Якиревич Игорь Абрамович Центроспас биография

О «летающем госпитале» МЧС России, уникальных медицинских операциях на земле и в воздухе, а также единственной в мире модульной технологии в интервью газете «Московский Комсомолец»

Трагедии, стихийные бедствия не выбирают себе определенную локацию. Они случаются внезапно, нередко в настолько отдаленных участках нашей необъятной Родины, что их на карте найти проблематично, не то чтобы добраться. А пострадавшие люди ждут помощи, счет может идти на минуты. И тогда помощь приходит фактически с неба — пострадавших доставляют в больницы специальные аэромобильные бригады врачей. Борт, на котором идет борьба за жизнь пострадавших, оснащен специальными модулями. Корреспондент «МК» побывал в Жуковском и расспросил начальника медицинской службы Государственного центрального аэромобильного отряда МЧС России «Центроспас» Игоря Якиревича об уникальных медицинских модулях, которые не имеют аналогов в мире.

— Игорь Абрамович, расскажите, как возникла идея создания летающего госпиталя?

— Начиналось все с трагических событий. В 1995 году на жилые дома в Иркутске упал самолет «Руслан». В числе пострадавших был ребенок с тяжелыми ожогами. Тогда возможности медицины на месте были ограничены — для лечения нужно было как-то доставить ребенка в Москву, и чем скорее, тем лучше. Мы приняли решение везти его самолетом, но оставался главный технический момент — как? И нам пришлось просто загнать медицинскую машину в самолет. Так и полетели.

— А почему такая простая схема не прижилась?

— Даже в большой Ил-76 помещается всего три реанимобиля, то есть перевезти зараз можно было только троих, а это прискорбно мало. Трагедия Беслана подтолкнула МЧС России к созданию более вместительных летающих госпиталей. Тогда в Москву нужно было перевезти 129 детей, а возить по три реанимобиля — это медленно. Приходилось работать на полу, на матрасах, на коленях. Мы все тогда делали что могли, но это было, мягко говоря, неудобно. И тогда была поставлена задача разработать комплекс, который позволял бы оказывать реанимационную помощь на борту. Именно реанимационную. И нужно было сделать так, чтобы борт был многофункциональным. То есть при необходимости мог стать госпиталем. А потом собрать оборудование, загрузить туда водосливное устройство и полететь на пожар.

— То есть борт один, а «начинок» много?

— Ну да, можно установить медицинские модули, водосливное устройство, загрузить гуманитарную помощь.

— Сколько времени ушло на создание таких модулей? Кто участвовал в их создании?

— Создавались они три года. Для нас это настоящий опыт, несмотря на то что вся эта процедура была для нас в новинку. Нам нужно было изучить мировой опыт, понять, как сделать именно то, что нужно нам. На Западе были только чисто госпитальные самолеты, и на борт они могли принять только 6 реанимационных больных. Этого было мало. После одного из совещаний мы пообщались с генеральным конструктором ЗАО «Заречье» Казанского вертолетного завода Леонтием Вениаминовичем Карасем. На тот момент Казанский завод уже делал вертолеты, в которых размещались операционные. Но нам нужна была именно модульная система, а не стационарный летающий госпиталь. Выслушав нас, он пообещал, что сделает нам именно то, что мы хотим. В Казань полетели наши медики и инженеры, чтобы участвовать в разработке. Здесь было важно участие именно двух этих категорий специалистов. Есть врачи, которые работают и спасают жизни, а есть инженеры, которые налаживают все системы жизнеобеспечения, отвечают за работоспособность медицинского оборудования.

Вместе со спасателями в полете работают врачи Всероссийского центра медицины катастроф «Защита».

— В итоге какой борт первым получил такой модуль?

— Все началось с вертолета Ми-8. Это хорошо зарекомендовавшая себя машина, востребована она по всему миру. Именно для него и сделали первый модуль. Его одобрили, и мы приступили к разработке таких модулей на самолеты. Сейчас модули у нас есть для Ми-8, Ил-76, недавно у нас появились Ан-148 и «Суперджет». В вертолетах у нас помещается два модуля, то есть можно перевезти 4 пострадавших. В Ил-76 помещается 5 модулей, рассчитанных на 4 человека каждый. Их подключают к аппаратам жизнеобеспечения, если это необходимо. Еще раз хочу подчеркнуть, что речь идет только о тяжелых и крайне тяжелых больных.

— Но ведь все эти самолеты не сразу появились?

— Да, у нас сначала был один самолет, оборудованный такими модулями. В 2008 году нашим гражданам, попавшим в ДТП в Египте, нужна была помощь, потом была трагедия в «Хромой лошади». И людей, которым требовалась помощь, тогда было значительно больше, чем мы могли перевезти. Были сделаны выводы, и второй самолет появился буквально через полгода. Сейчас у нас таких модулей 10. И мы готовы в любую минуту вылететь туда, где наши граждане нуждаются в помощи. Потом у нас появилось 2 самолета Ан-148. Там можно установить 4 модуля. А потом у нас появился новый «Суперджет». И на него уже делали складывающиеся модули на одного человека. Теперь если трагедия у нас не массовая, то и самолет мы выберем именно под эту задачу и не будем использовать большой Ил. Это дешевле, а качество лучше, ведь тот же «Суперджет» более комфортный, чем Ил-76.

— За сколько можно собраться и вылететь, если, скажем, иметь в виду Ил-76?

— Для выезда на аэродром — 20 минут. Все модули для Ил-76 у нас погружены в «КамАЗы». Выезд к самолету, мы их устанавливаем — и полетели. У нас круглосуточно команда готова выполнять поставленные задачи. Это — специфика нашей работы, мы несем службу 24 часа в сутки 7 дней в неделю. Дежурная смена инженеров постоянно все готовит к одной-единственной задаче — как только возникает необходимость, весь этот механизм приводится в движение.

Медицинские модули хранятся в специальных помещениях.

— Всего 20 минут? Поразительно!

— 99% успеха таких операций куется на земле. Все, что происходит в воздухе, — это, можно сказать, высокая медицинская технология, выше нее ничего нет, 9 тысяч метров, в конце концов. Я хочу особенно отметить, что за каждым пациентом, за каждой успешной операцией стоят прежде всего кадры. Наши специалисты уникальные. Такие кадры не выпускают в институте, их не готовят в больницах. Чтобы подготовить вновь пришедшего, мне нужно два года работы. Это из тех, кто прекрасный специалист. Плюс нужно понимать, что такая работа очень тяжелая. Вот, например, прошлая неделя у нас была неспокойная. Поступила задача, и мы вылетели на Чукотку. Вернулись через трое суток. 20 часов в небе. Это очень тяжело физически. Но мы — единая команда. Наши люди обладают огромным багажом знаний. Многие из них приходили из больниц, притом хороших больниц. Потом осваивались, привыкали летать и работать в таких условиях.

— Если медик хочет работать у вас, он же должен будет пройти какие-то курсы?

— Конечно. Это организует Министерство здравоохранения. У них стоит наш модуль, и наши специалисты проводят обучение. Наш вид медицинской деятельности сертифицирован, без специальных документов, сертификатов никто не имеет право ее осуществлять. Обычный врач не полетит за больным.

— Насколько я знаю, такая модульная технология уникальна.

— Да, действительно, в мире больше никто не используют модульную технологию.

— Опытом с другими структурами делитесь?

— Сейчас многие субъекты имеют в своем арсенале санитарный вертолет «Ансат». Когда его только разрабатывали, мы включились в работу. И в другие ведомства мы знания передаем. Все это не просто так. Ведь когда происходит трагедия, все ведомства должны работать слаженно согласно регламенту.

Теперь пришло время переместиться в помещение, где хранятся модули, и посмотреть на них своими глазами. Мы спускаемся во двор, немного проходим по улице и попадаем в теплое помещение. Все аккуратно разложено по полкам, все на своих местах, чтобы в случае ЧС не искать необходимые вещи. На стене — план того, что необходимо брать на каждый вылет. В помещении два человека — инженеры Наталья и Сергей. Они осматривают оборудование, поверяют, всего ли хватает и все ли работает. В углу стоит кювез — это специальная камера для транспортировки недоношенных детей и детей с пороками развития. К слову, «Центроспас» как-то перевозил три кювеза с младенцами одномоментно, чего не делал еще никто в мире. Также специалистами «Центроспаса» был разработан специальный модуль для перевозки больного, зараженного опасной инфекцией, своего рода бокс.

В модулях все продумано до мелочей: в соответствии со стандартом оказания реанимационной помощи и интенсивной терапии. Имеются отделения для баллонов с кислородом, чтобы можно было осуществлять искусственную вентиляцию легких. Использованный баллон легко меняется на новый инженерами. Как рассказала Наталья, все системы питаются от общей сети, но в случае непредвиденных проблем всегда есть автономный источник питания.

Кювез — специальная камера для транспортировки недоношенных детей и детей с пороками развития.

— Игорь Абрамович, сколько же вы уже санэвакуаций провели с начала года?

— С начала года уже 115 вылетов. Но нужно понимать, что бывает неделя у нас спокойная, а бывает, что по три-четыре вылета.

— А как определяется, за кем нужно лететь?

— Если мы имеем тяжелого больного, который находится далеко от Москвы или Петербурга, например в Хабаровске, то тут без вариантов — на машине не доедешь. Для санитарной эвакуации приходит запрос от субъекта РФ на транспортировку, изучаются все документы, готовится борт, вылетаем. По прибытии мы еще раз на месте собираем консилиум, и уже потом человек отправляется бортом в лечебное учреждение.

В завершение нашей встречи Игорь Якиревич немного посетовал на невольную подмену понятий:

— Любая технология — это прежде всего люди. Все эти сложные приборы, сертифицированные по всем правилам, требуют обслуживания. Люди непосредственно принимают участие в разработке. Если не поддерживать эти модули в рабочем состоянии, то мы не сможем выполнить нашу главную задачу. Поэтому периодически очень обидно, когда представители СМИ говорят, мол, «борт МЧС эвакуировал столько-то человек». Какой борт? Экипаж борта МЧС эвакуировал, ведь борт без людей — это просто железяка, всю работу делают люди. А это собственно экипаж самолета, авиационно-медицинская бригада отряда «Центроспас» совместно с коллегами из ВЦМК «Защита» Минздрава России. И десятки людей по всей стране, обеспечивающие все необходимое для этого.

Герой Сирии против героя Дебальцево. Кто командует битвой за Донбасс

Корреспонденты RTVI вынуждены приводить данные о боевых действиях и потерях только с использованием официальной информации российской стороны. Это обусловлено введенными в России ограничениями на работу журналистов.

Александр Дворников

Ни российские власти, ни официальные источники до сих пор не подтвердили, но и не опровергли факт назначения 61-летнего Дворникова командующим сухопутными войсками на Украине. До этого разными направлениями руководили разные генералы. Их сфера ответственности зависела от военного округа, к которому относились части под их командованием. Российская армия раньше так не действовала и учений в таком формате никогда не проводила.

По мнению британской разведки, назначение Дворникова представляет собой попытку улучшить управление войсками, так как недостаток взаимодействия мешал развитию российской операции. Такого же мнения придерживается австрийский военный эксперт Том Купер: «У Дворникова высший ранг, это значит, что его приказы не подлежат обсуждению, теперь генералы не будут действовать сами по себе, как это было в начале операции».

Почему именно Дворников

Дворников лучший российский боевой генерал, который может в любом случае «сломать хребет противнику», пишет газета The New York Times. Кроме того, он не лишен политических амбиций — по версии The Washington Post, в случае ухода генерала Валерия Герасимова, он может претендовать на должность главы Генштаба.

Британская разведка, среди плюсов Дворникова, называет опыт командования войсками в Сирии и знание специфики Донбасса, примыкающего к Южному военному округу, которым Дворников руководит с 2016 года.

По итогам первого этапа спецоперации, о которых сообщало Минобороны России, наибольшие успехи были достигнуты на юге Украины, где действовал Дворников. Был взят Херсон, Мелитополь, вся Херсонская область и почти вся Запорожская, в Крым пустили воду из Днепра.

Отношение к подчиненным

Офицер Военно-морского флота Виктор Пиксаев, близкий друг генерала, вспоминал случай, который он считает показательным для Дворникова: будучи генерал-майором, командующим 5-й армией, он наказал офицера, но тот был не виноват.

«Я это знал и сказал об этом генерал-майору. Узнав подробности, Александр тут же вызвал этого офицера и извинился перед ним. К людям он всегда относится с уважением и пониманием», — рассказал Пиксаев. Он отмечал, что Дворников всегда был отличным организатором, умел собрать хорошую команду и мобилизовать бойцов, «которые, как и он, будут работать 24 часа в сутки».

Украинским войскам теперь будет сложнее, но и «русским будет непросто», — считает военный эксперт аналитического центра CAN Майкл Кофман. Он имеет в виду крутой нрав генерала. В Сирии, где Россия поддерживает президента Башара Асада, против которого воевали террористы из ИГИЛ*, сирийская оппозиция и другие радикальные группировки, после воздушных ударов российских ВКС в бой должны были идти сирийские военные, чтобы занять территорию, но они не шли.

«В этих условиях очень кстати пришлись те качества Александра Дворникова, на которые нередко обижались его подчиненные в Штабе ЦВО и в войсках. Генерал крут на решения и не всегда сдержан в выражениях, бывает крайне резок. В сочетании с трудоголизмом, способностью „нарезать“ задачи „в ночь“, а утром требовать результат — это именно то, что было нужно в Сирии от русского генерала», — вспоминает сослуживец Дворникова.

Слова анонимного военного подтверждает и блогер Аркадий Бабченко**, который служил под началом Дворникова в Чечне: «Дворников был моим командиром полка в Чечне. Дубовый служака. Будет утюжить».

Во время Второй чеченской войны (1999-2000) Дворников служил командиром 1-го гвардейского мотострелкового полка. Западные СМИ ошибочно называют его одним из руководителей битвы за Грозный или даже всей контртеррористической операции. Бывший заместитель начальника Генштаба вооруженных сил Украины генерал-лейтенант Игорь Романенко в интервью телеканалу Al Jazira приписывает ему кличку «мясник» за действия в Чечне и Сирии. Однако тот же Бабченко пишет, что среди солдат его звали иначе — «Дядюшка Вертер», и никакой жестокости в мемуарах не приводит.

Полк Дворникова действительно участвовал в битве за Грозный, а также в освобождении от боевиков Шатоя, Аргуна, Гудермеса и других городов. 126 его подчиненных получили награды, а самому Дворникову вручили орден «За заслуги перед Отечеством» IV степени.

За участие в операции в Сирии Дворников получил звание Героя России. За то время, что он командовал группировкой ВС России в Сирии с сентября 2015 по июль 2016, удалось переломить ход гражданской войны и фактически спасти правительство Асада от поражения. Основная ставка тогда была сделана на авиацию (к моменту отъезда Дворникова из Сирии ВКС совершили около 18 тысяч вылетов). Наземные бои вели правительственные войска. Самой ожесточенной была битва за Алеппо – крупнейший город Сирии. В результате боевых действий он был почти полностью разрушен, а среди мирных жителей были многочисленные жертвы.

Американский военный аналитик Гарри Казианис считает, что Дворников может применить сирийский опыт – задействует авиацию по максимуму. Однако тактика с нанесением ударов авиацией по военным объектам в городах и последующей «зачисткой» их пехотой наблюдалась и в ходе первой части военной операции. Дворников же вырос из мотострелковых войск, главной задачей которых является не только удержание занимаемых районов, но и ведение контрнаступления по прорыву обороны противника и захвату его территории.

В своих немногочисленных интервью он размышляет о философии современной войны: «Опыт современных боевых действий подсказывает нам, что главными действующими лицами на поле боя все чаще являются небольшие подразделения (взвод, рота, батальон). Отсюда вывод – эти подразделения должны быть подготовлены и обеспечены всем необходимым для самостоятельных действий. Поэтому в свое время были созданы ротные и батальонные тактические группы, с которыми проводится комплекс мероприятий по подготовке к действиям в различных условиях. Особое внимание – на подготовку командиров, от которых зависит, как в учебных или реальных боестолкновениях будут действовать их подчиненные, насколько эффективно и грамотно будут использоваться все имеющиеся в их распоряжении силы и средства, насколько непредсказуемо для неприятеля они будут воевать».

Дворников — сторонник неожиданных операций. В интервью «КП — Ростов-на-Дону» он впервые признался, что его бойцы организовали в 2014 году операцию в Крыму и Севастополе: «Я вот вам скажу сегодня, то, что, кажется, раньше так откровенно не говорилось. Именно войска ЮВО сыграли ключевую роль в событиях „Крымской весны“».

Валерий Залужный

В руководстве американской армии прогнозировали, что Россия разобьет украинских военных в течение 72 часов. Иного мнения был 48-летний Валерий Залужный — в феврале 2022 года он был уверен, что Украина готова отразить любой удар. Залужный, как и Дворников, вырос в семье военного, за плечами у него бои под Дебальцево.

Назначение Залужного главнокомандующим само по себе было частью масштабной реформы украинской армии. Он возглавил ВСУ в июле 2021 года, на этом посту он сменил Руслана Хомчака. В офисе президента Украины Владимира Зеленского объяснили это необходимостью наладить испорченные отношения между Министерством обороны и руководством ВСУ из-за серии коррупционных скандалов, в которых был замешан высший генералитет.

Почему именно Залужный

На Украине администрацию Зеленского критиковали за излишнюю мягкость с Россией и ЛДНР, при этом Хомчак неоднократно говорил, что быстро урегулировать ситуацию на юго-востоке страны не получится.

Залужный быстро завоевал расположение многих украинцев, когда рассказал про свою мечту — прокатиться на танке по Красной площади в Москве — и взял себе в советники Дмитрия Яроша — бывшего лидера «Правого сектора»***. «Наверное, да. По-честному, да. И по Арбату тоже», — говорил Залужный в эфире «Пятого канала».

На руку Залужному играют отсутствие в биографии службы в Советской армии и ореол героя Дебальцево — в 2015 году он вывел своих солдат из «дебальцевского котла», где проходили одни из самых кровопролитных боев и где украинские войска понесли тяжелые потери.

«Во многих отношениях Залужный олицетворяет собой новое поколение украинских офицеров, которые отточили свои зубы в упорной восьмилетней войне на Донбассе, а когда не были на фронте, направлялись на полигоны по всей Европе для учений с силами НАТО — опыт, который отшлифовал многие авторитарные грани, порожденные десятилетиями жесткой советской военной подготовки», — считает бывший украинский военный, содиректор программ внешней политики и международной безопасности аналитического Центра Разумкова Алексей Мельник.

Отношение к подчиненным

Одним из первых решений Залужного в качестве главнокомандующего было разрешение бойцам отвечать огнем на огонь противника без получения согласия высшего командования.

О своем боевом пути Залужный вспоминать не любит, «потому что судьба генерала и судьба солдата на войне по-разному воспринимаются…», но свое отношение к подчиненным он изменил после Дебальцево.

«Для меня война началась в середине июля 2014 года, с назначением заместителем командира сектора «С», который формировался в Донецкой области. С тех пор руководил почти всеми создаваемыми там группировками. Дошел до начальника штаба Объединенных сил. Запомнились, должно быть… солдаты. До сих пор со многими из них созваниваемся, переписываемся. Я рад, когда могу им чем-нибудь помочь — решить какие-то военные или бытовые вопросы… Достаточно хорошо запечатлелся в памяти 25-й батальон, который я заводил туда, в район Дебальцево, расставлял на позиции. Первые бои, первые потери…», — вспоминал Залужный.

В частности, под его командованием украинские военные захватили село Южное под Горловкой и продвинулись в районе Волновахи, где построили укрепрайон, который лишь совсем недавно заняли части ДНР и российской армии после долгих и ожесточенных боев. В 2017 году за успехи в Донбассе Залужный был произведен в генералы.

По мнению российских военных экспертов, группировка ВСУ на Донбассе — самая боеспособная из имеющихся у Украины. По мнению же Залужного — самые боеспособные бригады ВСУ находятся в подчинении Оперативного командования «Север», которое он возглавлял до назначения на пост главнокомандующего.

«Север» — оперативное объединение Сухопутных войск ВСУ в северной части территории Украины. Именно они отвечают за оборону Житомирской, Киевской, Сумской, Черниговской областей и города Киев. Это те области, которые российские войска после месяца спецоперации оставили. Так же «Север» отвечает за оборону Полтавской и Черкасской областей.

Еще в сентябре 2021 года Залужный говорил, что начал готовиться к нападению со стороны России, а в начале февраля рапортовал, что «Вооруженные Силы Украины готовы к отпору».

«Мы создали боевые порядки и успели в сжатые сроки развернуть Силы теробороны и вооружили их ПТРК [противотанковые ракетные комплексы — RTVI] и ПЗРК [переносные зенитные ракетные комплексы — RTVI], проводим подготовку инструкторов–операторов ПТРК „Корсар“ и „Стугна-П“ для обучения личного состава Сил теробороны ВСУ. Мы усилили оборону Киева. Мы прошли войну и надлежащую подготовку. Следовательно, готовы встретить врагов и не с цветами, а со „Стингерами“, „Джавелинами“ и NLAW [легкое противотанковое оружие следующего поколения — RTVI]. Welcome to hell!», – говорил Залужный в интервью «Пятому каналу». Министр обороны Украины Алексей Резников поддержал настрой генерала и заявил, что «повторения 2014 года не будет», а взять Киев, Одессу и Харьков — «не выйдет».

Залужный — один из активных сторонников внедрения в ВСУ натовской J-структуры штабов в системе управления, с четким распределением по функционалу без дублирования функций. Он также делает ставку на повышение роли сержантского состава.

«Новые сержанты. Это не козлы отпущения… А реальные помощники, которые по определенному функционалу скоро заменят офицеров. Это тоже перемены. Мы уже начали это движение, и обратно пути нет. Вернуться в армию 2013 нам просто не даст даже общество», — говорил в 2020 году Залужный.

«Если одному человеку и можно приписать удивительные военные успехи Украины к настоящему времени — защиту столицы Киева и удержание большинства других крупных городов в условиях натиска —, то это Залужный», — написало влиятельное американское издание Politico, назвав его «Железным генералом».

* деятельность запрещена в России

** включен в России в перечень экстремистов и террористов

*** экстремистская организация, деятельность в России запрещена

Санитарно-авиационная скорая медицинская помощь новорожденным Текст научной статьи по специальности « Науки о здоровье»

Аннотация научной статьи по наукам о здоровье, автор научной работы — Морозова Н.Я., Якиревич И.А., Попов А.С., Зубков В.В., Буров А.А.

Рассмотрены особенности оказания санитарно-авиационной скорой медицинской помощи детям в периоде новорожденности на территории РФ. Рассмотрены условия оценки транспортабельности новорожденных по существующим на сегодняшний день оценочным шкалам . Описаны трудности, с которыми может столкнуться врач, осуществляющий санитарно-авиационную транспортировку . Определены перспективы дальнейшего совершенствования и развития неонатальной транспортной бригады.

Похожие темы научных работ по наукам о здоровье , автор научной работы — Морозова Н.Я., Якиревич И.А., Попов А.С., Зубков В.В., Буров А.А.

Sanitary aviation emergency medical care for children in the neonatal period

The features of the provision of sanitary-aviation emergency medical care for children in the neonatal period in the territory of the Russian Federation. The conditions for evaluating newborns transportability of existing to date scale. It described the difficulties that can face the doctor carrying out sanitary and aviation transportation . The prospects of further improvement and development of neonatal transport team.

Текст научной работы на тему «Санитарно-авиационная скорая медицинская помощь новорожденным»

Санитарно-авиационная скорая медицинская помошь новорожденным

Морозова Н.Я.1, Якиревич И.А.2, Попов А.С.2, Зубков В.В.1, Буров А.А.1, Подуровская Ю.Л.1, Дегтярев Д.Н.1

ФГБУ «Научный центр акушерства, гинекологии и перинатологии им. акад. В.И. Кулакова» Минздрава России, Москва ФГКУ «Государственный центральный аэромобильный спасательный отряд МЧС России («Центроспас»)», Московская область, Жуковский

Рассмотрены особенности оказания санитарно-авиационной скорой медицинской помощи детям в периоде новорожденности на территории РФ. Рассмотрены условия оценки транспортабельности новорожденных по существующим на сегодняшний день оценочным шкалам. Описаны трудности, с которыми может столкнуться врач, осуществляющий санитарно-авиационную транспортировку. Определены перспективы дальнейшего совершенствования и развития неонатальной транспортной бригады.

санитарно-авиационная скорая медицинская помощь, новорожденные, оценочные шкалы, критические состояния, санитарно-авиационная транспортировка, межгоспитальная транспортировка

Неонатология: новости, мнения, обучение. 2017. № 1. С. 39-44.

Статья поступила в редакцию: 20.12.2016. Принята в печать: 07.02.2017.

Sanitary aviation emergency medical care for children in the neonatal period

Morozova N.Ya.1, Yakirevich I.A.2, PopovA.S.2,Zubkov V.V.1, BurovA.A.1, Podurovskaya Yu.L.1, Degtyarev D.N.1

1 V.I. KuLakov Obstetrics, Gynecology and Perinatology Research Center of Ministry of Healthcare of the Russian Federation, Moscow

2 State Central Airmobile Rescue Team EMERCOM of Russia («Centrospas»), Moscow region, Zhukovsky

The features of the provision of sanitary-aviation emergency medical care for children in the neonatal period in the territory of the Russian Federation. The conditions for evaluating newborns transportability of existing to date scale. It described the difficulties that can face the doctor carrying out sanitary and aviation transportation. The prospects of further improvement and development of neonatal transport team.

sanitary and aviation emergency medical care, newborns, rating scales, critical conditions, sanitary and aviation transportation, interhospital transportation

Neonatology: News, Opinions, Training. 2017; (1): 39-44.

Received: 20.12.2016. Accepted: 07.02.2017.

Транспортировка детей в периоде новорожденности машиной скорой помощи достаточно хорошо освоена в связи с широким опытом применения, поэтому хотелось бы остановиться на особенностях проведения сани-тарно-авиационной скорой медицинской помощи. Во время проведения санитарно-авиационной транспортировки медицинскому персоналу предстоит столкнуться с воздействием таких внешних факторов, как ускорение, тряска, барометрическое давление, яркий свет, звук, вибрация, температура. Наша задача состоит в том, чтобы по возможности снизить неблагоприятное воздействие этих внешних факторов на организм новорожденного.

За 2015 г. специалистами ФГБУ «ВЦМК «Защита»» Минздрава России совместно с отрядом «Центроспас» МЧС России была осуществлена санитарно-авиационная скорая медицинская помощь спецбортом МЧС (Ил-76 и Ан-148) 330 детям, что составило 37% от общего числа всех эваку-аций за год. Из них 42 ребенка в периоде новорожденности (2 ребенка, рожденных преждевременно на 25-й неделе гестации), что соответствует 13% от общего числа эвакуации детей за год. Санитарно-авиационную эвакуацию новорожденных осуществляли из Донецкой и Луганской народных республик, Симферополя, Севастополя, Мурманска. Из всего числа эвакуаций новорожденных дети с диагнозом «врожденный порок сердца» составили 71%, дети с врожденными пороками развития — 10%, дети с нейрохирургической патологией — 5%, рожденные преждевременно — 5%, дети с нео-натальным сепсисом — 5%, дети с новообразованиями — 2%, дети с гипоплазией легких — 2%.

Полученные результаты легко объяснить отсутствием возможности оказания специализированной медицинской помощи на отдельных территориях, в связи с чем возникает необходимость транспортировки новорожденных в другое учреждение.

Если говорить о международном опыте, нам удалось обнаружить следующую информацию о наиболее успешной организации авиационной транспортировки новорожденных в разных странах. Доктор Хилари Уайт (Hilary Whyte) в детской клинике Sick Kids Hospital в Торонто (Канада) сформировала команду специалистов и организовала центр подготовки персонала для обучения, транспортировки и совершенствования знаний. Данное направление своей работы Хилари Уайт расценивает «как самую важную часть программы неонатологии» [5].

На территории Соединенных Штатов Америки транспортировка новорожденных чаще всего осуществляется вертолетом Messerschmitt-Bolkow Blohm BK-117A-4 дочерней компании American Eurocopter (Гранд-Прейри, Техас), самолетом King Air 200 компании Raytheon-Beech Aircraft (Вичита, Канзас) неонатальным транспортным отрядом, знакомым с воздушной и наземной скорой медицинской помощью, прошедшим лицензирование. Начальник медицинской службы отвечает за развитие и контроль транспортных протоколов, которые корректируются каждый год. Транспортировку осуществляет либо менее опытная команда персонала, владеющая навыком постановки периферического венозного катетера, назогастрального зонда, мочевого катетера, проведения кислородной терапии, либо бригада во главе

с высококвалифицированным врачом-специалистом. Благодаря квалифицированной подготовке врачей, участвующих в транспортировке, снизился уровень летальности во время и в 1-е сутки после транспортировки [6].

По результатам исследования, проведенного B.M. KarLsson и соавт., целью которого было изучить влияние силы звука и общей вибрации на частоту сердечных сокращений (ЧСС) и вариабельность сердечного ритма во время наземного и воздушного транспорта, было оценено влияние внешних факторов на новорожденного в процессе проведения транспортировки [1]. Так, 16 младенцев были доставлены самолетом санитарной авиации, далее наземным транспортом до и от аэропорта. Были зафиксированы уровни шума и вибрации, а параметры сердца оценивали по результатам ЭКГ-исследования. Выявлено, что звук и вибрация всего тела превышали рекомендуемые пределы. Имеются в виду уровни вибрации и шума 0,19 м/с [2] и 73 дБА соответственно. Большая вибрация всего тела ассоциировалась с более низкой ЧСС (р 37,6 8

Респираторный статус Тяжелая дисфункция (апноэ, гаспинг-дыхание, интубированные) 14

Умеренная дисфункция (ЧДД>60 или Эр02 85%) 0

Систолическое артериальное давление 40 мм рт.ст 0

Ответ на болевые стимулы Нет, мышечная релаксация 17

Летаргия, нет плача 6

Крик, раздражительность, повышенное потоотделение 0

Примечание. ЧДД — частота дыхательных движений; Эр02 — сатурация кислорода капиллярной крови.

Общая оценка по шкале TRIPS = Сумма баллов по всем 4 параметрам.

Минимальная оценка — 0 баллов, а максимальная -65 баллов. Чем выше оценка по TRIPS, тем выше вероятность смерти (табл. 2).

Таблица 2. Оценка по шкале TRIPS

I Баллы I Наблюдаемая смертность (округленная), % I

2. Шкала межгоспитальной авиационной транспортировки (The InterhospitaL Air Transport Score, IATS), разработанная A. Feldman и соавт. (2001) [2].

Шкала включает следующие разделы: оценка уровня проводимой терапии (табл. 3), оценка тяжести поражения (табл. 4) и оценка возможности транспортировки (табл. 5).

Минимальная оценка по шкале тяжести поражения -0 баллов; максимальная — 12 баллов. Минимальная оценка по шкале риска транспортировки — 0 баллов; максимальная — 32 балла.

Чем выше уровень проводимой терапии и оценка по шкалам тяжести состояния и риска транспортировки, тем выше вероятность развития летального исхода во время транспортировки. Максимальная оценка по шкалам тяжести состояния ребенка и риска транспортировки служит абсолютным противопоказанием для перевода пациента в стационар более высокого уровня на данный момент времени.

Опираясь на свой опыт, мы можем утверждать, что транспортировка возможна при оценке по шкале TRIPS 95% на фоне РЮ2=0,21 0

Ингаляция кислорода 2

Искусственная вентиляция легких 4

ЦНС Оценка по шкале комы Глазго:

Показатель Характеристика Оценка

Контактность Контактен и адекватен 0

Оглушение или сомноленция 2

Не контактен, кома 4

Мобильность Двигательная активность полностью сохранена, возможно наличие одного периферического венозного катетера 0

Двигательная активность ограничена 2

Наличие одного периферического венозного катетера и мочевого катетера или кислородной маски 2

Наличие одного центрального венозного катетера и мочевого катетера или кислородной маски 2

Полное отсутствие двигательной активности, громоздкая иммобилизация повреждений 4

Наличие инфекции Отсутствие инфекционного процесса 0

Трансмиссивные инфекции 4

Воздушно-капельные инфекции 8

Потребность Нет 0

в искусственной Может потребоваться 4

вентиляции легких Да 8

Синдром утечки Нет 0

воздуха Может развиться 4

тальной транспортировки, следует отметить, что в настоящее время отсутствуют абсолютно достоверные критерии оценки тяжести состояния новорожденного в критическом состоянии и степени риска межгоспитальной транспортировки.

Это требует проведения дальнейших мультицентровых исследований с использованием принципов современной доказательной медицины [2].

Особенности санитарно-авиационной транспортировки

Необходимо помнить, что во время осуществлением санитарно-авиационной транспортировки у новорожден-

ного не должно быть воздуха в полостях. Указанный контингент пациентов можно эвакуировать санитарно-авиаци-онным транспортом только при адекватном дренировании. Желудочный зонд и мочевой катетер должны быть заполнены физиологическим раствором.

Транспортировка новорожденных в критических состояниях требует наличия высокопрофессионального медицинского персонала, способного быстро принимать решение в сложных ситуациях и выполнять манипуляции в условиях неблагоприятных внешних факторов, а также слаженной работы на всех этапах транспортировки. Специализированное оборудование, включающее неонаталь-ный кувез с удобным доступом для новорожденных, мони-

тор для контроля витальных функций организма, аппарат искусственной вентиляции легких (ИВЛ) для поддержания дыхательной функции, шприцевые насосы для введения лекарственных препаратов, зафиксированное на медицинском модуле, позволяет не перекладывать новорожденного и не отключать от проводимой интенсивной терапии при подъеме на спецборт и спуске в реанимобиль (см. рисунок).

После подъема новорожденного на спецборт с целью проведения санитарно-авиационной транспортировки необходимо обеспечить достаточную фиксацию шейного отдела позвоночника и головы новорожденного, а также шумоизо-ляцию; убедиться в достаточной фиксации и проходимости эндотрахеальной трубки при проведении ИВЛ или адекватной подаче увлажненного кислорода при нахождении новорожденного на самостоятельном дыхании; провести санацию трахеобронхиального дерева, верхних дыхательных путей; проверить функционирование и достаточную фиксацию венозного доступа. При удовлетворительных показателях витальных функций врач — анестезиолог-реаниматолог, осуществляющий транспортировку, дает пилоту разрешение на взлет.

Наиболее значимыми аспектами межгоспитальной транспортировки новорожденных в критических состояниях являются продолжение мероприятий интенсивной терапии на всех этапах лечебного процесса и обеспечение ее преемственности. Во время транспортировки проводится весь комплекс лечебных мероприятий, который был начат в лечебно-профилактическом учреждении или на этапе подготовки ребенка к транспортировке [2].

Необходимо знать, что врач — анестезиолог-реаниматолог, осуществляющий санитарно-авиационную транспортировку, должен быть готов к трудностям, которые могут возникнуть на борту во время проведения интубации или переинтубации, требующей контроля нахождения эндотра-хеальной трубки. Этого можно добиться только при наличии электронного фонендоскопа или опираясь на собственный опыт работы из-за шума во время полета.

Во время санитарно-авиационной транспортировки проведение энтерального кормления не является противопоказанием при отсутствии у новорожденного регулярных срыгива-ний и хирургической патологии. Напротив, мы рекомендуем энтеральное кормление при санитарно-авиационных транспортировках, занимающих по времени >3 ч, и по возможности совместное нахождение матери и ребенка.

В настоящее время абсолютно четко доказано, что совместный материнский и неонатальный транспорт значительно сокращает младенческую смертность, что свидетельствует о необходимости широкого использования данной модели транспортировки новорожденных. Эмоциональная поддержка матери и отца ребенка, тактильный контакт матери и ребенка помогают наладить взаимопонимание и сотрудничество родителей ребенка и медицинского персонала [2, 3].

В связи с этим в состав бригады отряда «Центроспас» МЧС России совместно с ФГБУ «ВЦМК «Защита»» Минздрава России, осуществляющей транспортировку новорожденных, всегда входит психолог, а родители после разрешения

пилота всегда находятся рядом с новорожденным при поддержке медицинских работников, входящих в состав неона-тальной бригады.

Благодаря наличию современного оборудования и его постоянному совершенствованию мы пытаемся провести транспортировку в максимально щадящих условиях для новорожденного, но несмотря на это главным остается принцип транспортировки in utero. Именно поэтому наша задача — совершенствовать антенатальную диагностику с последующей своевременной постановкой диагноза «врожденный порок развития» и направление беременной в специализированный перинатальный центр, что позволит максимально снизить долю санитарно-авиаци-онных транспортировок. Но и этот небольшой процент

Медицинские модули для транспортировки бортом МЧС Ан-148

должен проводиться на максимально профессиональном уровне, что требует дальнейшего совершенствования и развития неонатальной транспортной бригады, разработки протокола последовательности действий бригады в различных ситуациях, использования новейшего оборудования: аппаратов ИВЛ, оснащенных интеллектуаль-

ным режимом адаптивной поддерживающей вентиляции (Adaptive Support Ventilation, ASV), приборов для оценки газового состава крови и кислотно-основного состояния. Остается надеяться, что на территории РФ, так же как и за рубежом, межгоспитальная транспортировка новорожденных станет одной из важных программ неонатологии.

СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРАХ

Морозова Наталья Яковлевна — аспирант, врач — анестезиолог-реаниматолог отделения хирургии новорожденных ФГБУ «Научный центр акушерства, гинекологии и перинатологии им. акад. В.И. Кулакова» Минздрава России, Москва Е-таИ: n_morozova@oparina4.ru

Якиревич Игорь Абрамович — кандидат медицинских наук, начальник службы медицинской помощи ФГКУ «Государственный центральный аэромобильный спасательный отряд МЧС России («Центроспас»)», Московская область, г. Жуковский Е-таН: meddoctors@mail.ru_

Попов Александр Станиславович — врач — анестезиолог-реаниматолог службы медицинской помощи ФГКУ «Государственный центральный аэромобильный спасательный отряд МЧС России («Центроспас»)», Московская область, г. Жуковский Е-mail: popovalfa1966@yandex.ru

Зубков Виктор Васильевич — доктор медицинских наук, заведующий отделом неонатологии и педиатрии ФГБУ «Научный центр акушерства, гинекологии и перинатологии им. акад. В.И. Кулакова» Минздрава России, Москва E-mail: v_zubkov@oparina4.ru

Буров Артем Александрович — заведующий по клинической работе отделения хирургии новорожденных ФГБУ «Научный центр акушерства, гинекологии и перинатологии им. акад. В.И. Кулакова» Минздрава России, Москва E-mail: a_burov@oparina4.ru

Подуровская Юлия Леонидовна — кандидат медицинских наук, заведующая отделением хирургии новорожденных ФГБУ «Научный центр акушерства, гинекологии и перинатологии им. акад. В.И. Кулакова» Минздрава России, Москва E-mail: y_podurovskaya@oparina4.ru

Дегтярев Дмитрий Николаевич — доктор медицинских наук, профессор, заместитель директора по научной работе ФГБУ «Научный центр акушерства, гинекологии и перинатологии им. акад. В.И. Кулакова» Минздрава России, заведующий кафедрой неонатологии ФГБОУ ВО «Первый Московский государственный медицинский университет им. И.М. Сеченова» Минздрава России

1. Karlsson B.M., Lindkvist M., Karlsson M. et al. Sound and vibration: effects on infants heart rate and heart rate variability during neonatal transport // Acta Paediatr. 2012. Vol. 101, N 2. Р. 148-154.

2. Александрович Ю.С., Пшениснов К.В. Интенсивная терапия новорожденных. СПб. : Изд-во Н-Л, 2013. 687 с.

3. Гомелла Т.Л., Каннингам М.Д., Эяль Ф.Г. и др. Неонатология : в 2 т. Т. 1 / пер. с англ. ; под ред. Д. Н. Дегтярева. М. : БИНОМ. Лаборатория знаний, 2015. С. 217-221.

4. Александрович Ю.С., Гордеев В.И. Оценочные и прогностические шкалы в медицине критических состояний. СПб. : ЭЛБИ-СПб, 2015. С. 122-145.


источники:

http://rtvi.com/stories/geroy-sirii-protiv-geroya-debaltsevo-kto-komanduet-bitvoy-za-donbass/

http://cyberleninka.ru/article/n/sanitarno-aviatsionnaya-skoraya-meditsinskaya-pomosch-novorozhdennym