Яков Михайлович Филатов Купец биография

«Дом под рюмкой»: 5 легенд и одна история знаменитого здания на Остоженке

Дом 3/14 в самом начале улицы Остоженка бросается в глаза сразу, потому что выглядит так, словно попал в столицу прямиком из романа Джонатана Свифта о Гулливере и лилипутах. Архитектурная находка моментально сделала здание знаменитым, а в народе его стали называть не иначе как «дом под рюмкой» (реже можно встретить вариант «дом с рюмкой»). Эклектичное здание, на самом деле, состоит из двух сооружений, построенных в разное время. Левую половину дома в 1904 году возвели по проекту архитектора Эрнеста Нирнзее (точнее перестроили из существовавшего на том месте четырехэтажного здания). Вторая половина строилась с нуля в 1907-1909 годах архитекторами Дубовским и Архиповым. Вот только зачем они водрузили на башню гигантскую рюмку?

Маркетинговый ход

С 1890-х годов в Москве началась эра арендного жилья. С развитием промышленности и науки в Москву устремились люди свободных профессий – рабочие, студенты, инженеры, научные работники. Все они нуждались в жилье, но не могли позволить себе его купить. Рост спроса на аренду вызвал волну строительства жилья для найма: город начал застраиваться так называемыми «доходными домами», в которых сдавались внаем меблированные комнаты, квартиры и даже мастерские.

Дома дешевых квартир братьев Бахрушиных на Болотной площади. Из «Альбом зданий
Московского Городского Управления». Фототипия П. Павлова, 1900-е гг.

Арендное жилье делилось на четыре категории: престижные дома «барского» типа, апартаменты для высокооплачиваемых служащих и частных предпринимателей, меблированные комнаты для служащих со средними доходами, подвалы с «каморочными» комнатами и ночлежками для бедняков. За койко-место в доходном доме платить нужно было в среднем 5 копеек за ночь, а за самую дешевую комнату – около 20. В домах для чиновников со средним доходом комната стоила 10-15 рублей в месяц.

В начале XX века конкуренция между владельцами арендного жилья была нешуточная. Что нужно было сделать, чтобы обойти конкурентов? Построить особенный дом, о котором все будут говорить. Так, например, предприниматель Сергей Перлов решил перестроить свой дом на Мясницкой в восточном стиле, чтобы привлечь внимание чрезвычайного посла и канцлера Китайской империи Ли Хунчжана, который собирался приехать на коронацию Николая II. Легендарный «чайный дом» сохранился до сих пор. Не исключено, что и рюмка на башенке доходного дома Якова Филатова – не что иное как умелый маркетинговый ход.

Чайный магазин Перлова на Мясницкой улице. Фото: Елена Коромыслова / Shutterstock.com

Сейчас здание на Остоженке считается ярким примером архитектуры Москвы Серебряного века, но в начале прошлого столетия архитекторское решение многие восприняли скептически. Газета «Московский еженедельник» писала: «Каждый новый год приносит Москве несколько десятков новых, чудовищно нелепых зданий, которые врезаются в городские улицы с какой-то особенной, только одной Москве свойственной, удалью. Ну где еще встретишь что-нибудь подобное новому дому в начале Остоженки. ». Антиреклама? Отнюдь. Создатели «дома под рюмкой» добились главного – здание мелькнуло во всех московских газетах (да еще и с точным адресом).

Загадочная рюмка

За более чем столетнюю историю дом стал одной из самых узнаваемых построек района и оброс легендами. Большинство из них связаны, разумеется, с необычным украшением его угловой башни. Итак.

Легенда первая

Купец Филатов так любил кутить, что едва не растратил все свои средства. Он смог вовремя остановиться, снова разбогател и построил доходный дом, на крыше которого поставил перевернутую рюмку как символ отказа от алкоголя.

Легенда вторая

Действительно, ходили слухи, что доходный дом с дешевыми квартирами построила мать купца по совету священника, чтобы сын покончил с пьянством. Совет действительно помог: добрый молодец бросил пить, а женщина велела установить на угловую башню нового дома перевернутую рюмку.

Легенда третья

Говорят также, что дом построил Филатов-старший, чтобы сын-гуляка отказался от выпивки. Отец купца пообещал подарить ему новое жилье, если тот бросит пить, и отпрыск согласился.

Легенда четвертая

У первых трех версий есть много противников, которые рассказывают, что купец Яков Филатов был попечителем московской старообрядческой общины – одной из важнейших в Российской империи. Учитывая, что за пьянство старообрядцы пожизненно отлучали человека от церкви, а за курение – посмертно, в «алкогольную» версию верится с трудом, а перевернутая рюмка – это просто перевернутая рюмка.

Легенда пятая

Самой правдивой кажется версия, по которой архитектор Дубовский, мастер стиля модерн и любитель средневековой романтики, задумал дом как олицетворение подводного царства. Из перевернутой чаши, а не рюмки, «растеклись» по стенам здания обитатели морских глубин: ундины, ракушки, кальмары, рыбы, морские водоросли, моллюски и невиданные чудища. Можно предположить, что доходный дом Филатова был воплощением городской крепости, защищенной от суеты: пугающая рыбья голова под линией карниза угловой башни напоминает о горгульях на средневековых соборах, а «рюмка» – об остроконечных башенках на замках европейских феодалов.

Перевернутая «рюмка» – не единственный предмет посуды, который украшает здание: под высоким козырьком слева на фасаде со стороны Остоженки внимательный взгляд заметит «чайную ложку». Фото: Фотобанк Лори

Здание доходного дома до наших дней сохранило статус жилого дома. После революции в нем находились коммуналки, которые в конце прошлого столетия постепенно переделали в обычные квартиры. В начале XXI века знаменитую «рюмку» отреставрировали и она по сей день красуется в центре столицы.

Фото: Фотобанк Лори

«Дом под рюмкой»: рецепт от пьянства и любовь к модерну

Самое известное здание в начале Остоженки – доходный дом Якова Филатова, известный как «дом под рюмкой». Рассказываем настоящую историю и расхожие легенды.


Фото: портал Москва 24

Элегантное здание в стиле модерн: затейливые рельефные узоры, керамический фриз над окнами пятого этажа, а главное украшение – колоколообразный шатер над угловой башенкой, похожий на перевернутую вниз рюмку.

Популярная московская легенда гласит, что купец Яков Михайлович Филатов сильно пил и чуть было не лишился своих владений (складов водопроводных и электротехнических атрибутов) из-за пагубной привычки. В один прекрасный день он завязал с выпивкой и заказал проект дома, на крыше которого должна была быть рюмка – напоминание о печальном прошлом. История красивая и вдохновляющая, однако есть одно «но»: Филатов был старообрядцем (и даже попечителем Московской старообрядческой общины), а старообрядцам алкоголь запрещен. Есть у истории и другие вариации – дом построил кто-то из родителей Филатова, чтобы прекратить его пьянство. Якобы отец пообещал подарить сыну доходный дом, если тот возьмется за ум. А по другой версии, мать пошла за советом к священнику, тот придумал построить дом с назидательным символом, и это почему-то сработало.

Фото: портал Москва 24

Что известно точно – над зданием работали сразу три архитектора с 1904-го по 1909 год. Сначала была построена левая половина дома – ее автор Эрнст‑Рихард Нирнзее, автор первых московских «небоскребов» (самая известная его постройка – дом в Большом Гнездниковском высотой девять этажей – это-то и считалось «небоскребом» или «тучерезом» в то время). Правую часть здания – как раз с оригинальной крышей – достраивали любители изысканного модерна Валентин Дубовской и Николай Архипов. Не исключено, что «рюмка» – всего-навсего архитектурная деталь, эффектная, но ничего не символизирующая.

До революции в доме располагались квартиры, сдававшиеся внаем. А в советское время их сменили коммуналки. Удивительно, но, несмотря на все перипетии, практически полностью сохранился внутренний декор подъездов столетней давности – с лепниной, мозаиками, керамической плиткой и коваными фонарями в стиле модерн.

Один из самых загадочных домов Москвы попал и в кино: в фильме Эльдара Рязанова «Привет, дуралеи!» (1996) здесь живет героиня Татьяны Догилевой, миллионерша Светлана.

Дом под рюмкой — пил или не пил?

В начале улицы Остоженки почти за мощной фигурой Фридриха Энгельса внимательный взгляд может уловить вид необычной крыши московского доходного дома начала 20 века. Правая верхушка крыши на углу дома четко напоминает рюмку, только перевернутую с ножкой наверху. По данному столовому предмету дом и получил народное название «Дом под рюмкой».

По поводу этой рюмки уже давно и успешно муссируется в прессе и в народе одна легенда. Мол, купец Филатов, на средства которого был построен этот дом, когда то изрядно выпивал. Впрочем, как и многие тогдашние купцы, иногда засиживаясь «до журавлей». Это было не что иное, как питие напитков и обильное кушанье до утра. Участники такого застолья начинали трапезу в полдень и продолжали до 3 часов следующего дня. Тем, кто выдерживал, выносили запечатанный хрустальный графин коньяка, разрисованный золотыми журавлями. Стоил такой графинчик 50 рублей (для сравнения корова тогда стоила 3-5 рублей). Плативший за коньяк получал пустой уже выпитый графин на память. Богатые купцы даже соревновались в коллекционировании графинов. Говорят, что Филатов был так же очень хлебосольным хозяином и дом его всегда был полон гостей. И вот – то ли понимая, что скоро разорится, то ли как говорят — жена запилила, купец решил бросить пить. На заработанные и сэкономленные от спиртного средства решил построить доходный дом, кои в Москве начала 20 века плодились как грибы и приносили их владельцам солидный доход. А в память о том, что бросил пить, Филатов заказал у архитекторов поставить наверху дома перевернутую верх дном рюмку.

Не всем москвичам нравилась такая вольность в архитектуре. Как и сегодня не многое из новых строений нравится, так и тогда находилось немало критиков этого строения.

Первоначально «рюмка» была другая и очень напоминала башенку дома Кекушева

Вот, например, газета «Московский еженедельник» сообщала: «Каждый новый год приносит Москве несколько десятков новых, чудовищно нелепых зданий, которые врезаются в городские улицы с какой-то особенной, только одной Москве свойственной, удалью. Ну где еще встретишь что-нибудь подобное новому дому в начале Остоженки…»

Первоначально рюмка на доме была изящная, а уже в недавнее время после капитального ремонта дома, выселения дома и превращения его в элитное квартирное владение, была заменена современной.

Ну а теперь давайте попробуем разобраться, что от людской молвы может быть правдой, а что ложью… Во-первых, дом этот строился в два этапа. Первую его часть левую четырехэтажную построил в 1904 году известный всей Москве своими «небоскрёбами» архитектор Эрнест Карлович Нирензее. Вторую, правую его половину, как раз под рюмкой, достраивал в 1907-1909 годах архитектор Валентин Евгеньевич ДубовскОй (неправильно ДубовскИй) при участии Н.А.Архипова. Дубовской отличался в своих строениях тем, что применял собственную интерпретацию стиля модерн, который сочетал с оригинальными мотивами готики и романской архитектуры. Для творчества Дубовского характерны стилизованные замки, рыцари и псевдогеральдические звери, явно отправляющие нас в далёкое Средневековье.

украшения дома под «рюмкой»

Вот и этот дом изобилует лепниной с необычными изображениями обнимающихся русалок и непонятных чудищ, низвергающих потоки из своего рта. Исследователи считают лепное убранство этого здания уникальным и больше по Москве не встречающимся. Архитектор прожил до 1931 года и в советское время занимался проектированием электростанции по плану ГОЭЛРО.

Дом Кекушева на Остоженке с похожей «рюмкой»

Во-вторых, мода делать на углах домов башенки с острым завершением была тогда по всей Москве. Достаточно взглянуть на вблизи расположенные дома. Поэтому версия ПЕРВАЯ : своеобразная рюмка — это дань моде и креатив архитектора.

Теперь о самой персоне домовладельца Филатова. Во всех источниках написано, что владельцем дома был Я.М. Филатов. Далее выясняется, что Яков Михайлович Филатов, как и многие московские купцы был старообрядцем, числился купцом 3-ей гильдии и был общественным членом-учредителем, а также попечителем Московской старообрядческой общины Рогожского кладбища (сокращенно МСОРК). Эта община была образована после знаменитого царского указа «Об укреплении начал веротерпимости», после которого старообрядцы вышли из своего подпольно-нелегального положения и возымели право возводить собственные храмы и монастыри. И вот в январе 1907 г. Московским губернским правлением была официально зарегистрирована МСОРК — самая большая старообрядческая конфессия в России.

Филатов Яков Михайлович

Мог ли такой человек как Филатов безбожно пить, будучи старообрядцем, про которых писали, что «они не пили, не курили, в театры бесовские не ходили»? Наверное мог! Как и другие купцы-старообрядцы, которые изрядно отрывались в гуляньях на летний период на занменитой Нижегородской ярмарке. Поэтому версия ВТОРАЯ: купец Филатов пил, бросил пить, и в знак этого события поставил рюмку.

Но… купцы 3-ей гильдии обладали капиталом всего от 8-ми до 20 тысяч рублей в год, что с трудом позволяло в начале 20-го века построить доходный дом в достаточно престижном тогда месте рядом с Храмом Христа Спасителя… В среднем, только участок под застройку в то время стоил около 150 тысяч рублей. И вот появляется версия о знаменитом Савве Морозове, о том, что заказчиком строительства мог быть именно он. Тем более что Савва Тимофеевич Морозов, тоже как и Филатов, был попечителем и членом МСОРК, и мог позволить себе такое строительство, будучи купцом 1-й гильдии и богатейшим человеком своего времени. И тоже, как и все купцы, возможно нещадно пил, а потом «завязал». Правда, кроме истории в трактире про лошадь и шампанское, ничего на тему «Морозов и алкоголь» не нашлось. А сама история такова: «Зашел как то утром Савва Тимофеевич в трактир и хозяин, желая угодить богатому посетителю, предложил ему шампанское. Тогда Савва Тимофеевич приказал трактирщику принести ведро шампанского и напоить лошадь. Хозяин тщетно пытался заставить лошадь пить. «Вот видишь, — сказал трактирщику Савва Морозов, — даже лошадь с утра шампанского не пьет, а ты мне суешь». Другая версия этой истории гласит, что не трактирщик решил угостить Морозова, а офицеры лейб-гвардии, сидевшие за соседним столиком в трактире, передали Морозову бутылку шампанского в качестве угощения. Посему версия ТРЕТЬЯ, но совсем натянутая: Савва Тимофеевич Морозов был заказчиком этого дома, и в честь того что не пил – приказал архитекторам поставить наверху эту рюмку. Я в эту версию совсем не верю, хотя бы потому, что Савва Тимофеевич трагически погиб в 1905 году, а эту часть дома строили только в 1907-1909 годах.

Вот такой полный легенд дом стоит на Остоженке и почему наверху рюмка – теперь только гадать приходится! Мы рассказываем и показываем этот дом на наших необычных экскурсиях «Тайны московского болота» и «Счастливая подкова московских бульваров. Часть Вторая».

А Вы Идите и Смотрите. Сами или вместе с нами. И будьте аккуратнее со спиртными напитками! Если что – просто переверните свою рюмку!


источники:

http://www.m24.ru/articles/kultura/03032019/154856

http://seeandgo.ru/?p=2040