек поднимает ракеты в космос, погружается на подводной лодке, убивает. Всю жизнь формирует человек, через человека надо показывать нашу жизнь. Плохо, что сегодня человека в журналистике всё меньше и меньше. Меня это волнует. Козёл Тимур, тигр Амур — они в рейтинге; мужик кота продал за 5 миллионов или не продал. Вот сегодня именно это, к сожалению, в рейтинге. А человек, который учит, лечит, строит и просто живёт — как-то сегодня уходит. Очерк считается уже архаичным жанром. Раньше о людях писали, говорили и показывали. Считаю, это было правильно.

— Я с вами согласна, здесь без человека невозможно.

Через человека — любую ситуацию, проблему показать через него.

Нет никакого у меня хобби.

Живу. Люблю и поспать, и отдохнуть, тишину люблю. Как человеку публичной профессии часто хочется закрыть дверь, помолчать и побыть в тишине и покое. Как лошадь мечтает о стойле после скачек, так и человек публичной профессии. Потому что каждый день люди, люди, люди. С утра до вечера общаешься с людьми, это накладывает свой отпечаток.

— Нужно больше отдыхать.

Больше отдыхать, где-то воздухом подышать, съездить на природу, помолчать в конце концов.

У меня нет такого предпочтения.

Я знаю, что вы очень творческий и талантливый человек. Если бы сложилось так, что вам надоело заниматься любимым делом, вы готовы поменять свою жизнь на 180 градусов?

Если я скажу, что талантливый и, не дай бог, в это поверю, тогда надо уходить из профессии на второй день. Говорю честно, не кокетничаю. Наверное, не без таланта, наверное, что-то получается, но я всегда сомневаюсь. Сомневаюсь над каждым текстом. Если сказать, что гениально написал, всё хорошо — уходи из профессии. Вообще это счастье, я занимаюсь любимым делом, за которое платят деньги. Нет такого, что, ой, как трудно, не хочется идти на работу, как всё надоело, слава богу, такого нет. Может иногда чуть-чуть поурусишь, вообще, занимаюсь любимым делом. Не знаю, чем бы ещё я мог заниматься. Кур растить?

— Вы готовы поменять свою жизнь?

Что значит — готов?

— Вы лёгкий человек для изменений в своей жизни?

Я консервативный человек. Я люблю Благовещенск, мне никуда не хочется отсюда уезжать, хотя можно было уехать и не раз предлагали. Мне нравится моя квартира, я не хочу её менять ни на какую другую. Мне достаточно трудно взять и всё поменять, уехать, например, в Кисловодск. Если жизнь сама повернёт так, что просто будет надо, то я, конечно, пойду за своей жизнью. Но чтобы самому развернуться на 180 градусов, куда-то уйти, поменять профессию…

— Если будет человек, в котором вы уверены, которому доверяете, и он вас позовёт изменить свою жизнь?

Татьяна, мне скоро 50 лет, а я пойду за каким-то человеком, которому я поверю? Двадцать лет назад надо было задавать этот вопрос, может быть, я бы вам и сказал, что да, конечно.

Как в природе: сначала почка, потом листик, потом плод, потом желтеет.

Так и человеческая жизнь, она цикличная. Чтобы сегодня появился человек, которому я поверю, который меня позовёт в даль светлую, и я побегу. Нет, 99 раз подумаю. Потому что знаешь эту жизнь уже не по книгам.

— Значит, вам ваша работа доставляет только удовольствие.

— Если бы это было не так, вы были бы готовы поменять?

Конечно. Зачем тогда так жить? Даже рабство бывает элитарным. В самом суперсовременном офисе, при самой шикарной зарплате, но, если это не твоё, тебя это мучает, тяготит и вводит в депрессию, жизнь-то одна — зачем её мучить?

— Вы готовы согласиться с тем, что каждый человек творец своей жизни?

Во многом, да. Его величество случай — никуда от этого не денешься, какие-то обстоятельства тоже. По большому счёту наша судьба — это наш характер.

— Мы можем свою судьбу вершить сами.

Чаще всего вершим. Мы и пьём, и гробим себя, и поднимаем, и учимся, и достигаем. Всё делаем мы.

— Почему тогда пословица, что на чужих ошибках учатся?

Неправда. На своих.

— Хоть сто раз скажи?

Человек так устроен, что это с ним случилось, со мной не случится.

— Я сделаю точно так же.

Я же обойду эти грабли. А — раз и наступил. Опыт — это ошибки.

Мы с вами ведём беседу накануне замечательного праздника — Дня святого Валентина. Откройте секрет, есть кому подарить валентинку?

Подарить валентинку, слава богу, есть кому, но никогда не дарю. Ну, где я, а где валентинки? Это, наверное, двадцатилетним. Мне кажется, что я глубже, чем валентинка. Праздник этот меня не трогает. Любить надо всегда и внимание дарить. Когда идёшь домой и в окошке горит свет, тебя ждут — это самое большое счастье. И с валентинкой, и без валентинки.

— Важны эмоции, переживания.

Абсолютно, что тебя ждут и ты кому-то в этой жизни нужен.

— Надеюсь, что подарю вам хорошую валентинку. Пусть она говорит о том, что я рада нашему знакомству.

Вот говорю, где я, а где валентинка — а ведь приятно, когда дарят. Может быть, пересмотрю отношение к ней (улыбается) . Спасибо большое.

— Спасибо вам за интересные, находчивые ответы на мои совсем не «Простые вопросы».

Я был с вами честным.

— Любви вам и удачи. До свидания.

Дата смертиПринадлежность

СССР СССР →
Россия Россия

Род войскГоды службыЗваниеСражения/войныНаграды и премии

Александр Сергеевич Ярошенко (21 сентября , Харьков — 13 сентября , Дагестан) — советский , российский офицер, штурман. Герой Российской Федерации (2000).

Биография

В 1979 году окончил среднюю школу в Ворошиловграде , также учился в школе юных космонавтов.

С 7 августа 1999 г. участвовал в боевых действиях в Дагестане против бандформирований, вторгшихся из Чечни. Проявил мужество и героизм в боях, умело исполнял обязанности авианаводчика, точно наводя авиацию по целям в расположении бандформирований.

  • Пономарёва Т. . Свободный репортёр. Проверено 1 мая 2013. .
  • Финаев О. . Независимое военное обозрение (30 сентября 1999). Проверено 1 мая 2013. .

Отрывок, характеризующий Ярошенко, Александр Сергеевич

Родился 22 мая 1965 г. в г. Донецке в семье интеллигенции, мама преподаватель, отец врач. С 1982 г. по 1985 г. проходил срочную службу в рядах Вооруженных Сил СССР. В 1992 году окончил Донецкий медицинский институт по специальности врач — дерматовенеролог и последующие годы посвятил этой профессии. С 2004 г. по настоящее время Александр Александрович занимает должность главного врача КЛПУ Городской дерматовенерологический диспансер г. Мариуполя. За семь лет руководящей работы коренным образом изменил материально-техническую базу диспансера — оснастил учреждение новейшей лечебно-диагностической аппаратурой. Основал пять медицинских центров, использующих возможности компьютерной и магнито-резонансной томографии, два лечебно-диагностических центра, шесть косметологических центров, успешно работающих в Мариуполе, Донецке, Макеевке, Севастополе, Житомире, Киеве, Бердянске, Краматорске, Днепропетровске, Харькове. Организовал всеукраинский проект лечения псориаза, который соответствует мировыми тенденциями в этой области медицины. В рамках проекта организовано 7 центров в Донецкой, Харьковской и Закарпатской областях. Главный дерматовенеролог Управления здравоохранения Мариупольского городского совета. Член Украинской ассоциации дерматовенерологов и косметологов. Кандидат медицинских наук. Депутат Мариупольского городского совета. Председатель Донецкой территориальной организации политической партии Фронт ЗмIн. Координатор направления Здоровье нации в проекте Арсения Яценюка УРЯД ЗМIН.

Я вообще по жизни созидатель. Никогда не сидел, сложа руки, и не надеялся на государство. Первым в городе в 1993 году создал частную медицинскую фирму. Тогда в Мариуполе регистрировалась 1 тысяча случаев сифилиса в год (сейчас — 50), и половина заболевших были платежеспособными. С тех пор все время в бизнесе. В частной медицине, если грамотно организовать работу, можно развиваться и хорошо зарабатывать. К тому же я очень принципиальный. За 17 лет не взял из бюджетной медицины ни одной копейки. Наоборот, вкладывал деньги и душу. Считаю, и этому учу своих детей, чтобы чего-то достичь, человек должен быть голодным и целеустремленным. Именно таким я был, когда приехал по распределению в незнакомый Мариуполь. Оказалось, нет ни работы, ни жилья. А чтобы попасть в кожвен, нужны были связи. Но мне удалось без них устроиться простым врачом в горбольницу №1 и поселиться в общежитии, в котором прожил семь лет. Первое впечатление — шок от того, в каком убожестве находится бюджетная медицина. Будучи молодым специалистом, я возглавил кожвенкабинет ильичевской больницы и за 5 лет сделал его одним из лучших в области. С помощью спонсорских средств комбината создал в заброшенном здании детского отделения прекрасное, не имеющее аналога в области кожвенотделение. В то время, в 95-м, там были кондиционеры, компьютеры, мебель, плитка; дневной стационар, комната отдыха. Добился необходимого количества ставок: кабинет обслуживал крупный район с населением 125 тысяч. Когда пришел, было 3 врача, а уходил — 12. В 1997-м стал городским специалистом-дерматологом.

В 2003 году мне предложили возглавить городской кожвендиспансер. И опять состояние больницы и система бюджетного финансирования привели меня в шок. Почему госучреждения делают дорогостоящие ремонты, покупают дорогое оборудование и лекарства, которые не нужны больным, а частные клиники не проводят тендеры и по самым низким ценам закупают оборудование, медикаменты и производят ремонты? Потому что предприниматель сам распоряжается заработанными средствами и делает это по-хозяйски, без навязываемых директив сверху и без посредников. Я решил: мне бюджетные деньги не нужны, больше на них работать не буду, так как подставляю свою голову и коллектив. И мы начали зарабатывать. Поликлинику переселили на второй этаж. Первый отдали детям, инвалидам, часть помещений сдали в аренду частным предприятиям. Мариуполь стал единственным городом в регионе, где кожвенкабинеты при горбольницах были переподчинены финансируемому из облбюджета городскому диспансеру. Раньше эти специалисты не развивались и работали на горбюджетных средствах, что является нарушением Бюджетного кодекса. Следующим этапом будет переподчинение городскому кожвендиспансеру районных врачей. В рамках реформы здравоохранения мне предложили сокращать ставки. Я отказался: на 450 тысяч населения нечего сокращать. Если в других больницах на одну ставку два доктора, у меня — дефицит. Но ограничил оклады бюджетных врачей ставкой. Хочешь работать дерматологом — меняй табличку после обеда и веди частный прием. Зарабатывай, но плати за аренду кабинета. И здесь самое время ответить на вопрос, берут ли сегодня в кожвене взятки. Конечно, нет! Потому что мы легализовали заработки врачей!

Арестован председатель Донецкой областной организации политической партии Фронт Перемен Александр Ярошенко. Об этом сообщает пресс-служба ФП. Арест произошел ночью, 7 сентября, в квартире его дочери, по надуманным основаниям. Его вывезли автомобилем в Донецк, сейчас место его пребывания неизвестно. Во Фронте перемен отмечают, что этот арест произошел сразу после визита в Донецкую область лидера партии Арсения Яценюка, который выступил с резкой критикой действий президента, правительства и местных властей. Фронт перемен уже восемь месяцев борется против ликвидации в области школ и медицинских учреждений. Благодаря представителям партии удалось отстоять 12 школ в нескольких городах Донецкой области и не допустить закрытия детской больницы в Донецке. В партии требуют немедленного освобождения Александра Ярошенко и прекращения политических преследований.


источники:

http://www.unification.com.au/articles/1749/

http://lovesushi29.ru/aleksandr-yaroshenko-zhurnalist-biografiya-aleksandr-aleksandrovich/