Трофимов Сергей Анатольевич Ниндзя биография

Русский ниндзя – воин жизни

Словно бы бесплотные, черные тени воинов-призраков скользят по гребню замковой стены.

И прежде чем, часовой успевает осознать сон это или явь, растворяются в темноте. Но уже через несколько минут тишина оглашается воплями ужаса – хозяин замка обнаружен мертвым. Кто совершил это убийство? Кто сумел преодолеть многочисленные посты охраны, исполнить свою миссию и ускользнуть незамеченным?

Конечно, это они – ниндзя, посланцы таинственных горных кланов, наемники и шпионы. Их путь всегда усеян трупами. Они безжалостны и неуловимы.

Примерно по такой схеме творят режиссеры многочисленные фильмы о ниндзя – представителях секретного боевого искусства средневековой Японии. При этом, считается, что сегодня их нет. Древние кланы вырезаны самурайскими владыками. Искусство утрачено и забыто…

Руководитель Российской школы ниндзя «Катэда» считает, что все это не так. Во-первых ниндзюзу, по его словам, не искусство убивать, а искусство выживать. И изначально оно именовалось синоби-дзюцу – искусство терпеливых.

То есть, средневековые ниндзя и их современные последователи вовсе не киллеры, как это с легкой руки кинематографистов, принято считать. Они люди особого Пути, пути постижения высшей мудрости через преодоление себя, через умение претерпевать боль, страдание, лишения.

А школа Сергея Трофимова «Катэда-Рю Дзиссен Кэмпо Будо» (таково ее полное название) и вовсе ставит перед собой сугубо благородные задачи.

В ее уставе они сформулированы так: «Главными задачами, стоящими перед школой, являются: развитие ниндзюцу как вида воинского искусства, гармоничное и целевое развитие творческого потенциала человека, воспитание достойных защитников Отечества».

И за то время, что школа существует, она успела доказать, что с задачами этими успешно справляется.

Но, впрочем, обо всем по порядку.

Будущий русский ниндзя Сергей Трофимов родился в Москве. Мама была медработником. А его отец Трофимов Анатолий Васильевич – весьма нерядовым спортсменом. Всю жизнь занимался в ЦСКА.

Был армейским многоборцем. Очень серьезно практиковал бокс. А когда открылся первый бассейн города Москвы (сейчас это оздоровительный комплекс ЗИЛа) он прямо в этот день в присутствии представителей правительства выполнил норматив мастера спорта по плаванию.

Не удивительно, что и Сергей приобщился к спорту еще в детстве, в неполные десять лет. В школу, где он учился, пришли представители детско-юношеской спортивной школы. Они обратили внимание на подававшего надежды парнишку и пригласили его заниматься боксом.

И Сергей начал успешно постигать премудрости этого сурового спорта. Он уверенно шел от разряда к разряду, пока в 14 лет не был серьезно травмирован.

Ему в поединке сломали нос, и врачи на целых полгода запретили Сергею заниматься не то что спортом, но вообще физкультурой. В этот период вынужденного простоя он и услышал в первый раз о каратэ.

Один его приятель при нем раскидал нескольких подвыпивших мужчин. Причем, наносил удары не только руками, но и ногами. Это было совершенно непривычно и, естественно, заинтересовало Сергея. Тот приятель и рассказал ему о японском боевом искусстве, которое позволяет так быстро и эффективно разделываться с обидчиками.

И Трофимов начал искать секцию каратэ. Первый опыт был не совсем удачным. Отзанимался он всего ничего, когда тренер угодил под суд. Он защищал свое здоровье и жизнь, но, тем не менее, сам оказался обвиняемым. И то хорошо, что отделался условным сроком.

После этого пришлось заниматься некоторое время самостоятельно.

А в 17 лет он попал к великолепному тренеру, педагогу, художнику Александру Левановичу Шенгелия. Известный скульптор и живописец тогда был обладателем красного пояса по каратэ. Занимался он в Центральной школе каратэ под руководством Алексея Штурмина.

До недоброй памяти запрета на каратэ Трофимов успел сдать аттестацию на красный пояс. Сергей помнит этот экзамен до сих пор. В те времена это было серьезное испытание. Разбивал доски. Провел несколько серьезных поединков с мастерами более высокого уровня.

В этот период Сергей участвовал в закрытых чемпионатах спортивного общества «Динамо». Хотя официально каратэ было под запретом, в силовых структурах уже активно культивировались контактные виды.

Сергей на одном из них, сыгравших огромную роль в его жизни, занял второе место. Хотя уверенно шел к награде. Трофимов говорит, что тогда и понял, что самоуверенность и в боевых искусствах, и в жизни до добра не доводит.

Внешность обманчива. Нельзя считать, что соперник слабее, если выглядит не слишком внушительно.

После церемонии награждения к Сергею подошел китаец. Он был немолод, в традиционном полувоенном френче. И с первого взгляда, тоже не производил впечатления великого мастера.

Китаец предложил приехать к нему и познакомиться с его воинской системой. Сергей из чистого любопытства приглашение принял. И это изменило всю его жизнь.

Сергей увидел ряд просто феноменальных, непостижимых для него тогда вещей. Например, китаец предложил ему придерживать боксерский мешок набитый мокрым утрамбованным песком и нанес по нему легкий, почти незаметный удар.

Эффект от него был просто удивительным. Песок словно бы взорвался изнутри и буквально пошел клубами.

Затем за оргстеклом была поставлена зажженная свеча. Снова легкое движение кулаком – свеча гаснет.

Потрясенный Сергей положил к ногам удивительного мастера свой красный пояс и смиренно попросил принять его в ученики.

Как позже выяснилось, китайца звали Ли Сен Хи. И он был известен не только у себя на родине, но и во многих странах мира, как один из хранителей высших знаний мира боевых искусств.

Конечно, молодому человеку хотелось знать, чему же его, собственно, учат. Но Ли Сен Хи быстро отучил его задавать лишние вопросы. В ответ он только демонстрировал какой-нибудь удар и говорил: «Десять тысяч лет жизни тебе ученик».

Эта загадочная фраза означала, что Сергею следовало тут же приступить к выполнению этого приема ровно десять тысяч раз. Тогда то он и постиг, что в зале разговаривает только тот, кто знает, а тот, кто хочет узнать – просто работает до седьмого пота. А знание придет тогда, когда он созреет для того, чтобы его воспринять. Учение длилось ни много ни мало девять лет.

В этот период Сергей Трофимов прошел службу в Советской Армии. Говорит, что был он командиром особого подразделения специального назначения. О прочем, весьма немногословен.

Просто признается, что были всевозможные командировки. В которых подразделение выполняло специальные задания. Подчинялись оно напрямую Генеральному штабу.

Из армии вернулся с травмой позвоночника. У двадцатилетнего парня отказали ноги. Пролежав девять месяцев, он понял, что обязан одолеть недуг.

Сейчас он с характерным юмором говорит: «В двадцать лет становиться инвалидом как-то неправильно. Не в традиции это семьи Трофимовых».

И он не просто встал на ноги. Буквально через год Сергей Трофимов стал чемпионом Европы по полноконтактному каратэ. А еще через год — чемпионом Европы по тхэквондо.

Ну а еще через пару лет он одержал победу в боях на выживание. Однако, эта в полном смысле слова битва ни к каким спортивным состязаниям отношения уже не имела.

Проходила она в одной из азиатских стран, куда привез Трофимова его учитель. По словам Сергея, она напоминала то, что показано в фильме с участием небезызвестного Жан-Клода Ван Дамма «В поисках приключений». Там (кто видел вспомнит) с разных концов света мастера съезжаются в некую таинственную обитель, где и проходят бои без правил.

Сергей говорит, что и от киношного, и от спортивного варианта реальные бои отличались не только предельной жесткостью, но и тем, что схватки с оружием проходили с использованием вполне боевых его экземпляров.

Пройдя пять полноконтактных рукопашных поединков, Сергей принял участие в трех боях с оружием. В финальном ему достался японский трезубец – сай. И ему удалось одержать верх над бойцом с самурайским мечом. С тех пор сай стал одним из любимых видов оружия для Сергея.

Учитель Ли Сен Хи преподавал своему русскому ученику универсальную и мощную систему. Экзамен по ней он сдал сначала в России. А потом, когда, по словам Сергея, он немного оклемался, они выехали в Монголию.

Там он познакомился с крайне интересными школами. Их там, как выяснилось, и монастырских, и семейных – великое множество. И там Сергей сдал новый экзамен. Ему запомнилось одно весьма болезненное испытание.

Он оказался в круге бойцов, вооруженных кнутами. И должен был с минимальными потерями вырваться из него. Испытание он прошел с честью. Но мощь ударов ощутить все-таки пришлось.

Потом была поездка в Южный Китай. Там Сергею довелось познакомиться с целой плеядой великих мастеров, выживших после Культурной революции.

Там Сергей сдал экзамены по традиционным «звериным» стилям Ушу. Он вспоминает, что в тот период, наиболее близки ему были «кошачьи» стили – «тигра» и «леопарда». Первый помог развить силу, стойкость, мощные оборонительные навыки. Второй дал исключительную скорость удара, быстроту реакции.

Сергей говорит, что, благодаря этим поездкам с учителем Ли Сен Хи, он получил возможность шире взглянуть на мир боевых искусств, многое понять и переосмыслить.

Со временем тело и дух ученика обрели, по мнению Ли Сен Хи, твердость необходимую для того, чтобы принять участие в самом суровом испытании. Экзамен проходил по канонам клана ниндзя Вада. В нем, включая Сергея, принимали участие 32 мастера боевых искусств.

Подробности он вспоминать не любит. Говорит, что это было не просто жесткое, но по-настоящему жестокое воинское испытание. Подлинный экзамен на выживание. Сергей его прошел. Но восстановление заняло целых полгода.

И вскоре он был вызван в Японию вторично. Сейчас Сергей, улыбаясь, говорит: «Решил тогда, что японцы все-таки решили поставить меня на место». Но вышло по-другому.

Ему было присвоено клановое имя Сирой Хоси Синоби. Что означает: Ниндзя терпеливый, Белая звезда. Кроме того, он получил титулы, которые переводятся с японского как «Глава дома» и «Хранитель воинских традиций клана».

Ему были вручены соответствующие дипломы, а также клинок древнего меча. Он был достаточно необычной формы – прямой, но не обоюдоострый. Заточкой и длиной он походил на традиционную самурайскую катану.

Уже в России для него были изготовлены рукоять и ножны. Но с мечом все же пришлось расстаться.

За священным оружием началась настоящая охота. В 90-х в России, кто помнит, наблюдался форменный разгул всевозможного сектантства. Например, создавала свои филиалы пресловутая Аум Синрике. Эта организация позже провела серию газовых атак в токийском метро.

Так вот, в Москву приезжал в те годы лично глава зловещей секты Сеоку Асахара. Вели непонятную работу его представители.

Сергей пообщался с одним из них и сумел выяснить, что истинная цель его пребывания в России – узнать, где находится клинок. Задачей сектантов было – во что бы то ни стало вернуть его в Японию.

Сергей Трофимов никогда не боялся выходить на поединки с самыми сильными и опасными противниками. Разумеется, был он готов разобраться и с сектантами. Но за семью свою он не мог не беспокоиться.

Поэтому меч он передал российским компетентным органам.

В 1989 году Трофимов стал старшим тренером в клубе «Белый аист» МГФСО профсоюзов города Москвы. Она действовала в спорткомплексе «Нагорный». Именно ему было доверено готовить сборную по контактным видам единоборств.

А в 90-м ему было предложено поехать за границу, чтобы тренировать ведущих европейских спортсменов.

Жил и работал Сергей в Германии в расположении Западной группы Советских войск. Тренировки, которые он проводил подразделялись на несколько уровней. Бесконтактное каратэ он преподавал немцам. Контактное – советским военным. И систему выживания – нашему спецназу.

Часто ездил и в различные сопредельные государства. Поэтому и сегодня в Бельгии, Франции, Швейцарии и других странах живут его ученики и друзья.

К этому периоду относится без преувеличения выдающееся тренерское достижение Трофимова. По его словам, семерых учеников, обладавших всего лишь желтыми поясами, он за неполные 7 месяцев подготовил к чемпионату Европы. Шестеро, получившие перед этим черные пояса, завоевали «золото». Седьмой, сдавший на коричневый, — «серебро».

Из Германии Сергей вернулся в 92-м. Хотя, признает, что предлагали остаться на Западе. Но он, несмотря на то, что в России времена тогда были смутные, ни секунды не сомневался. Он чувствовал, что без Родины он ни жить, ни заниматься избранным им делом не сможет.

Вернувшись, Сергей какое-то время проработал в одной из российских федераций восточных единоборств. Но тут к нему явились посланцы. По его словам, это были тибетские монахи (позже с ними познакомились и ученики мастера).

Монахи дали ему понять, что он уже готов к тому, чтобы открыть собственную школу боевых искусств. Что он призван обучать людей по той воинской системе, которую изучал сам. И в том же 92-м была открыта школа Дзиссен кэмпо будо.

Эффективность подготовки по ее программе сразу дала себя знать. Сергей вспоминает, что в тот период только-только начала развиваться система Вовинам Вьетводао.

Первый президент этой федерации Юрий Попов, когда-то обучался у Трофимова по системе прикладного каратэ. И теперь он обратился к своему учителю с весьма нестандартной просьбой. Ему необходимо было за две недели подготовить бойцов к участию в международном турнире, который должен был пройти на тогда уже независимой Украине.

Трофимов и его ученики с задачей справились. Они подготовились к боям по правилам вьетводао и выехали на турнир. В нем принимали участие спортсмены из 17 стран мира.

Итог: во всех категориях, кроме супертяжелой (супертяжелых ниндзя по определению не бывает) они заняли призовые места.

Позже ученики Трофимова принимали участие в различных соревнованиях по самым разным версиям и правилам. И никогда без наград не оставались.

Сергей улыбается: «Со временем нас перестали приглашать. Кому же это понравится – приходят люди со стороны и у тебя на соревнованиях побеждают?»

Но школа и теперь вовсе не варится в собственном соку. Не реже, чем раз в год она проводит открытые первенства. В них принимают участие и представители джиу-джитсу, и армейские рукопашники. Бывают очень сильные бойцы, у которых даже ниндзя есть чему поучиться. Правда, последний кубок главы Управы снова выиграли представители школы «Катэда».

Как же стать таким супер-воином? На самом деле, все не так сложно, как можно подумать, когда речь идет о ниндзюцу.

Чтобы попасть в школу «Катэда» надо просто принести медицинскую справку и паспорт с пропиской – никакой таинственности и мистического тумана.

Кроме того, Трофимов предупреждает всех желающих влиться в ряды его учеников, что обязательно проверит — нет ли у них судимостей. И дело не в том, говорит он, что отсидевший — изгой, ни в коем случае. Просто система, которую он преподает, слишком эффективна, чтобы доверить ее случайным людям.

Но новичок, даже будучи принятым в школу, все равно проходит через туры отбора. О них он, впрочем, сам и не подозревает. Но его человеческие качества, так или иначе, в процессе обучения, проявляются.

Кроме того, существует абсолютно естественный отбор. Любой, кто хоть раз переступал порог зала боевых искусств, в курсе, что прежде, чем ты узнаешь нечто имеющее по-настоящему прикладное применение, с тебя сто потов сойдет. А в школе ниндзя надо пахать вдвойне, если не втройне.

Так, что те, кто приходят, чтобы научиться смертоносно складывать кулак и тыкать им в секретные точки, быстро отсеиваются.

В группе есть костяк. Эти люди занимаются, фактически, с первого дня, и это о многом говорит. Это значит, что сложилась школа боевых искусств в истинном смысле этих слов.

И у этих бойцов уже подрастает смена. В состав Российской школы ниндзя входит система Дзиссен кэмпо будо.

По этой системе тренируются дети и подростки. Детская подготовка отличается от ниндзюцу тем, что им даются, в основном, общеукрепляющие моменты, наращивающие физический потенциал. Идет работа над их психо-физическим развитием.

Кроме того, существует Методический центр изучения и развития практики боевых искусств. Его специалисты принимали участие в подготовке государственной программы дополнительного обучения детей.

И в 2004-м на соответствующем конкурсе Центр занял первое место. Разработанную в нем дополнительную программу утвердили на государственном уровне. Ее принял Департамент образования правительства Москвы.

Это, прежде всего, система морально-нравственного воспитания. Она, в частности, предусматривает специальные познавательные и развивающие поездки, лагеря активного отдыха. Туда приезжают известные спортсмены, артисты, политики. В рамках школы, возглавляемой Трофимовым, занимаются около 250 детей.

Сам Сергей, помимо высоких званий, присвоенных ему в мире боевых искусств, имеет и ответственную официальную должность. Он — главный специалист по физической культуре и спорту государственного центра физической культуры и спорта города Москвы. Все его тренеры – выпускники Российского Государственного Университета физической культуры.

Один из них — Александр Байковский — занял первое место в Москве, как специалист по системе дополнительного образования.

И сам Сергей имеет диплом профессионального тренера по всестилевому каратэ-до. Но только боевыми и педагогическими успехами он не ограничивается.

Трофимов удивительно цельная, но в то же время, многогранная личность. Например, несколько лет назад, вернувшись из похода в горы, он начал рисовать.

Никогда этому искусству не учившийся, он и здесь сумел проявить себя, как глубокий мыслитель, человек, тонко чувствующий красоту.

А еще, хотя Сергей ниндзя, это, по его словам, отнюдь не мешает ему быть православным человеком. Он посещал церковь и в советские годы. А недавно он издал уникальную книгу о главном молитвенном атрибуте многих мировых религий – четках.

Именно благодаря тому, что сам глава российской школы ниндзя столь интересный и разноплановый человек среди друзей школы было и есть так много неординарных творческих людей. Это и покойные Ролан Быков и Юрий Никулин, и ныне здравствующие Джуна Давиташвили, актрисы Людмила Касаткина и Ольга Аросева.

Но за всеми этим множеством дел и обязанностей Трофимов не забывает и о своей семье. Она для него – «его крепость» и он не любит на эту тему особенно распространяться. Но известно, что он женат уже почти 30 лет.

Гордится тем, что дочка успешно окончила Академию народного хозяйства при правительстве РФ. Стала самостоятельным, порядочным человеком. Поддерживает он теплые отношения и со своей младшей сестрой. Так что ниндзя – это не мрачные отшельники, а живые и очень человечные люди.

А еще, они, как выясняется, очень любят братьев наших меньших. Дома у Трофимова живут два пса породы английский бульмастиф – отец и сын. Старший — гранд чемпион России. У младшего тоже, судя по всему, большое будущее.

А рядом с ними обитают два попугая и… огромная игуана. Выросшая в доме Трофимова из 14-ти сантиметровой ящерки.

Так что, вы можете судить сами – Сергей Трофимов не словами, а делами своими наглядно доказал, что путь ниндзя – это не искусство смерти и уничтожения. Нет, это – искусство Жизни, искусство постижения ее гармонии и преодоления собственной слабости, во имя обретения способности помогать людям в самых непростых ситуациях, которыми так богата наша повседневность.

Трофимов Сергей Анатольевич Ниндзя биография

Руководитель сообщества Kateda kan и стилевых направлений Shinobi Kateda ryu в России, Мастер международного класса.

Основатель школы Катэда Ханрю (Дзюкутё);

Руководитель стилевых направлений, Сокэ, 10 дан KATEDA RYU SHINOBI NO JUTSU;

Глава сообщества (Кантё) Катэда кан, официальный представитель («дайкан») в России таких японских организаций как NIPPON KODEN BUJUTSU IAIDO RENMEI, NIPPON KOBUDO KYOKAI;

Боевое Дзэн-буддийское имя: Сирой Хоси Синоби (Ниндзя Белая Звезда)

Обладатель 7 дана в Стилевом боевом многоборье (полноконтактные бои в защитной амуниции);

Победитель городского конкурса Москомспорта и Правительства г.Москвы в номинации «Лучший руководитель физкультурно-спортивного клуба по месту жительства», 2007г

Автор книг-бестселлеров «Воины жизни. Искусство ниндзя» и «Чётки».


В 1990г. была создана Российская Школа Ниндзя Катэда, а в 1992г. она прошла государственную регистрацию. Через 20 лет работы на поприще развития стиля ниндзюцу в 2010 г. Катэда-рю была аккредитована в Японии, на родине синоби дзюцу (ниндзюцу) под названием Синоби Катэда-рю и была принята в качестве коллективного члена в японское сообщество традиционных воинских искусств. Сам же Сергей Анатольевич Трофимов, создатель школы (дзюкутё), получил в этом сообществе персональное членство.

Хотелось бы поделиться с Вами, наши друзья, самым дорогим — теплыми чувствами и знаниями, о том, какой путь прошел наш Учитель, Сергей Анатольевич Трофимов, по дороге жизни.

К нам черный ниндзя приходил!

В Канске прошел двухдневный мастер класс по японскому воинскому искусству ниндзюцу.


Посмотреть «коллег-смежников», (и себя показать, да еще и в глубинке) в Канск из Москвы приехал Дмитрий Тришин, тренер-методист российской школы ниндзя «Синоби Катэда рю». Он провел совместную тренировку с канскими мастерами боевых искусств. В этом ему с радостью согласился помочь Алексей Шлёмов, президент Канской федерации тхэквондо (WTF). Тем более, что занятия проводились на совершенно бесплатной основе. Обмен опытом и мастер-класс прошли в спортивном зале школы № 20.

Ниндзюцу, а если быть точнее, синоби дзюцу — это воинское исскуство, зародившееся в Японии и достигшее своего рассвета в 16 -17 веках. Это именно воинское искусство, а не единоборство. Как говорят его представители, многие школы боевых искусств воспитывают хороших бойцов-рукопашников, но станут ли те настоящими воинами по жизни и по духу?

— Искусство синоби — это искусство выживать. У нас в школе есть поговорка: ниндзя делятся на живых и на тех, кто плохо тренировался. А еще это искусство убить в себе зверя и воспитать человека. Жить в гармонии с окружающим миром. Не зря ниндзя считали своими наставниками ямабуси — горных монахов-воинов, — говорит Дмитрий Анатольевич. Посмотреть на диковинку, о которой раньше слышали только из кино, пришли не только тхэквондисты, но и представители других единоборств. Отдельная часть мастер-класса была посвящена демонстрации техники тэссэн-дзюцу — искусству обращения с японским боевым веером. Изучалась работа с шестом — хомбо.

— Какие пути привели вас к такому экзотическому единоборству? За что вы это любите?

— Тут я, наверное, должен рассказать историю про то, как меня постоянно били в детстве, как мне в один прекрасный день это надоело, и я решил заниматься боевыми искусствами. На самом деле единоборствами начал заниматься потому, что все в школе ходили в секцию борьбы, и я пошел за компанию. Потом начали появляться видеопрокаты, а в них фильмы про ниндзя, Брюс Ли, и т.д. Было дико интересно крутить нунчаки, самому делать «звездочки» и прочие штуки «как в кино».

Потом пришло время кунг-фу и каратэ, поиск настоящего мастера. Каратэ меня разочаровало, я хорошо «гонял ката» (комплексы упражнений), но хотелось чего-то большего. И особенно — научиться работать с оружием. Мне всегда был непонятен тот путь, который предлагали системы боевых искусств: отдельно каратэ, отдельно дзюдо, отдельно кендо и т.д. Хотелось системы, где это существует все вместе.

Ниндзя где-то были, но они казались мифическими киношными существами. На дворе 90-й год, пионерлагерь. Товарищ по палате рассказывает — знает дядьку ниндзя, рядом живет, в районе метро Чертановская. Еще через три года я увидел по телевизору передачу Андрея Караулова «Момент истины» с участием Сергея Трофимова. Захватил только конец. Но то, что это русский ниндзя, запомнил. И все это на фоне бесконечного поиска мастеров, систем. Прошло еще лет 7, когда я случайно наткнулся на книгу «Воины жизни» Сергея Трофимова. И тут же вспомнил передачу Караулова. Не зря говорят, что ничего случайного на самом деле в жизни нет.

Я нашел и Сергея Трофимова, и российскую школу ниндзя «Катэда». Первая же тренировка показала: это то, что искал. Вот оно, настоящее воинское искусство. Первый год тренировки для меня был — сплошное выживание. Было трудно и необычно. Все тренировки шли в полный контакт, новичков «старики» не жалели, порой используя приемы за гранью фола. Так нас учили, как воинов-ниндзя в древности, терпеть и переносить физическую боль. К концу года из 15 новичков осталось только двое. Я никогда не жалел о своем выборе.

— Всё-таки в Канске вы пришли именно к «восточникам». Вас что-то роднит?

— Общее — это, наверное, воинский дух. В восточных боевых искусствах любая тренировка начинается и заканчивается поклоном. Это и традиция, и своеобразный настрой на тренировку. Воспитание духа не менее важно, чем воспитание тела. Сразу видно, что Алексей Шлёмов уделяет духовной стороне развития своих учеников огромное внимание. За его учеников можно быть спокойным — они «привиты» от излишнего самомнения и употребления своих умений во вред другим людям.

— Как прошли семинары?

— Совместная тренировка очень понравилась. Понравился общий настрой, желание узнать что-то новое и тут же усовершенствовать. Видно, как творчески ребята подходили к отработке приемов. Жаль, конечно, я был ограничен временем и показал не все, что хотелось. Смотрел и сравнивал уровень подготовки в Москве и Канске. И скажу, что канские ребята в некоторых вещах дадут москвичам фору. Надеюсь, совместная работа с Канском сложится, будут еще тренировки и семинары.

Алексей Шлемов: президент Канской федерации тхэквондо (WTF):

— Заинтересовала сама методика ведения тренировки. Разминка, в которой что-то было близко нам, и это мы взяли на вооружение. Да и сами тренировки получились, были интересные и полезные. Возможно, кто-то посчитал это тратой времени. А это — обмен опытом. Взять самых именитых спортсменов и основателей восточных единоборств — многие из них начинали в молодости заниматься совсем другими видами спорта, прежде чем найти себя. Человек должен развиваться и в других направлениях. Это как в школе — невозможно быть грамотным, если, например, изучать только какой-то один предмет. Многие просто иногда думают, что, занимаясь одним видом спорта, они — короли и всё могут. На самом деле это не так.

Александр Шестериков Ответственный секретарь


источники:

http://kateda.ru/index.php/ru/o-shkole/osnovatel-shkoly-trofimov-s-a

http://kvgazeta.ru/articles/k-nam-chernyi-nindzia-prikhodil/