Торвилл И Дин биография Фото

Г лава 1

Страницы:123456789101112131415

12 м арта 1983 года на чемпионате мира по фигурному катанию в Хельсинки Джейн Торвилл и Кристофер Дин в третий раз подряд поднялись на высшую ступеньку пьедестала почета. Государственный флаг Великобритании под звуки национального гимна гордо поднимался вверх в окружении флагов Советского Союза и США. Мелодии гимна вторили приехавшие на чемпионат английские болельщики: «Боже, храни королеву».

Джейн Торвилл безуспешно пыталась сдержать слезы, и Кристофер, как никто другой, понимал состояние партнерши. Уже два месяца Джейн Торвилл страдала от боли из-за травмы, полученной на тренировке после двух неудачных падений. Он помнил, как оба они переживали, когда месяц назад в Дортмунде не смогли отстоять свой титул чемпионов Европы. Тогда казалось, что из-за травмы Джейн они не смогут выступить и в Хельсинки. Поэтому, приехав на чемпионат, они решились на маленький обман: «Теперь все прекрасно, Джейн много тренируется, чтобы обрести прежнюю форму». Собственно, что она много тренируется, было правдой, что же касалось спортивной формы, то ежедневно на протяжении всех соревнований Джейн бинтовали, чтобы хоть как-то облегчить нагрузку на правое плечо и большую часть спины. Потом каждый вечер бинты снимали, что причиняло ей мучительную боль, хотя Крис так осторожно работал ножницами и очищающим лосьоном.

Была у них и еще одна тайна. За два дня до отъезда из Оберстдорфа, где они тренировались, то есть за восемь дней до начала соревнований в Хельсинки, у Криса в правом колене стала скапливаться жидкость. Боли он не ощущал, но появилось опасение, что колено потеряет гибкость. В Хельсинки по два раза в день его лечили физиотерапией, на ночь колено плотно забинтовывали, а после каждой тренировки прикладывали лед и массировали. Кроме этого он делал специальные упражнения. К счастью, эта травма не сказалась на выступлениях.

И вот, пройдя через все злоключения, они стояли теперь на пьедестале почета. Джейн знала, что где-то среди ликующей публики сидит ее мама, неожиданно прилетевшая сюда днем вместе с мачехой Криса по предложению газеты «Ноттингем Ивнинг Пост», оплатившей их поездку. Позже Джейн призналась: «Тогда, на пьедестале почета, я была на грани нервного срыва. Представьте, как нелепо бы это выглядело».

А несколькими минутами раньше фигуристы стояли перед телекамерой вместе с тренером Бетти Каллауэй и консультантом по цирковой технике Майклом Крауфор-дом, работавшим ранее в лондонском театре «Палладиум». Зал застыл в ожидании. Оценки за технику исполнения были уже объявлены — все 5,9 из 6,0 возможных.

«В ожидании оценок за артистизм все затаили дыхание. Я понимала, что после нашего выступления мы можем рассчитывать на несколько высших оценок. Но на сколько. Наконец зажглось табло. Впервые в истории фигурного катания появились только оценки 6,0, выставленные всеми девятью судьями».

Бетти Каллауэй, обычно сдержанная, вся светилась от счастья, а Майкл Крауфорд взвился вверх подобно футболисту, забившему решающий гол в финальном кубковом матче.

Торвилл и Дин сделали то, что многим казалось невозможным. Они превзошли даже собственные прошлогодние результаты, когда, исполнив в произвольной программе танец из бродвейского мюзикла «Мак и Мейбл», а в обязательной — танец на музыку Джорджа Гершви-на «Лето», установили новые рекорды чемпионата.

Обратимся к цифрам, ведь они в спорте решают больше, чем гром аплодисментов публики.

А цифры свидетельствуют, что если в 1982 году они собрали 14 высших оценок— и это само по себе рекорд, то теперь их число было доведено до 16. За аргентинское танго все судьи выставили им 5,9. Беспримерный случай в обязательном танце.

Этой молодой красивой паре воздавались такие почести, будто они были членами королевской семьи. Однако их происхождение было далеко не королевским. Оба они родились в пригородах Ноттингема, она — в семье рабочего велосипедного завода, он — в семье электрика. Ни в той, ни в другой семье никто до этого не блистал умением кататься на коньках.

Их знакомство с фигурным катанием было типичным для многих английских подростков, для которых кататься на коньках было скорее развлечением, чем спортом. Джейн в первый раз побывала на катке в Ноттингеме вместе с классом и по своим физическим данным ничем не выделялась среди своих сверстников, впервые в жизни вставших на коньки. У Криса же все началось с рождественского подарка — пары прекрасных коньков. Но они оба с раннего возраста отличались серьезным отношением ко всему, за что брались. Катаясь, Крис однажды врезался в ограждение катка и подвернул ногу, но не потерял прежнего энтузиазма. Ему в ту пору было около 10 лет, и должны были пройти годы, прежде чем будущие партнеры узнали о существовании друг друга.

Начать, видимо, надо с того, что в фигурном катании они шли разными путями. Джейн выбрала традиционный путь, который в конце концов привел бы ее к одиночным или парным выступлениям. Крис же с самого начала тяготел к спортивным танцам на льду.

Первой добилась признания у себя в стране Джейн, когда в двенадцатилетнем возрасте вместе с Майклом Хатчинсоном (партнером из Ноттингема) завоевала 1-е место в чемпионате Великобритании в парном катании среди юниоров. В том же году они заняли 2-е место в аналогичных соревнованиях взрослых пар, а в 1971 году завоевали титул чемпионов страны. К тому времени ей исполнилось 14 лет (родилась она 7 октября 1957 года). На следующий год пара распалась, и Майкл Хатчинсон уехал в Лондон в поисках другой партнерши, а Джейн до встречи с Кристофером Дином еще три года продолжала выступать в одиночном катании.

Крис же как бы выжидал благоприятного момента: в танцах на льду взрослеют позже, чем в парном катании. Кроме того, в технике исполнения он тогда еще не мог сравниться с Джейн, так как не был знаком с классической школой фигурного катания.

Крис впервые заявил о себе, победив в 1972 году в первом туре чемпионата Великобритании в паре с Сандрой Эльсон. В то время ему исполнилось 13 лет (он родился 27 июля 1958 года). Через два года эта пара завоевала титул чемпионов в спортивных танцах на льду среди юниоров, но, несмотря на успех, партнеры вскоре расстались. Сейчас, зная сильную натуру Криса, трудно даже вообразить, что он мог находиться в тени партнерши. Но именно такие отношения сложились у него с Сандрой Эльсон,

Заслуга в объединении двух таких талантливых фигуристов, как Джейн Торвилл и Кристофер Дин, принадлежит Джанет Соубридж, в период с 1963 по 1971 год трижды завоевывавшей титул чемпионки Великобритании в танцах на льду. Это была необычайно многосторонняя фигуристка. В 1965 году она участвовала в чемпионате Европы как в одиночном катании, так и в спортивных танцах на льду. Крис.

«Наш тогдашний тренер Лен Сейвард весной отправился в Гримсби, и Сандра решила, что мы должны поехать вместе с ним. Но я в то время учился в полицейской школе, где занятия проводились по субботам и воскресеньям. И уехать я не мог. Тогда же управляющий катком в Ноттингеме предложил место Сейварда Джанет Соубридж, и та с радостью согласилась. Она только что ушла из любительского спорта, и мы приступили к тренировкам.

А через неделю произошла ссора, после которой Сандра уехала. Мы абсолютно не понимали друг друга, и в таких условиях размолвки время от времени были неизбежны. Но дело осложнялось еще и тем, что из-за взаимных упреков и обид у нас попросту срывались тренировки.

За время первых тренировок у меня сложились дружеские отношения с Джанет, возможно, и потому, что она плохо знала Ноттингем и там у нее было мало друзей. А потом возникла идея, за которую мы с Джейн и не знаем, как ее благодарить,— познакомить нас друг с другом».

«Я очень обрадовалась предложению Джанет Соубридж, потому что не знала, что делать дальше. Я не смогла добиться результатов з соревнованиях юниоров. И танцы на льду казались выходом из создавшегося положения».

Крис плохо помнит, как начинался эксперимент, который привел новую пару к чемпионским титулам. Зато у Джейн события того времени хорошо сохранились з памяти. Однажды вечером, после урока с Крисом, Джанет попросила его и Джейн вытянуть руки, чтобы проверить, подойдут ли они друг другу. Если бы у него руки оказались намного длиннее, чем у Джейн, то ему в танце приходилось бы их сгибать, а ей держать прямыми, что не очень красиво. Судя по всему, Джанет была удовлетворена проверкой, поскольку вскоре спросила Джейн, не хотела ли она попытать счастья в фигурном катании с Крисом. С тех пор, как уехала Сандра, эта мысль уже приходила Джейн в голову. Немалым стимулом была и привлекательная внешность светловолосого Криса.

И вот как-то майским утром 1975 года Крис, Джейн и их будущий тренер Джанет Соубридж собрались на катке.

Все было очень чинно. Джейн беспокоила одна мысль, удастся ли ей преодолеть трудности, связанные с переходом в другой вид фигурного катания. Крис же размышлял, не допустил ли он ошибки, согласившись на предложение Джанет за неимением более подходящей партнерши. Они очень стеснялись друг друга, и эта стеснительность долго оставалась потом у Джейн, да и Крис не сразу преодолел ее. На первых занятиях эта пара ничем не выделялась. Они просто катались вместе, время от времени делая прыжок в три оборота.

«Мне приходилось тянуть свободную ногу, чтобы сравняться с Крисом и таким образом преодолеть, насколько возможно, разницу в росте между нами. Вскоре мы выступили на катке с нашим первым танцем. Это было ужасно. На нас смотрели с такой ирокией, что у меня появилось ощущение, будто я оказалась под микроскопом. А один из наших друзей сказал Крису: «Мне кажется, ничего у тебя с ней не получится». При исполнении танца я упала, ушибла голову и локоть, но постаралась, как могла, сделать вид, что мне совсем не больно. Сейчас от такого ушиба я стонала бы несколько часов.

Возможно, мы тогда слишком остро все воспринимали, но нам казалось, будто все считают, что Джанет сошла с ума, решив что-то сделать из нас».

Через пару недель Джанет попросила судей Майкла и Кей Робинсонов, которые часто заходили на каток, взглянуть на новую пару и высказать свое мнение. Но и судьи не смогли сказать ничего определенного.

«Наверное, судьи решили, что еще слишком рано говорить, получится ли у нас что-нибудь. И это не удивительно. Мы и не могли в то время произвести хорошего впечатления, да и опыта у нас не было. У меня за плечами остался лишь один чемпионат Великобритании, а у Джейн и того не было. Судьи, правда, не сказали, что наши тренировки бесполезное занятие, и это было уже своего рода поощрением».

По счастливому стечению обстоятельств еще до того, как сформировалась пара, семья Кристофера Дина решила переехать на новое место и поселилась в нескольких минутах ходьбы от книжного магазинчика, который тремя годами раньше приобрели Торвиллы. Таким образом время на дорогу между двумя домами сократилось до 20 минут. Теперь они жили ближе друг к другу, много времени проводили вместе вне катка и подружились.

Первую более или менее значительную победу они одержали на состязаниях танцевальных пар в Бристоле осенью 1975 года, то есть через четыре месяца после начала совместных тренировок. Они заняли 2-е место после Ники Слэтера и Катрин Уинтер. Это было лучшим результатом, чем тот, на который они могли рассчитывать, поскольку Слэтер и его партнерша были бронзовыми призерами чемпионата Великобритании того же года. Более того, Крис и Джейн победили пары, обладающие большим опытом, которые, как предполагалось, должны были обойти их.

Более значительной оказалась победа на Северном чемпионате, который проходил тоже в Бристоле, но в апреле 1976 года. Хотя эти соревнования и не очень престижны, поскольку фигуристы высокого класса стремятся к титулу чемпионов Великобритании, тем не менее эта победа была очень важна для их самоутверждения. Титула чемпионов Великобритании приходилось ждать, они еще должны были завоевать право бороться за золотые медали.

К тому времени фигурное катание прочно вошло в их жизнь. Они все реже и реже искали встреч с друзьями. Им казалось, что любое общение нарушило бы строгое расписание их жизни: каждый вечер получасовая тренировка, за ней полтора часа общего катания, каждый четверг два часа занятий и еще два часа тренировок в понедельник. По воскресеньям они занимались три часа.

У них были довольно скромные заработки, но с помощью родителей они все-таки сводили концы с концами. Но однажды из-за размолвки отец отказал Крису в материальной поддержке. И именно тогда Джанет Соубридж согласилась давать им бесплатные уроки.

Такое бескорыстие встречается в фигурном катании довольно часто. Учителя помогают таким образом ученикам, если видят, что те достаточно способны и старательны.

В 1975 году Национальная ассоциация фигуристов включила их в состав участников соревнований в Оберст-дорфе (ФРГ) и Сен-Жерве (Франция), признав этим заслуги молодой пары, всего за год добившейся значительных успехов. Кроме Торвилл и Дина список соревнующихся включал Робина Казинса, олимпийского чемпиона 1980 года, и Скотта Хэмилтона, который, как и они, через год впервые завоюет медаль чемпиона мира.

Итак, они впервые едут вместе за границу, в Оберст-дорф, которому суждено будет стать местом их постоянных тренировок, и в Сен-Жерве, где кроме соревнований проводятся подготовительные летние сборы. До этого они оба уже побывали за границей с родителями. Джейн даже выступала в 1972 году на чемпионате Европы в парном катании в шведском городе Гетеборге. Но тогда они постоянно находились под опекой взрослых, поскольку были еще очень молоды. Сейчас же им предстояло заботиться о себе самостоятельно.

Соревнования в Оберстдорфе и Сен-Жерве славятся тем, что знакомят спортивный мир с новыми именами. Именно здесь многие фигуристы выступают впервые на международной арене и судьи оценивают их достижения, не зная еще, на что они способны. В Англии, правда, малоизвестная пара из Ноттингема была уже замечена и английскими спортивными специалистами и публикой, которые с интересом ожидали ее выступления на международных соревнованиях.

На своем первом чемпионате Великобритании осенью 1976 года они заняли 4-е место и произвели хорошее впечатление, станцевав вальс Равенсбургера, впервые исполненный Эрихом и Анжеликой Бук, воспитанниками тренера Бетти Каллауэй. Крис и Джейн блестяще выполнили новые трудные элементы и продемонстрировали катание в более быстром темпе. 4-е место позволило им войти в резерв сборной команды Великобритании. Для молодых фигуристов поездка за границу была чем-то вроде приключения, которое, однако, основательно опустошило их и без того полупустые карманы.

«Национальная ассоциация фигуристов взяла на себя оплату только половины стоимости поездки, но и эти деньги выплачивались лишь по возвращении. Мы и так жили по-спартански, но все равно вынуждены были постоянно сокращать расходы. И все же мы с готовностью мирились со всеми неудобствами. Главное для нас было — накопить побольше опыта.

Мы выбрали самый дешевый способ, чтобы добраться до Оберстдорфа. Вылетели в Цюрих ночным рейсом, с 12 часов ночи до 6 утра спали прямо в аэропорту, потом первым же поездом выехали в Оберстдорф, до которого было несколько часов езды.

В Оберстдорфе мы каждое утро завтракали яичницей с ветчиной. В дешевом рыбном ресторанчике покупали себе какое-нибудь блюдо, чтобы взять с собой и потом пообедать. В остальное время подкармливались печеньем, привезенным из дому, и кофе, тайком сваренным в гостиничном номере».

Тогда они были еще очень молоды, не замечали трудностей, наслаждались новыми впечатлениями и полной свободой. Они были совсем одни, поскольку Джанет Соубридж не смогла с ними поехать. Они учились сами о себе заботиться, планировать занятия и готовиться к соревнованиям без опеки — учились стоять на собственных ногах. И именно тогда они поняли, что любят друг друга.

На льду между ними сохранялась небольшая разница: Крис, по его словам, был более «затанцованным». Джейн, даже несмотря на дополнительные уроки Джанет Ссубридж, смогла догнать партнера только через пару лет. В то время, на пути к первому международному испытанию, из них двоих лучше выглядел Крис. Их результаты обнадеживали: в Оберстдорфе они шли вторыми после советской пары — Марины Зуевой и Андрея Витмана, оттеснив на 3-е место Кэрол Лонг и Филипа Стоувелла, занявших прошлой зимой 5-е место на чемпионате Великобритании.

После Оберстдорфа советская пара уехала домой и путь к высшим наградам соревнований в Сент-Жерве оказался свободным. Крис и Джейн не упустили возможности одержать первую международную победу.

«И не думали, что на Красной площади будет каток»

Их приезд в Россию можно считать одним из предновогодних чудес. В последний раз в Москве Джейн Торвилл и Кристофер Дин были ещё в эпоху Советского Союза. Олимпийские чемпионы, четырёхкратные чемпионы мира и Европы… Впрочем, дело тут не только в титулах. Великих британцев называют лучшим танцевальным дуэтом в истории фигурного катания. Их имена красуются в Книге рекордов Гинесса – судьи поставили им 29 максимальных оценок 6.0 на одном соревновании, чемпионате мира 1984 года в Оттаве. Прошло больше двух десятилетий, но Торвилл–Дин по-прежнему остаются недостижимым идеалом.

Джейн Торвилл – Кристофер Дин

Британские фигуристы, выступали в танцах на льду. Четырёхкратные чемпионы Европы (1981-82, 1984, 1994) и мира (1981-1984), победители Олимпиады 1984 года в Сараево. В 1984 году ушли в профессиональный спорт, но в 1994-м вернулись и завоевали бронзовые медали Олимпиады в Лиллехаммере. Первыми в истории получили максимальные оценки за артистизм – все 6.0 на чемпионате мира 1983 года. Их рекорд по количеству высших баллов так и остался непревзойдённым.

И вот – они здесь. К великому сожалению, не как танцоры. В программах нет отдельных номеров с их участием, но даже простой круг почёта в шоу «Хрустальный лёд» становится событием. А в воскресенье гостей встречал каток на Красной площади. Праздник устраивало посольство Великобритании – в знак преемственности двух Олимпиад: ведь Лондон-2012 будет передавать эстафету Сочи-2014. Перед началом шоу Джейн и Кристофер дали несколько эксклюзивных интервью. Одно из них – для «Чемпионат.ру».

— Вы уже так давно не были в России. Ваши впечатления? Сильно ли за это время изменилась Москва?
— Кристофер Дин: Изменения настолько велики, что в двух словах и не описать. Я был здесь 21 год назад, когда ещё существовал Советский Союз. Мы и представить не могли, что на Красной площади будет каток, а здесь, в ГУМе, кафе…
— Джейн Торвилл: И столько магазинов!
— К.Д.: Нам очень нравятся эти изменения.

— Вы приехали сюда на шоу, посвящённое Олимпийским играм. В вашей карьере было три Олимпиады. Какими они были для вас?
— Д.Т.: Первая наша Олимпиада была в 1980 году, в Лейк-Плэсиде. Тогда нам больше всего запомнилась церемония открытия. Мы вышли на стадион вместе, всей сборной, представляя свою страну, это было очень важно для нас.
— К.Д.: Дальше, конечно же, Сараево, 1984 год. Мы выиграли, и эта победа стала кульминацией нашей карьеры. После мы 10 лет катались в профессионалах, но когда появилась возможность вернуться и снова выступить на Олимпиаде, приняли это предложение. (В 1993 году Международный союз конькобежцев изменил правила, разрешив профессиональным фигуристам возвращаться в любительский спорт.Прим. «Чемпионат.ру»). Мы отлично выступили, стали в итоге третьими. Для нас это был вызов – помериться силами с молодыми фигуристами, проверить, можем ли мы ещё кататься и соревноваться с другими на равных.

— После той Олимпиады с любительским спортом было покончено уже навсегда.
— К.Д.: Мы уже начинали постепенно «отходить от дел», когда нас позвали в качестве главных тренеров в шоу Dances on Ice. (Британское шоу, в котором звёзды экрана и сцены выступали на льду вместе с профессиональными фигуристами, стало первым подобным проектом в мире.Прим. «Чемпионат.ру») Мы долго сомневались, считали это безумной идеей. Но отработали первый сезон и поняли: шоу пользуется потрясающей популярностью!

Из первых уст. Кристофер Дин.
— Мой младший сын хочет играть в футбол. Это его главное увлечение. Конечно, ему ещё нравятся лыжи, скалолазание, стрельба из лука… Но основное – футбол. Может, из детей Джейн кто-нибудь захочет стать фигуристом?

— Вы всегда славились своей блестящей техникой, а работать пришлось с людьми, которые еле стояли на коньках. Хватало терпения?
— К.Д.: Это стало ещё одним вызовом для нас. Обучение идёт по нарастающей, за короткое время наши ученики добиваются значительных успехов. Знаете, все звёзды очень много времени посвящают тренировкам, учатся взаимодействовать с партнёром, по-настоящему втягиваются в это… Для них проект значит не меньше, чем настоящий чемпионат мира.

— Вспомним ваши первые шаги на льду. В пару Торвилл–Дин поверили далеко не сразу. Когда вы сами поняли, что у вашего дуэта есть будущее?
— К.Д.: На чемпионате Европы 1981 года. Когда мы приехали туда, рассчитывали попасть в пятёрку, а в итоге выиграли турнир, это сразу всё изменило. Раньше мы думали: если повезёт, выиграем на Олимпийских играх хоть какую-нибудь медаль. А тут оказались в роли лидеров.
— Д.Т.: Но в то же время продолжали сомневаться. Вдруг это окажется разовым взлётом? Это был огромный успех, но мы не были уверены, сможем ли удержать завоёванные позиции. И доказать это – и судьям, и зрителям, и самим себе – стало нашей целью.

— Долгое время федерация не помогала вам. Приходилось работать, чтобы оплачивать тренировки. Крис, вы были полицейским – как получалось совмещать столь непохожие занятия?
— К.Д.: Но я знаю, что многие русские фигуристы тоже служили в армии или на флоте, когда выступали! Что касается нас, это правда, мы были вынуждены работать. Я по восемь часов в день был полицейским. Джейн – клерком в офисе. Так что нам постоянно приходилось подгонять тренировки под рабочий график. Катались то в 12, то в три часа ночи, то в шесть часов утра – в зависимости от того, когда у меня была смена. Расписание постоянно менялось, ведь работа полицейского не предполагает стандартного графика с 9 до 17 часов. Иногда выходить на дежурство надо было с 10 вечера до 6 утра. А после этого кататься… Конечно, объединять всё это было очень непросто. И к 1980 году мы решили, что бросим работу и сосредоточимся на фигурном катании. У нас были сбережения, которых должно было хватить на шесть месяцев тренировок. Но как раз в это время мы получили финансовую поддержку от муниципалитета нашего родного города, Ноттингема, что позволило продолжать подготовку. Ну а в 1981 году мы выиграли наш первый чемпионат мира.

Из первых уст. Джейн Торвилл.
— Первая наша Олимпиада была в 1980 году, в Лейк-Плэсиде. Тогда нам больше всего запомнилась церемония открытия. Мы вышли на стадион вместе, всей сборной, представляя свою страну, это было очень важно для нас.

— Как относились коллеги к вашим выступлениям на льду?
— Д.Т.: В моём офисе все знали о том, что я занимаюсь фигурным катанием, и очень меня поддерживали.
— К.Д.: Да и мои сослуживцы тоже приходили посмотреть, как мы катаемся. Брали по чашке чая, сидели на трибунах и смотрели на происходящее.

— Оглядываясь назад — согласились бы пройти этот путь ещё раз?
— К.Д.: Если отвечать коротко – нет. Тем не менее лично для меня это был очень полезный опыт. Я не был заперт на катке, жил реальной жизнью, мне было знакомо не только фигурное катание. И это ещё больше научило меня ценить время, которое мы проводили на льду.

— А ваши дети? Хотели бы, чтобы они стали профессиональными фигуристами?
— К.Д.: Мой младший сын хочет играть в футбол. Это его главное увлечение. Конечно, ему ещё нравятся лыжи, скалолазание, стрельба из лука… Но основное – футбол. Может, из детей Джейн кто-нибудь захочет стать фигуристом?
— Д.Т.: Я думаю, если мою дочку поставить на коньки, у неё будет хорошо получаться!

Торвилл И Дин биография Фото

Britain was just recovering from the “three day week” and there was little in the way of green shoots of recovery. Harold Wilson was prime minister and Margaret Thatcher became leader of the Conservative Party. The average house price in the UK was £12,000, a gallon of petrol cost 72p and the male working population received an average salary of £4,000.

Tiger Woods, Angelina Jolie and David Beckham were born. Bill Gates and Paul Allen founded Microsoft. In Nottingham, England, two teenagers who had met seven years earlier, danced together on ice for the first time. They were to become the ying and the yang of their sport, their names linked in immortality: Torvill and Dean.

Jayne worked as an insurance clerk; Chris was a trainee policeman. But under the watchful eye of their coach, Janet Sawbridge, they won their first competitions in Sheffield and Bristol, and then in St. Gervais, France. They were on the way to becoming sporting legends. In Oberstdorf, Germany, they came 2nd at an international competition, followed by a 4th place finish at the British Championships.

That same year at the Winter Olympics in Innsbruck, Austria, Ice Dancing was introduced for the first time and the British skater John Curry took Gold in the men’s event.

Unlike some Eastern European competitors, there was no likelihood of Jayne and Chris giving up their jobs and committing full-time to skating. Every morning and evening they would practice, until Chris left the area to continue his training as a policeman. Dedication was called for. And it paid off when they came 1st in Oberstdorf and 3rd at the British Championships. This meant they qualified to compete at the European and World Championships the following year.

Steady progess. At the European Championships in Strasbourg, France, Jayne and Chris ended up in 9th place and 11th at the World Championships in Ottawa, Canada. They returned to Nottingham with renewed determination. The highly respected coach, Betty Calloway, agreed to oversee their training and they began taking ballet classes. In November, they won the British Championships for the first time, an achievement that repeated itself for the next 6 years.

They were placed 6th at the European Championships in Zagreb, Yugoslavia (now Croatia) and 8th at the World Championships in Vienna. The main focus was skating and working. There was little time for a social life. Early mornings and late into the night were spent at cold ice rinks. They became British Champions again.

A major breakthrough. After coming 4th at the Europeans Championships in Gothenburg, Sweden, Jayne and Chris participated in their first Winter Olympic Games, held in Lake Placid, USA. They came a respectable 5th but it was Robin Cousins who stole the show with his Gold Medal in the men’s event. At the World Championships in Dortmand, Germany, they moved up to 4th position.

It was now to be all or nothing. Chris resigned from the police and Jayne left her job soon afterwards. Faced with no income, Nottingham City Council came to the rescue with a grant, which raised eyebrows in some quarters. They began training more and more on the Continent, where they were given far more time on the ice, particularly in Oberstdorf, Germany. British Champions for a third time.

They were not expected to win the European Championships, in Innsbruck, Austria. The Russians had dominated the sport for the past 12 years. But on a glorious night for British skating, Jayne and Chris became European Ice Dance Champions and six weeks later in Hartford, Connecticut, USA they achieved their 1st World Championship Gold medal. Suddenly, Jayne and Chris were the new darlings of the British media, their relationship off the ice a subject of continued speculation.

Ice Dance at that time comprised three sections: Compulsory Dances, Original Set Pattern Dance (now called the Original Dance) and the Free Dance. The nine judges would give marks out of 6 for Technical Merit and another for Artistic impression. The marks for each section were then added together to achieve a total score at the end of the competition. The music for the compulsories was chosen by the International Skating Union and made up of traditional ballroom rhythms, such as waltz, foxtrot, tango. The Original Set Pattern Dance SP was a set tempo chosen by the ISU for which you could chose you own music: for example, blues, paso doble, rock and roll. For the Free Dance, you were ‘free’ to use any music of your choosing as long as there were no vocals and it was no longer than 4 minutes 10 seconds. Most ice dancers chose a medley of music, edited together, featuring different tempos to show off their skills. Jayne and Chris had always followed this style of presentation but yearned for more ways to express themselves.

After much deliberation and consultation, they opted for the Overture from the stage musical, Mack and Mabel, as their Free Dance. It would be the first time a single piece of music had been used to tell a complete story. For the Blues OSP, they chose a version of Summertime performed by the American harmonica virtuoso Larry Adler.

They triumphed at the British Championships and to complete a perfect year, they went to Buckingham Palace to be awarded an MBE by HRH Queen Elizabeth. They were also named ‘Team of the Year’ by BBC Television.

At the European Championships in Lyon, France, Jayne and Chris retained their Championship title and scored their first sixes in overseas competition, three for Summertime and 11 for Mack and Mabel — a total of 14 out of 18, which was a record for an International Championship. They were also triumphant for the second time at the World Championships in Copenhagen, Denmark.

This was the year when Jayne and Chris went for a night out at the theatre,
to see a performance of the musical ‘Barnum’ at the
London Palladium starring Michael Crawford. They met him
backstage and a formidable partnership was formed that would prove to be unbeatable.

With Barnum for the Free Dance and a rock ‘n roll OSP based on Paganini’s Variations,
adapted by Andrew Lloyd Webber for his musical ‘Song and Dance’, Jayne and Chris
prepared for the British Championships and the International season ahead.

They won the British Championships and again were voted BBC Television’s
Team of the Year.

Crisis. A fall in practice just days before the Europeans in Dortmund, Germany, left Jayne unable to compete. They withdrew from the competition.

Jayne and Chris arrived in Helsinki, Finland, for the World Championships only weeks later and, with Michael Crawford looking on, they retained their international crown. The judges’ marks surpassed those of the previous year with 6 sixes for their OSP and for Barnum, a row of 5.9’s for Technical merit and an unprecedented 6 from every judge for Artistic impression. Breaking all previous records, they had dominated the event. The Winter Olympics were less than 12 months away.

Jayne and Chris were redefining ice dancing. In particular, they had devised a plan to use music during which the tempo remained constant but the intensity and drama increased. They had been dancing to Ravel’s Bolero in training to warm up. The overture was 17 minutes long but competition rules stipulated that the dance routine in the Olympics must be no more than four minutes long, give or take 10 seconds either way. Composers Richard Hartley and the late Bob Stewart shortened it, rearranged it and shortened it some more but it was still too long by 28 seconds. Jayne and Chris, who always choreographed their own dance routines, came up with an ingenious solution. They would make sure their skates did not touch the ice for 18 seconds once the music started.

Six months of hard training in oberstdorf followed and then the British Championships.
Victory secured them their 5th title.

The European Championships came first. The OSP for this year was the Paso Doble and the Torvill and Dean performance is remembered as being their best ever, scoring six 6’s for Artistic impression. Bolero gained them a further 11 and the stage was set for the Winter Olympic Games in Sarajevo, in the former Yugoslavia, now Bosnia and Herzegovina.

Leading the competition from the outset, their Paso Doble scored sixes again. On February 14th, more than 20 million people in the UK and millions more worldwide, watched on television for 4 minutes and 28 seconds as Jayne and Chris delivered a flawless performance of their Bolero. It was Valentine’s Day. Passions were running high. Some people worried that the judges might think the routine too radical, Ravel’s haunting score too extreme, their costumes too whimsical. Nothing of the kind. The nine judges reached for the sixes and awarded Jayne and Chris maximum points. It had never been achieved before – and never since. They had won the gold medal in emphatic fashion.

Then, at the World Championships in Ottawa, Canada, they took gold again. They had achieved every accolade possible. They returned to Nottingham and tens of
thousands turn out to greet them in a victory parade.

All this time, Jayne and Chris had relied on grants. Their financial future was far from certain. There were options to join a number of ice shows as guest performers, but they harboured a desire to put together their own company of skaters and bring their style of ice dance to the millions who had supported them over the years.

Jayne and Chris flew to Sydney to perform alongside the Russian Olympic team in a series of shows. This introduced them to an events promoter, Michael Edgley, and to the Sydney Dance Company, whose artistic director was Graeme Murphy. The show was taken to other Australian cities and then Graeme agreed to fly to Europe, to assist with the choreography of two new
routines for their first World Professional Championships in the USA.

They performed at the Royal Variety show in front of the Queen
Mother and Prince Charles at the London Palladium. A new routine,
Song of India, had been filmed and was played on a huge screen, at
the end of which Jayne and Chris appeared to tumultuous applause.

They competed for the first time at the World Professional
Championships – and won with ease. And they were awarded
the BBC Sports Personality of the Year trophy, the first
time it had been given to two people.

They returned to Australia to prepare for Torvill and Dean: The World Tour. Graeme Murphy became co-artistic director and after assembling a company of top international ice skaters, rehearsals were held in a disused warehouse in downtown Sydney. Three months later, a few try-out shows were performed in New Zealand and Australia, then the entire company was transported to Oberstdorf for final rehearsals before the opening at Wembley Arena, London, England in the summer. Capacity audiences for eight shows a week with a run of seven weeks ensured that almost half a million people watched the show.

They also performed in Nottingham – in a specially designed circus tent — where they were given the Freedom of the City. It had been a busy year, at the end of which they won the World Professional Championships in America for the second time.

Torvill and Dean: The World Tour went to North America, opening in St Johns, Newfoundland in January and toured throughout Canada, performing in enormous ice hockey arenas. After a short break, the show moved to the southern hemisphere and Australia, including performances in Tasmania in the circus tent, last used in Nottingham a year earlier.

In the summer, Jayne and Chris filmed an hour long television special called Fire and Ice. Rehearsals and filming took place in Germany. The music was composed by Carl Davis,
the director was Tom Gutteridge and Graeme Murphy once again assisted with
the choreography. It was the highlight of the Christmas viewing schedule in
the UK and won the Bronze Rose at the Montrose Film Festival.

Then the company went back on the road for the North American leg of the tour.
But Chris broke his wrist after only a few weeks. Some 50 dates were still left
on the schedule. The company was disbanded.

With nothing they could do on the ice, Jayne flew to Australia for a well earned holiday. Chris headed for London to try out tap dancing and singing lessons. Filling in the time until he and Jayne could get back to work.

Wrist healed, the most famous of American ice skating shows, The Ice Capades, offered Jayne and Chris a place on its tour. They performed without the responsibility of running their own show – but the dream of rebuilding a company once more was never far from their minds.

Chris found the time to work with the French/Canadian ice dancing brother and sister, Isabelle and Paul Duchesnay, and choreographed their Jungle routine.

Jayne and Chris officially opened the first outdoor skating rink at Broadgate, in the City of London and appeared at the Prince of Wales Theatre as part of a charity event, performing a scene from Noel Cowards ‘Private Lives’.

Jayne and Chris began working with their second company of skaters, the Russian Allstars, whose artistic director was Tatiana Tarasova. Tatiana had been a rival for many years at European, World and Olympic competition.

After months of rehearsals, the first performances of a show that was destined to run longer than the World Tour began in Moscow, followed by St Petersburg. It then went to Australia and New Zealand.

Chris had again found the time to work with the Duchesnays and passed on to them a routine that he and Jayne had been performing regularly on the tour, Eleanors Dream. The Duchesnays won bronze medals with it at the European and World Championships.

Torvill and Dean and the Russian All Stars continued in Australia. Things came to an abrupt halt when Chris, invited to participate in a celebrity NASCAR race in Melbourne, crashed and tore a ligament. After an operation, he spent the next two months in plaster which led to perhaps the oddest Torvill and Dean duet. They were persuaded to make a CD by Australian music producer Kevin Stanton, singing 14 cover songs by artists such as the Mamas and Papas and Sonny and Cher. ‘Here we Stand’ was released only in Australia in June of that year.

Jayne and Chris returned to England and then went to Oberstdorf to choreograph new dances for the delayed American leg of their tour, which began in September. They also worked with the Duchesnays again. This time passing on Missing, a routine that had been a particular highlight of the Australian tour.

Jayne met Phil Christensen, an American from Chicago and Chris began dating Isabelle Duchesnay. Within a year, both couples would become engaged.

A leading UK impresario, Phil McIntyre, brought the tour to the UK and it played all over England, Scotland, Northern Ireland and Wales. It was the longest running tour they had ever done. All the Russian skaters could speak English by the end of it – and some of the British skaters had learnt some Russian.

Jayne and Phil were married in Sacramento, USA on September 21st.

Chris worked again with the Duchesnays and choreographed Reflections, which would be their Free Dance for the new season.

After an absence of 5 years, Jayne and Chris decided to compete at the World Professional Championships in the USA once more and secured victory for the 3rd time. They also took part in the inaugural, Challenge of Champions, competition being held in Barcelona, Spain. They won that, too.

Having been approached by the BBC to film a documentary for their Omnibus series, a piece of music was commissioned, named Tilt. After weeks of rehearsals at Alexandra Palace in London, it was filmed and aired under the title Bladerunners later in the year.

As the Duchesnays’ Reflections had not attracted enough marks from the judges at the European Championships to improve their position in the competition, the decision was made to choreograph a new routine, Missing 2, for the World Championships a mere 6 weeks later. The gamble paid off: Paul and Isabelle were crowned World Champions.

Chris and Isabelle were married in Quebec, Canada on May 18th.

Jayne and Chris flew to Australia to be guests in an ice show conceived
by the Edgely Corporation, the main body of which featured a Ukrainian
ice skating company, interspersed with Circus acts. It was performed
in Sydney, Adelaide and Melbourne. Such was its success that it was
decided to create a new show for Britain.

Chris choreographed again for his wife and her brother in preparation
for the Winter Olympic Games the following year. Their Free Dance
would be skated to music from the musical West Side Story.

The Duchesnays won the silver medal at the Winter Olympics in Albertville.

Rehearsals began in Kiev for the new production The Best of Torvill and Dean, which would also guest star Robin Cousins.

During rehearsals, Jayne and Chris were invited by the International Skating Union, the governing body of their sport, to a dinner in Davos, Switzerland as part of the organisation’s 100th Anniversary Year celebrations. They were to learn of rule changes that meant professional skaters would be accepted back into the Olympics if they relinquished their professional status.

Jayne and Chris performed in the Tom Collins Tour of Champions across North America. They choreographed a new piece entitled Drum Duet to the music of Phil Collins.

Chris and Isabelle separated and were divorced shortly afterwards.

Jayne and Chris were awarded Honorary Master of Arts degrees by Nottingham Trent University for services to ice dance and contribution to its development as a creative art.

They travelled to Boston, USA to take part in Skates of Gold, featuring performances by 24 Gold medal winning ice skaters.

Jayne and Chris announced that they would compete as amateurs once again – 10 years after their Olympic success with Bolero.

At the British Championships held in Sheffield, Jayne and Chris led after the Compulsories, their Rumba Original dance scoring all 5.9s and 6s, bar one judge. The Free dance, skated to a specially arranged, orchestrated and recorded version of Fred Astaire and Ginger Rogers’ Lets Face the Music was a triumph. It scored eight 5.9s and a 6 for technical performance and all 6s for artistic impression.

Two weeks later at the European Championships in Copenhagen, Jayne and Chris faced their Olympic rivals in competition for the first time. They won — but only just.

Back home, they changed their free dance from an intricate, clever and intensely technical programme to a much more athletic, joyful dance. They added steps that had been memorable from older dances such as Mack and Mabel and Barnum and hoped that the judges would look more favourably upon them a couple of weeks later.

At the Winter Olympics in Lillehammer, Norway, they came a disappointing 3rd after the Compulsories, but no-one could touch Jayne and Chris’ Rumba and they won the Original dance section. They took to the ice for Lets Face the Music and treated the audience to an exceptional display of ice dancing. As the music finished, the crowd rose as one cheering, stamping, whistling. The judges had other ideas and awarded them the Bronze medal.

Seven weeks after the Olympics, their new show, Face the Music, opened in Sheffield. The response was overwhelming and went someway to make up for the disappointment at the Olympics. After it’s UK debut, the show travelled to Australia and North America.

Chris married former U.S and World Ladies Figure Skating Champion, Jill Trenary, in her home town of Minneapolis, USA on October 15th.

Torvill and Dean were part of the European Team, alongside Robin Cousins, in the inaugural World Team Championships held in the USA. Europe finish 3rd, behind the USA and Canada, with Russia in 4th but Jayne and Chris won the Dance section.

The Face the Music tour returned to the UK and finally finishes its run on August 1st. It had been seen by more than one million people.

Jayne and Chris’s official autobiography, Facing the Music, was published by Simon and Schuster.

They were honoured by the German Figure Skating Union for their contribution to the sport.

In December, they competed in the World Professional Championships and the Team Championships in the USA and the Challenge of Champions in London, England. They won all three competitions.

Jayne and Chris were invited to perform with Stars On Ice, which was managed by IMG. This was in Tokyo, Japan and featured a cast of past Olympic, World and National Champions.

Chris was commissioned by Derek Deane, the Artistic Director of the English National Ballet, to choreograph a dance for their new season. Using the music of Paul Simon, Chris’s ballet was called Encounters and premiered in Cambridge in June. The piece was well received and toured the UK as part of a triple bill before opening at the Royal Festival Hall, London, for a short season.

World renowned cellist, Yo Yo Ma, invited Jayne and Chris to work on a
project he had begun with Rhombus Films (Canada) to record all six of Johan
Sebastian Bach’s cello suites, each alongside a different art form. It was
to be series filmed in Canada and titled ‘Inspired by Bach’. Jayne and
Chris’ piece was called Six Gestures. Yo Yo Ma had long wanted to work
with Torvill and Dean because he believed ‘they did for ice-skating what
Bach did for the cello’.

They competed again in the Team Championships, the World Professional Championships and the Challenge of Champions and again won all three.

Torvill and Dean performed again with Stars on Ice, touring the USA and Canada.

Jayne and Chris began planning a new show, collaborating with Robin Driscoll, who wrote the Mr Bean film scripts, starring Rowan Atkinson. What would be their last touring show, Ice Adventures, premiered in Birmingham, England.

Ice Adventures was performed for the last time, closing at the Sheffield Arena.

Jayne and Chris flew to the US to perform once more with Stars on Ice. They choreographed a new routine especially for the show to Paul Simons’ Still Crazy After All These Years’. Secretly, they had decided that this would be the last time they would skate together, bringing to a close a 23 year ice dance partnership that was the most successful of all time.


источники:

http://www.championat.com/figureskating/article-3088279-i-ne-dumali-chto-na-krasnoj-ploshhadi-budet-katok.html

http://www.torvillanddean.com/history