Гармонист Устьянцев Александр Петрович биография

КАМЕНСК-УРАЛЬСКИЙ

УСТЬЯНЦЕВ АЛЕКСАНДР ПЕТРОВИЧ

Родился в 1939 году. В городе Каменске-Уральском проживает с 1953 года. С 1964 года работает в ДК ”Юность”. Все эти годы руководит ансамблем русской песни и танца, который радует зрителей высоким профессиональным исполнительским мастерством.

С 1967 года коллектив носит почётное звание “Народный”. Ансамбль хорошо известен и далеко за пределами города. Его концертные программы неоднократно транслировались по “Интервидению”, Центральному и Свердловскому телевидению Ансамбль — участник практически всех конкурсов и фестивалей народного творчества, имеет звания Лауреата.

Александр Петрович — виртуозный музыкант, мастерски владеет баяном, гармонью, участник и лауреат телевизионного фестиваля “Играй гармонь!”. Он входит в десятку лучших гармонистов России. При участии Устьянцева А.П. был создан областной клуб “Любителей русской песни” Департамента культуры Свердловской области. Сам Александр Петрович написал для ансамбля не один десяток песен. Все они лиричны, перекликаются с уральским фольклором и органично вплетаются в репертуар ансамбля с его прекрасным многоголосьем.

В 1985 году Устьянцеву Александру Петровичу присвоено звание “Заслуженный работник культуры РСФСР” Устьянцев А.П. награжден в 1970 году медалью “За доблестный труд”, в 1984 году- медалью “Ветеран труда”, неоднократно награждался грамотами ВЦСПС, Министерства культуры, Департамента культуры области.

За большой вклад в развитие народного творчества, сохранение и пропаганду русского фольклора, воспитание городских талантов решением Каменск-Уральской городской Думы от 17 июля 1997 года № 135 Устьянцеву Александру Петровичу присвоено звание “Почётный гражданин города Каменска-Уральского”.

Гармонист Устьянцев Александр Петрович биография

Эту частушку написала про Александра Устьянцева любимая Валюша. Жена, солистка, муза. «Первого января — звонок за звонком, к вечеру я ему говорю: «Саша, ты бери вот стульчик, у телефона садись, спать не ложись».

В словах Валентины Митрофановны ласковая гордость. Иркутск, Якутск, Красноярск, Ачинск, Новосибирск, Абакан, Качканар, Киров, Нижний Новгород, Волгоград, Волжский, Орел, Орехово-Зуево, Екатеринбург, Карпинск, Москва, Санкт-Петербург… Страна сутки поздравляла одного из лучших своих гармонистов с 70-летним юбилеем. Масса телеграмм, в том числе правительственная — от депутата Государственной Думы, бывшего мэра Каменска-Уральского Виктора Якимова. А недавно состоялся официальный праздник. Да не простой. И в награду имениннику, и в подарок от именинника — бенефис! Грандиозный концерт. Народу — яблоку негде упасть.

за три ведра картошки

Родился будущий заслуженный работник культуры России, вошедший в первую золотую десятку гармонистов, в селе Шаблиш Челябинской области. Вся семья музыкальная была. Папа, тенор, на гармошке играл. Мама, альт, — на балалайке. Шурко, как они своего первенца называли, сызмальства при инструменте: глядел, слушал, кнопочки перебирал. Когда грянула война, отец ушёл на фронт. И парнишка затосковал.

— Видя такое дело, набрала мама три мешка картошки, — рассказывает Александр Петрович, — а это во время войны большое богатство было, и обменяла на гармошку. С тех пор и играю.

Четырёхлетнего пацана толком-то и видно из-за гармошки не было. А вот, поди ж ты, играл. Уже тогда хорошо играл. И уже тогда — для народа. Чтобы сгладить тяготы трудовых будней, нередко собирались женщины вечером на посиделки. Новостями с фронта обменивались — считай, вся мужская половина деревни с фашистами воевала. И пели, изливая в песне всю свою тоску и всю свою веру, надежду. А маленький Саша играл. Деревенские дети давно уже спали, он тоже бы рад, но как без него?

Ему повезло. Отец вернулся с войны. Вернулся, увидел сына, гармонь. «Ну-ка, ну-ка, сынок, поприветствуй меня на гармошке», — улыбаясь, сказал. Заиграл Шурко, а у отца слёзы по щекам потекли.

— На всю жизнь я это запомнил, — говорит Александр Петрович. — Я играю изо всех сил, он стоит молча и слезы катятся…

Народилось в семье еще малышей. И все музыкальные. Сестра Любаша — спец по частушкам.

— Бывало, взрослые уйдут на работу, нас в избе «на клюшку» запрут, — улыбается юбиляр. — Так мы откроем окно, заберёмся на лавку, и пошла потеха: я на гармошке, она частушками сыплет. Люди мимо идут — останавливаются, диву даются: опять у Устьянцевых праздник!

Любовь Петровна частушки до сих пор поет. Высокий голос, сопрано. И энергии не занимать. Много лет ходила она в ансамбль, созданный старшим братом. Младший брат, Василий, — заслуженный артист России — в челябинском ансамбле танца «Урал», жена танцует, сын учится в академии. Средний брат Николай был бардом, прекрасно владел гитарой, банджо. Его уже, к сожалению, нет в живых. Нет и отца, а вот мама жива. 20 января ей исполнился 91 год, женщина очень сильная, волевая, работящая. До сих пор сама обустраивает огород перед окнами. Хоть и нет в том большой необходимости, ей важно при деле быть.

Семьёй своей Александр Петрович по праву гордится. Все мы родом из детства. Так или иначе влияет оно на всю нашу последующую взрослую жизнь. У Устьянцева связь прямая. Тяга к музыке, гармони, народной песне вместе с талантом заложена в нём генетически. И никакие обстоятельства не могли этому помешать.

— С детства просился в музыкальную школу, — вспоминает Александр Петрович. — Отец говорил: «Рано». Двенадцать лет исполнилось, он меня повел. Оказалось, что поздно. Во было слёз!

Музыкалку он все же закончил гораздо позже, экстерном: пятилетку за два года. На втором году обучения сам руководил учениками. Рубежом считает 1962-й, когда в Каменск-Уральский, куда после войны перебралась семья Устьянцевых, приехал государственный Оренбургский народный хор. Услышали руководители хора его баян и пригласили на работу. Считает, что именно там — в течение двух лет — прошёл самую великую школу. Самодеятельность, пусть даже очень высокохудожественная, превратилась в профессионализм.

Есть у него и «земная» профессия: слесарь по ремонту промышленного оборудования. Приобрел в ремесленном училище, «чтобы твердо стоять на ногах». Отец — тракторист, комбайнёр, мастер на все руки, по-мужицки считал, что музыка — это для души. Как мы сейчас говорим, хобби. А для жизни должно быть дело, рабочая специальность. Удивительно повернулась судьба. Делом жизни Александра Петровича стала именно музыка — гармонь, баян. А рабочая специальность стала своего рода хобби. При необходимости практически всё в доме может отремонтировать.

Если продолжать историческую линию, далее было возвращение в Каменск — пригласили создать коллектив в новом Дворце культуры «Юность». А затем стремительный взлёт этого самого коллектива. Через три года — Москва, медаль ВДНХ. Звание народного. Это был первый в Каменске народный коллектив, в области — третий. Хотелось работать, двигаться. Каждые два-три года — крупнейшие фестивали, множество побед. Попасть в ансамбль Устьянцева, насчитывавший тогда 110 человек (вместе с танцевальной группой) было невероятно сложно и престижно. Ну, а сам уникальный руководитель тем временем… заочно оканчивал музыкальное училище имени Чайковского в Свердловске.

Многие не верят, что можно играть так, как он. Был случай на одном из концертов в Назарово Красноярского края. Александр Петрович играл. В первом ряду две женщины смотрели на сцену, не отрывая глаз, аж приподнимаясь со своих мест. По окончании мелодии одна другой убежденно так говорит: «Ну, точно — «фанера». Ты видела — у него даже пальцы кнопок не касаются!» С одной стороны, обидно, потому как никогда Устьянцев под «фанеру» не играл и даже помыслить себе такого не мог. А с другой, лестно: всегда приятно чувствовать, что ты можешь сделать нечто невозможное.

Знаменитый Геннадий Заволокин, организовавший движение «Играй, гармонь!», создавший одноименную телепередачу и журнал, называл его уральским самородком. Этот человек в судьбе Александра Устьянцева сыграл огромную роль. Познакомились они очень просто — на прослушивании. Однажды Геннадий Заволокин приехал в Каменск-Уральский. Для тех, кто не знает: он ездил с концертами по стране, искал и находил талантливых гармонистов, а затем открывал их всей России, возрождая интерес к исконно русским музыкальным традициям. Так вот: приехал он в Каменск-Уральский, пригласил местных гармонистов. В объявлении было сказано: кто с гармошкой, может проходить на концерт бесплатно. Впрочем, Устьянцев и за деньги бы пошел, даже побежал, настолько интересен ему был легендарный Заволокин, уже гремевший в отечестве. Что характерно: с гармошкой бесплатно пропустили не только Александра Петровича, но и двух его солисток — жену, Валентину Митрофановну, и Зинаиду Васильевну Орлову. Когда Геннадий Заволокин услышал это трио, исполнявшее «Колечко моё», он был потрясён. И с тех пор стал приглашать уральского мастера-самородка на большие концерты и праздники, где собирал самых ярких гармонистов, настоящих виртуозов. Так Александр Устьянцев вошёл в первую десятку российских гармонистов, а затем в энциклопедию «Лучшие люди России». На парадном его пиджаке красивый знак, неуловимо похожий на звезду Героя.

А ещё благодаря Геннадию Заволокину у Александра Петровича появилась самая большая его ценность и главная отрада — чудесная гармонь ручной сборки. Нынче у неё тоже своего рода юбилей — десять лет исполнилось инструменту. Дело было так. В очередной раз Заволокин приехал в Каменск-Уральский и зовет Устьянцева на концерт — поучаствовать. А Устьянцев ему с горечью: «Не могу, — говорит. — Кончилась моя гармонь, совсем развалилась». Работники культуры получали копейки. Шансов купить новую — никаких. Тем более что мечтал Александр Петрович о гармошке не простой, а почти что золотой. Настоящей ручной сборки, чтобы пела — как душа поёт. Он и мастера настоящего заприметил и не раз у него побывал. Мастер этот, услышав, как Устьянцев играет, даже цену серьёзно скинул — из уважения. Но и оставшаяся была неподъёмна. Шутка ли — 18 миллионов! Правда, рубли те — 90-х годов, тогда многие «миллионерами» были. Но не сотрудники ДК.

В общем, не было у Петровича шансов. На концерт он всё же пошёл — чтобы других послушать. А Заволокин возьми да и выставь на сцену пустой чехол от баяна. Мол, ну не стыдно ли вам, всему городу, у вас такой талантище, а вы ему с гармонью помочь не можете! И кладёт в чехол первый взнос — свои кровные 500 тысяч. И, представляете, потянулся на сцену народ! Кто сколько может. А затем уж и управление культуры оставшиеся средства изыскало. Так у Устьянцева появилась гармонь, с которой он не расстается.

Играет Александр Петрович до сих пор. Хотя возраст даёт о себе знать. Всё чаще болят, устают руки, да и другие проблемы есть со здоровьем. Но он не унывает. Каждый концерт, каждая поездка — а приглашают его постоянно в самые разные уголки необъятной нашей Родины — как глоток живительной силы. Ощущение, что ты нужен, что тебя любят и ждут, сильнее всяких лекарств.

Огромный творческий коллектив, которым Устьянцев руководил в ДК «Юность» 38 лет, ушёл в историю. Его вспоминают с ностальгией и большим уважением. Сегодняшнее достояние — «Каменские провинциалы». Мобильный ансамбль: три гармониста, две солистки. Также лауреат многочисленных фестивалей и конкурсов. Нередко выступают и в качестве трио, как тогда перед Заволокиным. Зинаида Орлова — сопрано. Валентина Устьянцева — альт. Александр Устьянцев — гармонь, баян. И довольно часто вдвоём, семейным дуэтом, с литературно-музыкальными композициями.

Одну такую, посвященную бойцам Великой Отечественной войны, они сыграли у себя дома для единственного зрителя и слушателя. Для меня. Мы сидели, разговаривали. В ответ на мой вопрос, как рождается музыка и о чём поёт душа, они переглянулись, улыбнулись, кивнули друг другу. Александр Петрович достал заветную гармонь. Валентина Митрофановна на секундочку закрыла глаза и тихо-тихо начала читать стихи. О том, как после боёв, на привале, уставшие бойцы слушают гармонь, которая поёт им о доме, о счастье, о мире. И она запела, эта гармонь. Сначала тоже тихо-тихо, а затем набирая голос и мощь, и раздолье, и высоту…

Хотите верьте, хотите нет, эта уютная комната с диваном, телевизором и цветами, оставшимися после юбилея, на время перестала существовать. Растворилась в музыке и стихах. Вопрос был исчерпан. Но они ответили. Музыка у Александра Петровича рождается чаще всего как импровизация. Он сидит и наигрывает, так рождаются образы, звуки и ноты. Кстати, ему приходит масса писем с просьбой выслать сборник нот его произведений. Сборник подготовлен давно, но «пробить» его в городе было практически невозможно. Помог областной Дом народного творчества, взяв на себя все хлопоты, за что ему от семьи Устьянцевых благодарность великая. Дом народного творчества выпустил диск с музыкой Александра Устьянцева «Перезвоны гармони моей» и вот-вот выпустит сборник нот.

А о чём душа поёт? Обо всём, что дорого, — о Родине, о любви, о жизни.

Недавно Устьянцевы побывали в Великом Устюге. Они стали лауреатами шестого всероссийского творческого конкурса «Семья России». Опять же посодействовал областной Дом народного творчества — направил на конкурс необходимые материалы. Пришёл вызов. И под Новый год они отправились в вотчину Деда Мороза. Просили поблагодарить от их имени через «Областную газету» за помощь в организации поездки Сергея Симонова, сотрудника городского управления культуры, Олега Пономарёва, президента торгово-промышленной палаты Каменска-Уральского и основателя знаменитой колокольной фирмы Николая Пяткова.

Поездка произвела на них неизгладимое впечатление. Красивейшие места, безупречный сервис, радушие и гостеприимство. Но самое главное — поразило бережное отношение к фольклору, к русским народным традициям.

— Всё настоящее! — с упоением рассказывает Валентина Митрофановна. — От музыки до мельчайших деталей костюмов. Красивейшие русские песни, танцы, обряды. А сколько детей! И какие талантливые! Там был мальчишечка лет десяти — такие приплясы, такие частушки выдавал! Поют семьями — от мала до велика. От бабушек до детишек совсем маленьких. Просто чудо какое-то.

Им обоим жаль, что народное творчество сегодня мало пропагандируется. Говорят: «Раньше по телевизору можно было увидеть и услышать хор имени Пятницкого, другие российские коллективы с мировым именем, а сейчас где всё это?» Оба переживают, что «телевизор заполонили одни и те же артисты». И песни одни и те же. И какие…

— Мы воспитывались на настоящих песнях, где были и мелодии красивые, и тексты. О любви, о труде. А сейчас какой текст, какой труд? Чему эти песни могут научить? — с грустью говорит Александр Петрович. — Во всём должен быть смысл, а в песне — в первую очередь.

Поездка в Великий Устюг вселила в них оптимизм. Столько молодёжи, влюбленной в русское народное творчество. Столько внимания этой теме. Да и движение «Играй, гармонь!», несмотря на безвременную гибель своего идейного вдохновителя Геннадия Заволокина, живёт. Недавно Устьянцевы участвовали в съемках телепередачи в Висиме. В этом году в Ханты-Мансийске будут собирать юбилейную десятую «золотую десятку» лучших гармонистов, зовут и представителей первых девяти десяток. Александра Петровича приглашают в жюри.

Их вообще часто куда-нибудь приглашают. С нетерпением ждут концертов. Но выехать, увы, не так уж много возможностей. Пенсия одного из лучших людей России чуть больше пяти тысяч рублей. У его супруги, в прошлом педагога, — около шести. Государство отметило Александра Устьянцева званием залуженного работника культуры. Город — званием почётного гражданина и премией «Браво!» в номинации «Честь и достоинство». За это спасибо. А деньги… Друзья помогают передвигаться по стране. Поклонники таланта готовы оплатить лечение в знаменитом сибирском центре Прасковьи…

Проза жизни. Устьянцевы стараются о ней не думать. Куда приятнее — о высоких материях. Например, о бенефисе Александра Петровича. Вот где отдохнула, отогрелась душа! На юбилейный концерт, состоявшийся в социально-культурном центре, пришли почитатели его творчества — те, кто всей душой любит русскую народную музыку. Их очень много. И это, наверное, самая большая радость. Юбиляра поздравили лучшие вокальные и хореографические коллективы города, воспитанники музыкальных школ и школ искусств. Кульминацией стало выступление ансамбля «Камен-ские провинциалы» — вместе со своим бессменным руководителем. Второе отделение вела Валентина Митрофановна, вложившая в этот праздник всю свою любовь и всё своё восхищение.

Ну, а самым трогательным событием концерта стало поздравление маленькой внучки Ксюши. Обняв деда, она тихонько шепнула на ушко: «Мне нравится!» И подарила ему воздушный шарик….

Ирина КОТЛОВА, соб. корр. «ОГ».
06.02.2009

Генералиссимус Устьянцев

Пустой репетиционный класс наполнен музыкой. Присаживаюсь с блокнотом за рабочий стол ма­эстро и ловлю себя на том, что ноги непроизвольно начинают отбивать такты зажигательной кадрили, «накрученной» на магнитофонную ленту. А когда сам Александр Петрович Устьянцев взялся за гармонь и пальцы пробежались по клави­атуре сверху вниз – что-то дрог­нуло в душе, разлилось теплом. Видно, встрепенулось моё дере­венское детство, напомнив о ши­роких сельских гуляньях под гар­монь и застольях с песенным многоголосьем, за которыми мы, детвора, наблюдали с восторгом.

За три ведра картошки

Думаю, что устьянцевская гар­мошка сумела бы пробиться и к сер­дцам рафинированных эстетов, медитирующих под музыку Софьи Губайдулиной, и травмированных тяжёлым роком тинэйджеров. По­тому что гармонь – от истоков, от корней народных, а от них – всё остальное музыкальное искусство.

– У меня страсть к гармони точно в генах, – улыбается Устьянцев. – Отец играл на гар­мошке, мама – на балалайке. Оба прекрасно пели. Отец – тенором, мама – альтом. Я на этих песнях вырос. Первую свою гармошку взял в руки, когда мне ещё трёх лет не было. Пристал к маме – хочу гармонь. Она выменяла инструмент на три ведра картошки – шла война, было голодно. И я счастлив. Ос­воил её сразу, как будто с гар­мошкой родился. Отец потом сме­ялся: спишь, а пальцы бегают, словно кнопки перебирают.

Мечтал поступить в музыкаль­ную школу. Отец говорил: «Рано ещё, успеешь». Записываться по­шёл в 12 лет. Оказалось, поздно. Потом все же музыкалку закон­чил, пройдя за два года пятилет­ний курс. Но консерватория так и осталась нереализованной мечтой.

После школы Устьянцев закон­чил ремесленное училище, о чем ничуть не жалеет: его музыкаль­ные руки никакой мужицкой ра­боты не боятся. Ни слесаря, ни сантехника сроду на помощь не звал, чтобы наладить домашние коммуникации.

Вроде хорошая рабочая специ­альность в руках, а они по-пре­жнему неодолимо тянулись к гар­мони. И как-то само собой получи­лось, что, придя после ремеслен­ного училища в производственное объединение «Октябрь», стал за­ниматься с коллективами художе­ственной самодеятельности.

Настоящим профессионалом Александра Устьянцева сделал Оренбургский народный хор, где он работал несколько лет. Начи­нал с самой маленькой партии, а уже через полгода стал первым номером в баянной группе из шести инструментов.

С таким творческим багажом Александр Петрович пришёл во Дворец культу­ры «Юность», который только-толь­ко распахнул тогда двери в центре Каменска-Уральского. И с горячим желанием создать собственный ан­самбль песни и танца – чтобы со­хранить и приумножить традиции истинно народного творчества. Было это 35 лет назад, и все эти годы устьянцевский ансамбль де­монстрирует высочайшие образцы песенного и танцевального творче­ства. Чтобы перечислить все зва­ния и регалии, которые коллектив собрал на всевозможных конкурсах и фестивалях, – половину газет­ной площади придется потратить.

Услышишь – не забудешь

– Когда говорят, что народная песня устарела, мне даже возра­жать не хочется, настолько эти люди далеки от истины. На наших концертах всегда полный зал, где бы мы ни выступали: на городской сцене или в сельском клубе. Кри­зис жанра – смешнослышать об этом. Зато экономический кризис – это серьёзно. Как-то пригласи­ли нас на гастроли немцы, очарованные выступлением ансамбля на международном фестивале. До гра­ницы мы должны были добирать­ся на свои, а там уж немцы брали все расходы на себя. Так мы и до границы не смогли денег наскре­сти. Да что заграница! Сейчас и в село выехать не можем – нет денег на бензин… И, тем не менее, всё так же – только дважды в неделю вместо четырёх раз – участники ансам­бля собираются на репетиции. Потому что без этого уже не могут, как не может без своего ансамбля, без гармони сам Устьянцев.

Геннадий Заволокин, колеся по России в поисках народных талан­тов, просто не мог пройти мимо Александра Устьянцева, слава которого уже давно перешагнула границы области. Правда, сначала мэтр, уже избалованный общественным вниманием и утомлённый беско­нечными прослушиваниями, не­сколько снисходительно отнесся к выступлению уральского гармони­ста. Но стоило Устьянцеву взять несколько аккордов, как выражение равнодушия вмиг сле­тело с лица Заволокина. Он сразу понял, что перед ним – уникаль­ный исполнитель.

– Когда снимали передачу «Иг­рай, гармонь!» в Среднеуральске, Заволокин шесть раз давал в кадр моё выступление. Обычно он по­казывает один, от силы два фраг­мента с участием какого-то испол­нителя, а основное экранное вре­мя заполняет собой. А тут сделал для меня исключение. Оценил.

Выходит, из сотен безусловно талантливых и самобытных гармо­нистов, прошедших через переда­чу за шесть лет, Устьянцев попал в «Золотую десятку». В Новосибирс­ке, где собрались первые гармони­сты России, «десятка» давала по три концерта в день. И даже на этом звёздном фоне Александру Петро­вичу досталось оваций, пожалуй, побольше, чем остальным.

Александр Устьянцев с женой Валентиной Митрофановной

О друзьях-товарищах…

– Чистых гармонистов-инстру­менталистов среди золотой десят­ки раз-два – и обчёлся. Сергей Сметании преподаёт гармонику. Сергей представляет исконно народное, северное, архангельское направление в музыке, он прекрас­ный исполнитель. Часто концер­тирует с гармонью за границей. Владимир Игошин из-под Кирова – настоящий самородок. Кроме того, что он прекрасно владеет инструментом, Владимир – не­превзойденный сочинитель и исполнитель частушек. Помните, в одной из телепередач с его участи­ем прозвучало: «Посмотрел я на телегу, а телега – на меня: “Ты ведь тоже из деревни – весь изъез­жен, как и я”». Лучше не скажешь про деревенского мужика. Игошин – личность незаурядная во всём. Он глава сельской администрации, четыреста жителей в селе – и почти все в его фермерском хозяй­стве работают. И жизнью доволь­ны, потому что он и хозяин креп­кий, и управленец мудрый. В об­щем, интересный народ гармонис­ты, что ни фигура, то с изюминкой.

– Вы там тоже не потерялись…

– Настоящий гармонист не столько себя показывает, сколько инструмент. Высший пилотаж – когда все 25 кнопок, с верхней до нижней, задействованы. И в басо­вой клавиатуре – тоже. А изюмин­ка – в аранжировке произведения. Ведь все гармонисты играют при­мерно один и тот же репертуар. А ты найди свои приёмы, свои краски – и всем знакомая мелодия зазву­чит совсем по-другому.

Даже непрофессионал отличит устьянцевскую гармонь от десят­ка других, пусть даже таких же блестящих. А профессионалы, в частности музыкант Вадим Потехин из города Балахна, пишут так:
«Здравствуйте, дорогой Александр Петрович! Позвольте выразить своё искреннее восхищение Вашим та­лантом. Много хороших гармонис­тов выступает в передаче «Играй, гармонь!», но такое исполнение я слышал впервые. Ваше виртуозное мастерство просто поражает. Играть шестнадцатые терциями в быстром темпе трудно, но можно (правда, не­многие гармонисты отваживаются на это). А вот шестнадцатые секстами в быстром темпе играл, говорят, толь­ко один баянист – Виктор Гридин, царство ему небесное.
Но вы не только виртуоз, вы ещё и композитор. Ваши обработки великолепны! Браво, маэстро!
Я бы слушал Вас часами. Запи­сываете ли Вы пластинки, кассеты, где их можно купить? Ответы на эти вопросы должен бы дать Заво­локин, но у него на это не нахо­дится времени. За что я его не люблю, так это за то, что не даёт послушать до конца ни одного хо­рошего исполнителя. А наши дея­тели культуры вообще давно не балуют возможностью послушать хорошую инструментальную музы­ку. Для меня же гармонь (баян) самая большая любовь в жизни. Кстати, у Вашей гармони очень хорошее звучание. Кто мастер?»

«Эх, гармонь, моя гармонь, золотые планки…»

Концертная гармонь у Алексан­дра Устьянцева действительно уникальна. Малахитового цвета, с инкрустацией – произведение искусства. А звук! Глубокий, мощ­ный, органного тембра.

После той детской гармони в руках у каменского музыканта побывало до десятка инструмен­тов, в основном хорошей фабрич­ной работы. А всё равно Алек­сандр Петрович мечтал о гармони ручной сборки. Долго искал мас­тера. Известный тульский патри­арх, у которого заказывали инст­румент многие именитые испол­нители, от дел уже отошел. Но зато подсказал Устьянцеву адрес вятского умельца Василия Нико­лаевича Пяткина.

Как увидел Александр Петрович уже готовую гармонь – аж пальцы задрожали. Стоил инструмент столько же, сколько хороший автомобиль, – 20 миллионов рублей 1 . Но, прове­рив гармониста в деле, мастер уступил гармонь за 15 миллионов.

Как раз в это время городская Дума присвоила Александру Петровичу Устьянцеву звание почётно­го гражданина Каменска-Уральского, и город решил сделать сво­ему знаменитому земляку пода­рок – купить ему этот уникаль­ный инструмент. Прямо там, на торжестве в честь троих титуло­ванных горожан, Устьянцев и опробовал замечательный инстру­мент. Надо ли говорить, как он сейчас холит и лелеет это изум­рудное чудо, бережёт его чудный органный голос для самых ответ­ственных выступлений.

А для каждого дня – проверен­ная и надежная подруга, репетиционная гармонь. По три-четыре часа не выпускает музыкант инст­румент из рук. А иногда и ночью встаёт, берётся за гармонь. Бьётся внутри какая-то мелодия, и паль­цы сами просятся к клавиатуре, чтобы запомнить её, проверить на слух. Жена Валентина Митрофановна к ночным экзерсисам отно­сится с пониманием – она много лет поёт в устьянцевском ансам­бля. Собственно, там они и по­знакомились. Вот уже двадцать с лишним лет живут душа в душу, доказав, что гармония есть не только в музыке.

– Если случается плохое на­строение, возьмёшь в руки гар­монь и идёшь за мелодией. Куда пальцы пойдут, куда мысль пове­ла, куда душа повернула. Побро­дишь по этим невидимым тропин­кам всласть – и снова жить хо­чется. Хотя в принципе гармонь не столько для страданий, сколь­ко для веселья создана, но под неё и потосковать приятно.

Единственное, чего не призна­ет Александр Петрович, – когда гармонисты пытаются исполнять на гармошке классические произ­ведения. Полонез Огинского, на­пример, многие любят озвучивать на гармони.

– Инструмент наш для этого не предназначен, у него не хвата­ет звуковой палитры. И произве­дение обедняется из-за этого, и инструмент бледно выглядит – из- за того, что пытается извлечь из себя неестественные для него со­звучия. Нет уж, стихия для гар­мошки – народная музыка. Тут она – царица. И пределов для совершенства на этом музыкаль­ном поле для неё нет.

Нет, не зря помимо официаль­ных титулов (заслуженный работ­ник культуры РФ, лауреат, дипло­мант и т.д.) Александр Устьянцев на фестивале в Челябинске удос­тоен ещё одного, неофициально­го: «Генералиссимус от гармони». Так что гармонист в таком звании уж никак не мог промахнуться мимо «золотой десятки России» 2 .

соб. корр. «Уральского рабочего». Каменск-Уральский


источники:

http://russian-garmon.ru/professionaly/2395-aleksandr-petrovich-ustyancev

http://poigarmonika.ru/garmonisty/151-generalissimus-ustiyantsev.html