Ягафаров Азат Фаатович Ижевск биография

Азат Ягафаров: «Избиратели говорят: наконец-то от Альметьевского округа идет нефтяник»

«Мы живем как единое целое — нефтяники и юго-восток Татарстана», — так определил уникальность своего округа кандидат в депутаты Госдумы РФ, заместитель гендиректора ПАО «Татнефть» Азат Ягафаров. Он ответил на самые важные вопросы своих избирателей в ходе интернет-конференции с читателями «БИЗНЕС Online».

Азат Ягафаров: «Считаю, что мое выдвижение в парламент уникально еще тем, что впервые за многие годы от нефтяного края в Думу идет человек непосредственно из «Татнефти» Фото: Сергей Елагин

«Считаю, что моя работа в Москве — это командировка»

Азат Фердинандович, вы долгие годы возглавляете представительство «Татнефти» в Москве, и так занимаетесь вопросами на федеральном уровне. Почему вам потребовалась баллотироваться в Госдуму?

— Все эти годы моя задача была представлять «Татнефть» и в какой-то степени нашу республику в органах государственной власти, в том числе и парламенте. За 30 лет моей работы мы с командой «Татнефти» принимали участие в разработке более 10 законопроектов, которые были приняты Госдумой. Я в течение пяти созывов Госдумы на общественных началах работал помощником ряда депутатов, например Олега Морозова. Хорошо знаю всю «кухню» Госдумы, знаю федеральных чиновников, и работа над законопроектами мне уже знакома. Поэтому республиканское отделение «Единой России» предложило мне баллотироваться в Госдуму от Альметьевского одномандатного округа, чтобы использовать мой опыт в интересах юго-востока Татарстана.

Считаю, что мое выдвижение в парламент уникально еще тем, что впервые за многие годы от нефтяного края в Думу идет человек непосредственно из «Татнефти». Я об этом как-то не задумывался, но избиратели часто мне говорят: мол, наконец-то от Альметьевского округа баллотируется нефтяник. Это для них знак и качества, и уважения к этой земле. Есть знаменитая фраза: что хорошо для General Motors, хорошо для Америки. Убежден, то же самое можно сказать и применительно к «Татнефти» и Татарстану, его жителям, особенно на юго-востоке республики.

Есть и личный аспект всей этой истории. Я никогда не терял корней. Моя мама до сих пор живет в Азнакаеве. Я минимум раз в месяц приезжаю к ней в гости и бывал по долгу службы в Альметьевске. Все еще считаю, что моя работа в Москве — это командировка, но если раньше меня отправляли в нее руководители компании, то теперь я жду доверия от избирателей юго-востока Татарстана.

Какое ваше первое ощущение было, когда вам предложили баллотироваться в Госдуму?

— Честно говоря, я никогда не был публичным человеком, моя работа не требовала этого. Более того, работа с налогами, с деньгами требовала тишины. Никогда не занимался публичной политикой и не хотел заниматься. Я просто экономист, всегда занимался практической работой. У меня в трудовой книжке одна запись — «Татнефть», и я этим очень горжусь. Я всю жизнь работал в интересах нефтяного края. Предложение выдвинуться в Госдуму для меня было неожиданным. Но для меня самое главное — интересы республики, и когда в партии сказали, что Татарстану это надо, я, как солдат, ответил: «Есть!» И, конечно, для меня лично стало определяющим, что меня поддержал Наиль Ульфатович Маганов — он настоящий патриот своей земли, и его мнение играет для меня большую роль. И я уже не говорю о том, какая большая честь идти на выборы в составе команды, которую возглавляет лично президент нашей республики Рустам Нургалиевич Минниханов.

Всегда бывает очень много обращений, которые требуют материальных вложений. Но депутат ведь не обязан решать проблемы населения из своего кармана… Как вы такие вопросы собираетесь решать?

— Я, действительно, получаю очень много обращений — и на встречах, и через соцсети, и через общественные приемные в каждом районе. Прямо скажу — всех вопросов не решишь. Но и говорить, что это не мои вопросы, я не могу, потому что это мои избиратели. Две трети вопросов связаны с теми условиями, в которых люди живут. Если меня изберут депутатом, планирую проводить избирательные часы совместно с администрацией и бизнесом, и мы вместе будем стараться искать решение проблем. Кроме того, в районах есть депутаты Госсовета РТ, и мы планируем работать в связке. Ну и, конечно, жизнь так устроена, что многое зависит от Москвы, от федерального бюджета. Здесь уже поле для работы депутатов Госдумы совместно с правительством республики.

Сразу скажу: пустых обещаний не даю, все вопросы решить сложно, потому что многие из них зависят от финансирования. И в первую очередь для их решения надо развивать экономику.

В нефтяной и экономический сфере вы, безусловно, эксперт, но от депутата ждут решения разнообразных вопросов. Как вы понимаете, какие проблемы стоят на первом месте, а какие можно отложить?

— Общение с людьми — это основная работа депутата! Я уже провел десятки агитационных встреч с жителями юго-востока Татарстана. Всегда говорю избирателям: задавайте вопросы, пишите мне в социальные сети. И они пишут. У нас в штабе собирается эта информация, анализируется. Что-то мы передаем в администрации районов, что-то более глобальное ложится в основу моей программы, а в дальнейшем, если меня изберут, — в план моей депутатской работы. Кроме того, мои помощники в каждом районе собирают наказы, которые потом аккумулируются, будут систематизированы и войдут в программу действий.

Какие, например, вопросы для юго-востока вы считаете наиболее актуальными?

— На первом месте у меня стоит два направления — здравоохранение и образование. Я считаю, это ключевые вопросы, которые касаются каждого. Это как раз инвестиции в человеческий капитал, и данные статьи федерального бюджета должны быть значительно увеличены. Даже, может быть, за счет других статей. Здесь и вопросы престижа профессии врача и учителя, развитие медицины на селе, высокотехнологической медпомощи и многое другое. Надо решать и такую проблему, как благоустройство территорий школ и детских садов. Сегодня деньги на ремонт здания выделяются, а на территорию вокруг — нет.

Сегодня реализуются нацпроекты, районы должны принимать в них участие. Активно надо вовлекаться и в республиканские программы, нужно отдать должное властям Татарстана, они создали множество реальных и работающих проектов.

Но решение многих социальных вопросов зависит от финансово-экономического состояния нефтяной отрасли, потому надо работать и в этом направлении. Мы живем как единое целое — нефтяники и юго-восток Татарстана.

И читатели спрашивают о дорожной инфраструктуре: «Как лучше соединить юго-восток с остальной республикой — поездами, магистралью или авиацией?»

— Первое — это автомагистрали. В моей программе два приоритетных участка: строительство дороги Шали – Бавлы и расширение участка Альметьевск – Набережные Челны. А рядом с магистралями сразу начнет развиваться бизнес: заправки, кафе, гостиницы, склады. Будут хорошие дороги — тогда и туризм начнет развиваться, это станет еще одной точкой роста юго-востока. А природа у нас замечательная!

Второе — поддержка малой авиации, развитие аэропорта Бугульмы. Я помню времена, когда в день было пять рейсов из Бугульмы в Казань. И к этому надо возвращаться. Считаю, аэропорт в совокупности с автодорогами даст мощный импульс для развития экономики. Развитая транспортная инфраструктура поможет привлечь новые инвестиции, новых предпринимателей, в итоге будут создаваться новые рабочие места, наполняться бюджеты. Все это взаимосвязано. При этом нужно и не забывать про дороги между населенными пунктами, здесь тоже есть над чем работать, не везде имеется нормальное асфальтовое покрытие.

Неужели сейчас нет рейсов из Бугульмы в Казань?

— Рейсов из Казани в Бугульму, к сожалению, нет. Перелетов не так много, и полеты авиакомпаний субсидируются государством из республиканского и федерального бюджетов. Сегодня дирекцией аэропорта и его кураторами решается вопрос с минтрансом, чтобы субсидировались и перелеты из Бугульмы в Западную Сибирь. Но стоит задача найти возможность дотировать перелеты внутри республики, и проработка этого вопроса идет, насколько мне известно. А конечная цель — сделать аэропорт Бугульмы международным. Уверен, это будет способствовать развитию юго-востока и республики в целом. Нефтяниками уже многое делается, например, на проектно-сметную документацию по новой взлетной полосе уже выделены средства. Проект большой — 7–8 миллиардов рублей, сюда входит и реконструкция здания. Конечно, потребуется и господдержка, для этого надо найти механизмы. Новая взлетная полоса позволит принимать большие самолеты, и это будет способствовать снижению стоимости билетов, допустим, с 5 тысяч до 3 тысяч рублей, что увеличит пассажиропоток. А потом встанет следующий вопрос — строительство нового терминала, но это уже следующий этап.

«Я видел, что в районах появляются большие современные фермы. Благодаря республиканским программам в село идут частные инвестиции» Фото из личного архива Азата Ягафарова

«Во всем мире государство поддерживает село»

А какие проблемы села надо решать, как считаете?

— Мой отец всю жизнь проработал руководителем крупного сельхозпредприятия. Я село хорошо знаю, можно сказать, вырос там, а в старших классах три года в летние каникулы работал помощником комбайнера.

Какая моя позиция? Сегодня стоит государственная задача — развитие сельского хозяйства. Спрос на сельхозпродукцию из России растет, но земледелие в Татарстане как было, так и остается рискованной сферой. Вы же видите, что случилось в этом году с погодой. Во всем мире государство поддерживает село. И в России, Татарстане сегодня многое делается, Рустам Нургалиевич Минниханов уделяет данным вопросам очень много внимания, нефтяники каждый год выделяют топливо на льготных условиях. Я видел, что в районах появляются большие современные фермы. Благодаря республиканским программам в село идут частные инвестиции. Буду поддерживать все меры господдержки — и субсидирование процентных ставок, и сельскую ипотеку.

Помимо мер господдержки крайне важны закупочные цены, налаженный сбыт. Для этого нужно привлекать инвестиции в переработку, плотно работать с торговыми сетями, чтобы на полках присутствовали продукты местных производителей. Только крепкая экономика хозяйств даст возможность платить достойные зарплаты, решать социальные вопросы.

Проблема наших сел, о которой не так часто говорят, — снабжение водой. Особенно остро такой вопрос стоит у нас, на юго-востоке. Все коммуникации построены еще в 50–60 годы прошлого века, потому требуется модернизация всего этого хозяйства. Считаю, необходима государственная программа по водоснабжению сельских регионов.

Острый вопрос — привлечение на село врачей. Есть государственная программа решения этого вопроса. Нужно четко понимать: если в сельской местности не будет социальной инфраструктуры, она просто вымрет, люди оттуда уедут и не вернутся. И тут я целиком и полностью согласен с Рустамом Нургалиевичем: стянуть всех жителей страны в нескольких безразмерных агломерациях было бы большой ошибкой. Но для развития села нужно создавать и условия, и рабочие места.

Традиционно много вопросов приходит об экологии юго-востока. Как развивать индустрию углеводородов и при этом соблюдать новые требования охраны природы?

— На самом деле ситуация с каждым годом изменяется в лучшую сторону. Раньше все видели — горит много факелов. Сегодня кто-нибудь их видит? Нет! Нефтяники уже давно повернулись лицом к проблемам экологии. Мы живем там же, где добываем нефть, принципиально штаб-квартира остается в Альметьевске.

Раньше было много порывов нефтепровода, и нефть разливалась на поля, попадала в водоемы. Но за последние 10–20 лет произошла замена на современные трубы, и сегодня порывов все меньше и меньше. И это благоприятно сказалось на экологии — в водоемах рыба появилась. Это еще один шаг, который мы сделали. Сегодня мониторинг состояния окружающей среды идет круглосуточно, и в онлайн-режиме можно видеть его результаты, функционирует специальный сайт «За чистый Альметьевск», где все показатели обновляются каждые 20 минут.

Кроме того, на юго-востоке реализуется поистине уникальная программа высадки лесов. За первое полугодие 2021-го посажено более 5,5 миллиона деревьев, до конца года, осенью, будет посажено еще 3 миллиона саженцев. А всего за последние 10 лет высажено почти 12 миллионов деревьев — это тысячи гектаров леса.

А где берут миллионы деревьев?

— Хороший вопрос! В первую очередь у специализированных питомников, в тех же Сабах, где есть огромный центр по разведению деревьев. И один из источников — школьные биологические лаборатории. По инициативе Наиля Маганова в 7 школах нашего нефтяного края уже построены биолаборатории с современным оборудованием, в которых учащиеся выращивают триплоидную осину. Она неприхотливая, быстро растет, а самое главное — больше других деревьев поглощает углекислого газа. Нефтяники покупают эти саженцы у школ и рассаживают. Конечно, пока школы дают не миллионы деревьев, но уже есть целые рощи, которые высажены из школьных лабораторий.

«Муслюмово — это как другая страна! В районе нет нефтяных ресурсов, но он развивается. Великолепные общественные пространства, изумительные парки, все очень чисто!» Фото: invest.tatarstan.ru

«Нужно отходить от нефтяной зависимости»

Вы объездили весь юго-восток Татарстана. Отличаются ли населенные пункты в зависимости от того, присутствует там «Татнефть» или нет? Можно ли жить и процветать без нефти?

— Действительно, я не единожды в рамках своей работы на компанию объездил 8 районов юго-востока, входящих в мой избирательный округ №30. В двух из них нет предприятий «Татнефти» — в Ютазинском и Муслюмовском. Начнем с Муслюмово — это как другая страна! В этом году там даже проходил федеральный сельский Сабантуй. В районе нет нефтяных ресурсов, но он развивается. Великолепные общественные пространства, изумительные парки, все очень чисто!

Откуда деньги-то берут?

— Мне кажется, это прежде всего зависит от активности руководителя. Мы с главой объездили сельские поселения, много общались. Он активно привлекает господдержку.

Так все-таки это господдержка, а не бизнес развивается и налоги платит?

— В том числе и бизнес активен. Там работает несколько предприятий, созданных предпринимателями – выходцами района. Суперсовременные цеха, благоустроенная территория. Сельхозтехника — это востребованное дело сегодня, надо уходить от импорта, и они этим занимаются. Еще в районе активно используют систему самообложения, когда на рубль собранных населением средств государство добавляет четыре. Муслюмово — это пример, как развиваться без нефтяных денег. Хотя нефтяники району помогали тоже: профинансировали ремонт «дома учителя» и ряда дорог, строительство четырех хоккейных кортов. Кроме того, 50 миллиардов рублей было направлено на реализацию президентской программы «Наш двор» во всей республике. Это вклад нефтяников в развитие всего региона.

Ютазинский район тоже оставляет приятное впечатление. Видно, что там живут трудолюбивые люди, есть успешные фермеры. В конце августа данный муниципалитет отметил 30-летие, знаете, люди там себя называют жаворонками — эта птица у них на гербе района как символ того, что они одни из первых в республике видят солнце и рано встают.

Может быть, нефть расхолаживает, и люди уже не думают о ведении и развитии своего бизнеса? Наш читатель написал в комментариях: «Зачем сократили все НГДУ, оставив маленькие города без средств к существованию?» Выходит, нет нефти — нет средств к существованию?

— Нефть — это конкурентное преимущество юго-востока республики. Кто с этим поспорит? Но в то же время есть сильная зависимость от нефти. Вижу, что в районах и власти, и бизнес пытаются уйти от этого. Кризис прошлого года показал, насколько зависят от самочувствия нефтянки бюджеты муниципальных районов, рабочие места, предприятия, заказы. Из-за пандемии упали цены на нефть, и ОПЕК+ ввел ограничения на ее добычу. Из-за этого инвестиционные программы были переориентированы на нефтепереработку. Но нефтедобыча является локомотивом всей экономики, поскольку нефтяники дают работу машиностроителям, строителям, сервисным компаниям, и когда мы сокращаем свои инвестиционные программы, это чувствительно ударяет по смежникам: они сокращают объемы производства, рабочие места. Конечно, экономика не может зиждиться только на нефтянке и крупных предприятиях. В развитых странах экономика зависит в большей степени от малого и среднего бизнеса, например, 75 процентов ВВП США — это МСБ.

С одной стороны, хорошо, что «Татнефть» работает — это около 40 процентов бюджета. Но не должна быть зависимость только от нефти. Необходимо прежде всего создать условия для привлечения инвестиций в создание новых предприятий. А каждое новое предприятие — это рабочие места, поступление налогов в бюджет всех уровней.

А что касается НГДУ, то они не ликвидируются, а меняются в духе времени, они будут работать. Прошла реорганизация в целях повышения эффективности работы, конкурентное поле сложнее, и без использования современных подходов к управлению невозможно остаться на плаву и выдерживать напор со стороны конкурентов. Подчеркну, что только эффективность в бизнесе позволяет нефтяникам заниматься социальными инвестициями. Слава богу, объем вложений и поддержки районов нефтяниками, несмотря на все сложности в экономике, не сократился.

А как уйти от нефтяной зависимости?

— Нельзя, чтобы экономика района или города зависела только от одной компании или отрасли, необходимо развивать бизнес в разных направлениях, чтобы в итоге устойчиво стоять на ногах. В первую очередь мы говорим о малом и среднем бизнесе. Приведу такой пример: во время визита вице-премьера — министра экономики РТ Мидхата Шагиахметова в Бавлинский район я представлял там «Татнефть», и мы вместе объезжали промышленные объекты. Мы все понимаем, что нужно создавать новые предприятия МСБ и их поддерживать. Как это сделать? Есть разные способы, один из них — государственно-частное партнерство. В городах и районах освобождается много промышленных территорий, в том числе «Татнефти», которые можно отдать под бизнес. Администрация муниципалитетов привлекла бы на них инвесторов, а министерство экономики РТ под конкретного инвестора предоставило бы условия промышленной зоны с пакетом льготного налогообложения. И таким образом возникает точка роста. Надо создавать такие промышленные зоны под конкретных инвесторов и предпринимателей. Договорились, что нужно создавать пилотные проекты, на которых отработается такой механизм создания рабочих мест.

Все хотят найти инвесторов, но где же их столько найти?

— В том-то и дело — надо создавать условия, чтобы их заинтересовать. У нас огромное количество инструментов господдержки. Это и субсидирование, и фонд развития производства, индустриальные и промышленные парки, ТОСЭРы и так далее. Нужно заниматься такими вопросами, чтобы на юго-востоке создавалось как можно больше высокооплачиваемых рабочих мест.

«Надо создавать новые предприятия, новые рабочие места, а вокруг них бизнес будет выстраивать сервис» Фото: «БИЗНЕС Online»

«Одна из задач — чтобы молодежь не уезжала»

Уже десятилетия все говорят о необходимости развития малого и среднего бизнеса, а воз и ныне там, хотя мер господдержки вроде немало. Почему так? Может быть, не надо столько льгот, а просто уменьшить налоговую нагрузку и проверками не душить?

— Это вопрос, который мы все задаем. Я как экономист могу сказать, что все перечисленное вами и является ответом на данный вопрос. Конечно, кроме льгот нужно еще создать среду для развития бизнеса — это и правовые вопросы, и «железобетонное» право собственности, и необходимость судебной реформы, чтобы инвестор был уверен в своих правах и мог их защитить. И проверки надо сокращать, и административные барьеры. Все это в совокупности и следует решать на законодательном уровне. Административная реформа уже идет, применяется «регуляторная гильотина», которую, кстати, предложил татарстанский вице-премьер. Уже более 10 тысяч нормативных актов пересмотрено, устаревшие отменены. Это тоже может дать толчок развитию экономики.

Какие приоритеты должны быть у государства в части занятости населения, на ваш взгляд?

— Здесь не надо изобретать пятое колесо, все эти вещи известны. Просто надо их реализовывать. И признать, что сегодня государство поворачивается лицом к данной теме, понимая, что без этого не будет подъема экономики. Нужно поддерживать деловую активность в регионах, для этого там должно быть комфортно жить и работать, вести бизнес. Надо создавать новые предприятия, новые рабочие места, а вокруг них бизнес будет выстраивать сервис. И еще важный вопрос — развитие инфраструктуры, в первую очередь дорожной и транспортной.

Вопрос читателя: «Такие нефтяные города, как Азнакаево, Лениногорск, Бавлы, остаются в тени Альметьевска. Что планируется, чтобы эти „моногорода“ развивались и остановился отток людей из них?»

— Я не соглашусь, что этим городам оказывается меньшее внимание, но объясню логику, почему у людей такой восприятие. Программой социально-экономического развития РТ обозначены три агломерации: Казанская, Закамская и Альметьевская. Согласитесь, невозможно сделать всё везде и сразу, поэтому должна быть некая централизация и приоритеты. Например, для всего юго-востока в Альметьевске планируется построить крупный современный перинатальный центр, художественную галерею. Такие объекты строятся не для одного Альметьевска, а для всего юго-востока. Вот и кажется, что все достается одному городу, но это не так.

За последнее время прошло несколько заседаний общественного совета. Так, в Лениногорске рассмотрели актуальные проблемы муниципального района, и многие вопросы были решены, например, принято решение о передаче одного из зданий НГДУ под художественную школу. Еще одна острая проблема, которая обсуждалась, — нехватка врачей. Их надо привлекать извне, и для этого за счет нефтяников отремонтировано 25 квартир. Причем после 10 лет работы в районе это арендное жилье безвозмездно переходит в собственность врачей. Состоялся общественный совет и в Азнакаево, где тоже ряд проблем был решен. В Бавлах только вот из последнего: нефтяники помогли с парком, который в городе называют «Подкова», и сейчас идут обсуждения вокруг Дома школьника, а буквально в начале лета открыли лыжероллерную трассу.

Ближайший общественный совет пройдет в Альметьевске, где будут обсуждаться проблемные вопросы всего юго-востока Татарстана и пути их решения.

Как после этого можно говорить, что данные города забыты? За последние четыре года только на Азнакаево и Лениногорск нефтяники направили более миллиарда рублей!

Социальная инфраструктура — это же как магнит, чтобы люди не покидали эти места, приезжали специалисты.

— Конечно! Цель не только в создании рабочих мест, но и в благоустройстве территорий, в развитии социальной инфраструктуры, чтобы там было комфортно жить. Но все должны помнить, что нефтяная компания — это не благотворительная организация, а коммерческая структура, она не может решить все проблемы территорий. Мы способны только помочь там, где есть какие-то острые проблемы.

Каким будет развитие Альметьевского государственного нефтяного института?

— Одна из задач юго-востока — чтобы молодежь не уезжала. Для того чтобы удержать ее, нужно создать условия, и не только в образовании. Это благоустройство общественных пространств, развитие социальной инфраструктуры. Мы это понимаем и активно работаем в данных направлениях, что касается конкретно АГНИ, то для него строится прекрасный кампус, лаборатории, где будет и наука развиваться.

«Сегодня нефтяники Татарстана работают на месторождениях, выработанных на 84–86 процентов. Это значит, в 100 тоннах жидкости нефть составляет всего 15 тонн» Фото: «БИЗНЕС Online»

«Одна из задач — работа с налогами»

Еще один вопрос от читателя: «В Бугульме пишут, что заканчивают ликвидацию института „ТатНИПИнефть“». Неужели институт закрывается?

— Институт не будет закрываться! Абсолютно неправильная информация. Да, по решению Наиля Маганова в Альметьевске строится нефтяной научно-образовательный центр мирового класса. Уже открыто два жилых корпуса для студентов. Речь идет не только об обучении, но и о развитии науки. Там будет современный лабораторный корпус, жилье для преподавателей, чтобы привлечь высококвалифицированные кадры. И в связи с этим идет некая реорганизация этих двух научных центров, чтобы ученые могли использовать самое современное оборудование и привлекать к такой работе студентов, тут же преподавать. Но о закрытии «ТатНИПИнефти» речи даже не идет, это институт с большим научным потенциалом и великолепной репутацией в Москве. Вся отечественная нефтяная отрасль знает о «ТатНИПИ» и относится к нему с большим уважением. Для нас критически важны новые разработки в области повышения нефтеотдачи пластов, у нас выработанные месторождения, и мы активно вкладываемся в науку.

Действительно, всем известно, что в Татарстане нефть добывать сложно — месторождение истощено, запасы трудноизвлекаемые, нефть сверхвязкая. Себестоимость нефти большая. Может ли ее добыча в республике оставаться успешной в нынешних налоговых условиях?

— Мы считаем, должно быть налоговое стимулирование. Сегодня нефтяники Татарстана работают на месторождениях, выработанных на 84–86 процентов. Это значит, в 100 тоннах жидкости нефть составляет всего 15 тонн. А ведь всю жидкость надо поднять, перекачать, сепарировать, отделить нефть. И чем больше обводненность, тем выше эксплуатационные расходы. Моя научная работа была посвящена этой теме. В мои функции как раз и входит активная системная работа с правительством.

Например, чтобы добиться налоговых преференций на выработанные месторождения, нам потребовалось четыре года — с 2002-го по 2006-й. Конечно, в первую очередь этим занимались Рустам Нургалиевич Минниханов и Наиль Ульфатович Маганов, а мы уж потом дорабатывали данные вопросы. И речь мы вели не только о Татарстане, а обо всех выработанных месторождениях страны — только так можно решить вопрос. Вот если бы мы не добились налоговых преференций, сверхвязкая нефть так и осталась бы в недрах, не принесла бы доход в бюджет, не было бы дополнительных рабочих мест и так далее. А дали налоговые преференции — все заработало, и они уже в десятки раз окупились государству.

Возможно ли возвращение прежнего налогового режима, когда налоговая нагрузка зависела от себестоимости добычи нефти?

— Если граждане мне доверятся и изберут депутатом Госдумы РФ, я буду работать прежде всего в интересах населения нашего нефтяного края. Моя главная задача — развитие юго-востока республики, а это напрямую зависит от финансового состояния, в том числе нефтяной отрасли. Потому одной из задач моей деятельности станет работа с над тем, чтобы мы могли вернуть прежние налоговые условия. От этого будет зависеть и наполняемость бюджетов, и реализация социальной программы.

По сверхвязкой нефти у нас разработана дорожная карта, мы активно работаем с правительством РФ, и есть договоренность, что с 2024 года мы вернем эти преференции. Конечно, это будет зависеть от ситуации в экономике, от пополняемости федерального бюджета. Что касается выработанных месторождений, то это ключевой вопрос, над которым мы активно работаем, но пока решений нет. Конечно, мы надеемся сдвинуть и такую проблему. Это будет одной из задач моей деятельности.

Став депутатом Госдумы, какой законопроект внесете самым первым? (Дамир)

— Легко сказать — внести законопроект… Законопроект — серьезный документ, это работа не одного дня и не одного человека. Требуется работа с экспертами, с правительством, чтобы выработать единую политику. И только когда консенсус найден, законопроект выносят для обсуждения в Госдуму. Внести-то можно много, если не заботиться о том, пройдет он или нет. Многие законопроекты просто под сукно ложатся, например раздать всем по две квартиры. Это называется популизмом.

Как вы поступите, если какую-то вашу инициативу по законопроекту, в необходимости которого вы «стопудово» уверены, не поддержат другие депутаты от РТ? (Наиля)

— Я уверен, что, если инициатива здравая, если она приносит пользу республике и татарстанцам, ее обязательно поддержат. Иного я просто не представляю. В свою очередь, и я поддержу любую инициативу, если она во благо Татарстана и его жителей.

«Очень рад, что республика много делает для сохранения татарского языка, я тоже буду способствовать этому» Фото из личного архива Азата Ягафарова

«Знание татарского языка будет у детей, если с ними на нем говорят в семье»

Вы уже долгое время живете в Москве. Вы москвич?

— Нет, душой я не москвич. Я всегда работал в интересах «Татнефти», нефтяного края и республики в целом. И корни мои из Татарстана: я уроженец Азнакаево, окончил там школу, моя мама там живет. Брат живет в Альметьевске. Супруга моя родом из Лениногорска, окончила мединститут в Казани, в Москве — интернатуру у Акчурина, работает кардиологом.

Живя 30 лет в Москве, вы татарский язык подзабыли?

— Нет, он всегда в подкорке остается. У меня прекрасный бытовой татарский язык, но, к сожалению, выступать на нем с трибуны я не смогу.

А дома вы на татарском разговариваете?

— Вы правильно говорите — знание татарского языка будет у детей, если с ними на нем говорят в семье. К сожалению, мы все меньше говорим на татарском. Но мы специально детей отправляли к бабушке и дедушке в деревню в Татарстан, чтобы язык у них остался. И наши дочери могут говорить по-татарски.

Очень рад, что республика много делает для сохранения татарского языка, я тоже буду способствовать этому. Нефтяники поддерживают строительство полилингвальных школ в рамках республиканской программы. В Альметьевске тоже планируется строительство такой школы, рассматривается этот вопрос и в Лениногорске. И, конечно, надо поддерживать татарские театры, местных художников.

Какой должна быть мотивация для изучения татарского языка? Как вы доказываете дочерям, что родной язык надо знать?

— Очень актуальный для меня вопрос. Я старался говорить с детьми об этом. А этим летом отправил их в Казань, они съездили в Булгар, Свияжск. Вы знаете, они вернулись совсем другими людьми! Им в Булгаре рассказали всю историю татар. Узнав, что Булгар когда-то был больше Парижа, они были в шоке. И у них появился интерес к татарскому языку, к своей истории. Вот, наверное, таким путем надо идти — убеждать, заинтересовывать. А насильно заставить невозможно.

Азат Фердинандович, успехов вам!

Изготовитель: общество с ограниченной ответственностью «Бизнес Медия Холдинг», юридический адрес: 420111, Республика Татарстан, город Казань, улица Лобачевского , дом №10, корп. 2. ИНН 1655152609 . Заказчик: кандидат в депутаты Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации VIII созыва по «Республике Татарстан (Татарстан) — Альметьевский одномандатный избирательный округ №30» Ягафаров Азат Фердинандович. Тираж — 1 экз. Дата изготовления — 09.09.2021. Изготовление оплачено из средств избирательного фонда кандидата в депутаты Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации VIII созыва по «Республике Татарстан (Татарстан) — Альметьевский одномандатный избирательный округ №30» Ягафарова Азата Фердинандовича.

ЯГАФАРОВ АЗАТ ФААТОВИЧ Проверить

Для получения полной информации
выберите вариант подключения Премиум доступа

Частный 24 часа

ПРЕМИУМ 24 ЧАСА

Тарифы рассчитаны на одно рабочее место
При оплате Вы соглашаетесь с офертой
Посмотреть все тарифы

Выставить счет
на организацию

Регион получения ИНН

Регионы ведения Бизнеса

Наличие обеспечительных мер

Проверить наличие записей в реестре о банкротстве (ЕФРСБ) Для снижения финансовых рисков, рекомендуем проверять Руководителей и Учредителей.

Реестр террористов и экстремистов (new)

Проверить (по данным РОСФИНМОНИТОРИНГ)

Реестр Иноагентов (new)

Не является плательщиком налога на профессиональный доход (на 29.04.2022)

Массовым Руководителем по данным ФНС*

Массовым Учредителем (Участником) по данным ФНС*

Индивидуальный Предприниматель (1)

ЯГАФАРОВ АЗАТ ФААТОВИЧ
ИНН: 183510174204

Руков.УчредительИП
471

Нажмите, чтобы посмотреть.

*Данные ФНС РФ: Сведения о физических лицах, являющихся руководителями или учредителями (участниками) нескольких юридических лиц.

Информация предоставляется для (Цели публикации):
1. Исполнения законодательства РФ в части проверки контрагента, проявления должной осмотрительности, оценке хозяйственных и финансовых рисков.
2. В случаях, предусмотренных законодательством при противодействии коррупции, мошенничеству, легализации доходов и для достижения других общественно значимых целей.

Представленные данные относятся к открытым государственным общедоступным данным ЕГРЮЛ/ ЕГРИП и предоставлены ФНС РФ.

Согласие субъекта персональных данных не требуется. Статья 6 подпункты 8,11 ФЗ №152 (О персональных данных) от 27.07.2006г.

Правовые основания для обработки и распространения:
ФЗ №2124 (О СМИ) от 27.12.1991г, статьи 6, 7.1 ФЗ №129 (О государственной регистрации ЮЛ и ИП) от 08.08.2001г.
Статья 7 ФЗ 149 (Об информации, информационных технологиях и о защите информации) от 27.07.2006г.
Публикация архивных данных: п.3 статьи 5 ФЗ №129 (О государственной регистрации ЮЛ и ИП) от 08.08.2001г

ЯГАФАРОВ АЗАТ ФААТОВИЧ

Бизнесмен ЯГАФАРОВ АЗАТ ФААТОВИЧ ИНН: 183510174204

Регистрация: РЕСПУБЛИКА УДМУРТСКАЯ, ГОРОД ИЖЕВСК

РЕЕСТР ДИСКВАЛИФИЦИРОВАННЫХ ЛИЦ: Отсутствует

Предпринимательский рейтинг: МАЛО ДАННЫХ

По компаниям, которыми руководит или руководил ЯГАФАРОВ АЗАТ ФААТОВИЧ не было выставленных претензий от партнёров и клиентов на 06.05.2022.

У Вас есть претензии к компаниям которыми руководит ЯГАФАРОВ АЗАТ ФААТОВИЧ?

Выставьте публичную претензию на портале inJust.

Является действующим руководителем в следующих компаниях:

Действующая ОГРН 1071832002725 от 14.06.2007
Должность: ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ДИРЕКТОР

Действующая ОГРН 1121832002852 от 28.04.2012
Должность: ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ДИРЕКТОР

Действующая ОГРН 1121840007475 от 18.10.2012
Должность: ДИРЕКТОР

Действующая ОГРН 1121841000610 от 01.02.2012
Должность: ДИРЕКТОР

Ранее руководил(а) следующими компаниями:

Должность: Генеральный директор, с 29.09.2017

Является в настоящее время учредителем или совладельцем в следующих компаниях:

Действующая ОГРН 1121832002852 от 28.04.2012
Доля: 10000 — 100%

Действующая ОГРН 1071832002725 от 14.06.2007
Доля: 10000 — 100%

Действующая ОГРН 1121840007475 от 18.10.2012
Доля: 10000 — 100%

Действующая ОГРН 1121841000610 от 01.02.2012
Доля: 10000 — 100%

Был(а) ранее учредителем или совладельцем в следующих компаниях:

Ликвидирована
Доля: 4000, с 31.12.2002

Доля: 10000 — 100%, с 29.09.2017

Ликвидирована
Доля: 10000, с 18.04.2007

Ликвидирована
Доля: 10000 — 45.45%, с 05.06.2013

ЯГАФАРОВ АЗАТ ФААТОВИЧ не имеет в настоящее время регистрации в качестве индивидуального предпринимателя или главы фермерского хозяйстве по данным ФНС.

Имел ранее регистрацию в качестве ИП/ГФКХ, ликвидированные в настоящее время:

Информации о полученных государственных субсидиях, грантах и помощи нет.

ЯГАФАРОВ АЗАТ ФААТОВИЧ ИНН: 183510174204 — краткая справка, биография.

В этом отчёте вы можете проверить в каких компаниях является руководителем или учредителем ЯГАФАРОВ АЗАТ ФААТОВИЧ, а так же был ли ЯГАФАРОВ АЗАТ ФААТОВИЧ зарегистрирован в качестве индивидуального предпринимателя или главы фермерского хозяйства. По мере появления данных о реальной хозяйственной деятельности связанных компаний, ЯГАФАРОВ АЗАТ ФААТОВИЧ получит рейтинг как бизнесмен. Рейтинг бизнесмена может косвенно влиять на все связанные компании.
Все данные получены их открытых источников: федеральной налоговой службы, федеральной службы судебных приставов, электронного правосудия, реестра банкротств и реестра залогов. Администрация портала не несёт ответственность за ошибки содержащиеся в источнках данных.

Для использования всех возможностей портала необходимо перейти в личный кабинет. Вход возможен только с помощью ГосУслуг или ЭЦП (для ЮЛ).


источники:

http://zachestnyibiznes.ru/fl/183510174204

http://injust.pro/person/183510174204