Ракицкий Николай Петрович биография

Николай Петрович Ракицкий и Софья Захаровна Федорченко

Николай Петрович Ракицкий (1888—1979) — советский ученый агроном. Был женат на писательнице Софье Захаровне Федорченко (1880—1959). С Михаилом Булгаковым Ракицкий был знаком уже в 1916 году, когда будущий писатель служил земским врачом в Смоленской губернии. В начале 1917 года их дороги разошлись, и вновь они встретились зимой в начале 1923 года в Москве. Исследователи предполагают, что Булгаков мог быть знаком с Федорченко по Киеву 1918—1919 гг. Будущая писательница работала в военных госпиталях во время Первой мировой войны. В 1923 году в Москве Федорченко и Булгаков оказались в общей среде литераторов и издателей, и со временем у них образовался значительный круг общих знакомых и друзей. Одно время Булгаков и его вторая жена Любовь Белозерская жили в «пяти минутах» от Толстовского музея, где в подвале проживали Федорченко с мужем, и заходили к ним «на чашку чая». Об этом времени вспоминает и Ракицкий: «Поселились Булгаковы в Чистом переулке на Пречистенке. Это было время наших частых встреч. Мы часто получали приглашения от Михаила Афанасьевича на вечера, где он читал свои произведения. Иногда собирались у нас». Летом 1925 года Булгаков и Ракицкий с женами в одно и то же время отдыхали в доме Волошина в Коктебеле.

Биография Николая Петровича Ракицкого

Николай Петрович Ракицкий родился в Евпатории в 1888 году. В 1907 году Николай Ракицкий, «скромный, откровенный и правдивый» ученик, окончил полный курс Евпаторийской мужской гимназии. Его отец — псаломщик Петр Евфимиевич Ракицкий, определенный в 1885 году в Евпаторийский Свято-Николаевский собор. В гимназический период сына Николая Петр Евфимиевич, обремененный большой семьей из семи детей, был псаломщиком Бий-Орлюка Евпаторийского уезда (современная Орловка Раздольненского района). Из прошения матери Анастасии Ракицкой в гимназию известно, что «муж получает слишком ограниченное содержание», поэтому педагогический совет гимназии освобождал мальчика по бедности от платы за право учения в течение ряда лет вплоть до выпуска.

По образованию, полученному в Киевском университете святого Владимира, Николай Ракицкий — филолог-философ. Но выпускник Евпаторийской гимназии сумел еще окончить сельскохозяйственную академию в Баварии, скорее всего, Вайнштефанскую академию сельского хозяйства и пивоварения. До 1917 года Николай Петрович уже занимался научной работой и кооперацией. Был командирован из Москвы в Крым, где в Евпатории работала учителем сестра, для исследовательской работы. Потом новая командировка в 1919 году. Так, с июня этого года и до момента утверждения советской власти в Евпатории Ракицкий занимался научной работой по теме «Исследование экономических ресурсов Крыма». Средства к существованию, правда, давала работа в кооперации. Советская власть использовала его как консультанта-ревизора при наркомпросе. Проживал Н.П. Ракицкий в доме Дувана, занимая одну комнату в помещениях расположенного здесь Губсоюза. Примерно в 1920 году Ракицкий женился на Софье Федорченко, служившей в то время в евпаторийской конторе Центросоюза, тогда он был заведующим кооперативной конторой Днепросоюза («Днiпровський Союз споживчих Союзiв» Украины), занимающейся в Евпатории «добычей соли на за арендованном участке».

Очевидно, во второй половине ноября 1922 года С.З. Федорченко с мужем Н.П. Ракицким переехали в Москву. Молодая семья получила комнатку на Пречистенке в подвале музея Л. Толстого, по соседству с Булгаковыми, которым Софья Захаровна читала страницы книги «Народ на войне», в том числе написанные в Евпатории.

В 1926 году Ракицкий с женой переехали в Тарусу. Они построили здесь дом и заложили на пустыре сад. Ракицкий работал ученым секретарем Технической энциклопедии и редактором ее по сельскому хозяйству, затем старшим агрономом научно-технического совета Главного управления полезащитного лесоразведения при Совете Министров СССР. Бывая по служебным делам в командировках, Николай Петрович привозил в Тарусу семена и саженцы растений из различных концов страны. Постепенно на бывшем пустыре вырос удивительный сад.

Умер Николай Петрович Ракицкий в 1979 году, похоронен вместе с женой в колумбарии Новодевичьего кладбища в Москве.

Биография Софьи Захаровны Федорченко

Софья Захаровна Федорченко (1880—1959) — русская писательница. Родилась в семье инженера. Детство провела в глухой деревне во Владимирской губернии, в бедной крестьянской семье. Окончила гимназию, училась в университете. Высшего образования не закончила. В годы Первой мировой войны была сестрой милосердия. Муж — ученый-агроном Николай Петрович Ракицкий, почетный гражданин Тарусы.

В 1917 году в Киеве была издана книга Федорченко «Народ на войне» (с подзаголовком «Фронтовые записи») в форме коротких рассказов и размышлений русских солдат о войне и мире, которая привлекала внимание богатством и яркостью собранного в ней своеобразного солдатского фольклора, сочным бытовым колоритом. В 1925 году появилась вторая часть книги, отражавшая период «керенщины». Третья часть книги — «Гражданская война» — была известна только в отрывках по журнальным публикациям 1927 года и лишь в 1983 году была напечатана в полном виде в 93-м томе «Литературного наследства».

По косвенным сведениям можно полагать, что в Крыму и Евпатории Софья Федорченко жила несколько лет, в период с 1918—19 по 1922 годы. Предположительно в 1920 году она вышла замуж за Николая Ракицкого. В Крыму Федорченко участвовала в «Вечере поэтов» (начало июня 1922-го, Симферополь; с участием П. Новицкого, А. Герцык, Чабан-заде, Чурилина, Яковлева), затем в литературном альманахе «Помощь» № 1 (издание КрымЦК Помгола, Симферополь, июль 1922).

В 1922 году вместе с мужем она переезжает в Москву. К этому времени Федорченко становится уже профессиональной писательницей, в двадцатые годы принимает активное участие в разных писательских организациях — в частности, в литературном объединении «Никитинские субботники».

С 1924 года работала в области детской литературы, главным образом дошкольной. Ею написано несколько десятков детских книг по преимуществу из мира животных. Создала много прибауток, загадок, «потешек». Ей принадлежит несколько сценариев кукольных спектаклей. Федорченко занималась общественной работой; была организатором и первым председателем Сектора детской литературы Союза писателей СССР.

Писательница тяжело пережила обрушившиеся на неё нападки в печати, она заболела. Но несмотря на длительную тяжелую болезнь, часто приковывавшую её к постели, она продолжала писать до конца своей жизни, написала исторический роман-трилогию из времен пугачевщины «Павел Семигоров» (первоначальное заглавие — «Конец столетия»), ряд сказок, пьес, стихов для детей. Последние годы жила в Тарусе.

Похоронена вместе с мужем в колумбарии Новодевичьего кладбища в Москве.

©2019—2022. «Михаил Булгаков. Жизнь и творчество писателя»

Ракицкий Николай Петрович биография

Николай Петрович Ракицкий — агроном и коллекционер

Николай Ракицкий, учёный-агроном по образованию и коллекционер по призванию приехал в Тарусу в 1926 году. Здесь на окраине города он создал уникальный сад-дендрарий на выделенном ему городскими властями участке земли.

Главной задачей для учёного — было удачно акклиматизировать растения из других климатических зон, создавая максимально благоприятные условия для роста и развития растений. Благодаря удачным экспериментам в Тарусе появился маньчжурский орех, кедр сибирский, сосна румелийская, ель Энгельмана, амурская сирень, татарский клён и многие другие растения.

Бывая по служебным делам в командировках, Николай Петрович привозил в Тарусу семена и саженцы растений из различных концов страны. Неустанные труды и эксперименты Николая Петровича и его супруги, писательницы Софьи Захаровны Федорченко дали прекрасные результаты. Постепенно на бывшем пустыре образовался потрясающий сад. Тарусяне гордились садом диковинных растений, выращенных на пустыре.

Николай Петрович был человеком необыкновенной широты интересов. Он закончил факультет философии Киевского университета, потом сельскохозяйственную академию в Баварии, а искусство изучал в Италии. Ракицкий свободно разговаривал на 6 языках.

Николай Петрович умел видеть и понимать красоту во всех её проявлениях и ценить её. В 1963 году он инициировал создание в Тарусе картинной галереи, передав в дар городу более 200 живописных работ и предметов включая удивительные полотна западноевропейской живописи, изделия из фарфора, фаянса, стекла, фрагменты старинных кружев, а также декоративно-прикладного искусства.

Предметы из коллекции Ракицкого переданы в том числе в музей имени Пушкина, Краеведческий музей Тарусы, музеи Серпухова и Калуги. В архивах сохранились десятки благодарственных писем от музеев, описи и акты переданных экспонатов, телеграммы от руководителей музеев и различных культурных ведомств.

За создание картинной галереи и заслуги перед городом в 1967 году Николай Петрович объявлен почетным гражданином Тарусы.

Круг общения Ракицкого и его жены Софьи Федорченко был очень разнообразным.
В Москве, на Пречистенке, где они жили в одной из квартир «толстовского» дома собирались самые «сливки» творческой интеллигенции: читал стихи Борис Пастернак, часто в гости заглядывал Михаил Булгаков с женой.

Есть предположение, что первые чтения «Белой гвардии» состоялись именно тут. Николай Петрович и Софья Захаровна были знакомы с Михаилом Булгаковым еще с тех времён, когда тот работал врачом на Смоленщине. Впоследствии Ракицкий написал воспоминания «Встречи с М. А. Булгаковым».

Ракицкий был очень дружен и с семьей Поленовых. В начале войны, в доме Ракицкого жил Фёдор Поленов со своей тётей, куда они перебрались в эвакуацию. Федору тогда было было 12 лет, и он учился в Тарусской школе. Об этот свидетельствуют записи в «Домовой книге» за октябрь 1941 года.

Ракицкий Николай Петрович биография

Тарусе и ее окрестностях немало достопримечательных уголков природы — естественных и созданных руками человека. На южной окраине города, в конце улицы Шмидта, есть ботанический сад, который тарусяне и те, кто приезжает сюда, называют чудо-садом.

Вырастил этот удивительный сад Николай Петрович Ракицкий — ботаник, филолог и садовод. Ученому помогала в этом его жена писательница Софья Захаровна Федорченко. Николай Петрович Ракицкий и Софья Захаровна приехали в Тарусу в 1926 году. Они построили здесь дом и заложили на пустыре сад.

Ракицкий работал ученым секретарем Технической энциклопедии и редактором ее по сельскому хозяйству, затем старшим агрономом научно-технического совета Главного управления полезащитного лесоразведения при Совете Министров СССР. Бывая по служебным делам в командировках, Николай Петрович при-возил в Тарусу семена и саженцы растений из различных концов страны. По-степенно на бывшем пустыре вырос удивительный сад. Растения со всех концов земли нашли на окраине Тарусы свою вторую родину. Сад Ракицкрго небольшой, он уместился на двадцати шести сотых гектара, а растений здесь много.

От метелей и буранов сад защищают заботливые и терпеливые русские березы. Высокой живой стеной встали они вдоль ветреной северной стороны. Осенью эта стена делается будто золотой. Словно гигантский костер вспыхивает перед садом.

Ещё издали видна высокая зеленая пирамида. Словно ракета, она устремилась ввысь. Это сибирская пихта — «королева» сада. Ракицкий посадил пихту в 1929 году. Сначала казалось, что «сибирячка» пришлась здесь не ко двору, что ей «не по душе» тарусский климат. Дерево стало хиреть, к нему приклеилась обидная кличка «заморыш». Николай Петрович и Софья Заха-ровна решили во что бы то ни стало «выходить» пихту. Подкармливали ее перегноем. И дерево. выжило, окрепло, стало быстро расти. А теперь для того, чтобы посмотреть на сибирскую пихту вблизи, приходится поднимать голову.

Другая красавицу сада — сизая ель. Она «поселилась» в Тарусе годом позже сибирской пихты. Сизых елей очень много в горах Калифорнии. Заморская гостья хорошо прижилась в Тарусе. Вокруг сизой ели как бы водят хоровод три голубые ели.

Приземистый куст. На нем большие темно-зеленые листья. Кажется, что они вырезаны из блестящей тонкой кожи или даже из полированного металла. Это чудесное растение — магония. Родина его — Северная Америка.

А это что за странное дерево? Оно будто загримировалось и надело парик. Это скумпия или так называемое париковое дерево. Цветы у скумпии зеленовато-белые, собранные в кисти, немножко похожие на метелки. А парик она надевает, как только появятся плоды. Скумпия растет в Крыму, на Кавказе, в Средней Азии. Ее много в Италии. Теплолюбивому дереву каким-то чудом удается переносить тарусские морозные и вьюжные зимы.

Вокруг скумпии густо разрослась душистая малина. Стебли у нее прямые, без колючек. Малина цветет все лето. Цветы розовые и красные, очень похожие на ягоды шиповника. А листья — крупные, зубчатые. Родина душистой малины — Канада.

Неподалеку от скумпии стоит раскидистое дерево. Весной оно покрывается белыми с красноватым оттенком цветами, похожими на волнистые стрелки или даже на свечки. Между прочим, цветы эти медоносные, в них есть нектар. Осенью дерево приносит плоды — каштаны. Нет, это не настоящий каштан, а так называемый «конский каштан» или, как его еще называют, лжекаштан. Родина его — Балканский полуостров, Персия. В нашей стране он встречается на Кавказе, на Украине, в Крыму.

Есть в саду растение, которому несправедливо дали обидное, даже оскорбительное прозвище — «чертово дерево». Листья у него длинные, перистые. В конце лета оно цветет белыми султанами. А затем появляются мел-кие черные семена. Настоящее название дерева— аралия маньчжурская. Она очень похожа на пальму. На Дальнем Востоке аралию так и зовут дальневосточной пальмой. Между прочим, учёные говорят, что аралия имеет целебные, лекарственные свойства и может в какой-то мере заменять «корень жизни» — женьшень. Ну, а «чертовым деревом» аралию «окрестили» потому, что она действительно злая — ствол и ветки ее усыпаны мелкими острыми колючками.

У аралии маньчжурской есть здесь «земляки» и «землячки». Справа от нее красуется дерево с пышной кроной и темно-серой корой. Это маньчжурский орех. Он очень похож на обычный ореховый кустарник, зарослей которого много в окрестностях Тарусы по берегам Тарусы и Песочни. Плоды маньчжурского ореха тоже напоминают обычные орехи, только они побольше. Внутри ореха — перегородки. К сожалению, ядро маньчжурского ореха здесь все же не вызревает. Николай Петрович передал плоды маньчжурского ореха в местное лесничество, и это удивительное дерево сейчас здесь разводят в питомниках..

Словно зоркий часовой, возвышается над соседями красавец сибирский кедр. С его ветвей свисают коричневатые шишки. Другие деревья и кустарники при порывах ветра почтенно кланяются ему. Кедр «прописан» в Тарусе почти со дня закладки ботанического сада. Когда-то кедр «приехал» в Тарусу маленьким саженцем и его защищали от ветров и гроз кустарники и цветы «водосбора», а теперь сибирский великан сам защищает своих слабых собратьев — молодые деревца от бурь и невзгод. Летом под ним пышным и ярким ковром расстилаются цветы.

Много диковинных растений в саду Ракицкого. Среди лета кто-то будто на новогодний праздник нарядил сосну, развесив на ее ветвях длинные серебряные шишки. Нет, оказывается, дерево никто не наряжал. Румелийскую сосну нарядила сама природа. Это дерево хорошо растет на Балканах. Крона его раскидиста, ветви с жесткой хвоей спускаются до самой земли. Летом шишки румелийской сосны покрываются липкой белой смолой и издали кажутся серебристыми.

Словно огромная усеченная пирамида, стоит, в саду туя западная. Длинные кисти свисают с белой акации. Цветы ее очень душисты, о них поется в песне. А сколько в саду диковинных кустарников! Мелкими, беловатыми метелками овальной формы цветет татарский клен. Японский барбарис летом становится ярко-зеленым, а осенью — оранжево-красным. Очень красивы цветы каприфолии, родина которой — Северный Кавказ. У каприфолии большие душистые желто-розовые цветы, будто свернутые в трубки.

Некоторые растения представлены в саду Ракицкого в разных видах. Например, здесь есть шесть сортов садового жасмина. Николай Петрович нашел их в старых парках в окрестностях Тарусы. Один куст жасмина вырос до семиметровой высоты. Между прочим, этот сорт по праву называется «Монблан». А сколько же здесь разновидностей роз! Красная, белая, бедренцоволистная и еще какие-то розы с загадочными названиями. Когда-то Николай Петрович привез в Тарусу два черенка амурского винограда. Теперь это большие растения. Листья на них красно-фиолетовые. Ягоды мелкие с фиолетовым оттенком. Осенью их жадно клюют птицы.

Амурская сирень весной вся увешана крупными белыми конусообразными метелками. Цветы ее очень душисты.

Обо всех растениях сада не только невозможно рассказать, но их, пожалуй, и не перечислишь. Здесь есть пурпурный барбарис, актинидия мичуринская — ягодное растение, за семенами которой Николай Петрович ездил в Козлов, есть так называемая ремонтанная земляника, ягоды на которой бывают до глубокой осени. Есть белая калужская слива, вишня владимирская, есть декоративные китайки. До очень морозной зимы 1940 года в саду были яблони и груши.

Летом в саду Ракицкого бывает много посетителей. Сюда приходят юные натуралисты, ботаники, агрономы, учителя, колхозники, художники, писатели, ученые, садоводы, иногда приезжают целые группы экскурсантов из других городов. Когда-то Антон Павлович Чехов сказал: «Если бы каждый человек сделал на земле все, что он может, хотя бы посадил несколько деревьев, прекрасна была бы наша земля. »