Генерал Барклай Де Толли биография

Михаил Барклай-де-Толли — биография, новости, личная жизнь

Михаил Барклай-де-Толли

Михаил Богданович Барклай-де-Толли. Урожденный Михаэль Андреас Барклай де Толли (нем. Michael Andreas Barclay de Tolly). Родился 16 (27) декабря 1761 года в Памушисе, Курляндское герцогство (ныне Пакруойский район Литвы) — умер 14 (26) мая 1818 года в Инстербурге, Пруссия. Русский полководец шотландско-немецкого происхождения. Военный министр (январь 1810 — август 1812), генерал-фельдмаршал (с 1814). Второй (после М. И. Кутузова) полный кавалер ордена Святого Георгия. Командующий 1-й Западной армией. Фактически исполнял обязанности Главнокомандующего Русской армией в начале Отечественной войны 1812 года. В заграничном походе русской армии 1813-1814 годов командовал объединенной русско-прусской армией. Главнокомандующий 1-й армией (1814-1818).

Михаил Барклай-де-Толли родился 16 (27 по новому стилю) декабря 1761 года в Памушисе, Курляндское герцогство (ныне Пакруойский район Литвы).

Из бюргерской немецкой ганзейской семьи де Толли, являющейся ответвлением старинного дворянского шотландского рода Баркли с нормандскими корнями.

Отец — Вейнгольд Готтард Барклай де Толли (Weinhold Gottard Barclay de Tolly, 1734-1781; в российских источниках также указывается принятое им славянское имя Богдан), вышел в отставку поручиком российской армии, получив звание российского дворянина.

Мать — Маргарита Елизавета фон Смиттен (Margaretha Elisabeth von Smitten, 1733-1771) была дочерью местного священника, по другим источникам, происходила из семьи лифляндских помещиков.

Дед — Вильгельм Барклай де Толли, был бургомистром Риги.

Его предок — Питер Баркли из ветви Тоуи (Towie) (1600-1674), в середине XVII века переселился в Ригу после подавления Кромвелем движения сторонников обезглавленного короля Карла Стюарта в Шотландии.

Михаил Богданович в семейных хрониках называется по-немецки Михаэль-Андреас (Michael Andreas).

В 1765 году отец отвез его в Санкт-Петербург на воспитание к свояку — мужу сестры жены, полковнику Новотроицкого кирасирского полка Георгу Вильгельму фон Вермелену. В семье дяди, который считал племянника за приемного сына, он получил хорошее по тем временам домашнее образование: знал русский, немецкий и французский языки, арифметику и фортификацию, увлекся военной историей. В семье Вермеленов ему привили трудолюбие, дисциплинированность, патриотизм и христианские духовные ценности.

На военной службе

Действительную службу начал в 1776 году в рядах Псковского карабинерного полка, 28 апреля (9 мая) 1778 года был произведен в корнеты и только в 1783 году — в следующий офицерский чин подпоручика и назначен адъютантом генерал-майора фон Паткуля. Незнатное происхождение Барклая сказалось в его продвижении по службе, ему понадобилось более двадцати лет, чтобы достигнуть чина полковника.

1 (12) января 1786 года переведен поручиком в Финляндский егерский корпус. 13 (24) января 1788 года назначен адъютантом к генерал-поручику принцу Ангальт-Бернбургскому с производством в капитаны. Участвовал в русско-турецкой войне 1787-1791 годов.

Принимал участие в штурме Очакова, был награжден золотым Очаковским крестом на Георгиевской ленте; в скором времени получил орден Св. Владимира 4-й степени с бантом и был произведен в секунд-майоры с переводом в Изюмский легкоконный полк, с оставлением в звании дежурного майора при принце. В 1789 году отличился в битве под Каушанами (13 (24) сентября), при взятии Аккермана (28 сентября (9 октября)) и Бендер (3 (14) ноября).

В апреле 1790 года вместе с принцем Ангальт-Бернбургским переведен в Финляндскую армию, в рядах которой участвовал в русско-шведской войне 1788-1790 годов. 19 (30) апреля принц Ангальт-Бернбургский смертельно ранен при штурме Пардакоски; умирая, он передал Барклаю-де-Толли свою шпагу, с которой Михаил Богданович никогда не расставался. 1 (12) мая года произведен в премьер-майоры с зачислением в Тобольский пехотный полк; до конца войны состоял при генерале Игельстроме. В конце 1791 года назначен батальонным командиром в Санкт-Петербургский гренадерский полк.

В 1794 году Барклай участвовал в военных действиях против польских повстанцев. Отличился при штурме Вильно, разгроме отряда Грабовского, штурме Праги. Награжден орденом Св. Георгия 4-й степени, произведен в чин подполковника с переводом в Эстляндский егерский корпус, командиром 1-го батальона.

С 17 (28) мая 1797 года Барклай-де-Толли командует батальоном в 4-м егерском полку. 7 (18) марта 1798 года, в чине полковника, назначен шефом этого полка, за отличное состояние которого 2 (13) марта 1799 года произведен в генерал-майоры.

Когда в 1805 году началась война с Францией, Барклай-де-Толли командовал бригадой в армии генерала Беннигсена и не успел к сражению под Аустерлицем.

В войне с Наполеоном 1806-1807 годов командовал авангардом, а затем арьергардом армии Беннигсена. Отличился в сражениях при Пултуске и Прейсиш-Эйлау, в котором был тяжело ранен в правую руку с раздроблением кости и отправлен на лечение в Кенигсберг, а затем Мемель.

В Мемеле разработал план военных действий в случае вторжения армии Наполеона в Россию. Суть замысла заключалась в организации «искусного» отступления русской армии с тем, чтобы «заставить неприятеля удалиться от операционного базиса, утомить его мелкими предприятиями и завлечь вовнутрь страны, а затем с сохраненными войсками и с помощью климата подготовить ему, хотя бы за Москвой , новую Полтаву». Далее «организовать преследование разгромленного врага, вытеснив его за пределы России и поднять против него восстание в Европе».

6-7 (18-19) апреля 1807 года в Мемеле дважды встречался с императором Александром I. В ходе этих встреч Барклай доложил императору свое видение будущей войны с Наполеоном, впервые упомянув о возможности применения тактики «выжженной земли». За отличия в кампании получил ордена Св. Георгия 3-й степени, Св. Владимира 2-й степени и Св. Анны 1-й степени, чин генерал-лейтенанта и назначен командиром 6-й пехотной дивизии.

В мае 1808 года дивизия Барклая-де-Толли была преобразована в Отдельный экспедиционный корпус и направлена в Финляндию, где шла война со Швецией.

7 (19) июня корпус Барклая вступил в Куопио — главный город провинции Саволакс. В течение лета Барклай дважды отразил попытки шведов вернуть Куопио. В августе по болезни вернулся в Россию. В феврале 1809 года вернулся в Финляндскую армию и был назначен командовать Васским корпусом. 7-9 (19-21) марта Васский корпус совершил переход по льду через пролив Кваркен и, достигнув шведского берега, занял без боя город Умео, что заставило шведов вступить в переговоры. Затем боевые действия возобновились. 20 марта (1 апреля) 1809 года Михаил Богданович был произведен в генералы от инфантерии, 29 мая (10 апреля) назначен главнокомандующим Финляндской армией и генерал-губернатором новоприобретенной Финляндии. После заключения мира награжден орденом Св. Александра Невского.

В 1809 году в Российской императорской армии насчитывался 61 генерал-лейтенант. В этом списке Барклай-де-Толли занимал 47-е место по старшинству производства. Когда государь пожаловал его в генералы от инфантерии, обойденными оказались 46 человек. Все они сочли себя незаслуженно обиженными, и тогда в высших армейских кругах начали возмущенно обсуждать «выскочку» Барклая, а некоторые даже в знак протеста подали прошение об отставке.

Военный министр

Заслуги на посту генерал-губернатора Финляндии позволили Барклаю подняться еще выше. С 20 января (1 февраля) 1810 года по 24 августа (5 сентября) 1812 года он занимает пост военного министра (одновременно с назначением военным министром он был введен в Сенат).

Добившись на то высочайшего указа, ввел в русской армии корпусную организацию, что делало ее в тех условиях более мобильной, маневренной и лучше управляемой в мирное и военное время.

Под непосредственным руководством Барклая в кратчайший срок были разработаны «Уложения для управления большой действующей армии», главной идеей которых было единоначалие главнокомандующего действующей армией, который обладал на театре военных действий всей полнотой власти и подчинялся лишь императору. Кроме того, «Уложения» определяли права и обязанности высших начальников и штат полевого штаба.

Также под руководством Барклая было разработано «Учреждение министерства военно-сухопутных сил», согласно которому министерство имело в своем составе семь департаментов (Артиллерийский, Инженерный, Инспекторский, Аудиторский, Комиссариатский, Провиантский, Медицинский), Военно-ученый комитет, Военно-топографическое депо, типографию и Особенную канцелярию, которая занималась разведкой и контрразведкой.

При нем вводятся и другие документы, регламентирующие жизнедеятельность армии: «Наставление пехотным офицерам в день сражения», «Общий опыт тактики», «Воинский устав пехотной дивизии», «Общие правила для артиллерии в полевом сражении», «Начертание на случай военных ополчений».

В преддверии войны с Францией численность русской армии была заметно увеличена, заблаговременно были подготовлены резервы. Был сформирован Московский лейб-гвардии полк. В приграничной полосе строились новые крепости, в частности, Динабургская и Бобруйская.

В 1810 году русская армия (полевые, крепостные и гарнизонные войска) состояла из 437 пехотных батальонов и 399 кавалерийских эскадронов. В 1811 году в ее составе значилось уже 498 батальонов пехоты и 409 эскадронов кавалерии, не считая 97 гарнизонных батальонов.

По состоянию на 1 января 1812 года в полевых войсках, то есть в рядах действующей армии, насчитывалось: в пехоте — 201 200 человек (215 батальонов), в регулярной кавалерии — 41 685 человек (41 полк), в артиллерии — 36 500 человек. К концу 1812 года численность сухопутных сил Российской империи была доведена до 975 тысяч человек, в том числе в полевых войсках было 815 тысяч человек, в гарнизонных — 60 тысяч человек и в иррегулярных — около 100 тысяч человек.

Для увеличения численности вооруженных сил (армии) в предвоенный период по предложению военного министра было проведено несколько внеочередных рекрутских наборов. В 1811 году — один, из расчета 4 рекрута с 500 «душ мужского пола». Эти рекруты направлялись в города Ярославль, Кострому, Владимир, Рязань, Тамбов и Воронеж. В каждом из них формировалось по два пехотных полка, составивших две дивизии. До начала войны они успели влиться в состав полевой действующей армии. В военном 1812 году было осуществлено три рекрутских набора в сухопутные войска. Под ружье было поставлено более двух процентов дееспособного мужского населения российских деревень.

Эти три набора 1812 года дали 1227 тысяч рекрутов. В том же году, кроме того, набиралось государственное ополчение численностью около 200 тысяч человек. Благодаря усилиям российского Военного министерства в рамках подготовки государства к войне с наполеоновской Французской империей и ее союзниками в марте 1812 года в полевых войсках имелось: в пехоте — 6 гвардейских полков, 14 гренадерских, 96 пехотных, 50 егерских (легкой пехоты), 4 морских (морской пехоты); всего пехота насчитывала в своих рядах 365 тысяч человек (в это число входили 4 тысячи пионеров, или саперов). В кавалерии — 6 гвардейских, 8 кирасирских, 36 драгунских, 5 уланских и 11 гусарских полков, при этом общая численность регулярной кавалерии составляла 76 тысяч человек; существовала еще и более многочисленная иррегулярная легкая конница — казачья и национальных формирований (башкирских, калмыцких и других).

Полевая артиллерия русской армии насчитывала 40 тысяч человек при 1620 орудиях (различных систем и калибров), из которых в 5 гвардейских артиллерийских ротах числилось 60 орудий, в полевых батарейных и легких артиллерийских ротах — по 648 орудий и в конно-артиллерийских ротах — 264 орудия.

В городах Новгороде, Твери, Трубчевске и Сосницах были созданы основные продовольственные базы для армии. Благодаря усилиям Провиантского департамента Военного министерства к началу войны удалось создать огромные запасы провианта: более 353 тысяч пудов муки, свыше 33 тысяч пудов различных круп и почти 469 тысяч пудов овса. Одновременно создавались запасы вооружения и боевых зарядов. Орудийное производство оказалось сконцентрированным на казенных литейных заводах, главным образом на Олонецком, Санкт-Петербургском и Луганском. На 28 казенных и 118 частных чугунолитейных заводах Урала были размещены дополнительные заказы на производство 293 тысяч пудов, или около 4 миллионов артиллерийских снарядов. В арсеналах Санкт-Петербурга, Москвы, Киева, а также на складах Тульского и Сестрорецкого оружейных заводов накапливалось огнестрельное и холодное оружие.

Из общей суммы расходов государственного бюджета на 1810 год, составлявшей 279 миллионов рублей, на военные цели было израсходовано 147,6 миллиона рублей. В следующем, 1811 году из общей суммы российского бюджета — 337,5 миллиона рублей — на военные нужды пошло 137 миллионов рублей. Общие расходы непосредственно на Отечественную войну 1812 года, по самым скромным подсчетам, составили 155 миллионов рублей.

Барклай-де-Толли составил два плана действий на случай войны с Наполеоном. Они носили как наступательный, так и оборонительный характер: первый предусматривал переход русской армии в наступление с целью скорейшего окружения французских войск в Пруссии и Варшавском герцогстве, а затем наступление через Германию на Францию; согласно второму русские войска, не ввязываясь в крупные сражения с наполеоновскими войсками, затягивали войну как можно дольше, заманивая противника вглубь опустошенного края.

Барклай-де-Толли во время Отечественной войны 1812 года

Оценка роли Барклая-де-Толли в войне 1812 года во многом определялась взглядами и влиянием при дворе «русской партии», видевшей в Барклае «немца» и требовавшей его смещения с поста главнокомандующего. Поместное дворянство было не в восторге от его «тактики выжженной земли», которую он вынужден был использовать в оборонительной войне с более сильной армией Наполеона.

С 31 марта (12 апреля) 1812 года Барклай-де-Толли командовал 1-й Западной армией, размещенной на границе Российской империи в Литве. Под натиском превосходящих сил вынужденно отступал, проводя арьергардные бои под Витебском и в Смоленске. 22 июля (3 августа) под Смоленском соединился со 2-й Западной армией П. И. Багратиона, который добровольно подчинился ему, но скоро стал открыто обвинять Барклая в неспособности руководить войсками. Как позднее Барклай написал в журнале действий 1-й армии про свои отношения с Багратионом: «Я должен был льстить его самолюбию и уступать ему в разных случаях против собственного своего удостоверения, дабы произвести с большим успехом важнейшие предприятия».

Вероятно, помимо природной горячности Багратиона, стремившегося к генеральному сражению с французской армией, сыграло роль и то, что Барклай де-факто исполнял обязанности главнокомандующего, не имея на то формально юридических оснований. Дело в том, что в случае, когда командующий или главнокомандующий в силу тех или иных причин отсутствовал (ранен, болен, убит, не назначен и т. д.), по Уставу его обязанности должен был исполнять старший в чине. В случае, если несколько офицеров (генералов) находились в одном чине, старшим считался тот, кому чин был присвоен раньше всех.

Находясь в одинаковом чине генерала от инфантерии (2-й класс Табели), Барклай и Багратион имели разное старшинство — первый по старшинству уступал последнему (оба получили чин в 1809 году, но Багратион — несколько раньше (фамилия «Багратион» в приказе стояла первой, по алфавиту), что и давало Багратиону так называемое старшинство). В то же время, Барклай-де-Толли до августа 1812 года занимал пост военного министра (был освобожден от него за два дня до Бородинского сражения), то есть был формально старше Багратиона по должности, однако, во-первых, министерская должность была административной, а не командно-строевой, во-вторых, всеобъемлющих полномочий главнокомандующего русской армией, которые были бы официально возложены на него императором (с 31 марта (12 апреля) по 7 (19) июля пребывал в главной квартире 1-й Западной армии), Барклай все равно так и не получил.

Еще перед началом кампании Барклай советовал Александру I назначить главнокомандующего, но император не внял совету своего военного министра, предоставив ему право отдавать распоряжения от своего имени.

Вынужденное отступление вызвало недовольство в стране и армии. Характерным примером отношения в российском обществе к Барклаю являются слова в частном письме от 3 (15) сентября 1812 года: «Барклай, ожидая отставки, поспешил сдать французам все, что мог, и если бы имел время, то привел бы Наполеона прямо в Москву. Да простит ему Бог, а мы долго не забудем его измены».

Сам же Барклай позже писал в воспоминаниях по поводу отступления: «Я предаю строгому суду всех и каждого дела мои. Пусть укажут другие способы, кои возможно было бы употребить для спасения Отечества».

17 (29) августа 1812 года в командование всеми войсками вступил М. И. Кутузов. Барклай-де-Толли остался командующим 1-й Западной армией.

В Бородинском сражении командовал правым крылом и центром русских войск, проявил большое мужество и искусство в управлении войсками. Когда раненого Багратиона перевязывали на поле боя, он передал адъютанту Барклая В. И. Левенштерну слова примирения с Барклаем, признания его стойкости, большой отваги и благородства: «Скажите генералу Барклаю, что участь армии и ее спасение зависят от него. До сих пор все идет хорошо. Да сохранит его Бог».

Очевидцы утверждают, что генерал Барклай в этой битве намеренно подставлялся под огонь врага, не в силах выносить молчаливое осуждение армии и общества. До Бородина его войска отказывались приветствовать Барклая, считая его главным виновником поражений. Передают, что в день битвы под ним убито и ранено пять лошадей. Тем не менее он продолжал упорно отстаивать необходимость стратегического отступления, на военном совете в Филях высказался за оставление Москвы.

В личном письме жене от 11 (23) сентября (то есть после оставления Москвы) он написал: «Чем бы дело ни кончилось, я всегда буду убежден, что я делал все необходимое для сохранения государства, и если у его величества еще есть армия, способная угрожать врагу разгромом, то это моя заслуга. После многочисленных кровопролитных сражений, которыми я на каждом шагу задерживал врага и нанес ему ощутимые потери, я передал армию князю Кутузову, когда он принял командование в таком состоянии, что она могла помериться силами со сколь угодно мощным врагом. Я ее передал ему в ту минуту, когда я был исполнен самой твердой решимости ожидать на превосходной позиции атаку врага, и я был уверен, что отобью ее. Если в Бородинском сражении армия не была полностью и окончательно разбита — это моя заслуга, и убеждение в этом будет служить мне утешением до последней минуты жизни».

В том же письме Барклай признался о тяжелой моральной обстановке вокруг себя. У него не сложились отношения с главнокомандующим Кутузовым, человеком совсем другого склада характера и поведения. После реорганизации армии Кутузовым генерал Барклай оказался в двусмысленном положении. Сохраняя формально пост, фактически он был отстранен от управления войсками. 20 сентября (2 октября), получив отпуск, он отправился в Калугу, затем во Владимир, поздней осенью прибыл в свое имение Бекгоф в Лифляндии.

В ноябре 1812 года Барклай отправил в Петербург царю Александру I конфиденциальную мемуарно-историческую записку «Изображение военных действий 1-й армии», в которой изложил свое видение войны и причины отступления.

В ответ он получил исполненное расположения письмо российского императора, в котором Александр признал правильность действий Барклая на посту командующего 1-й армией. Но Барклай надеялся и на публичную реабилитацию в глазах общественного мнения и выехал в Петербург, чтобы добиться личной аудиенции у Александра I. Но уже 7 (19) декабря император отбыл в Вильно, и ожидаемой встречи не произошло.

12 декабря, в день рождения императора, Барклай прибыл в Зимний дворец, однако собравшиеся придворные оказали ему ледяной прием. Лишь после того как к Барклаю подошла императрица Елизавета Алексеевна и высказала ему свое сочувствие, присутствовавшие окружили генерала, выражая свою симпатию. Тем же днем Барклай получил письмо Александра I, в котором тот убеждал его вернуться в армию. Получив это письмо, Барклай выехал в свое лифляндское имение. Здесь он в течение месяца болел, а немного поправившись, выехал в Вильно. В октябре 1812 — апреле 1813 годов он составил целую серию военно-публицистических записок о начальном периоде войны, однако царь неизменно отклонял настояния Барклая напечатать их в правительственной прессе.

Все российские историки признают, что принципиальная стратегическая линия, намеченная Барклаем на начальном этапе Отечественной войны, не была изменена Кутузовым, и преемственность в командовании была сохранена.

Михаил Богданович Барклай-де-Толли

С 23 января (4 февраля) 1813 года — командующий 3-й армией в Заграничном походе русской армии. После отставки прежнего командующего союзными силами Витгенштейна принял 17 (29) мая 1813 года командование объединенной русско-прусской армией как раз накануне временного перемирия с Наполеоном. После окончания перемирия эта армия вошла в состав Богемской армии союзников под командованием австрийского фельдмаршала Шварценберга.

Барклай успешно руководил войсками в сражениях под Торном, Кульмом, Лейпцигом, Парижем. Именным Высочайшим указом от 29 декабря 1813 (10 января 1814) года генерал от инфантерии Михаил Богданович Барклай-де-Толли возведен с нисходящим его потомством в графское Российской империи достоинство.

18 (30) марта 1814 года получил фельдмаршальский жезл. В юности Барклай долго добивался нижних офицерских чинов, но всего за 7 лет проделал стремительный путь из генерал-майоров в фельдмаршалы. 29 марта (10 апреля) 1814 года Наполеон отрекся от трона, война завершилась. После подписания Парижского мирного договора Барклай-де-Толли сопровождал императора Александра I в Лондон. В октябре по возвращении в Россию был назначен главнокомандующим 1-й армией, расквартированной в Польше.

Весной 1815 года Наполеон триумфально вернулся к власти. В апреле Барклай снова повел армию в Европу, вступив в июне 1815 года в пределы Франции, но не успел принять участия в больших сражениях из-за скорого разгрома Наполеона под Ватерлоо. 22 июня (4 июля) 1815 года Париж капитулировал.

Прусские и английские войска вошли в сданный без боя город. Русские 3-я гренадерская и 2-я кирасирская дивизии вступили в Париж 29 июля (10 августа), а Главная квартира армии Барклая-де-Толли и почти все его войска были расквартированы в Шампани. 29 августа (10 сентября) 1815 года Барклай провел смотр русской армии в пригороде Парижа Вертю, в котором принимали участие 150 554 человека и 940 орудий.

На праздник прибыли союзные монархи и командующие союзных армий, присутствовали тысячи зрителей. Когда войска двинулись церемониальным маршем мимо почетных трибун, во главе их стал сам Александр I. Парад закончился салютом изо всех орудий. Именным Высочайшим указом, от 30 августа (11 сентября) 1815 года, генерал-фельдмаршал граф Барклай-де-Толли был возведен с нисходящим его потомством в княжеское Российской империи достоинство. От союзников на князя Барклая пролился дождь из наград и орденов. В октябре Барклай вместе с императором покинул Францию и вернулся в Варшаву. В декабре император пригласил князя Барклая-де-Толли приехать в Петербург, где фельдмаршалу была устроена триумфальная встреча с почетным караулом и торжественным приемом у императора.

После окончания Наполеоновских войн Барклай-де-Толли продолжал командовать 1-й армией, штаб которой был переведен в Могилев. Осенью 1817 года сопровождал Александра I в путешествии по стране, предпринятом с инспекционными целями.

Используя накопленный военный опыт, фельдмаршал издал «Правила рассыпного строя, или Наставления о рассеянном действии пехоты для егерских полков и застрельщиков всей пехоты», позднее дополненное разделом «Об употреблении стрелков в линейных учениях». Впоследствии эти правила получили широкое распространение в русской армии. Однако князь вносил новое не только в тактику боя: одним из немногих он открыто выступал против создания военных поселений, предлагая отслуживших срок солдат наделять землей и зачислять в «Вольные хлебопашцы».

Генерал Алексей Петрович Ермолов говорил про Михаила Барклая-де-Толли: «Барклая де Толли долгое время невидная служба, скрывая в неизвестности, подчиняла порядку постепенного возвышения, стесняла надежды, смиряла честолюбие. Не принадлежа превосходством дарований к числу людей необыкновенных, он излишне скромно ценил хорошие свои способности и потому не имел к самому себе доверия, могущего открыть пути, от обыкновенного порядка не зависящие.

Неловкий у двора, не расположил к себе людей, близких государю; холодностию в обращении не снискал приязни равных, ни приверженности подчиненных.

Барклай де Толли до возвышения в чины имел состояние весьма ограниченное, скорее даже скудное, должен был смирять желания, стеснять потребности. Такое состояние, конечно, не препятствует стремлению души благородной, не погашает ума высокие дарования; но бедность однако же дает способы явить их в приличнейшем виде. Семейная жизнь его не наполняла всего времени уединения: жена немолода, не обладает прелестями, которые могут долго удерживать в некотором очаровании, все другие чувства покоряя. Дети в младенчестве, хозяйства военный человек не имеет! Свободное время он употребил на полезные занятия, обогатил себя познаниями. По свойствам воздержан во всех отношениях, по состоянию неприхотлив, по привычке без ропота сносит недостатки. Ума образованного, положительного, терпелив в трудах, заботлив о вверенном ему деле; нетверд в намерениях, робок в ответственности; равнодушен в опасности, недоступен страху. Свойств души добрых, не чуждый снисходительности; внимателен к трудам других, но более людей, к нему приближенных. Осторожен в обращении с подчиненными, не допускает свободного и непринужденного их обхождения, принимая его за несоблюдение чинопочитания. Боязлив пред государем, лишен дара объясняться. Боится потерять милости его, недавно пользуясь ими, свыше ожидания воспользовавшись.

Словом, Барклай де Толли имеет недостатки, с большею частию людей неразлучные, достоинства же и способности, украшающие в настоящее время весьма немногих из знаменитейших наших генералов».

Смерть Михаила Барклая-де-Толли

В начале 1818 года Барклай испросил позволения отправиться в Германию для лечения на минеральных водах, но, не доехав до места, скончался 14 (26) мая в возрасте 56 лет на мызе Штилитцен (Жиляйтшен, ныне поселок Нагорное, Черняховский район, Калининградская область, Россия) в 6 верстах от города Инстербург (ныне Черняховск).

Прусский король Фридрих Вильгельм III выслал в Штилицен почетный караул, который сопровождал траурный кортеж до русской границы, где гроб с телом полководца встретил почетный караул во главе с генералом И. И. Дибичем. 30 мая (11 июня) тело было доставлено в Ригу, где состоялась торжественная траурная церемония. Во дворе собора Св. Иакова состоялось отпевание и отдание воинских почестей в присутствии священнослужителей всех конфессий и гражданской администрации города во главе с генерал-губернатором маркизом Ф. О. Паулуччи, а также военного гарнизона.

Забальзамированный прах был доставлен в фамильное имение Бекгоф (Лифляндия), в полутора километрах к северу от нынешнего эстонского населенного пункта Йыгевесте (волость Тырва, уезд Валгамаа) и захоронен в семейной усыпальнице, где и по сей день покоится рядом с супругой.

Рядом с мавзолеем находятся могила сына и его супруги.

Во время Великой Отечественной войны мавзолей Барклая-де-Толли был разграблен, плита саркофага была сорвана, а прах осквернен похитителями, искавшими ордена на его погребальном мундире.

В 1823 году вдова Барклая-де-Толли построила в Йыгевесте (ныне в Эстонии) мавзолей, который сохранился до наших дней. Автором проекта мавзолея, построенного в классическом стиле, выступил петербургский архитектор Аполлон Щедрин.

Несвижский 4-й гренадерский полк (в то время 2-й, затем 1-й гренадерский егерский, гренадерский карабинерный полк) 14 февраля 1833 года наименован карабинерный Генерала-Фельдмаршала Князя Барклая-де-Толли полк. С 1857 — Несвижский 4-й гренадерский генерал-фельдмаршала князя Барклая-де-Толли полк.

Бюст Барклаю-де-Толли установлен в зале славы (Вальхалле) в Германии.

В Великом Новгороде на Памятнике «1000-летие России» среди 129 фигур самых выдающихся личностей в российской истории (на 1862 год) есть фигура М. Б. Барклая-де-Толли.

В начале XX века в честь празднования столетней годовщины победы в Отечественной войне 1812 года памятник Барклаю-де-Толли был установлен в Риге. В начале Первой мировой войны памятник был эвакуирован, а затем утерян (сохранился лишь постамент). Восстановлен в начале XXI века.

Бюст Барклаю-де-Толли установлен в сквере Памяти Героев в Смоленске.

В 2012 году Центральным банком Российской Федерации была выпущена монета (2 рубля, сталь с никелевым гальваническим покрытием) из серии «Полководцы и герои Отечественной войны 1812 года» с изображением на реверсе портрета генерала-фельдмаршала М. Б. Барклая-де-Толли.

Михаил Богданович Барклай-де-Толли

Личная жизнь Михаила Барклая-де-Толли:

Жена — Княгиня Елена Ивановна Барклай-де-Толли (урожденная Елена Августа Элеонора фон Смиттен, нем. Helene Auguste Eleonore von Smitten; 23 июня 1770 — 18 мая 1828), статс-дама, кавалерственная дама ордена Святой Екатерины (26 марта 1809).

Елена Августа Элеонора родилась в семье представителей остзейского дворянства — Гейнриха Йоганна фон Смиттена (1733-1782) и Ренаты Хелены фон Штакельберг (1749-1786). Унаследовала от родителей мызу Бекгоф.

Поженились 22 августа 1791 года. Венчание состоялось в лютеранской церкви Тарвасте близ Бекгофа в имении Смиттенов. После свадьбы супруги уехали в Санкт-Петербург, где по окончании шведской войны Барклай-де-Толли продолжил службу в Санкт-Петербургском гренадерском полку в чине премьер-майора.

Брак оказался удачным: супруги искренне любили друг друга. Елена Ивановна заботилась о муже, посылая ему лекарства и наставляя адъютантов, как и когда их давать.

В письмах к жене Михаил Богданович не только заботился о ней, но и обсуждал ситуацию, сложившуюся в армии: «Вчера вечером сюда прибыл князь Кутузов, и это значит, что я должен ему подчиняться. Я очень рад, что один руководит всем. К тому же я здоров и настолько глубоко переживаю за положение моей Родины, что не могу дать волю другим чувствам. Как только Бог. позволит нам счастливо закончить войну, я откажусь от всего и с радостью продолжу мою жизнь в тихом уединении».

Елена Ивановна имела на мужа очень сильное влияние, по замечанию одного из адъютантов Барклая, В. И. Левенштерна, князь «был кроток, как ягненок, во всем, что касалось его жены».

За время брака Елена Ивановна родила нескольких детей, но выжил лишь единственный сын — Эрнст Магнус Август (1798-1871), полковник и флигель-адъютант. Был женат первым браком баронессе Леокадии фон Кампенгаузен (1807-1852), а вторым браком — на баронессе Александре фон Тизенгаузен (урожденной фон Крамер, 1814-1866), скончался бездетным.

В семье воспитывались так же четыре девочки (3 из них были дочерьми родственников Михаила Богдановича):

— Каролина (Лина) фон Гельфрейх (1789-1869) — дочь эстонского помещика; позднее — фрейлина императорского двора. Она станет женой генерал-лейтенанта X. Р. Рейтерна (1782-1833);
— Анна (Анна Егоровна) фон Торнау (1798-1830)- дочь главного почмейстера Риги; позднее — супруга Ивана Ивановича Дибич-Забалканского;
— Екатерина Захаровна Муравьева (1796-1879)- дочь кузины Барклая, Елизаветы Карловны Поссе (1761-1815) и сестра Артамона Муравьева, позднее — супруга Егора Францевича Канкрина;
— Кристина Августа (Кристель) фон Людер (1803-1887) — дочь сестры Барклая, Кристины Гертруды (1770-1865), в будущем — супруга Петра Федоровича Веймарна. Их сын, Александр, унаследовал фамилию Барклай-де-Толли (8 декабря 1859 года).

После смерти Михаила Богдановича император Александр назначил Елене Ивановне ежегодную пенсию в 85 тысяч рублей.

Княгиня Елена Ивановна Барклай-де-Толли

Награды Михаила Барклая-де-Толли:

Барклай-де-Толли стал вторым из 4 полных Георгиевских кавалеров за всю историю ордена. Наряду с ним в те годы полным кавалером был только М. И. Кутузов;
— Орден Святого Георгия 1-го кл. (19.08.1813, № 11) — «За поражение французов в сражении при Кульме 18 августа 1813 года»;
— Орден Святого Георгия 2-го кл. бол.кр. (21.10.1812, № 44) — «За участие в сражении при Бородине 26-го августа 1812 года»;
— Орден Святого Георгия 3-го кл. (08.01.1807, № 139) — «В воздаяние отличной храбрости и мужества, оказанных в сражении против французских войск 14-го декабря при Пултуске, где, командуя авангардом впереди праваго фланга, с особенным искусством и благоразумием удерживал неприятеля во все время сражения и опрокинул онаго»;
— Орден Святого Георгия 4-го кл. (16.09.1794, № 547) — «За отличную храбрость, оказанную против польских мятежников при овладении укреплениями и самим гор. Вильною»;
— Крест «За взятие Очакова» (07.12.1788);
— Орден Святого Владимира 4-й ст. с бантом (07.12.1788);
— Орден Святого Владимира 2-й ст. (09.04.1807);
— Орден Святой Анны 1-й ст. (07.03.1807);
— Крест «За победу при Прейсиш-Эйлау» (1807);
— Орден Святого Александра Невского (09.09.1809);
— Орден Святого Владимира 1-й ст. (15.09.1811);
— Алмазные знаки к Ордену Святого Александра Невского (09.05.1813);
— Орден Святого апостола Андрея Первозванного (07.09.1813);
— Золотая шпага с алмазами и лаврами с надписью «за 20 января 1814 г.» (01.1814);
— Орден Красного орла (Пруссия, 09.04.1807);
— Орден Черного орла (Пруссия, 17.05.1813);
— Военный орден Марии Терезии, командор (Австрия, 19.08.1813);
— Орден Меча 1-го кл. (Швеция, 08.02.1814);
— Орден Почетного легиона, большой крест (Франция, 30.08.1815);
— Орден Святого Людовика 1-й ст. (Франция, 1816);
— Орден Бани, рыцарь большого креста (Великобритания, 30.08.1815);
— Шпага, украшенная алмазами, от муниципалитета Лондона (Великобритания, 1814);
— Военный орден Вильгельма 1-й ст. (Нидерланды, 30.08.1815);
— Военный орден Святого Генриха 1-й ст. (Саксония, 30.08.1815)

Образ Михаила Барклая-де-Толли в кино:

1943 — «Кутузов» — в роли Барклая-де-Толли актер Николай Охлопков;

Николай Охлопков в роли Барклая-де-Толли

1967 — «Война и мир» — в роли Барклая-де-Толли актер Михаил Погоржельский;
1972 — «Война и мир» — в роли Барклая-де-Толли актер Джон Казабон;
1985 — «Багратион» — в роли Барклая-де-Толли актер Улдис Лиелдиджс;
1985 — «Фельдмаршал Кутузов» — в роли Барклая-де-Толли актер Рудольф Кульд.

последнее обновление информации: 19.07.2020

Михаил Барклай-де-Толли

Биография

Знаменитый полководец русской армии, министр, имеющий титул генерал-фельдмаршала, на счету которого десятки успешных сражений Отечественной войны 1812 года и военные походы за пределы России – Михаил Барклай-де-Толли. Этот военачальник по степени популярности может посоревноваться даже с Александром Васильевичем Суворовым.

Портрет Михаила Барклая-де-Толли

Военная тактика, применяемая Михаилом Богдановичем в боях, критиковалась современниками, зато потомки оценили профессионализм великого российского стратега. Самоотверженность Барклая-де-Толли и преданность его России иллюстрируют слова военачальника о том, что он готов был пасть в сражении при Бородино, если это потребовалось бы для победы.

Детство и юность

История происхождения семейства Барклай-де-Толли уходит корнями в XI век и вглубь европейского континента. По отцовской линии Николай Богданович – потомок древнего шотландского рода, история которого начинается с Роберта Барклая. Сам Роберт – выходец из скандинавских стран. В составе армии герцога Нормандии Вильгельма I Завоевателя (Вильгельма Нормандского) Роберт Барклай оказался в Британии, где и остался жить. Местом жительства мужчина выбрал деревню с созвучным его имени названием Баркли. Потомки Роберта разделили род на две параллельные ветви – Барклай оф Гартли (вскоре прекратила существование) и Барклай оф Тоуи. Тоуи спустя несколько поколений трансформировалось в де-Толли.

Семейство Барклай-де-Толли пользовалось благосклонность монаршей семьи и успешно приумножало свое богатство, однако политические события в Британии, связанные с приходом к власти Оливера Кромвеля, вынудили братьев Барклай-де-Толли бежать из Британии. Прадеды знаменитого военачальника обосновались в Риге, где занимались коммерцией и даже вновь пробились во власть.

После того как Латвия вошла в состав Российской Империи, Вайнгольд Готтланд (отец будущего полководца) получил княжеский титул. Отслужив на военной службе, Вайнгольд женился на местной девушке Маргарите-Элизабет фон Смиттен. Маргарита была немкой по происхождению, имела дворянский титул и родилась то ли в роду богатых землевладельцев, то ли в семье уважаемого священника.

Портрет Михаила Барклая-де-Толли

13 декабря 1761 года (по другим сведениям, 27 декабря) в семье Вайнгольда Готтланда и Маргариты-Элизабет родился сын. Биография полководца не сохранила не только дату, но и место рождения Михаила, по этому поводу до сих пор ведутся споры среди историков.

Мальчика назвали на немецкий манер Михаэль Андреас. Однако при крещении Михаэль получил имя Михаил. Отчество Богданович связано с этимологией имени его отца: Готтланд на немецком языке означает «Данный Богом». Михаил стал вторым сыном молодой супружеской пары.

Памятник Михаилу Барклаю-де-Толли в Тарту

Поскольку в XVIII столетии среди немецких дворян процветала традиция у бездетных семей воспитывать малолетних родственников, в четыре года родители отправили Михаила на воспитание в Санкт-Петербург, в семью тетки по матери. Полковник с женой, став приемными родителями будущего полководца, добросовестно выполняли свои обязанности, благодаря чему мальчик получил хорошее домашнее образование. Еще в детстве мальчик увлекся военной историей, тактикой и стратегией ведения боя, говорил на нескольких иностранных языках.

Учитывая должность приемного отца, а также интересы самого ребенка, вопрос выбора профессии для него не стоял. Еще в шесть лет Михаил числился в рядах Новотроицкого кирасирского полка, командовал которым его приемный отец. Еще спустя два года Российская империя начала войну с Османской империей. Маленький Михаил с нетерпением ждал писем от дяди и трепетно следил за театром военных действий.

Военная служба

Военная служба Михаила началась с рядов Псковского карабинерного полка. Через два года молодой человек получил звание корнета, а еще спустя пять лет Михаилу пожаловали чин подпоручика. Михаил резко выделялся на общем фоне высоким уровнем образования и любовью к чтению. Однако этот факт послужил причиной зависти однополчан к успеху Барклая-де-Толли. Тогда генерал Паткуль перевел Михаила на службу в Санкт-Петербург. Там молодой поручик повышал квалификацию по мемуарам М.И. Кутузова. Михаил Илларионович в своей работе делал акцент на содержание и благосостояние простых солдат, и эту точку зрения перенял и Барклай-де-Толли.

Михаил Барклай-де-Толли на военном совете

Полковником молодой Барклай-де-Толли стал только через десять лет самоотверженной военной службы. Перейдя на службу к принцу Виктору Шаумбургскому в звании капитана, Михаил получил первый опыт в ведении реальных боевых действий – началась турецкая война 1878 года. В этот период Барклай прославился как расчетливый и хладнокровный командир, способный принимать взвешенные решения прямо на поле боя.

В 1788 году русские войска предприняли штурм Очакова. В ходе этой операции молодой Барклай познакомился со своим наставником Кутузовым, а также стал свидетелем военной неудачи Суворова и его интриг с Потемкиным. А за спасение принца Ангальта Михаил получил свою первую награду – орден Святого Владимира.

Памятник Михаилу Барклаю-де-Толли в Риге

В 1879 году Михаила Богдановича, получившего очередное повышение, перевели на финский фронт войны со шведами. Там был убит в бою друг и покровитель Михаила принц Ангальт. Перед смертью принц подарил Барклаю шпагу, с которой Михаила Богдановича гораздо позже похоронили по его воле.

Еще одна встреча Барклая с Суворовым состоялась в 1794 году в городе Гродно, в рамках кампании по подавлению польского восстания. За храбрость и отвагу в борьбе с повстанцами Михаил Богданович получил орден Святого Георгия.

Получив звание полковника, Барклай-де-Толли пережил смерть царицы Екатерины II, приход к власти Павла I, когда тот же Суворов впал в немилость. Михаил Богданович продолжал руководить 4-м егерским полком в Прибалтике, где лично проводил отбор новобранцев и обучал их. Спокойная служба государю не прекратилась для Барклая и со смертью Павла и приходом к власти Александра I.

Император Александр I

Только в 1806 году Михаил Богданович со своим полком возобновил боевые действия, столкнувшись с армией Наполеона. За успехи в сражениях с противником Барклая наградили орденом Святого Георгия. Спустя год генерал Михаил Богданович получил серьезное ранение в бою. А через год, после длительного лечения в госпитале, Барклай вернулся на поле боя в Финляндию.

В 1809 году Барклай-де-Толли совершил авантюрную, беспрецедентную военную операцию, перейдя со своим корпусом пролив Кваркен по тонкому мартовскому льду и появившись в тылу у противника. Эта блестящая операция стала началом конца военных действий между Россией и Швецией. В результате операции территория Финляндии была присоединена к России, а сам генерал стал ее губернатором.

Михаил Барклай-де-Толли на юбилейной монете

С новой должностью Михаил Богданович справился не хуже, чем с военными задачами, в связи с чем уже в 1810 году его назначили военным министром Российской империи. В новой должности на плечи Барклая легла тяжелая и ответственная задача – подготовить армию к надвигающейся войне с Францией. Следуя своему принципу о важности благосостояния солдат для успеха в выполнении боевых задач, министр добился увеличения финансирования армии и расширения штата.

Изучив стратегию противника, Михаил Богданович разрабатывает собственный план ведения боевых действий, согласно которому его армия должна была отступать вглубь страны, максимально растягивая коммуникации армии Наполеона и ослабляя ее. «Скифская стратегия» Барклая-де-Толли послужила причиной массы доносов на его «предательство» царю Александру, в том числе и от Багратиона.

Бородинская битва

Однако российская армия продолжала методично отступать, ведя к гибели самоуверенных французов. Несмотря на то, что уже на подступах к Смоленску французы стали терпеть поражение, давление на царя со стороны генералов и дворянства увеличивалось, и Александр вынужден снять с должности Михаила Богдановича. Армию возглавил Михаил Илларионович Кутузов. В свою очередь, Барклай подал царю прошение освободить его от воинской службы, ответа на которое он так и не дождался.

Позднее Михаил Богданович писал, что его главным желанием в Бородинской битве было остаться на поле боя в числе павших. Его надеждам не суждено было осуществиться, зато своей храбростью Барклай вернул расположение генералов и простых солдат.

Личная жизнь

Своим долгом Михаил Богданович считал служение Родине, поэтому на личную жизнь у полководца просто не оставалось времени. Однако в 1791 году он все же женился на двоюродной сестре Елене Августе Элеоноре фон Смиттен. В браке Елена родила несколько детей, но выжил только один из них – Эрнст Магнус Август. Кроме сына, по старинной традиции в семье Барклая-де-Толли воспитывались три неродные дочери — Каролина, Анна и Екатерина.

Памятник Михаилу Барклаю-де-Толли перед главным зданием Бородинского музея

Эрнст пошел по стопам отца и выбрал военную профессию, дослужившись до звания полковника. Эрнст был дважды женат, но ни в одном из браков детей не оставил – род Барклая-де-Толли закончился на нем.

Смерть

В 1812 году Михаил Богданович оставил должность военного министра, не получив даже благодарности за выигранную его силами войну с французами. Лихорадящий бывший военачальник отправился в родовое поместье поправить здоровье. Весь путь его сопровождали проклятия и презрение народа.

Однако вскоре после выздоровления Михаила Богдановича снова призвали в ряды армии, где он успешно руководил отдельными подразделениями в заграничных походах, за что был удостоен княжеского титула. Девизом семьи стали слова «Верность и терпение», а герб Барклаев содержит неизменные атрибуты военной службы и верности государю.

Мавзолей Михаила Барклая-де-Толли в бекгофском имении, Эстония

Зимой 1818 года Барклай почувствовал ухудшение здоровья и просил разрешения отправиться на лечение в Германию, но скончался в пути 14 мая 1818 года. Похоронен великий российский стратег в Прибалтике.

Изображения полководца на многочисленных бюстах и фото основаны на портрете художника Джорджа Доу.

Барклай-де-Толли: полководец, о котором не стоит забывать

26 мая 1818 года, ровно 200 лет назад, скончался генерал-фельдмаршал князь Михаил Богданович Барклай-де-Толли – один из самых известных и выдающихся русских военачальников того времени. Некоторые современники давали ему неоднозначные оценки, что было связано с отступлением русских войск во время нашествия Наполеона, однако затем вклад Барклая-де-Толли и в победы русской армии, и в ее укрепление в бытность Барклая-де-Толли военным министром Российской империи, был оценен по заслугам. Даже Александр Сергеевич Пушкин удостоил Барклая-де-Толли стихотворением «Полководец». Кем был этот человек, без которого, как сегодня считают многие историки, могло и не быть знаменитой победы Михаила Илларионовича Кутузова под Москвой?

Интересно, что точная дата рождения Михаила Барклая-де-Толли неизвестна до сих пор. По одной версии он родился в 1755 году, по другой – в 1761 году, по третьей – в 1757 году. Сам Барклай-де-Толли вспоминал, что родился он в Риге, а в одном из биографических изданий сообщалось, что будущий полководец появился на свет в имении Луде Гросхоф в окрестностях Валки, на границе Латвии и Эстонии. Официально местом рождения Барклая-де-Толли указывается имение Памушис, куда семья его родителей перебралась в 1760 году. Не менее запутанным и интересным является и этническое происхождение военачальника. Предки Михаила Богдановича происходили из немецкой бюргерской семьи де Толли – бокового ответвления старинного шотландского дворянского рода Баркли, имевшего норманнские корни. В середине XVII века Питер Баркли переселился в Ригу. Дед Михаила Барклая-де-Толли Вильгельм занимал пост бургомистра Риги, а отец – Вейнгольд Готтард Барклай де Толли служил в российской армии, вышел в отставку в звании поручика. Мать Михаила Барклая-де-Толли Маргарита Елизавета фон Смиттен была родом из семьи местного священника немецкого происхождения. Будущего полководца в семье называли Михаэль-Андреас.

Будучи по происхождению человеком незнатного рода, Барклай-де-Толли все же поступил на военную службу, где в то время продвинуться не аристократу было очень и очень сложно. Военную службу Барклай-де-Толли начал в 1776 году в Псковском карабинерном полку, а 28 апреля (9 мая) 1778 года получил звание корнета. Следующий офицерский чин – подпоручика – Барклай-де-Толи получил только через пять лет, в 1783 году. Столь медленное продвижение по службе и было прямым следствием незнатного происхождения офицера. В 1786 году Барклай-де-Толли получил звание поручика Финляндского егерского корпуса, а в январе 1788 года был назначен адъютантом к генерал-поручику принцу Ангальт-Бернбургскому и получил капитанское звание. Было ему в то время уже около тридцати лет, а многие аристократы в таком возрасте носили как минимум звания полковников.

Капитан Барклай-де-Толли принимал участие в Русско-турецкой войне 1787-1791 гг., штурмовал Очаков, за что получил золотой Очаковский крест на Георгиевской ленте. Доблестная служба и храбрость позволили ему получить звание секунд-майора в Изюмском легкоконном полк. Затем Барклая-де-Толли перевели в Финляндскую армию, в составе которой он участвовал в Русско-шведской войне 1788-1790 годов. 1 (12) мая 1790 года Барклай-де-Толли получил звание премьер-майора Тобольского пехотного полка, а в конце 1791 года был переведен командиром батальона в Санкт-Петербургский гренадерский полк.

Таким образом, карьера офицера была достаточно медленной, пока многие ровесники Барклая-де-Толли из аристократических семей примеряли генеральские мундиры, он оставался простым майором – командиром батальона в гренадерском полку. На этом этапе его жизни ничто не предсказывало быстрой и головокружительной карьеры и вхождения в состав военно-политической элиты Российской империи. Барклай-де-Толли имел все шансы выйти в отставку подполковником, так и не дослужившись до реально высоких званий. Кстати, звание подполковника и перевод в Эстляндский егерский корпус командиром батальона Барклай-де-Толли получил в 1794 году, спустя три года майорской службы. В марте 1798 года Барклай-де-Толли получил звание полковника и был назначен командиром 4-го егерского полка. К этому времени ему было уже около сорока лет. Поскольку полковнику Барклаю-де-Толли удалось поддерживать в егерском полку образцовый порядок, часть демонстрировала большие успехи в службе, в марте 1799 года он был произведен в генерал-майоры. Это был колоссальный успех – ведь путь от полковника до генерал-майора занял у Барклая-де-Толли всего один год, а полковничье звание ему пришлось выслуживать более двадцати лет. В 1805 году, когда началась война с Францией, генерал-майор Барклай-де-Толли командовал бригадой в составе армии генерала Беннигсена, затем авангардом и арьергардом в этой же армии, был тяжело ранен в битве при Прейсиш-Эйлау.

Именно война с Наполеоном 1806-1807 гг. стала поворотным этапом в карьере генерала. В апреле 1807 года Барклай-де-Толли два раза встретился с императором Александром I, которому представил свою позицию по вопросу о дальнейшей войне с Наполеоном Бонапартом и выступил за использование тактики «выжженной земли». В это же время Барклай-де-Толли, спустя девять лет службы генерал-майором, получил звание генерал-лейтенанта и был назначен командиром 6-й пехотной дивизии. Таким образом, путь до командира дивизии занял у Барклая-де-Толли тридцать один год и был очень сложным, наполненным участием в целом ряде войн и медленным продвижением по службе. Даже по современным меркам путь в тридцать с лишним лет до командира дивизии сочли бы очень долгим, а в то время многие офицеры из знатных семей проходили его за считанные годы. Барклай-де-Толли был настоящим генералом, всю жизнь отдавшим армейской службе.

В мае 1808 года 6-я пехотная дивизия была преобразована в Отдельный экспедиционный корпус и переброшена в Финляндию – для участия в боевых действиях против шведских войск. Это обстоятельство также способствовало карьерному росту Барклая-де-Толли – он получил полномочия командира корпуса, действовал на территории Финляндии блестяще. 20 марта (1 апреля) 1809 года генерал-лейтенант Михаил Барклай-де-Толли получил звание генерала от инфантерии, а уже 29 марта (10 апреля) был назначен главнокомандующим Финляндской армии и генерал-губернатором Финляндии. Это означало вхождение генерала в состав высших военачальников Российской империи и обеспечивало его реальное влияние на российскую армию.

Карьерный взлет никому неизвестного и незнатного генерал-лейтенанта Барклая-де-Толли стал предметом обсуждения в аристократических кругах Российской империи. Ведь накануне производства Барклая-де-Толли в генералы от инфантерии, в России насчитывался 61 генерал-лейтенант. Среди них Барклай-де-Толли был 47-м по старшинству, поэтому после его назначения обойденными себя почувствовали 46 генерал-лейтенантов, которые могли бы претендовать на звание генерала от инфантерии. Но император, принимая решение о производстве Барклая-де-Толли в генералы от инфантерии и о назначении его генерал-губернатором Финляндии, действовал вполне осознанно.

Дело в том, что в отличие от большинства других генералов, Барклай-де-Толли действительно был не просто армейским командиром, а полководцем, способным и знающим армию, стремящимся привести ее к еще большим победам. К тому же, Барклай-де-Толли оказался и эффективным военным администратором на посту генерал-губернатора Финляндии, заслужив полное доверие императора. 20 января (1 февраля) 1810 года генерал от инфантерии Михаил Барклай-де-Толли был назначен военным министром Российской империи и был введен в состав Сената. Это была головокружительная карьера.

Сразу же после назначения на пост военного министра, Барклай-де-Толли приступил к укреплению российской армии и подготовке ее к неизбежному столкновению с наполеоновской Францией. Барклаем были разработаны два основных военных плана на случай вероятного нападения Франции на Российскую империю. Согласно первому плану, русская армия должна была перейти в наступление и окружить французские войска в Варшавском герцогстве и Пруссии, а затем предпринять наступление на Францию, проведя войска через Германию. Второй план предусматривал изматывание французских войск путем уклонения русской армии от крупных «лобовых» столкновений с наполеоновским войском и заманивания французов вглубь российской территории с одновременным использованием тактики «выжженной земли».

В 1810-1812 гг. подготовка к боевым действиям велась полным ходом. Строились новые крепости, увеличивалась численность личного состава, армия была переведена на корпусную организацию, что способствовало общему повышению эффективности управления подразделениями. Очень большое значение в общем контексте подготовки к боевым действиям имело создание продовольственных баз для вооруженных сил, запасов вооружения и боеприпасов, более активное производство артиллерийских орудий и снарядов, огнестрельного и холодного оружия. На военные нужды расходовалась большая часть средств государственного бюджета страны.

С началом войны с Наполеоном Барклай-де-Толли, первое время сохраняя за собой пост военного министра, одновременно возглавил Западную армию. Поскольку наполеоновские войска серьезно превосходили Западную армию по численности, Барклай-де-Толли был вынужден все дальше и дальше отступать в пределы Российской империи. У него возникли разногласия с другим полководцем – командующим 2-й Западной армией генералом от инфантерии Петром Ивановичем Багратионом, который настаивал на сражении с французскими войсками и обвинял Барклая-де-Толли в неспособности командовать вверенными ему войсками.

Поскольку формально военный министр Барклай-де-Толли не имел полномочий главнокомандующего армией, сложилась ситуация, когда два равных по званию генерала не желали подчиняться друг другу и не могли сработаться вместе. Стало нарастать и недовольство поместного дворянства действиями Барклая-де-Толли, использовавшего тактику «выжженной земли». За два дня до Бородинской битвы генерал Барклай-де-Толли был освобожден от обязанностей военного министра страны, оставшись командующим 1-й Западной армией. Он очень тяжело переживал то общественное осуждение, с которым столкнулся вследствие отступления вверенной ему армии вглубь России.

В ноябре 1812 года Барклай-де-Толли направил письмо императору Александру I, в котором объяснял необходимость отступления и излагал свое видение войны с Наполеоном. Александр I ответил Барклаю-де-Толли очень благосклонно, поскольку генерал всегда импонировал императору. Однако, на военную службу Барклай-де-Толли вернулся уже после Отечественной войны 1812 года, в 1813 году. Он был назначен командующим 3-й армией в Заграничном походе русской армии, а 17 (29) мая 1813 года принял командование объединённой русско-прусской армией. Под командованием Барклая-де-Толли русские войска успешно сражались под Торном, Кульмом, Лейпцигом, Парижем.

За успехи русских войск в Германии и Франции генерал от инфантерии Барклай-де-Толли 29 декабря 1813 (10 января 1814) был возведен в графское достоинство, а 18 (30) марта 1814 года произведен в генерал-фельдмаршалы. Победа над Наполеоном способствовала настоящему триумфу генерал-фельдмаршала Барклая-де-Толли. 30 августа (11 сентября) 1815 года он был возведен в княжеское достоинство. Император стал осыпать генерал-фельдмаршала почестями, оказывать ему всевозможные знаки внимания. Александр I лично пригласил Барклая-де-Толли в Санкт-Петербург, где военачальника встречал почетный караул.

После победы над Наполеоном Барклай-де-Толли продолжал занимать должность командующего 1-й армией со штаб-квартирой в Могилеве. Он стал вхож к императору, сопровождал его в поездке по Российской империи. Осмысляя свой боевой опыт и анализируя действия русской и зарубежных армий, генерал-фельдмаршал опубликовал сочинение «Правила рассыпного строя, или Наставления о рассеянном действии пехоты для егерских полков и застрельщиков всей пехоты», позднее дополненное разделом «Об употреблении стрелков в линейных учениях».

Кто знает, как бы сложилась дальнейшая военная, а может и политическая карьера знаменитого полководца, если бы не преждевременная смерть в возрасте 56 лет. Михаил Богданович Барклай-де-Толли скончался 14 (26) мая 1818 года во время поездки на лечение в Пруссию. Смерть наступила на мызе Штилитцен, ныне – поселок Нагорное Черняховского района Калининградской области России. Прах генерала захоронили в фамильном имении Бекгоф (Лифляндия), однако в годы Великой Отечественной войны могила генерал-фельдмаршала была осквернена мародерами, искавшими в его усыпальнице драгоценности и ценные ордена.


источники:

http://24smi.org/celebrity/5311-barklai-de-tolli.html

http://topwar.ru/142109-barklay-de-tolli-polkovodec-o-kotorom-ne-stoit-zabyvat.html