Пенязьков Олег Глебович биография

Новое в блогах

24 июля 2013 года Всероссийский институт авиационных материалов (ВИАМ) посетил директор Института тепло- и массообмена Национальной академии наук (НАН) Беларуси, член-корреспондент НАН, доктор физико-математических наук Пенязьков Олег Глебович. В ходе заседания Президиума научно-технического совета ВИАМ он выступил с докладом, в котором представил основные направления деятельности возглавляемого им института, а также рассказал о создании технологий и оборудования для обработки и модификации поверхностей и материалов.

В частности, Олег Пенязьков сообщил, что Институт тепло- и массообмена проводит широкий спектр научных исследований по созданию и производству технологий получения новых материалов для применения в различных областях промышленности. По его словам, одно из направлений — разработка технологии поверхностной плазменной металлургии, обеспечивающей существенную модификацию углеродистых сталей, титана и алюминия. Кроме того, ведется разработка и создание новых теплозащитных материалов. В частности, институт проводит экспериментальную обработку тепловой защиты спускаемых космических аппаратов в атмосферах планет (образцы тепловой защиты КА испытаны в модельных условиях сверхорбитального входа в атмосферу Земли).

Олег Пенязьков отметил, что «для института крайне важно, чтобы его разработки были востребованы на российском рынке». «Для этого необходимо наладить долгосрочные деловые связи с российскими научно-исследовательскими организациями и производителями», — подчеркнул он.

Генеральный директор ВИАМ, академик РАН Евгений Николаевич Каблов поблагодарил докладчика и отметил, что «база для сотрудничества российского и белорусского институтов строится на прочных союзнических взаимоотношениях двух братских стран». «Наше партнерство может стать не просто взаимовыгодным и плодотворным, но и укрепить экономический фундамент Союзного государства», — констатировал он.

В подтверждение своих слов Евгений Каблов дал указание, присутствовавшим на заседании президиума НТС начальникам лабораторий ВИАМ, подготовить конкретные предложения по возможным направлениям совместной научно-исследовательской работы.

Институт тепло- и массообмена имени А.В. Лыкова НАН Беларуси образован на основании распоряжения Совета Министров СССР от 29 июля 1952 года №19207-р как Институт энергетики АН БССР.

В настоящее время институт − крупнейшее в республике научное учреждение, которое занимается решением фундаментальных и прикладных проблем тепломассопереноса, гидрогазодинамики, энергетики, теплотехники, химической физики, физики горения и взрыва, нанотехнологий, а также созданием энергоэффективных и экологически безопасных технологий и техники, аппаратов и приборов для энергетики, машиностроения, агропромышленного комплекса, стройиндустрии, медицины, химической, электронной, радиотехнической, пищевой промышленности, космической отрасли.

Институт является издателем «Инженерно-физического журнала», который выходит как на русском, так и на английском языках (на английском − под названием Journal of Engineering Physics and Thermophysics, издательство Springer). Также в институте работает представительство (на постсоветском пространстве) редакции международного журнала International Journal of Heat and Mass Transfer.

Институт осуществляет научное, научно-организационное и научно-производственное взаимодействие с академическими и отраслевыми НИИ, вузами, КБ, объединениями и предприятиями Беларуси, России, Украины, Казахстана, Молдовы, Узбекистана, Литвы, Латвии, КНР, США, Индии, Германии, Польши, Чехии, Израиля, Бразилии, Италии, Франции и других стран.

В 2012 году институт аккредитован в качестве научной организации в Государственном комитете по науке и технологиям Республики Беларусь и Национальной академии наук Беларуси.

Пенязьков Олег Глебович биография

Основные этапы биографии:

  • 1978-1981 гг. — студент факультета молекулярной и химической физики Московского физико-технического института, г. Долгопрудный Московской обл.
  • 1984-1985 гг. — старший техник СКБ с ОП ИТМО АН БССР.
  • 1984-1987 гг. — студент физического факультета Белорусского государственного университета им. В. И. Ленина, г. Минск.
  • 1985-1989 гг. — инженер ИТМО АН БССР.
  • 1989-1991 гг. — младший научный сотрудник ИТМО АН БССР.
  • 1991-1997 гг. — научный сотрудник ИТМО НАН Беларуси.
  • 1995 г. — защищает диссертацию на соискание ученой степени кандидата физико-математических наук.
  • 1997-2001 гг. — старший научный сотрудник ИТМО НАН Беларуси.
  • 2001-2005 гг. — заведующий лабораторией ИТМО НАН Беларуси.
  • 2004 г. — защищает диссертацию на соискание ученой степени доктора физико-математических наук.
  • 2005-2006 гг. — заведующий отделением ИТМО НАН Беларуси.
  • 2006-2011 гг. — заместитель директора по научной работе ИТМО НАН Беларуси.
  • 2009 г. — избран член-корреспондентом НАН Беларуси.
  • 2009 г. — в составе группы исследователей удостоен премии имени академика В. А. Коптюга Сибирского отделения РАН и Национальной академии наук Беларуси.
  • 2011 г.-по настоящее время — Директор ИТМО НАН Беларуси.

    Время горения

    Академик Олег Пенязьков убежден: для человека, влюбленного в науку, плохих времен не бывает. И час пик у каждого свой

    Директор Института тепло- и массообмена имени А.В. Лыкова НАН Беларуси Олег Пенязьков — специалист в области высокотемпературной газовой динамики, физики горения и взрыва. И в нем самом тоже ощущаются «высокая температура» и высокоскоростной темп. Наверное, таким и должен быть самый молодой академик Национальной академии наук Беларуси.

    Стремиться в мировую научную лигу

    — Олег Глебович, слышала, что вы сегодня больше времени проводите в самолетах, нежели в кабинете. Это вынужденная необходимость для современного руководителя?

    — Беларусь — маленькая страна, денег для исследований всегда не хватает. А ведь нужно еще покупать оборудование, ремонтировать здание, повышать зарплаты сотрудникам. Я вынужден мотаться по миру, чтобы искать заказчиков, источники финансирования, увязывать науку с интересами страны, развивать. Чтобы получить деньги, надо убедить тех, кто их распределяет, в актуальности наших предложений. Это требует постоянного участия в научных конференциях и встречах. В ходе общения с зарубежными коллегами узнаешь об интересных и перспективных направлениях работы. Вообще в науке, как в спорте, необходимо позиционировать себя в мировом контексте. Если хочешь, чтобы тебя знали, нельзя играть в дворовой команде: нужно выходить на мировой уровень.

    — И это удается?

    — Мы стараемся. Наши ученые и инженеры реализуют проекты с десятками стран: Россией, США, Японией, Германий, Италией, Канадой, Китаем и другими. Долгие годы мы работали с такими крупными компаниями, как General Electric (США), Air Liquide (Франция). Начинаем сотрудничество с корейской компанией LG. Как правило, для таких заказчиков мы исследуем, моделируем базовые физико-химические явления и проблемы, лежащие в основе различных технологических процессов, создаем пилотные проекты оборудования. Есть у нас заказы и на строительство небольших технологических линий для производства самых разных продуктов, их переработки и так далее. Участвуем в ряде европейских научно-технических программ, например «Горизонт-2020».

    — Есть ли примеры экономической отдачи от внедрения в промышленность Беларуси разработок вашего института?

    — Очень плодотворно наше сотрудничество с новополоцким заводом «Полимир». В цехах по производству полиэтилена на этом предприятии образуется много побочных газов, в состав которых входят метан, водород, этилен. Раньше эти смеси сжигали и получали тепло. А потом решили получать электрическую энергию, которая занимает значительную часть в себестоимости продукции. Но газы «Полимира» включали большое количество водорода, и никто не брался за поставку оборудования и строительство специальной установки для реализации задуманного процесса. Мы заключили с предприятием договор, провели исследования. После этого «Полимир» закупил несколько газопоршневых машин в Австрии. Сегодня, сжигая побочные газы, на заводе получают до 9 мегаватт электрической мощности, что существенно повлияло на себестоимость производства и сэкономило гигантские средства и объемы электроэнергии! Для предприятия ОАО «Пеленг», которое изготавливает специальное оборудование для видеонаблюдений из космоса, мы разработали технологию, которая позволит производить финишную полировку оптики и добиваться ее высочайшей точности и качества.

    Беречь свои бриллианты

    — Сегодня молодежь часто претендует сразу занять место заместителя генерального директора. Вы же работаете в Институте тепло- и массообмена с 1984 года, прошли путь от техника до его руководителя. Есть ли в постепенном карьерном росте преимущества?

    — Безусловно. В этом случае человек знает, как работают все звенья цепи, знает коллектив изнутри. Мой случай не самый типичный. У меня не было управленческих амбиций. Нравилось научное творчество, добивался успехов, это приносило удовольствие. Но так получилось, что около 15 лет после распада СССР кадровый состав института практически не обновлялся из-за низкого уровня зарплат и падения престижа научной работы. А институт — это семья: и рано или поздно встает вопрос преемственности. На мое решение возглавить коллектив повлияли скорее социальные интересы: надо было продолжать отстаивать и развивать то, что мы считали необходимым. Конечно, я продолжаю заниматься нау­кой, но управленческая деятельность отнимает много времени, и за последние 10 лет на руководящих должностях я несколько дисквалифицировался как специалист в своей области.

    — Что удержало вас в науке? Почему не ушли, например, в бизнес или не уеха­ли за рубеж?

    — Я всегда хотел работать на родине. Это большое счастье — делать то, что любишь и умеешь в стране, где родился и живешь, общаться с людьми на родном языке. В Беларуси, прилагая усилия, я обладаю все-таки большей свободой для реализации того, что считаю нужным. Профессионально, творчески здорово вырос в 1990-е годы. В это время большинство моих ровесников «ковали железо», шальные деньги некоторым снесли голову. А я занимался наукой, чувствовал себя в институте, как в подводной лодке. Условия позволяли делать то, что интересно. Я был беден, но по-настоящему свободен и счастлив. Сейчас больше порядка и достатка, но такого удовольствия от творчества уже нет.

    — Что самое сложное для вас в должности директора?

    — Я привык работать интенсивно и быстро добиваться результата. В большой системе этого не получается, здесь многие процессы крайне инерционны. И меня по сей день удручают разноскоростные режимы внутри меня и снаружи. Изменения к лучшему происходят медленно, а жизнь заканчивается быстро. Еще огорчает, что времени, необходимого на документальное оформление научной работы, сегодня зачастую уходит больше, чем на нее саму. Излишняя бюрократизация нашей деятельности тормозит то, что делаем. К сожалению, в науке не предусматриваются неизбежные риски. Система требует: если ты озвучил тему, значит, должен предъявить итоги труда. А в науке никогда не знаешь точного результата. И если в процессе исследования понимаешь, что оно бесперспективно, лучше его закрывать и приступать к другому.

    — Как, на ваш взгляд, можно повысить престиж исследовательской деятельности?

    — Главная наша проблема в том, что теряется элитарная наука. Национальный академический Большой театр оперы и балета — это элитная культура. Туда отбирают лучших. Так же должно быть и в научной сфере. От сотрудников элитарной науки нельзя требовать, чтобы они немедленно вводили в коммерческие обороты результаты фундаментальных исследований. Они должны отчитываться по публикациям в научных журналах, а еще — готовить специалистов высшей квалификации и тесно интегрировать с вузами. Нужна коррекция системы общего специального и высшего образования. Куда уходят наши победители международных олим­пиад? Почему многие из них покидают страну? Пока привлечение этого человеческого капитала в отечественную науку не носит системного характера. А это же наши бриллианты! Для элиты в науке нужно обеспечить такие условия, чтобы туда стояла очередь из молодых специалистов. И, конечно, повысить уровень базовой заработной платы в нашей области.

    Сохранять традиции

    — Какой из традиций своего коллектива вы особенно дорожите?

    — Ключевая особенность нашего института в том, что его директор не может позволить себе единовластно диктовать ситуацию. Основа — это сильные и талант­ливые специалисты, вокруг которых формируются лаборатории и научные направления. Моя задача — помочь сотрудникам сделать то, что они хотят и умеют, наиболее быстро и эффективно. Любой коллектив — сложный организм. Но в нашем за мою бытность никто не сводил личные счеты на основании антипатий. Я не люблю пассивного наблюдения. Свое мнение всегда озвучиваю. Но коллеги знают: со мной можно и нужно спорить, о моих ошибках можно говорить. Еще один важный принцип, заложенный при основании института и придающий устойчивость его жизнедеятельности, — это междисциплинарность и многовекторность. Иногда по каким-то направлениям мы «проседаем», зато достигаем успеха в других. И это позволяет держаться на плаву даже в очень непростых экономических условиях.

    Излишняя бюрократизация нашей деятельности тормозит то, что мы делаем. К сожалению, в науке не предусматриваются неизбежные риски. Система требует: если ты озвучил тему, значит, должен предъявить итоги труда. А в науке никогда не знаешь точного результата. И если в процессе исследования понимаешь, что оно бесперспективно, лучше его закрывать и приступать к другому.