Генерал Ватутин биография Николай Федорович

Генерал Ватутин — биография, новости, личная жизнь

Николай Федорович Ватутин

Николай Федорович Ватутин. Родился 3 (16) декабря 1901 года в селе Чепухино Воронежской губернии — умер 15 апреля 1944 года в Киеве. Советский военачальник, генерал армии (1943), Герой Советского Союза (1965, посмертно).

Николай Ватутин родился 3 (16 по новому стилю) декабря 1901 года в селе Чепухино Воронежской губернии (ныне — Ватутино в Мандровском сельском поселении Валуйского района Белгородской области) в семье крестьян.

По национальности — русский.

Отец — Федор Григорьевич Ватутин.

Мать — Вера Ефимовна Ватутина.

В семье, кроме Николая, было еще четыре сына и четыре дочери. Одна из сестер рано умерла. В 1922 году умерли от голода его отец, дед и младший брат.

Сестры — Матрена, Дарья, Елена.

Братья — Афанасий, Семен, Павел.

Братья Афанасий и Семен погибли на фронте в 1944 году, незадолго до смерти Николая Ватутина.

Брат Павел воевал сапером, был отозван с фронта после похорон Николая Ватутина. До конца своих дней жил в родной деревне, работал бухгалтером.

До 1911 года семья Ватутиных жила вместе с двумя братьями отца и вела с ними общее хозяйство на 15 десятинах земли. Также каждый год брали в наём ещё 10 десятин помещичьей земли. Держали ветряную мельницу. До начала революции занимались сельским хозяйством.

Вера Ефимовна — мать Николая Ватутина

В 1909-1913 годах Николай Ватутин обучался в церковно-приходской школе села Чепухино.

В 1913-1915 годах учился в земском училище города Валуйки, которое окончил с похвальным листом.

В 1915-1917 годах учился в коммерческом училище посёлка Уразово Валуйского уезд, Воронежской губернии (ныне Валуйский район Белгородской области), где также получал стипендию. В 1917 году выплату стипендии приостановили, в связи с чем Николай Фёдорович ушёл из училища, вернувшись в родное село, где жил и работал до апреля 1920 года.

Во время революционных событий активности не проявлял. Летом-осенью 1919 года был на территории, которую занимала армия А.И. Деникина.

Николай Ватутин в юности

25 апреля 1920 года Николай Ватутин был призван в РККА по мобилизации Валуйским уездным военкоматом. Был красноармейцем 3-го запасного стрелкового полка в Харькове, затем — красноармеец 113-го запасного стрелкового батальона в Луганске. Батальон был задействован в боях с махновцами под Луганском и Старобельском и бандой Бельского в районе Полтавы, Перещепино, Михайловки.

В 1922 году Ватутин окончил 14-ю Полтавскую пехотную школу, получив удостоверение краскома из рук заместителя председателя СНК УССР М.В. Фрунзе.

С сентября 1922 по август 1926 года служил в Бахмуте, Луганске и Чугуеве в 67-м полку 23-й Харьковской стрелковой дивизии на должностях: Командир отделения (с декабря 1922 г.); Командир взвода (с августа 1923 г.); Помощник командира роты (с октября 1924 г.); в этот период Ватутин также был слушателем Киевской Высшей объединённой военной школы; С ноября 1924 г. по март 1925 г. — помощник начальника полковой школы; С ноября 1925 г. по август 1926 г. — командир роты и начальник полковой школы 67-го стрелкового полка.

Николай Ватутин в молодости

С 1926 года — в Москве, обучался в Военной академии имени М.В. Фрунзе.

Во время обучения служил в штабах. В 1929 году — помощник начальника оперативной части 7-й Черниговской стрелковой дивизии. В июле 1930 — декабре 1931 года — помощник начальника 1-го отдела штаба Северо-Кавказского военного округа (Ростов-на-Дону). С декабря 1931 по март 1936 — начальник штаба 28-й Горской стрелковой дивизии (Владикавказ).

В 1929 году был избран членом партийного бюро третьего курса, после чего продолжил обучение на Оперативном факультете той же академии. Окончив его в 1934 году, Ватутин был аттестован с весьма положительным отзывом, отмечавшим его силу воли, энергичность и авторитетность среди сослуживцев.

Николай Ватутин с семьей

В 1936 году — начальник 1-го отдела штаба Сибирского военного округа (Новосибирск).

В октябре 1936 — июле 1937 — слушатель первого набора Академии Генерального штаба РККА. Тема выпускной работы — «Роль укреплённых районов в современной войне».

В 1937 году окончил Академию Генерального штаба.

С 19 июля 1937 года по 1 ноября 1938 года — заместитель начальника штаба Киевского Особого Военного Округа.

С ноября 1938 по июль 1940 года — начальник штаба Киевского Особого Военного Округа.

В июле 1940 года назначен начальником оперативного управления Генерального штаба РККА.

С 13 февраля 1941 года — 1-й заместитель начальника Генерального штаба по оперативным и устройству тыла вопросам.

Параллельно активно участвовал в партийной работе. В 1929 году в академии — член бюро партийной организации третьего курса. В 1929-1930 годах — член партбюро штаба дивизии. В 1930-1931 годах — член партийного бюро штаба Северо-Кавказского военного округа. В 1932-1933 и 1935-1936 годах — член партбюро штаба дивизии. Одновременно в 1932-1933 годах Ватутина избирают членом дивизионной партийной комиссии и членом обкома партии.

В 1938-1939 годах — член партбюро штаба Киевского военного округа.

На XV-й конференции Коммунистической партии Украины Ватутин был избран членом Центральной Ревизионной Комиссии ЦК КП(б)У.

Николай Ватутин во время Великой Отечественной войны:

Вечером 21 июня 1941 года после телефонного звонка в Генштаб начальника штаба Киевского военного округа генерал-лейтенанта М.А. Пуркаева, информировавшего о полученных от немецкого фельдфебеля-перебежчика данных о готовящемся нападении Германии на СССР утром 22 июня, Г.К. Жуков (как начальник Генштаба) и Н. Ф. Ватутин (как его первый заместитель) подготовили отредактированную И.В. Сталиным Директиву № 1 наркома обороны СССР С.К. Тимошенко военным советам приграничных военных округов. В директиве сообщалось, что 22-23 июня возможно внезапное нападение Германии на СССР и ставилась задача войскам: быть в полной боевой готовности, не поддаваясь в то же время на возможные провокационные действия. Директива была немедленно передана в войска, но оказалась во многом запоздалой.

С 22 по 26 июня 1941 года Николай Ватутин фактически возглавлял работу Генштаба — в это время Г.К. Жуков находился на Юго-Западном фронте в качестве представителя Ставки Главного Командования.

30 июня 1941 года Николай Ватутин был назначен начальником штаба Северо-Западного фронта (командующий — генерал-полковник Ф. И. Кузнецов). В тот же день он во главе группы генералов и офицеров направился автотранспортом в Псков, где располагался штаб фронта. К моменту прибытия Ватутина в Псков обстановка на Северо-Западном фронте была сложной: его войска отступали из Прибалтики, перед противником открывалась возможность ударов на Ленинград и Москву. Северо-Западному фронту и его начальнику штаба в частности предстояли в ближайшем будущем тяжёлые испытания: требовалось отойти на Валдайскую возвышенность, обеспечить целостность фронта между Ленинградом и Москвой, содействовать обороне этих важнейших центров Советского Союза, фактически разрываясь в «войне на два фланга», и в то же время стремиться к ликвидации противостоящей группировки противника. Добиваться осуществления этих противоречивых целей предстояло в непростых условиях северного климата и болотистого рельефа.

При его непосредственном участии в тот период были проведены операции: Прибалтийская стратегическая оборонительная операция; Оборона Пскова; Ленинградская стратегическая оборонительная операция.

С перемещением штаба фронта в Новгород Ватутин принял активное участие в его обороне, непосредственно возглавив действовавшую здесь оперативную группу советских войск.

Далее участвовал в разработке операций: Контрудар под Сольцами; Контрудар под Старой Руссой; Демянская оборонительная операция; Тихвинская оборонительная операция; Московская оборонительная операция; Калининская оборонительная операция; Тихвинская наступательная операция; Мало-Вишерская наступательная операция; Ржевско-Вяземская наступательная операция; Торопецко-Холмская операция; Демянская наступательная операция.

В период с 15 мая 1942 по 11 июля 1942 года — заместитель начальника Генштаба по Дальнему Востоку.

В то время как события на Северо-Западном фронте развивались по худшему из сценариев, в Генеральном штабе РККА испытывали острую нехватку квалифицированных специалистов. Попытку вернуть Н. Ф. Ватутина в Москву в личной беседе с И. В. Сталиным предпринял А. М. Василевский. Однако Верховный Главнокомандующий неожиданно ответил: «А что, он не годится на фронте?» Как бы то ни было, но перевод Н. Ф. Ватутина в Москву состоялся. Поводом для этого стала реорганизация Генерального штаба.

Ватутин в ходе реорганизации был назначен на должность заместителя начальника Генштаба по Дальнему Востоку. Реформа оказалась неудачной, и было принято решение вернуться к старой системе. Через месяц вернувшийся в Москву Н. Ф. Ватутин занимался решением совсем других задач.

7 июля 1942 года по решению Ставки из войск левого крыла Брянского фронта был образован новый Воронежский фронт, в командование которым с 14 июля 1942 года вступил генерал-лейтенант Ватутин. А. М. Василевский вспоминал, что Ватутин сам на совещании в Ставке предложил себя в качестве командующего вновь создаваемого фронта. Это вызвало удивление Сталина, но после того, как Василевский поддержал Ватутина, Верховный Главнокомандующий согласился с назначением.

Гитлеровцы, узнав о назначении Ватутина командующим фронтом, стали разбрасывать листовки: «Этому штабному генералу под Воронежем успеха не иметь». Однако способности молодого генерала они явно недооценили. Ватутину удалось остановить продвижение противника и стабилизировать фронт, после чего его войска стали перемалывать живую силу и технику гитлеровцев. Напряжённые бои советских войск в районе Воронежа продолжались с июля по сентябрь 1942 года. Небольшие по масштабам наступательные операции имели незначительный успех, но общий оперативный результат оказался положительным: противник был вынужден полностью сохранять свою группировку в районе Воронежа и к северо-западу от него, лишившись возможности перебрасывать войска отсюда под Сталинград и на Кавказ.

Ватутин испытывал сложности с формированием управления Воронежского фронта, которое по оценкам начальника штаба Воронежского фронта М. И. Казакова «протекало не один день и оказалось, вообще говоря, делом довольно сложным» в связи с недостатком опытных кадров. 12 июля силами 18-го танкового корпуса и нескольких стрелковых дивизий 60-й армии была предпринята попытка полностью очистить город от противника. Однако попытка провалилась: был занят лишь район больницы на северной окраине Воронежа.

Неделю спустя в течение двух дней проводилась новая операция c участием 38-й и 60-й армий, 2-го и 11-го танковых корпусов. На этот раз планировалось разбить противника ударами с двух направлений: из района Подгорное в обход Воронежа с запада (60-я армия) и по западному берегу реки Дон в общем направлении на Семилуки (38-я армия). Операция была осложнена необходимостью советских войск наступать на укрепления, построенные ими же весной 1942 года. Незначительная артиллерийская подготовка и прочная позиционная оборона с развитой системой траншей сыграли отрицательную роль для нападавших, которые не смогли осуществить поставленную задачу.

В тот период провел Воронежско-Ворошиловградскую стратегическую оборонительную операцию и Касторненскую оборонительную операцию.

20 августа войска 63-й армии атаковали участок обороны 8-й итальянской армии и, разгромив дивизию «Сфорцеска», захватили Осетровский плацдарм. В дальнейшем был занят Чижовский плацдарм, сыгравший важную роль как трамплин для наступления войск 40-й армии.

22 октября 1942 года командующим Воронежским фронтом был вновь назначен генерал-лейтенант Ф. И. Голиков, а Н. Ф. Ватутина ожидало новое назначение. С 25 октября 1942 — командующий войсками Юго-Западного фронта.

25 октября 1942 года был образован Юго-Западный фронт 2-го формирования, в состав которого первоначально вошли входившие до этого в состав Донского фронта 21-я и 63-я армии, а также переброшенная с Брянского фронта 5-я танковая армия; командование фронтом было поручено Ватутину. По замыслу Ставки, вновь образованному фронту предстояло сыграть важнейшую роль в рамках разработанного ещё в сентябре плана операции «Уран» (кодовое название Сталинградской стратегической наступательной операции советских войск).

Данная операция началась утром 19 ноября 1942 года именно с наступления войск Юго-Западного фронта (Сталинградский фронт начал наступление днём позже). После мощной артиллерийской подготовки войска Юго-Западного фронта прорвали оборону 3-й румынской армии, причём сразу на двух участках: 5-я танковая армия генерал-лейтенанта П. Л. Романенко — с плацдарма юго-западнее города Серафимович, а 21-я армия генерал-майора И. М. Чистякова — с плацдарма у станицы Клетской. Сильный снегопад и утренний туман не позволяли действовать авиации. Удар был мощный, противник не выдержал его и, охваченный паникой, стал отступать или сдаваться в плен; уже к исходу первого дня операции ударная группировка Юго-Западного фронта продвинулась вглубь на 30-35 км.

Попытки немецких частей, располагавшихся сзади румынских войск, контратаковать, к успеху не привели: эти части были буквально смяты введёнными в бой 1-м и 26-м танковыми корпусами. Утром 23 ноября передовые части 26-го танкового корпуса взяли город Калач. В тот же день войска 4-го танкового корпуса (командир — генерал-майор А. Г. Кравченко) Юго-Западного фронта и 4-го механизированного корпуса (командир — генерал-майор В. Т. Вольский) Сталинградского фронта встретились в районе хутора Советский, замкнув кольцо окружения сталинградской группировки противника (22 дивизии).

В декабре 1942 года успешные действия войск Юго-Западного и Сталинградского фронтов сорвали план Э. фон Манштейна по деблокированию окружённой в районе Сталинграда группировки Ф. Паулюса, что предрешило её судьбу. В рамках предусмотренной планами Ставки операции «Малый Сатурн» войска Юго-Западного фронта Н. Ф. Ватутина при участии сил левого крыла Воронежского фронта Ф. И. Голикова успешно провели во 2-й половине декабря Среднедонскую наступательную операцию и в начале января 1943 года вышли на линию Новая Калитва — Кризское — Чертково — Волошино — Миллерово — Морозовск, создав прямую угрозу всей кавказской группировке немецко-фашистских войск.

За разгром немецко-фашистских войск под Сталинградом 28 января 1943 года Н. Ф. Ватутин (вместе с А. М. Василевским, Н. Н. Вороновым, А. И. Ерёменко, Г. К. Жуковым и К. К. Рокоссовским) был награждён орденом Суворова I степени, оказавшись в числе первых кавалеров этого ордена.

В тот период подготовил и провел операции: Сталинградская стратегическая наступательная операция (операция «Уран»); Среднедонская наступательная операция (операция «Малый Сатурн»); Острогожско-Россошанская наступательная операция; Ворошиловградская наступательная операция (операция «Скачок»).

С 28 марта 1943 года генерал-полковник Ватутин вновь вступил в командование войсками Воронежского фронта. К этому времени войскам фронта, понёсшим большие потери в ходе Харьковской оборонительной операции и отступившим на 100-150 км, всё же удалось остановить немецко-фашистские войска на рубеже Краснополье, Белгород, река Северский Донец до Чугуева. Этот рубеж образовал южный фас того выступа линии фронта, который со временем получил название «Курской дуги».

На протяжении апреля — июня 1943 года на фронте наступила оперативная пауза, но обе стороны вели подготовку к летней кампании. Действия Ватутина были направлены прежде всего на создании в зоне боевых действий фронта системы «глубоко эшелонированной обороны», включая занятие войсками как основных, так промежуточных и тыловых рубежей. При обсуждении планов действий фронтов летом 1943 года в районе Курской дуги Ставка ещё весной приняла решение начать кампанию с преднамеренной обороны.

Замысел преднамеренной обороны постепенно вызревал у Г. К. Жукова во время его длительного пребывания на Воронежском фронте в качестве представителя Ставки и в ходе совместного с Ватутиным изучения обстановки и поступающих от разведки сведений. 8 апреля Жуков доложил его И. В. Сталину, 12 апреля замысел получил предварительное одобрение Ставки, а 21 апреля Н. Ф. Ватутин представил Верховному Главнокомандующему доклад с детальным планом организации обороны войск Воронежского фронта и дальнейших его действий в рамках летней кампании.

План преднамеренной обороны состоял в том, чтобы войска фронта измотали и обескровили наступающего на южном фасе Курской дуги противника, после чего, взаимодействуя со Степным фронтом И. С. Конева и правым крылом Юго-Западного фронта Р. Я. Малиновского, перешли в контрнаступление и завершили разгром противника в районе Белгорода и Харькова.

Разработанный Ватутиным план преднамеренной обороны носил сложный, многоуровневый характер. Он преследовал цель не только обескровить противника на заранее подготовленных оборонительных рубежах, но и подготовить наилучшие условия для последующего контрнаступления на Харьков и далее по направлению к Днепру. В центр плана легла идея Ватутина о расколе ударного клина Группы армий «Юг» фельдмаршала Э. фон Манштейна за счёт сосредоточения сил и создания сильного оборонительного рубежа на стыке двух группировок противника — 4-й танковой армии под командованием Г. Гота и армейской группой В. Кемпфа.

5 июля 1943 года на участке обороны Воронежского фронта противник перешёл в наступление, организованность которого была серьёзно подорвана проведённой советскими войсками упреждающей артиллерийской контрподготовкой. Началась Курская стратегическая оборонительная операция — первый этап Курской битвы.

20 октября 1943 года на основании директивы Ставки Верховного Главнокомандования от 16 октября 1943 года Воронежский фронт переименован в 1-й Украинский фронт.

Под его непосредственным руководством была проведена Киевская наступательная операция.

Еще в конце сентября 1943 года были захвачены плацдармы на правом берегу Днепра к северу и югу от Киева, с которых дважды пытались освободить город. Основной удар наносился с Букринского плацдарма, вспомогательный с Лютежского плацдарма. 24 октября по приказу Ставки ВГК основные усилия фронта были перенесены на Лютежский плацдарм, куда с Букринского плацдарма были тайно переброшены 3-я гвардейская танковая армия, 23-й стрелковый корпус, 7-й артиллерийский корпус и другие соединения и части. Благодаря скрытности проведённых манёвров противник не обнаружил перегруппировки советских войск.

В полосе наступления советских войск 4-я танковая армия имела около 11 сильно потрепанных пехотных дивизий, имея в резерве 2 танковые дивизии. Непосредственно город Киев оборонялся частями 7-го армейского корпуса Вермахта. Для прикрытия Киева с севера противник построил три укрепленные полосы обороны с развитой системой инженерных укреплений. С другой стороны советское командование ввело в бой в первом эшелоне 17−20 стрелковых дивизий, 3−4 танковых корпуса и 1 кавалерийский корпус.

1 ноября началось наступление с Букринского плацдарма, основной целью которого было сковать силы противника. Утром 3 ноября главная группировка фронта нанесла удар. После 40-минутной артподготовки советские войска беспрепятственно продвинулись на 1-2 км. К концу дня войска 38-й армии совместно с 5-м гвардейским танковым корпусом и соединениями 60-й армии продвинулись на 5-12 км. 60-я армия наступала с двух соседних плацдармов у сёл Казаровичи и Глебовка и у села Ясногородка и прикрывала с севера и северо-запада правый, открытый фланг 38-й армии.

К исходу первого дня операции 240-я стрелковая дивизия, непосредственно наносившая удар на Киев и поддержанная частями 7-го артиллерийского корпуса, была уже в киевском пригороде Пуще-Водице. При этом были отражены ряд немецких контратак, в которых участвовали подразделения 20-й моторизованной дивизии. К концу 4-го ноября части 38-й армии (51-й стрелковый корпус), несмотря на поддержку 5-го гвардейского танкового корпуса и 3-й гвардейской танковой армии, смогли продвинуться к Киеву с севера лишь на 5-6 км, достигнув пригорода Приорка и северной границы города. 4-5 ноября в сражение вступили 1-й гвардейский кавалерийский корпус и 3-я гвардейская ТА, которая перерезала шоссе Киев-Житомир на западной окраине Киева. Освобождению столицы Украины также помогло форсирование Днепра 4 ноября силами 237 стрелковой дивизии в районе острова Казачий, что напротив сёл Вита-Литовская и Пирогово, находящихся в 15 км к югу от Киева. У Виты-Литовской советские части смогли оседлать шоссе, ведущее в Киев по берегу Днепра. Таким образом, немцы не могли перебрасывать подкрепления в Киев из района Букринского плацдарма. С утра 5-го ноября противник начал отход из города по шоссе на Васильков.

К утру 6 ноября 1943 года Киев был освобожден.

7 ноября советские войска освободили Фастов, а 13 ноября — Житомир. Части 7-го армейского корпуса немцев остановили свой отход лишь в 50 км южнее Киева. Продолжавшие наступление 60-я и 13-я армии к концу месяца вышли на рубеж севернее Наровли, Ельска, Овруча, восточнее Коростеня.

Операция по освобождению Киева характеризуется важными стратегическими и политическими результатами (освобождение Киева) и вполне логично выбранными направлениями ударов в обход Киева (перерезание двух шоссе, ведущих из города на юг и на запад), для осуществления которых было выделено необходимое количество сил.

Под руководством Ватутина была подготовлена Днепровско-Карпатская операция. Летом — осенью 1943 года советские войска заняли всю Левобережную УССР и в ходе битвы за Днепр захватили стратегические плацдармы на правом берегу Днепра, что создало благоприятные условия для последующего наступления на Правобережной Украине.

По плану, который сложился к декабрю 1943 года, 1-й Украинский фронт ударом от Киева на Могилёв-Подольский должен был разгромить северное крыло группы армий «Юг», а остальные три Украинских фронта должны были ударами с трёх направлений окружить и уничтожить никопольско-криворожскую группировку немецких войск. Однако к концу декабря в план были внесены изменения, согласно которым 2-й Украинский фронт должен был главными силами наступать на Кировоград, Первомайск, приняв участие в окружении северной группировки совместно с 1-м Украинским фронтом. Войскам 3-го и 4-го Украинских фронтов ударами по сходящимся направлениям на Никополь, Нововоронцовку предстояло разгромить никопольско-криворожскую группировку немецких войск, развить удар на Николаев, Одессу и освободить все Черноморское побережье. В дальнейшем 4-й Украинский фронт должен был переключиться для действий в Крыму.

Гибель генерала Ватутина

29 февраля 1944 года Николай Ватутин вместе со своим сопровождением выехал на двух машинах в расположение 60-й армии, чтобы проверить ход подготовки к очередной операции. Как вспоминал Г. К. Жуков, при въезде в одно из сёл «машины попали под обстрел диверсионной группы УПА. Н. Ф. Ватутин, выскочив из машины, вместе с офицерами вступил в перестрелку, во время которой был ранен в бедро».

В составленной 6 марта 1944 года докладной записке начальника Управления контрразведки «Смерш» 1-го Украинского фронта генерал-майора Н.А. Осетрова говорится, что 29 февраля 1944 г. Н. Ф. Ватутин выехал из Ровно (где тогда располагался штаб 13-й армии генерал-лейтенанта Н. П. Пухова) в Славуту — в штаб 60-й армии генерал-лейтенанта И. Д. Черняховского. Однако примерно в 19.00 у въезда в село Милятин Острожского района (юг Ровенской области) машину генерала и сопровождавшие его машины обстреляла «бандгруппа численностью в 100-200 человек». При этом командующий и получил тяжёлое ранение в ногу. Осетров отмечал исключительно высокую активность вооружённых групп националистов на юге Ровенской области, где эти группы пользовались поддержкой местного населения. По сведениям начальника Отдела контрразведки «Смерш» 13-й армии М. П. Александрова, схваченный коллаборационист из действовавшей в районе Милятина сотни «Зелёного» показал, что в столкновении участвовали бойцы этой сотни (которые в тот день в количестве 80-90 чел. грабили попавший в засаду близ села красноармейский обоз). Командующий передвигался по неразведанному ранее маршруту без сопровождения своего взвода охраны, отправленного ранее по другой дороге. Бандгруппа, организовавшая обстрел штабной группы, перехватила дорогу за несколько часов до этого и уже расстреляла обоз с минами и грузовую машину тыла армии. Имея возможность отступить, штабная группа, тем не менее вступила в перестрелку, что привело в итоге к ранению Ватутина.

Дочь Ватутина Елена говорила: «Как рассказывал личный водитель отца Александр Демьянович Кабанов, колонна возвращалась из Ровно в Андрушовку, в штаб фронта, прежним маршрутом, по трассе. И охраны у Ватутина было предостаточно: впереди ехал штабной автомобиль «Додж» с офицером СМЕРШа и его помощниками, за ним — «Форд» Ватутина с адъютантом и личной охраной, сзади — грузовик «Студебеккер» с полным кузовом солдат. Неожиданно на окраине села они попали под шквальный обстрел. Возможно, в генерала стрелял снайпер, пуля попала отцу в бедро. Из наших больше никто не пострадал. У «Виллиса» только колесо пробило, а у «Доджа» — 200-литровую бочку с бензином, прикрепленную сзади. Как она не рванула, одному Богу известно. Оказав первую помощь раненому командующему, его тут же перенесли в «Додж» и доставили в медсанбат в Гощу, оттуда — в госпиталь 13-й армии в Ровно, где отец лежал несколько дней. Этот госпиталь вскоре разбомбили. Очевидцы рассказывали, что бомбили его целенаправленно, по наводке «ракетчиков». Не пожалели даже готовый к отправке санитарный поезд, полнехонький раненых! Думали, что там Ватутин. Но отца к тому времени перевезли уже в Киев».

Тяжело раненого военачальника на поезде доставили в киевский госпиталь. В Киев были вызваны лучшие врачи, среди которых — главный хирург Красной Армии Н. Н. Бурденко.

Ватутин получил сквозное ранение бедра с раздроблением кости. Несмотря на оперативное вмешательство и использование в ходе лечения новейшего пенициллина у Ватутина развилась газовая гангрена. Консилиум врачей во главе с профессором Шамовым предложил ампутацию, как единственное средство спасения раненого, но Ватутин отказался. Спасти Ватутина так и не удалось, и 15 апреля 1944 года он скончался в госпитале от заражения крови.

По словам дочери Николая Ватутина Елены, первоначально генерала собирались отправить в Москву, но помешал Хрущев: «Никита Сергеевич в то время был первым секретарем ЦК КП(б)У, то есть хозяином Украины, отвечающим за все, что происходит на подведомственной ему территории. А тут такое ЧП: командующего фронтом подстрелили не в бою, а в нашем тылу! Возможно, он боялся предавать эту историю излишней огласке, чтобы Сталин не показал ему «кузькину мать» за разгул бандеровщины. Эшелон с ранеными шел из Ровно на Москву. Но в Киеве на вокзал примчался Хрущев и велел снять Ватутина с поезда: «Николай Федорович, мы вам обеспечим лучших докторов, создадим все условия для выздоровления. » Спорить с ним было невозможно. И ранение бедра у отца было не такое уж и страшное, сквозное, особых опасений не вызывало. Но эти медики… — Елена Николаевна всхлипывает. — Если бы отца лечили простые врачи, а не доктора госпиталя командного состава, он остался бы жив. Сначала наложили гипс. Отец говорил: «Не могу, снимите, там у меня что-то есть, очень мешает!» Но они ничего другого не знали, кроме как пьянствовать да смотреть трофейные фильмы. Мама попросила снять гипс. Разрезали — а в ране черви. Представляете, у генерала — черви! В престижном госпитале! Почувствовав, что дело плохо, папа сам просил, чтобы ногу отрезали: «Мне не нога, голова нужна. » А врачи ему: «Ну что вы, Николай Федорович, все будет в порядке». Когда же за 14 дней до папиной смерти из Москвы по распоряжению Сталина прилетел Бурденко, главный хирург Советской Армии, и увидел эту рану, он — культурнейший человек — ругался матом, что так запустили. Сам ампутировал отцу ногу. Но было поздно. Господи, как папа мучился. Как ему было плохо. Он стонал и даже кричал от боли. А Хрущев, когда однажды приехал при мне, сказал отцу: «Чего вы орете, Николай Федорович? Ведете себя, как мальчишка!» Я побежала в другой конец коридора. Но и там от этого крика стекла дрожали».

Похороны генерала Ватутина

Генерал армии Ватутин был похоронен 17 апреля 1944 года в Киеве, в Мариинском парке.

На похоронах — наряду с военачальниками и руководителями Советской Украины — присутствовали дети Ватутина, его жена Татьяна Романовна и мать Вера Ефимовна. Дочь Ватутина отмечала: «Хоронили папу как-то суетливо, как бы торопясь, 17 апреля 1944 года. В тот день Хрущеву исполнилось 50 лет».

Жена и сын генерала Ватутина на похоронах

В день похорон Москва отдала последнюю почесть полководцу 24 артиллерийскими залпами. В январе 1948 года на его могиле был установлен памятник общей высотой 8,55 м с надписью на украинском языке: «Герою Советского Союза генералу Ватутину от украинского народа» (скульптор Е. В. Вучетич, архитектор Я. Б. Белопольский).

Памятник генералу Ватутину в Киеве

После евромайдана 2014 года на Украине националисты стали требовать сноса памятника Ватутину. Монумент неоднократно осквернялся право-радикалами.

В марте 2015 года в связи с событиями на Украине 85-летняя дочь Ватутина Елена обратилась к российским властям с просьбой перенести прах полководца из Киева на Федеральное военное мемориальное кладбище в Мытищах.

При этом дочь Ватутина рассказывала, что первые попытки снести памятник предпринимались еще при президенте Ющенко: «Когда при власти был Ющенко, мне позвонили какие-то люди и предложили забрать прах отца в Россию или куда угодно. Я им ответила, что, если украинский народ решит, пусть будет так».

Генерал Ватутин

Личная жизнь Николая Ватутина:

Жена — Татьяна Романовна Ватутина.

В браке родились дочь Елена и сын Виктор.

У семьи в Москве была квартира в Ржевском переулке возле Арбата. Летом все жили в Серебряном Бору, на бывшей даче Надежды Константиновны Крупской — в просторном деревянном особняке. Рядом жили Чкаловы, Водопьяновы, Громовы. Дети дружили с Юрием Кагановичем, приемным сыном Лазаря Кагановича.

После похорон Николая Ватутина Хрущев уговаривал его жену остаться в Киеве, предлагая им двухэтажный особняк на улице Артема, 46. Но Татьяна Романовна отказалась.

Дочь Елена Николаевна в свое время вышла замуж за учившегося в Москве офицера Чехословацкой народной армии. Работала референтом-переводчиком главного советника СССР на строительстве пражского метро, затем редактором книжного издательства. В 2007 году похоронила мужа — отставного полковника. Живет в Праге. Имеет двоих сыновей.

Елена — дочь генерала Ватутина

Карьера Николая Ватутина:

17.02.1938 — Комбриг;
17.02.1939 — Комдив;
04.11.1939 — Комкор;
04.06.1940 — Генерал-лейтенант;
07.12.1942 — Генерал-полковник;
12.02.1943 — Генерал армии

Награды Николая Ватутина:

Медаль «Золотая Звезда» (6 мая 1965, посмертно);
Орден Ленина (февраль 1941);
Орден Красного Знамени (6 ноября 1941);
Орден Суворова I степени (28 января 1943);
Орден Кутузова I степени (23 августа 1943);
Медаль «XX лет Рабоче-Крестьянской Красной Армии» (1938);
Военный крест (Чехословакия);
Орден Боевого Красного Знамени «За воинскую доблесть» (МНР)

Генерал Ватутин

Фото Все

Генерал Ватутин — биография

Многие советские люди в военный период проявили свои удивительные качества. Одним из них был генерал Ватутин. Выходец из крестьян смог дослужиться до генерала. В годы войны, благодаря его воинскому таланту, удалось провести целый ряд успешных военных операций, приблизивших победу нашего народа над фашистскими захватчиками.

Детство и годы учебы

Место рождения Ватутина – село Чепухино (Белгородская обл.). 16 декабря 1901 г. у многодетных крестьян родился мальчик названный Николаем. Он с отличием окончил школу в своем селе и затем Валуйское земское училище. Не менее прилежно занимался Коля и в Урозовском коммерческом училище, где даже получал от земства стипендию. Но завершить образование в нем Николаю не удалось. Стипендию перестали платить, и оставшись без средств он вынужден был вернуться домой в село.

Вступление в Красную Армию

По возвращении Ватутин устроился в волостное правление. Когда в село пришла советская власть, 16-ти летний Николай, имея достаточное образование, помогал наделять крестьян помещичьими землями. А в неполных 19 вступил в ряды красноармейцев. Первый его бой состоялся в сентябре 1920-го. Это были стычки с махновцами возле Луганска и Старобельска. Несмотря на юный возраст, Николай показал свою смелость и находчивость.

Двумя годами позднее, не переставая воевать против кулацких банд, Николай завершил обучение в Полтавской пехотной школе, причем с отличием. Другим знаменательным событием стало принятие его в РКП(б). А в стране было страшное время: тиф, холера, голод, как последствие засухи 1921-го. Ватутин потерял из-за этого деда, отца, старшего брата Егора.

Дальнейшее обучение и карьерный рост

После пехотной школы Николай командиром отделения направляется в стрелковый полк. Ватутин продолжает военное образование, оканчивая в 1924-м высшую военную школу, а в 1929-м – Военную академию им. Фрунзе. Для дальнейшей службы его направляют в Черниговский штаб стрелковой дивизии. Через 2 года он — уже начальник штаба горно-стрелковой дивизии.

Но Ватутин и далее повышает свое военное образование. В 1934-м он заканчивает оперативный факультет Академии, а через 3 года – Военную академию Генштаба. Николай стремительно продвигается по службе. Его, полковника, в 1938 году переводят в штаб Киевского особого ВО. Спустя некоторое время он заступает на должность командира корпуса.

С 1940 Ватутин – начальник Оперуправления Генштаба, а чуть позже – первый замначальника штаба. Его широта мышления и трудолюбие были замечены. В феврале 1941-го генерал-лейтенант Ватутин получил орден Ленина.

События ВОВ

После нападения немецких войск на СССР Ватутин уже 30 июня в должности командующего С-З фронтом занимается обороной Новгорода, противостоя корпусу Манштейна. В результате боев немцев отбросили на 40 км, защитив Ленинград, а Ватутин стал обладателем ордена Красного Знамени.

Успешные операции с участием Ватутина:

«Малый Сатурн» (1942 г.) – в ходе операции под Сталинградом окружена группировка Паулюса. Очищено 1250 населенных пунктов, пленено 60 тыс. солдат/офицеров. Разгромлены остатки румынской и итальянской армий;

«Среднедонская» (1942 г., декабрь) – операция на Среднем Дону, не позволившая немцем разблокировать свои войска под Сталинградом. Ватутина наградили орденом Суворова;

«Скачок» (1943 г.) – войска под командованием Ватутина, уже в чине генерал-полковника, в ходе этой операции очистили от немцев северную часть Донбасса, разгромив их первую танковую армию;

«Курская дуга» (1943 г.) – Николай Федорович, командующий Воронежским фронтом, со своими войсками противостоял Манштейну. В ходе контрнаступления они прорвали оборону, несмотря на более сильную немецкую группировку. Ватутин использовал танковые корпуса, выступавшие в роли ударной силы, что позволило войскам быстро продвинуться и оперативно преследовать противника;

«Полководец Румянцев» (1943 г.) – операция была частью Курской битвы. По ее завершению были освобождены Белгород и Харьков, разгромлены 15 немецких дивизий, созданы предпосылки для освобождения Левобережной Украины. Наши войска выдвинулись на 300 км, а заслуги Ватутина отметили орденом Кутузова;

Битва за Днепр (1943 г., август-декабрь) – на первом ее этапе, завершившемся в сентябре, было разгромлено 30 дивизий, освобождены Донбасс и Украина (ее левобережная часть). В декабре был форсирован Днепр, армиям «Центр» и «Юг» нанесено тяжелое поражение;

Киевская (1943 г., октябрь-ноябрь) – благодаря военной хитрости, придуманной Ватутиным, обеспечившей стратегическую внезапность, был освобожден Киев;

Житомирская (1944 г., январь) – город был взят перед Новым годом, немецкая оборона была рассечена, в клещах оказалось 10 немецких дивизий;

Ровно-Луцкая (1944 г., январь-февраль) – Ватутин, командующий танковыми силами, нанес мощный удар по центру дислокации немцев, что позволило полностью уничтожить группировку четвертой танковой армии. Были освобождены Ровно и Шепетовка.

Гибель генерала

В феврале 1944-го по пути из штаба армии автомобиль генерала был обстрелян бандеровцами, и Ватутин получил ранение в левое бедро. Рана вроде была несерьезной, его госпитализировали в Ровно, затем переправили в Киев. Внезапно его состояние резко ухудшилось, ногу пришлось ампутировать. Но это не помогло, и 15 апреля генерал Ватутин умер от заражения крови. Отношение к его гибели до сих пор остается неоднозначным. У многих не укладывается в голове, как к ней привело сравнительно небольшое ранение.

Похороны военачальника

Николая Федоровича похоронили в Киевском Мариинском парке под 24-х залповый салют из 24 орудий. Ему было всего 42, и жизнь его оборвалась на взлете карьеры. А в 1965 году генералу Ватутину дали звание «Героя Советского Союза» (посмертно).

Увековечивание памяти героя

В Мариинском парке Киева в 1948-м установлен памятник Ватутину высотой 3,65 м на цоколе 4,5 м. Он сделан из серого гранитного камня, основание – из черного лабрадорита. Постамент окаймлен бронзовыми лавровыми гирляндами. На его боках два рельефа: форсирование Днепра и встреча с освобожденным украинским народом.

В доме Ватутина в селе Мандрово с 1950 года работает его музей, основанный по инициативе правления колхоза. В нем собрано более 1200 экспонатов: личные вещи, фотографии, книги, бытовые предметы.С

Для нас важна актуальность и достоверность информации. Если вы обнаружили ошибку или неточность, пожалуйста, сообщите нам. Выделите ошибку и нажмите сочетание клавиш Ctrl+Enter .

«Генерал от наступления». Как жил и воевал Николай Ватутин

15 апреля 1944 года, 75 лет назад, от последствий тяжелейшего ранения скончался один из наиболее выдающихся полководцев Великой Отечественной войны генерал армии Николай Федорович Ватутин. В этот же день, но спустя 21 год после гибели, в 1965 году, Николаю Федоровичу посмертно было присвоено высокое звание Героя Советского Союза.

Лишь год не дожил генерал Ватутин до Великой Победы. Полтора месяца на грани жизни и смерти провел он после своего последнего боя. 29 февраля 1944 года два автомобиля штаба 1-го Украинского фронта, которым генерал Ватутин командовал с 20 октября 1943 года, направлялись в расположение штаба 60-й армии. Командующий фронтом собирался проверить, как армия готовится к проведению очередной операции против гитлеровцев…

Ко времени описываемых событий генералу армии Николаю Ватутину было всего 42 года. Это был один из самых молодых военачальников Красной Армии в столь высоком звании. И получил он его заслуженно, будучи не просто боевым офицером и командиром, а очень талантливым военачальником. Не каждого советского генерала уважал лютый враг – командиры вермахта, но Ватутину немцы дали прозвище «Гроссмейстер». Это о чем-то, да говорит! Советские офицеры, кстати, называли своего командира, уважаемого и любимого ими, не иначе как «генерал от наступления».

Николай Федорович Ватутин был человеком простого происхождения. Он родился 3 (16) декабря 1901 года в Чепухино Валуйского уезда Воронежской губернии. В семье его родителей Федора Григорьевича и Веры Ефимовны Ватутиных было девять детей – кроме Николая еще четыре сына и четыре дочери. Это были крестьяне – середняки. Они вели хозяйство на 15 десятинах земли вместе с двумя братьями Федора Григорьевича, имели ветряную мельницу.

Несмотря на то, что родители Николая были простыми крестьянами, они постарались дать сыну образование – по крайней мере, то, которое могли «потянуть». В 1909-1913 гг. Николай учился в церковно-приходской школе в селе Чепухино, а затем с 1913 по 1915 гг. – в земском училище города Валуйска. Земское училище Ватутин окончил с похвальным листом и с 1915 по 1917 гг. учился в коммерческом училище в поселке Уразово Валуйского уезда Воронежской губернии.

В 1917 году, когда из-за революционных событий в училище перестали платить стипендию и жить стало не на что, Николай вернулся в родное село, где проживал до апреля 1920 года. Наверное, в те годы будущий генерал и герой войны и не помышлял о военной карьере. Но все решила Гражданская война и связанные с ней мобилизационные мероприятия.

25 апреля 1920 года Николая Федоровича Ватутина, которому было от роду 18 лет, призвали по мобилизации в ряды Рабоче-Крестьянской Красной Армии. Парень был зачислен в 3-й запасной стрелковый полк, дислоцировавшийся в Харькове, затем переведен в 113-й запасной стрелковый батальон в Луганске, который вел бои с бандой атамана Бельского и с войсками батьки Нестора Махно в районе Луганска и Старобельска.

Ватутин был красноармейцем способным, довольно образованным по меркам остальных сослуживцев, поэтому его направили на учебу в 14-ю Полтавскую пехотную школу, которую Николай окончил в 1922 году. Удостоверение красного командира ему вручил лично заместитель председателя Совета народных комиссаров Украинской ССР Михаил Васильевич Фрунзе. В сентябре 1922 – августе 1926 гг. Ватутин служил в 67-м полку 23-й Харьковской стрелковой дивизии. Полк дислоцировался в Бахмуте, затем в Луганске и Чугуеве.

За время службы в полку Ватутин стремительно рос в должностях. В декабре 1922 г. он был назначен командиром отделения, в августе 1923 г. – командиром взвода, в октябре 1924 г. – помощником командира роты. Параллельно со службой Ватутин учился в Киевской высшей объединенной военной школе, в ноябре 1924 г. – марте 1925 г. занимал должность помощника начальника полковой школы, а с ноября 1925 г. по август 1926 г. командовал ротой и одновременно был начальником полковой школы 67-го стрелкового полка.

Так начиналась карьера Ватутина как красного командира. В принципе, на тот период – ничего незаурядного: в 25 лет Ватутин был командиром роты. Тем не менее, командование оценило способности молодого ротного. В 1926 г. он был направлен на учебу в Военную академию им. М.В. Фрунзе, после окончания которой в 1929 году был переведен на штабную работу. В июне – октябре 1929 г. он служил помощником начальника оперативной части 7-й Черниговской стрелковой дивизии, затем – помощником начальника 1-й части в той же дивизии.

В июле 1930 г. – декабре 1931 г. Ватутин занимал должность помощника начальника 1-го отдела штаба Северо-Кавказского военного округа, а затем получил очень серьезное назначение – стал начальником штаба 28-й Горской стрелковой дивизии во Владикавказе. Эту должность Ватутин занимал с декабря 1931 г. по март 1936 г. – более четырех лет, с перерывом на учебу на оперативном факультете Военной академии им. М.В. Фрунзе в 1933-1934 гг.

Штабным работником Николай Ватутин был очень способным и в 1936 г. его перевели начальником 1-го отдела в штаб Сибирского военного округа. Из Новосибирска Ватутин отправился в Военную академию Генерального штаба РККА, где оказался в составе первого набора слушателей. Так карьера 35-летнего красного командира резко пошла в гору. В июле 1937 года он был назначен заместителем начальника штаба Киевского Особого военного округа, а в ноябре 1938 года стал начальником штаба Киевского Особого военного округа и занимал эту должность до июля 1940 года.

В любом военном округе начальник штаба – должность серьезнейшая и очень высокая. Но служба в Киевском Особом военном округе в 1938-1940 гг. имела еще и свою специфику. В это время руководству Советского Союза уже было понятно, что рано или поздно советской стране придется вести войну против серьезного противника – гитлеровской Германии.

Киевский Особый военный округ находился на западе Советского Союза, в непосредственной близости от государственной границы, и войскам округа в случае начала войны предстояло вступить в бой в «первых эшелонах». Поэтому организации службы и подготовке войск Киевского Особого военного округа уделялось особое внимание, а Ватутин с задачами штабной работы справлялся прекрасно. Поэтому 26 июля 1940 года он получил очередное серьезное повышение – был назначен начальником оперативного управления Генерального штаба РККА.

После этого назначения Ватутин вошел в состав военной элиты Советского Союза, оказавшись на одной из очень высоких штабных должностей РККА. 38-летний военачальник обошел многих других красных командиров, в том числе тех, кто был его намного старше и командовал частями Красной Армии в годы Гражданской войны. 13 февраля 1941 года, за несколько месяцев до начала Великой Отечественной, Ватутин был назначен первым заместителем начальника Генерального штаба по оперативным вопросам и устройству тыла.

22 июня 1941 года гитлеровская Германия и ее союзники напали на Советский Союз. Георгий Константинович Жуков, в то время занимавший пост начальника Генерального штаба РККА, сразу же выехал в расположение Юго-Западного фронта в качестве представителя Ставки Верховного Главнокомандования, а Ватутин с 22 по 26 июня фактически осуществлял общее руководство Генеральным штабом РККА.

Однако молодые и талантливые командиры были нужны на фронте. И 30 июня 1941 года, спустя неделю после начала войны, Ватутин получил назначение начальником штаба Северо-Западного фронта. Эту должность он занимал почти год – до мая 1942 года. Это были самые тяжелые месяцы войны. Гитлеровские армии стремительно прорывались на восток, занимая один за другим крупные советские города – областные центры. Северо-Западному фронту приходилось оборонять Москву и Ленинград, разрываясь между двумя направлениями.

В мае 1942 года Ватутина на месяц вернули в Москву – заместителем начальника Генерального штаба по Дальнему Востоку, однако затем вновь направили на фронт. На этот раз Ватутин получил назначение командующим войсками Воронежского фронта. 25 октября 1942 года он стал командующим Юго-Западным фронтом. Фронту предстояло играть важнейшую роль в операции «Уран» — Сталинградской стратегической наступательной операции.

В декабре 1942 года войска фронта сорвали попытки деблокирования застрявшей под Сталинградом армии Фридриха Паулюса. За разгром вермахта под Сталинградом Ватутин был награжден орденом Суворова I степени, оказавшись в одном ряду с Жуковым, Рокоссовским, Василевским, Вороновым и Еременко. 28 марта 1943 года он был повторно назначен командующим Воронежским фронтом, а 20 октября 1943 года – командующим 1-м Украинским фронтом.

Сослуживцы – и другие военачальники, и подчиненные – отмечали не только глубочайший профессионализм Николая Федоровича Ватутина как полководца, но и его превосходные человеческие качества. В отличие от некоторых авторитарных и жестких командующих, Николай Федорович Ватутин всегда умел выслушать подчиненных, старался не давить на них, чтобы не подавлять инициативу. В этом генерал Ватутин напоминал еще одного военачальника, снискавшего всенародную любовь – Константина Рокоссовского.

Трудоспособность и прекрасную военную подготовку Ватутина отмечал и Никита Хрущев, который в своих воспоминаниях называл генерала «особым», подчеркивая, что особенность Ватутина заключалась и в том, что он почти не пил, даже в тех страшных условиях постоянного стресса.

О том, что произошло 29 февраля 1944 года, спустя неделю сообщал начальник Управления контрразведки «Смерш» 1-го Украинского фронта генерал-майор Николай Алексеевич Осетров. Он подчеркивал, что 29 февраля Ватутин выехал из Ровно, где на тот период размещался штаб 13-й армии, в Славуту – в расположение штаба 60-й армии генерал-лейтенанта Черняховского.

Примерно в 19:00 два автомобиля – машина Ватутина и машина сопровождения – в районе села Милятин Острожского района Ровенской области попали под обстрел. На автомобили напали не гитлеровцы, а бандиты из Украинской повстанческой армии (запрещена в РФ). Численность бандитской группы составляла 100-200 человек. Естественно, что силы бандитов намного превосходили советских военных, размещавшихся в двух автомобилях. Хотя штабная группа могла отступить, Ватутин принял решение вступить в бой с превосходящими силами противника. Во время этого боя генерал и получил тяжелое ранение в бедро.

Тем не менее, штабной группе удалось прорваться. Казалось, генерал спасен. Раненого Ватутина на поезде привезли в Киев – в военный госпиталь. Чтобы спасти прославленного военачальника, в госпиталь прибыли лучшие врачи, в том числе и главный хирург Красной Армии генерал-лейтенант медицинской службы Николай Нилович Бурденко. Выяснилось, что у генерала Ватутина – сквозное ранение бедра с раздроблением кости. Хотя военачальнику провели операцию, у него развилась газовая гангрена.

Единственным выходом из сложившейся ситуации оставалась ампутация ноги. Но генерал армии Ватутин, который в свои 42 года не представлял себя одноногим инвалидом, от ампутации отказался. В результате спасти военачальника не удалось. Пролежав полтора месяца в госпитале, 15 апреля 1944 года он скончался от заражения крови. Впрочем, по другой версии, операция по ампутации ноги генералу все же была проведена, но спасти его все равно не удалось.

17 апреля 1944 года генерал армии Николай Федорович Ватутин был похоронен в Мариинском парке города Киева. Кстати, два брата Николая Ватутина погибли в это же время – в феврале 1944 года от полученных на фронте ранений скончался Афанасий Ватутин, а в марте 1944 года погиб на фронте Семен Ватутин.

В советское время часто умалчивали, что генерала Ватутина ранили боевики УПА. Во многих литературных произведениях и фильмах говорилось, что военачальник получил ранение, приведшее к смерти, в результате боя с немцами. Что поделаешь, такая тогда была политика – лишний раз о фактах боевых действий националистов на Украине, в Прибалтике и Белоруссии против Красной Армии предпочитали не говорить. Тем не менее, память о генерале Ватутине старательно увековечивали, особенно в Украинской ССР, где он долго служил, воевал и где нашел свою смерть.

В постсоветской Украине Ватутин сразу же стал объектом ненависти со стороны доморощенных националистов. Памятники и почетные доски генералу во многих городах Украины были разрушены или изуродованы вандалами. Так потомки бандеровцев, ранивших советского военачальника, спустя 75 лет пытаются расправиться и с памятью о героическом генерале Ватутине.


источники:

http://biographe.ru/politiki/general-vatunin/

http://topwar.ru/156762-general-ot-nastuplenija-kak-zhil-i-voeval-nikolaj-vatutin.html