Гофман Владимир Николаевич Протоиерей биография

Гофман Владимир Николаевич Протоиерей биография

  • Главная
  • Все новости
  • Рекомендуем почитать
  • Искусство быть христианином
  • Даты. События
    • Знаковые мероприятия
    • Знаменательные даты
  • Электронная библиотека
  • Доска объявлений
  • Правовой центр информирует
  • Полезные ссылки
  • Виртуальные проекты
  • Наши достижения
  • Форум
  • Обратная связь
  • Карта сайта

ВЛАДИМИР НИКОЛАЕВИЧ ГОФМАН

Владимир Николаевич Гофман – член Союза писателей России, Союза журналистов России. Автор нескольких книг поэзии и прозы, а также трех пьес для детей (две – в соавторстве), Священник Русской православной Церкви.

Владимир Николаевич Гофман родился 10 сентября 1953 года в г. Городце Горьковской области. Но все свое детство и юность он провел совсем недалеко от нас – в д. Сивцево, что находится в полукилометре от поселка Катунки. Владимир Гофман закончил Катунскую среднюю школу, поступил в авиатехникум в г. Рыбинске. После его окончания служил в армии. Ему довелось учиться в разных учебных заведениях: кроме авиатехникума, в институте иностранных языков, на истфиле университета. И работа тоже была разной — и в литейном цехе, и в различных газетах, и на телевидении, и в театре. В 90-е годы, переехав с семьей в Набережные челны, работал редактором в газете «Отчий край». Там же Владимира Николаевича пригласили поработать в православной газете «Благая весть». Это сотрудничество круто перевернуло его жизнь. Он решает стать священником Русской Православной Церкви. В 2000 году заканчивает Московскую Духовную семинарию и становится настоятелем Архангельского собора Нижегородского Кремля. Сейчас служит в соборе Рождества Пресвятой Богородицы в селе Катунки.

Особо хотелось бы отметить, что Владимир Николаевич – соведущий православной программы на нижегородском телевидении „Свете тихий“.

Результатом этой работы стала книга Владимира Николаевича «Ответы на вопросы прихожан», которая вышла в новой серии «Искусство быть христианином». Вопросы, на которые отвечает отец Владимир, были заданы телезрителями в эфире программы «Свете тихий», а также читателями газет «Земля Нижегородская», «Голос ветерана». Кроме того, в книгу вошли ответы на наиболее интересные вопросы, заданные по телефону доверия Нижегородской епархии.

И на протяжении многих лет о. Владимир, поэт и прозаик пишет замечательные стихи и рассказы. В 1983 году Владимир Николаевич становится лауреатом премии им. Бориса Корнилова за свои стихи.

Сборники стихов В.Н.Гофмана:
• «Ветер с Волги»;
• «Снежница»;
• «Щедрый вечер»;
• «Между тьмой и светом»;
• «Ночные костры»;
• «Подземный переход»;
• «Предзимье»;
• «Белый храм на крутом берегу».
В 1990 году становится лауреатом им. Эдуарда Касимова (публицистика, г.Набережные Челны).

«Высокая грива» — небольшой сборник, всего 12 рассказов. «Назову деревню – Светлые ключи. Поселю в нее людей, дорогих моему сердцу. Живите. Рожайте детей и растите хлеб. Так было всегда и так будет до скончания века». На страницах этой книги вы познакомитесь со всеми жителями небольшой деревеньки, в которой провел свое детство будущий писатель.

В 2002 году выходит в свет сборник рассказов «Полынья». Истории, рассказанные писателем просты. Но в каждой истории главный герой через жизненные испытания, муки совести обретает духовную свободу. За эту книгу Владимир Николаевич становится лауреатом литературной премии Нижний Новгород.

«След облака» — сборник рассказов и стихов вышел в свет в 2003 году. Известный нижегородский писатель Валерий Шамшурин так сказал о нем:

«Если вы спросите меня
— какую книгу читать всей семьей?
— что почитать, когда нет уже сил бороться с житейской суетой?
— какая книга поможет обрести смысл жизни?
Я отвечу — откройте книгу «След облака». Перед вами предстанет мир бесконечно узнаваемый, но исполненный величия и значения. Вашими собеседниками станут простые русские люди с непростым духовным миром, с умением жить несмотря ни на что и видеть красоту мира. Это очень русская книга».

В 2006 году вышла еще одна книга В.Н.Гофмана «Дом – корабль»: рассказы детям о взрослых и взрослым о детях, сразу же ставшая заметным явлением в литературной жизни нижегородского края. В книгу вошли рассказы о детстве, дружбе и верности, доброте и любви – обо всем том, на чем держится мир. Это книга для семейного чтения.

2009 год — и вновь встреча с новой книгой Владимира Николаевича Гофмана – «Как один день». Пронзительная правда жизни, неподдельная любовь автора к каждому своему герою — вот в чем притягательная сила новой книги В.Гофмана.
В 2010 году вышел в свет сборник избранных стихов, написанных Владимиром Николаевичем в разные годы, который так и назван «Изборник».
Библиография
Владимир Гофман // Нижегородская антология поэзии. XX век / Сост. В.А. Шамшурин. – Н. Новгород: изд-во «Вектор ТиС», 2004. – С. 51-52.

Владимир Гофман. Дурачок Леша // Нижегородская антология прозы / Сост. В.А. Шамшурин. – Н. Новгород: изд-во «Книги», 2004. – С. 207-209.

Владимир Гофман. Цыганская клятва; Командировка; «Елицы во Христа крестистеся…» // Волжский родник: литературно-художественный и краеведческий альманах. Вып. 1 / Сост. В.Б. Константинова. – Чкаловск: МУ «Централизованная библиотечная система» Центральная библиотека, 2008. – 66 с.

Гофман, В. Ветер с Волги: стихи / В. Гофман. – Н. Новгород, 1998. – 64 с.

Гофман, В. Высокая грива: 12 рассказов / В. Гофман. – Н. Новгород, 2000. – 84 с.

Гофман, В. Гляди, Звезда Светлая // Белый храм на крутом берегу: стихи нижегородских поэтов. Сборник 1. В. Гофман, Т. Панченко, Б. Селезнев. – Н. Новгород: «Эльдорадо», 224 с.

Гофман, В. Как один день: рассказы / В. Гофман. – Н. Нижний Новгород: изд-во «Книги», 2009. – 288 с.

Гофман, В. Между тьмой и светом: стихи / В. Гофман. – Н. Новгород, 1999. – 72 с.

Гофман, В. Ночные костры: стихи // В. Гофман. Ночные костры; Ю. Кучумов. Странноприимный дом. – Н. Новгород, 2000. – С. 3-44.

Гофман, В. Полынья: рассказы / В. Гофман. – Н. Новгород, 2002. – 98 с.

Гофман, В. Предзимье: стихи / В. Гофман. – Н. Новгород, 2006. – 35 с.

Гофман, В. Подземный переход: стихи / В. Гофман. – Н.Новгород, 2001. – 84 с.

Гофман, В.Н. След облака: рассказы, стихи / В.Н. Гофман. – Н. Новгород: ООО «Изд-во «Покровка, 7», 2003. – 272 с.

Гофман, В. Снежница: стихи / В. Гофман. – Набережные Челны: Светоч, 1995. – 96 с.

Гофман, В.Н. Дом-корабль: рассказы детям о взрослых и взрослым о детях. – Н. Новгород: Фонд «Народный памятник», 2006. – 144 с.

Протоиерей Владимир Гофман // Сто писателей-нижегородцев. Жизнь и творчество. Краткие сведения / Сост. В.А. Шамшурин. – Н. Новгород: изд-во «КНИГИ», 2004. – С. 44-45.

Владимир Гофман

ГОФМАН Владимир Николаевич (протоиерей Владимир Гофман) родился в 1953 году в городе Городце Нижегородской области. Окончил Рыбинский авиационный техникум, историко-филологический факультет Нижегородского государственного университета им. Н.И Лобачевского и Московскую Духовную Семинарию.

Первая публикация в альманахе «Современники» (г. Горький) в 1983 году. Член Союза писателей России с 1997 года. Лауреат конкурсов им. Б. Корнилова (г. Н. Новгород, 1983 г.), им. Э. Касимова (г. Набережные Челны,1989г.), лауреат премии «Нижний Новгород», 2003 г., лауреат литературной премии Нижегородской области «Болдинская осень», 2010 г. Член Союза писателей России с 1998 года.

Священник Русской Православной Церкви. Живет в Нижнем Новгороде.

Писатель протоиерей Владимир Гофман: Чудеса случаются так часто, что мы перестаем их замечать

Что такое русская проза? Как пишут книги православные священники? Что дала будущему пастырю работа на БАМе и журналистом? Предлагаем вашему вниманию беседу с писателем протоиереем Владимиром Гофманом, сборник рассказов которого — «Персиковый сад» — недавно вышел в издательстве «Никея».

— Отец Владимир, только что вышел ваш сборник «Персиковый сад». Очень проникновенные рассказы, живые люди… Есть ли реальные прототипы у ваших героев? Пользуетесь ли вы своим священническим опытом, ведь вам рассказывают свои судьбы сотни людей?

— Православный писатель (за редким исключением) – писатель реалистический, поэтому его герои в той или иной степени всегда имеют прототипы в жизни. Это, разумеется, не абсолютно точно списанный с натуры персонаж, но черты реально существующего или существовавшего человека в нем присутствуют.

Что касается моих героев, то многие из них живут и сейчас, не зная того, что послужили образцом для литературного персонажа. Кого-то из них я знаю лично, как, например, персонажей из цикла рассказов про иеромонаха Иннокентия, кого-то нет уже в живых («Рассказы бабушки Маши»), о ком-то мне рассказали устно прихожане («Надюхина жизнь», «Одинокая птица на зеленой ветке»), а историю с персиковым садом мне рассказали в письме, как соведущему православной телепередачи — так родился рассказ «Персиковый сад».

— Как создавались рассказы для сборника? Писались на одном дыхании или, наоборот, «вымучивались»?

— Все пишут по-разному. Очень точно когда-то сказал Булат Окуджава: «…Каждый пишет, как он слышит, Каждый слышит, как он дышит. Как он дышит, так и пишет». У меня рассказы пишутся, как и стихи – на одном дыхании. Это вовсе не значит, что нет никакой работы. Совсем напротив. Идея повествования порой долго носится в голове, потом вступает в соработничество сердце, а уж после – все оформляется, если можно так сказать, на бумаге.

Думаю, что все так пишут, отличие лишь в деталях. Но бывает, правда, хотя и нечасто, что приходится кое-что перерабатывать, причем эта переработка так увлекает, что иногда результат значительно отличается от замысла. Так было, например, с рассказом «Per crucem ad lucem». Оба сюжета, составившие рассказ, из моей личной священнической практики, но героями (и женщина-лютеранка, и женщина, убившая своего ребенка) были разные люди – в рассказе они, как-то само собой, объединились в одно лицо.

И только один раз случилось так, что весь рассказ мне «продиктовали» во сне. Это очень удивительное состояние, когда ты слышишь готовые фразы. Я их слышал, но не могу сказать, какой это был голос – мужской или женский. Перед служением ранней литургии я ночевал в комнате отдыха священников кафедрального собора и когда проснулся, рассказ «Вечная сказка» о непростых отношениях отца и дочери был готов, оставалось только перенести его на бумагу. Это было лет пятнадцать назад. Больше такого не повторялось.

Вы работали журналистом, работали на литейном производстве, Вы писали и пишите и, наконец, вы священник. Что вам дали эти разные социальные роли?

— До сорока лет я работал в светской сфере – и литейщиком, и журналистом, и завлитом в театре, довелось строить БАМ… Едва ли я назвал бы это социальными ролями, потому что это была моя жизнь и в то время, да и потом я не думал, что она мне дала. Когда живешь, думать об этом некогда.

В 90-е годы многие были рукоположены, скажем так, «от сохи», ну а я, наверно, от авторучки. Церковные двери распахнулись, а священнослужителей остро не хватало. И вот мы, тогда еще не имеющие семинарских дипломов, мало сведущие в догматическом богословии, становясь к престолу, старались закрыть эту брешь. Возможно, не всегда это получалось качественно, но мы искренне старались.

Теперь, когда с тех пор прошло уже два десятка лет, я вижу, что тот житейский опыт, который мы имели, выручал нас. Мы служили Богу и людям как могли, и нам, на мой взгляд, было легче понимать прихожан и помогать им, чем тем священникам, которые пришли к престолу сразу после семинарии.

Некоторый житейский опыт был и у меня. Например, я знал, что не имею права осуждать человека, какой бы грех он ни совершил. Позже учебники по нравственному и пастырскому богословию сказали мне о том же: я могу осуждать грех, но не грешника. Помните у классика: грешник более несчастен, чем виновен?

— Нижегородский писатель Валерий Шамшурин о вашей книге «След облака» сказал – «Это очень русская книга». Как Вы сами оцениваете свое творчество – «как очень русское»? А книга «Персиковый сад»?

— Только как русское я и хотел бы его оценивать. Спасибо Валерию Анатольевичу, он очень точно выразил то, что мне хотелось сказать своими рассказами: радуйся, русский человек, ты живешь на русской земле! Я горжусь (не побоюсь этого слова в данном контексте), что родился в русской семье и меня вскормила молоком русская женщина. И все, что я на сегодня написал, это своего рода благодарность Господу Богу. Я очень люблю с детства стихотворение Константина Симонова «Ты помнишь, Алеша, дороги Смоленщины. » До боли точно там сказано:

…По русским обычаям, только пожарища
На русской земле раскидав позади,
На наших глазах умирали товарищи,
По-русски рубаху рванув на груди.

Нас пули с тобою пока еще милуют.
Но, трижды поверив, что жизнь уже вся,
Я все-таки горд был за самую милую,
За горькую землю, где я родился,

За то, что на ней умереть мне завещано,
Что русская мать нас на свет родила,
Что, в бой провожая нас, русская женщина
По-русски три раза меня обняла.

— Что вообще значит этот критерий « русскости» применительно к творчеству?

— Я едва ли смогу определить его словами, но я его чувствую, как, думаю, чувствуют все, кто любит литературу. Откройте Ивана Шмелева «Крест с поля Куликова», или известное всем «Лето Господне», пропойте стихи Кольцова, Никитина:

Жгуч мороз трескучий,
На дворе темно;
Серебристый иней
Запушил окно.

Тяжело и скучно,
Тишина в избе;
Только ветер воет
Жалобно в трубе…

Почитайте строгую прозу Зайцева и даже анти-утопию Замятина, и вы поймете, что есть критерий «русскости». Мне кажется, что ни одна литература в мире не выразила с такой силой как русская любовь к родной земле – от Нестора до Толстого.

«Персиковый сад» — далеко не первый Ваш сборник. Какие вспоминаются случаи наиболее интересной читательской реакции?

— Много добрых слов я слышал о своих книгах. Немало и замечаний, с которыми и соглашался, и нет. А запомнился мне случай, когда одна женщина на презентации моей книжки «Полынья» в белом зале областной библиотеки попросила автограф на отксеренном сборнике моих стихов. Это был сборник «Между тьмой и светом». Меня это очень тронуло – значит, и стихи еще читают на Руси, если книжки на ксероксе копируют!

— Есть кое-что, что сразу задело меня и не давало покоя несколько недель. В рассказе «Персиковый сад» вы писали, что чудеса случаются, но не с нами и не с нашими близкими. Это ваше мнение или мнение ваших героев?

— Разумеется, это говорит персонаж — девушка, которая рассказывает всю историю с персиковым садом своему другу. Мое же мнение такое: чудеса случаются с нами, причем так часто, что просто перестали их замечать.

Читайте также рассказ из книги автора:


источники:

http://www.begemotnn.ru/content/gofman_vladimir.html

http://www.pravmir.ru/pisatel-protoierej-vladimir-gofman-chudesa-sluchayutsya-tak-chasto-chto-my-perestaem-ix-zamechat/