Дмитрий Виноградов Сын Леонтьевой биография

Дмитрий Виноградов, сын Валентины Леонтьевой: биография, личная жизнь и интересные факты

В этой статье рассказывается история о еще одном заброшенном родителями ребенке. Жизни великих людей, актеров и телезвезд очень часто не знают пощады. Ни к себе, ни к окружающим, включая самых родных и близких людей. Главное — зрители.

Торсонсы

Биография Дмитрия Виноградова, сына Валентины Леонтьевой, легендарной телеведущей Советского Союза, берет свое начало в северных землях родины древних викингов — скандинавском Королевстве Швеция.

Предприимчивые представители славной семьи Торсонсов однажды проложили свой собственный путь из варяг в греки и осели в Северной столице России — городе Петрограде.

Дед Дмитрия, Михаил Григорьевич Торсонс, был старше своей жены Екатерины Михайловны на двадцать лет. Оба они были бухгалтерами. Дед — главным счетоводом Октябрьской железной дороги, а бабушка — одной из больниц города. Деньги в этой семье водились всегда. Прививая европейские манеры двум своим дочерям, Алевтине и Людмиле, все в доме разговаривали исключительно на французском и очень часто устраивали домашние музыкальные вечера-маскарады, на которых Михаил Григорьевич играл на скрипке, а все три его барышни — жена и две дочери, вместе с гостями танцевали под его аккомпанемент.

В тридцатые годы по инициативе деда Дмитрия Виноградова, опасавшегося сталинских репрессий ввиду сложившейся обстановки на границе с Финляндией, вся семья сменила фамилию. Так Торсонсы стали Леонтьевыми. А их младшая дочь Алевтина, которую в школе мальчишки дразнили олифой, стала Валентиной.

Леонтьевы

Михаил Григорьевич не пережил блокаду Ленинграда и умер от голода, отдавая последние крохи своим родным. После его смерти Екатерине Михайловне вместе с дочерьми удалось эвакуироваться в Ульяновскую область, где ее младшая дочь Валентина, будущая любимица всех без исключения детей Советского Союза, окончила школу деревни Новоселки, в которой теперь осела их семья.

Дмитрий Виноградов, сын Валентины Леонтьевой, рассказывал, что мама часто вспоминала то время и тот далекий поселок, в который ей через много лет будет суждено вернуться, чтобы умереть. После окончания Великой Отечественной войны Леонтьевы так и остались в Новоселках — бабушка Екатерина Михайловна занялась бухгалтерией поселкового кооператива, а ее старшая дочь вышла замуж и родила ребенка. Валентина же отправилась покорять столицу.

Валентина Леонтьева стала телеведущей и кумиром миллионов детей огромной страны. Для своих маленьких обожателей она была просто тетей Валей, самой доброй тетей на свете. На передачах «Спокойной ночи, малыши!», «В гостях у сказки» и «Будильник», которые вела Валентина Михайловна, выросло несколько поколений.

А ее программа «От всей души», помогающая потерявшимся либо разлученным по воле судьбы людям вновь найти друг друга, целых пятнадцать лет приковывала внимание взрослой аудитории. При этом «От всей души» стала еще и первооткрывателем жанра ток-шоу на отечественном телевидении.

Валентина Леонтьева, чей сын Дмитрий Виноградов является героем этой статьи, родилась 1 августа 1923 года.

Звания и награды этой легендарной телеведущей говорят сами за себя — Заслуженная и Народная артистка РСФСР, а также Народная артистка СССР, за свою передачу «От всей души» удостоенная Государственной премии СССР и премии ТЭФИ «За личный вклад в развитие отечественного телевидения».

Папой Дмитрия Виноградова стал второй муж Валентины Леонтьевой, дипломат и личный переводчик Никиты Хрущева — Юрий Виноградов, представитель дипломатической миссии СССР в Нью-Йорке.

Юрий был веселым, образованным и умным человеком. Он жил на всю катушку, словно черпая жизнь большими ложками. Виноградов не делил окружающих его людей на своих и чужих — для него все были своими, и он радовался каждому из них. Поэтому в его окружении можно было одинаково встретить как боксера, так и академика.

Дмитрий Виноградов, сын Валентины Леонтьевой, вспоминал рассказы матери о том, как она повстречала его отца. Юрий Виноградов познакомился с Леонтьевой в ресторане на спор со своим другом. Сутью спора являлось то, что Юрий так искусно притворится иностранцем, что девушка ничего не заподозрит. Друг же должен был исполнить роль переводчика.

Они важно подошли к юной Валентине и завели разговор. Юрий выиграл спор, а заодно покорил сердце девушки, да и сам влюбился.

Семья

В скором времени Леонтьева и Виноградов поженились. Валентина, за плечами которой к тому времени было уже несколько неудачных попыток устроиться на работу в один из театров Москвы, однажды случайно увидела газетное объявление о проводимом конкурсе на вакантное место телеведущего. В те далекие времена телевидение еще только начинало свое развитие, и что это такое на самом деле, девушка мало себе представляла, однако она сидела без работы и решила поучаствовать в качестве временного варианта, пока ей не подвернется что-нибудь по-настоящему стоящее.

Все мы знаем, что нет ничего более постоянного, чем временное. И та попытка молодой Валентины переросла в практически полвека работы на телевидении. Отныне голубой экран стал главной целью и смыслом жизни Леонтьевой.

Муж Юрий поначалу благосклонно относился к стремительно начавшемуся развитию карьеры жены, считая его, скорее, ее баловством. Сам он зарабатывал очень хорошо, проблем с деньгами у них не было, и то, что Валентина начала настолько глубоко отдаваться своей работе, ему все больше не нравилось. Тем более что вскоре их семью ждало пополнение.

Датой рождения Дмитрия Виноградова, сына Валентины Леонтьевой, стало 26 января 1962 года. Телеведущую увезли на скорой в роддом прямо с работы.

После рождения Митя фактически стал бабушкиным сыном. Забота о нем легла на Екатерину Михайловну Леонтьеву.

Леонтьева дома появлялась редко, пропадая на работе с утра до ночи.

Тем не менее маленький Митя виделся с мамой гораздо чаще, чем она с ним — смотря на нее в экране телевизора, словно в окошко. Вот она, мама — совсем рядом. А не дотронешься и не согреешься теплом ее рук.

Валентина же обычно видела сына спящим. Она уходила на работу — Митенька еще спал. Возвращалась ночью — Митя уже спал. А между утром и ночью — телевидение. Одно сплошное телевидение. На котором Леонтьева в то время была ведущей уже сразу нескольких передач — «Будильник», «Спокойной ночи, малыши», «Умелые руки», «В гостях у сказки», «От всей души» и «Голубой огонек».

Мама каждый вечер укладывала спать миллионы чужих детей, а ее родной Митя в это время сидел дома с бабушкой и отцом, нарочно не смотря мамину передачу «Спокойной ночи, малыши», потому что она была там не его собственной мамой, а общей. С тех пор он начал ненавидеть телевидение.

А когда Валентина Леонтьева однажды принесла домой детские рисунки, которые ей присылали со всей страны в программу «В гостях у сказки», чтобы показать их сыну, с Митей случилась первая истерика. Заливаясь слезами, он разорвал все рисунки и убежал.

К тому времени уже и сам ее брак с Юрием Виноградовым подходил к своему логическому завершению. Она буквально жила на телевидении. Он — в разъездах по командировкам. Муж стал много пить и завел роман на стороне. Не была безгрешной и сама Валентина.

В 1977 году они развелись.

Юность

Дмитрию Виноградову, сыну Валентины Леонтьевой, годом рождения которого был 1962, в момент развода родителей было уже пятнадцать лет. И он рос трудным подростком. Вся его жизнь была вызовом тому стереотипу, что он должен соответствовать своей маме. А он хотел соответствовать только самому себе. И чем больше на него давили учителя за его плохое поведение, тем еще хуже он себя вел, став единственным в школе, кого не приняли в комсомол.

После школы Дмитрий какое-то время подрабатывал осветителем в телецентре, куда его пристроила Леонтьева. Потом поступил на кинооператорский факультет Всероссийского государственного института кинематографии имени С. А. Герасимова, который потом бросил на третьем курсе. Маялся без постоянной работы и неудачно пытался заняться бизнесом.

Рост Дмитрия Виноградова, сына Валентины Леонтьевой, составлял почти два метра. Косая сажень в плечах и скандинавская порода.

Мама попробовала его устроить в модельное агентство Вячеслава Зайцева, но Дмитрий очень скоро ушел и оттуда, поскольку все вокруг относились к нему, как к сыну знаменитой телеведущей.

Он замкнулся в своем мире, как закрывался от матери в комнате и в реальной жизни, не делясь с Леонтьевой никакими своими секретами и скрывая ото всех, даже от своей девушки, что он ее сын.

Митя вырос неоднозначным молодым человеком, очень обиженным на мать, да и вообще на всех за свое детство. Даже на могилу к вырастившей его бабушке Екатерине Михайловне ни разу не пришел, так и не простив ее за то, что она однажды прочитала его дневники.

Конфликт с матерью

Жизненный путь Дмитрия Виноградова, сына Валентины Леонтьевой — это история одинокого человека, чье сердце не было наполнено сыновней любовью и заботой. Из двух родителей Дмитрий предпочитал отца, которого очень любил. Когда отец умер, он поехал к нему на похороны. А мама — нет. И это послужило дополнительным раздражителем для него.

Осознанно или нет, но он отплатил своей матери той же монетой, оставив ее в одиночестве к концу жизни.

Впрочем, сам сын Валентины Леонтьевой, Дмитрий Виноградов, связывает это не со своим отношением к матери, а с давней неприязнью к ее родственникам, которые, как он считал, пользовались славой, связями и деньгами его мамы.

Так или иначе, но заботу о Валентине Леонтьевой взяла на себя ее старшая сестра Людмила, забрав ее в далекую Новоселовку, в которой они когда-то спаслись от войны.

Там, 20 мая 2007 года, в возрасте 83 лет и ушла из жизни Валентина Михайловна Леонтьева.

Ее единственный сын на похороны не пришел. Как он потом объяснил, из-за родственников матери.

Я не пришел на похороны, потому что не был уверен, что смогу себя контролировать. Я боялся, что убью кого-нибудь из этих мерзавцев, и тогда речь будет идти об уголовном деле. Но справедливость все равно восторжествовала: я желал им смерти, и они умерли. Можно сказать, что я их проклял.

Личная жизнь

Дмитрий Виноградов, сын Валентины Леонтьевой, возраст которого на сегодняшний день составляет пятьдесят шесть лет, только одиннадцать из них прожил самостоятельно. Он женился, когда ему было сорок пять, а до этого жил с матерью и полностью за ее счет.

Его избранницей стала француженка. Она профессиональный визажист. Первое время он жил вместе с ней в Париже. Там же у них и родился сын, которого Дмитрий назвал в честь матери — Валентином.

Сейчас Дмитрий перебрался в Россию, в один из старых русских городов. У него свой большой дом в лесу, в котором он живет уединенно ото всех, читая книги, занимаясь боксом, катаясь на велосипеде и гуляя вместе с сыном, когда тот приезжает к нему на каникулы. Потом Валентин улетает обратно к маме, в Париж.

В доме сына Валентины Леонтьевой, Дмитрия Виноградова, не стоят фотографии его родителей. Они в его мыслях и сердце, а позерство ему не нужно. Ему много раз предлагали бешеные деньги за подробные интервью о его матери и отце, но он всем отказал.

В 2011 году Дмитрий вернулся к своему увлечению времен юношества — вновь начал рисовать. Сейчас его картины покупают за большие деньги. Он действительно очень талантлив, этот, похожий на викинга, огромный, сильный и бородатый человек.

На фото — картина Виноградова «Галлюцинация шахтера».

На сегодняшний день Дмитрий Виноградов, сын Валентины Леонтьевой, является одним из ярких представителей русского авангарда, а точнее – супрематизма, ухитрившимся поймать темп современной жизни и не растерять при этом собственную философию. У его картин есть своя сильная энергетика. Они либо нравятся, либо вызывают резкое отторжение. Впрочем, самого Дмитрия Виноградова это мало волнует.

Через какое-то время, когда улеглась шумиха вокруг смерти Валентины Леонтьевой и успокоились журналисты, он, бывший мальчик Митя, пришел на могилу матери.

Сын знаменитой тети Вали: о конфликте с матерью и где сейчас

В последние годы жизни всеми любимой тети Вали (Валентины Леонтьевой) появились публикации, где рассказывали о ее непростых отношениях с сыном. Дмитрия Виноградова (1962 г.р.) представляли как заброшенного ребенка, не получившего материнской любви. Возможно, такие домыслы возникли из-за интервью Леонтьевой, в котором она сказала, что всю себя отдала работе, а не сыну. Ведущая призналась, что очень мало для него сделала. Фрагмент этой записи показали в передаче «Пусть говорят» (2018 г.), посвященной Валентине Леонтьевой.

Когда в 2004 г. стало известно, что пожилая телеведущая сломала шейку бедра и получила сотрясение мозга, ее сына обвини в избиении матери. Затем в адрес Дмитрия посыпались новые упреки: якобы он отправил Валентину Михайловну в глухую провинцию и отрекся от нее. Известие о том, что он не приехал на похороны матери, окончательно утвердило общественность во мнении, что Дмитрий таким образом выместил свои детские обиды.

Сын Валентины Леонтьевой хранил молчание и только через 11 лет в передачах «Пусть говорят» и «Прямой эфир» ответил на все обвинения и рассказал о своем отношении к маме. По его словам, Валентина Михайловна находила время, чтобы общаться с сыном и делать с ним уроки, никогда не отчитывала за плохие оценки и не повышала голос. Она всегда его баловала, в то время как отец, сотрудник дипломатической миссии СССР, отличался строгостью.

Но, одновременно с такими теплыми воспоминаниями, сын телеведущей признался, что в детстве стеснялся огромной маминой популярности. На улице, когда у нее просили автограф, отходил подальше в сторону. Возможно, детская ревность все-таки наложила отпечаток на отношения Дмитрия и Валентины Михайловны.

По словам сына, после несчастного случая с Леонтьевой, ее сестра и племянницы предложили свою помощь. Они убедили Дмитрия, что никакая сиделка не обеспечит такую заботу, как родные люди. Мужчина согласился, и Валентина Михайловна уехала в Ульяновскую область, в поселок Новоселки.

А дальше между Дмитрием и родственниками начались конфликты. Он утверждает, что пересылал деньги на содержание матери, но эти средства куда-то исчезали. Виноградов уверен, что тетя и его двоюродные сестры использовали Валентину Михайловну в корыстных целях. Кроме того, они нарушили последнюю волю Леонтьевой: похоронили ее не на Ваганьковском кладбище рядом с ее матерью, а в Новоселках.

Дмитрий с сыном Валей

Со своей стороны родственницы обвиняют Дмитрия в том, что он отрекся от родительницы и не приехал проститься с ней. Свое отсутствие на похоронах сын телезвезды объясняет так: боялся, что не сможет себя контролировать и прибьет кого-нибудь из родственников. В этой истории у каждой из сторон своя правда, в которую они свято верят.

После смерти матери Дмитрий Виноградов некоторое время провел во Франции и США. Сегодня живет в 100 км от Москвы. Его дом окружен лесом, рядом небольшой старорусский городок. Мужчина ведет неспешную жизнь: занимается творчеством, читает, гуляет по лесу. В 45 лет Дмитрий стал отцом — единственного сына в честь мамы назвал Валентином. Мальчик приезжает к отцу на каникулы, они вместе совершают велосипедные прогулки, плавают на байдарках. Маленький Валя с удовольствием слушает рассказы о бабушке, смотрит ее передачи.

Работа Дмитрия «Галлюцинация шахтера»

С 2011 г. Дмитрий занимается живописью — он яркий представитель супрематизма, разновидности авангарда. Его работы отражают философский взгляд художника, наполнены сильной энергетикой. Картины Виноградова никого не оставляют равнодушным: ими либо восторгаются, либо горячо критикуют. Но самого Дмитрия это совершенно не волнует.

«Родственников мамы покарал бог»: откровенное интервью сына Валентины Леонтьевой

Дмитрий Виноградов рассказал об отношениях со знаменитой телеведущей и о своей теперешней жизни

Десять лет назад, 20 мая 2007 года, скончалась самая любимая телеведущая Советского Союза. Тетя Валя из «В гостях у сказки», Валечка из программы «От всей души» и новостных телепередач. А по паспорту — Валентина Михайловна Леонтьева. Редко бывает, чтобы человека из телевизора обожали и взрослые, и дети. Однако тетя Валя — именно такой особый пример всеобщей любви.

Но возможно, что всенародное поклонение она с радостью променяла бы на любовь одного-единственного самого важного человека в жизни — родного сына.

В последние годы перед смертью Валентина Михайловна жила отшельницей в маленьком поселке под Ульяновском. Об их отношениях с сыном ходили разные слухи — вплоть до самых чудовищных. Судачили о невыносимом характере Дмитрия Виноградова (мальчик взял фамилию отца-дипломата), даже о случаях рукоприкладства с его стороны по отношению к легенде советского ТВ. А когда Леонтьева умерла, ее сын исчез на 10 долгих лет. Поговаривали, что он уехал за границу. Но «МК» удалось найти наследника первой леди советского телеэкрана совсем близко от столицы. И даже вызвать его на откровенный разговор.

Фото: Из личного архива

Я сижу в красивом двухэтажном доме более чем в ста километрах от Москвы. Передо мной седобородый огромный человек со стальными глазами, чем-то похожий на викинга. Это сын тети Вали, Валентины Леонтьевой, Дмитрий Виноградов.

— Почему вы уехали из Москвы, учитывая, что вы сугубо городской человек и всю жизнь прожили в мегаполисах?

— Из Москвы я собирался уехать еще в 2005 году. И маме предлагал уехать. Я живу в очень красивом большом доме в лесу в старом русском городе, экологически чистом, замечательном. Я уехал потому, что все нормальные люди в определенном возрасте уезжают жить на природу. А кто остается в Москве — банальные неудачники.

— Чем вы здесь занимаетесь?

— Своим творчеством, своей работой, рисую картины, читаю книги, катаюсь на велосипеде, плаваю на байдарке, гуляю по лесу — наслаждаюсь жизнью. Во всех ее проявлениях.

— Говорили, что не последнюю роль в вашем отъезде из Москвы сыграли журналисты. Они вам сильно досаждали, когда Валентина Михайловна предпочла переехать подальше от вас, к родственнице в Новоселки.

— Когда журналисты мне стали досаждать, участок я этот уже купил. Дом я этот доводил до ума в течение двух лет. А то, что кажется журналистам, это нормально, потому что им всегда что-то кажется. На то они и журналисты.

— Если вспомнить, как многократно полоскалось ваше имя в СМИ, — вам не хотелось оправдаться? Просто сказать: все не так, ребята.

— Оправдываются те, кто чувствует свою вину. И перед кем оправдаться? Перед журналистами, перед родственниками? Я не вижу той группы, перед которой я должен оправдываться, и вообще мне глубоко наплевать, что обо мне думают.

Фото: Из личного архива

— Тогда давайте по порядку. Считается, что у вас были натянутые отношения с мамой.

— У нас были прекрасные отношения с мамой. Она никогда меня не ругала, например, за плохие отметки, никогда не раздражалась, не повышала на меня голос и была всегда абсолютным дипломатом. Дело в том, что она крайне воспитанная и образованная женщина, она не могла себе позволить вести себя так, как ведут какие-то хамки. И вследствие этого у нас были замечательные отношения. А большая квартира позволяла жить нам совершенно независимо и друг другу не мешать.

— Насколько Валентина Леонтьева в жизни отличалась от своего образа на экране? Например, были ли у нее вредные привычки?

— Она была яркой, самостоятельной женщиной. У нас в семье, когда я был маленький, была черная машина «Шевроле» — «Шеви», как ее называют американцы. Валентина Михайловна даже ездила на ней сама на юг. Она много курила, иногда доходило до двух пачек в день. Правда, курила «Мальборо» — при этом у нее никогда не садились связки, голос всегда оставался молодым и звонким. Моя мать была породистым человеком.

— И при этом удивительно мягким и доброжелательным… Или это часть телеимиджа?

— Мне говорили, что моя мама достаточно жесткий человек. Но это и естественно! Она работала на телевидении с конца 50‑х годов — а там не может выжить нежесткий человек. У Валентины Михайловны было большое количество врагов, как у любого известного человека. Более того, когда началась так называемая перестройка, я сразу объяснил маме: большинство дорог на телевидении для нее заказано. Она человек одной страны, а теперь — совершенно другая страна. Поэтому такие люди, как Леонтьева, Кириллов, Шилова, Моргунова, Жильцова, Вовк, Веденеева — все талантливые дикторы — остались не у дел, потому что мы пошли по пути американского телевидения. Слава богу, что сейчас времена меняются и наша страна снова становится великой империей.

— Вы сторонник империи?

— Я однозначно сторонник империи, потому что у меня отец был дипломатом, мама — трубадур режима, и я воспитывался в понимании того, что у нас самая большая, лучшая и самая великая Родина.

— Вас очень любили изображать одиноким мальчиком, который заработал комплексы из-за знаменитой мамы. Например, ревновал Валентину Михайловну к другим детям, которым она рассказывала на ночь сказки с телеэкрана.

— Это просто один какой-то дурак написал, а другие дураки подхватили. Я чувствовал себя абсолютно нормальным советским ребенком. Я ездил в советские пионерские лагеря до шестого класса, много времени проводил на улице со своими друзьями. Мало того что на меня не давил груз моей мамы, но никто мне и не пенял на ее известность — всем было по большому счету все равно.

— И поэтому вы, сын знаменитых родителей, оказались в школе при заводе «Калибр»?

— Просто рядом с нашим домом была школа от завода «Калибр».

— А вообще часто меняли школы?

— Ну как часто… В первый класс я пошел на Шаболовке. Во второй класс — уже на проспекте Мира, где были три дома для телевизионщиков.

— Родителей вызывали в школу? Как вы вообще вели себя в школе?

— В школе я себя вел нормально, потому что мне каждая «зобака» — именно с буквы З — тыкала в морду: у тебя, мол, такая мама, а ты так плохо поступаешь. И, как любому нормальному мальчику, мне хотелось поступать еще хуже. Я был единственным некомсомольцем из трех классов.

— Чем мотивировали?

— Ни в коем случае не нелюбовью к советской власти. У нас дома никогда не было транзисторов, которые транслировали радио «Свобода». У нас дома никогда не приживалась пятая колонна, и потому невступление в комсомол не было связано с политикой. Просто устав — это был бред сивой кобылы, который надо было заучить. А я не могу себе позволить учить бред сивой кобылы.

— И вы говорили это учителям?

— Я им говорил, что комсомол — дело добровольное. Потом, конечно, я вступил в комсомол. Перед поступлением в институт я работал на телевидении осветителем. И как-то в понедельник меня затолкали в какую-то душную накуренную комнату, там кто-то проголосовал, и спустя какое-то время мне дали комсомольский билет — так что номинально я все же был комсомольцем. Но я никогда не был настроен против советской власти. Я вообще считаю, что быть настроенным против власти — это равноценно сумасшествию и, пардон, мочеиспусканию на оголенные провода.

— Но родители-то были партийные?

— Мама была беспартийной.

— Интересно, как можно было работать диктором на советском телевидении, не являясь членом КПСС?

— Видимо, это был тот случай, когда талант перевешивал значимость этого. К тому же в нашей империи были такие люди, как показательные беспартийные — то есть им позволяли выезжать за границу. А с другой стороны, я предполагаю, что в отделе кадров, когда ее отправляли за границу, были настолько уверены, что она партийная, что даже не ставили этот факт под сомнение. То есть тут какой-то политический анекдот — я могу сказать, что много беспартийных людей занимали высокие посты. И необязательно надо было быть коммунистом, чтобы оказаться у власти.

С отцом-дипломатом. Фото: Из личного архива

— Ну ваш отец, сотрудник дипмиссии СССР в Нью-Йорке, не мог быть беспартийным. Кстати, вы безумно на него похожи, невероятно просто.

— Мой отец — веселый, образованный, умный, энциклопедически подкованный во всех отношениях человек. Который никогда не был снобом, никогда не окружал себя специальными нужными людьми. Отдыхать он ездил на протяжении сорока лет — и даже больше — в маленький приморский городишко. Его окружали и академики, и водители, и отставные боксеры. Именно он научил меня получать удовольствие именно от общения со всеми людьми, не деля их на сословия или касты. Папа ел и жил большими столовыми ложками во всех отношениях.

— Кто из родителей оказал большее влияние на формирование вашего характера?

— Конечно, папа. Как может повлиять на мальчика мама?

— Иногда и такое бывает.

— Это в болезненных случаях. А так сын берет все от отца, по-другому и быть не может.

Фото: Из личного архива

— Писали, что на вас тяжело повлиял развод родителей. Ведь вы уже были взрослым, когда они развелись.

— Настолько сильно переживал, что даже ездил на юг вместе с папой и с папиной будущей женой.

— Она еще не была его женой?

— Я уже понимал, что папа собирается на ней жениться. Дело в том, что у нас в семье все было построено на уважении друг к другу и свободе. Если бы я был глупым эгоистом и диким человеком, я бы мог говорить папе: как же так, как мама и проч. Но, с другой стороны, какая мне разница, с кем общается папа? То есть это меня абсолютно не задевало, я не испытывал к папиной пассии заранее никаких отрицательных эмоций.

— А с Валентиной Михайловной вы общались по этому поводу? Она, наверное, переживала.

— Она, наверно, не сразу узнала, а меня даже не спрашивала, потому что понимала, что папу я не сдам никогда.

— Вы поддерживаете отношения с той его семьей?

— Не поддерживаю. У меня есть сестра, она где-то работает за границей, наверно, замужем. Думаю, что все у нее хорошо. Наверно, если бы у папы родился сын, я бы с ним общался, а с сестрой мне как-то неинтересно.

— Вы рассказывали в свое время, что единственное, что хотели оставить себе в память о папе, — это стек (небольшая палочка, используемая как хлыст — прим. Авт.), подаренный ему Джавахарлалом Неру. Почему?

— Мало ли что я хотел… Я был бы рад это получить, когда у меня были глупые амбиции, а на самом деле это уже не имеет никакого значения. У меня в доме не расставлены мамины и папины фотографии — я о них думаю, они у меня в голове и в моем сердце, а показывать их кому-то, демонстрируя, что я о них помню, это глупо и какое-то позерство.

А вообще о карнавале, в котором я жил с детства, — я бы не сказал, что это так уж весело. Мама всегда слегка играла — это было у нее в крови.

— Хочу коснуться той болезненной истории — отъезда Валентины Леонтьевой к родственникам в Новоселки за три года до смерти. Почему это произошло?

— Мама уехала в Новоселки потому, что получила классическую травму для людей такого возраста — она сломала шейку бедра.

— Просто упала? Вообще-то существует расхожая версия, что во время ваших семейных ссор доходило… как бы это помягче выразиться… до применения силы.

— Слушайте, я сношу мужиков одним ударом, а мама была маленькая, хрупкая… как вы себе это представляете? Что за чушь?! Вообще слухи о том, что я бил мать, стали распускать родственники — после того как им не удалось получить половину маминой квартиры.

— Хорошо, вернемся к травме Валентины Михайловны.

— Ей сделали операцию в Кремлевке, все прошло удачно, но встал вопрос: нужно приглашать сиделку, а это неизбежно привлечет внимание журналистов и так далее. И тут тетя Люся, мамина сестра, и ее дочка Галина предложили некоторое время Валентине Михайловне пожить с ними.

— Вы тогда уже разъехались?

— Нет, мы жили вместе, только собирались разъезжаться. Соответственно, когда матушка уехала в Новоселки, я стал пересылать всю ее пенсию и зарплату, достаточно приличные деньги. Кроме того, Галина забрала из нашей квартиры кучу мебели. Она приехала в Новоселки с «КамАЗом», который был забит под завязку. Румынская отступающая армия не набрала бы столько трофеев. Мне, в общем, было все равно — мы меняли квартиру, мне надо было все это где-то оставлять.

Теперь о жилье. Сначала было сказано, что места в квартире сестры хватит всем — и Валентине Михайловне, разумеется, тоже. Спустя какое-то время мне позвонила Галина и сказала, что в их доме на том же этаже продается квартира и хорошо было бы маме ее приобрести. Меня несколько удивила цена этой квартиры, но у меня и в мыслях не было, что сестра может вести со мной какую-то нечестную игру, и деньги я выслал. Но потом был крайне удивлен, узнав, что эту квартиру выделила местная администрация.

— А как вы это выяснили?

— Об этом было сказано на одной из телепередач. И все это превратилось в банальную сказку о рыбаке и рыбке. А закончилось в итоге печально, потому что нечестно заработанные вещи никогда не приносят счастья, и тем более в такой ситуации. Через какое-то время погибли два сына Галины, которые одновременно разбились в аварии, а меньше чем через год после этого погибла сама Галина.

— Умерла от сердечного приступа, как говорят.

— Ну, какая разница, как забирают боги. Разбивают об асфальт, останавливают сердце. Потому что надо всегда свои поступки соизмерять с желанием богов.

— Ваши натянутые отношения с родственниками были одной из основных причин того, что вы не ездили к матери?

— Мы с ней разговаривали по телефону, общались, я собирался туда приехать, но, с другой стороны, она собиралась вернуться, все уже было подготовлено.

— Квартира была разменяна. Куда бы она вернулась?

— Я купил ей квартиру на Тверской, а себе на Большой Академической.

— Наибольшее количество претензий вам предъявляли журналисты за то, что вы не пришли на похороны Валентины Михайловны в мае 2007-го.

— Никто, тем более борзописцы, не вправе судить, что я должен, а что я не должен делать. Но если уж говорить о ее смерти… она хотела, чтобы ее похоронили рядом с ее мамой. Место на Ваганьковском кладбище было уже выделено. А родственники нарушили ее волю. И в дальнейшем просто использовали популярность моей мамы для достижения своих личных интересов.

— Они пытались с вами общаться после смерти Валентины Михайловны? Звонили?

— Да. Я так понимаю, после смерти матушки они были крайне огорчены, что я не отдал им половину московской квартиры. Как говорят французы, аппетит приходит во время еды.

— Ну, им же осталась квартира в Новоселках, которая была куплена.

— И еще немалые деньги. Они получили и квартиру, и деньги. Они получили квартиру, деньги. и смерть.

— А вы, выходит, даже не знаете, где похоронена Валентина Михайловна?

— Я был у матушки на могиле одним днем — это было до отъезда в Подмосковье, в 2012 году. Естественно, к родственникам я не заходил.

Дмитрий Виноградов ведет замкнутый образ жизни. Фото: Из личного архива

— Тетя Валя переживала, что у вас нет детей. Тем не менее ходят слухи, что внук все же у нее есть. Можете что-то сказать о вашем сыне?

— Да, внук у нее есть. У меня замечательный сын, и мне очень повезло, что он родился, когда мне было не 20 или 30 лет, а 45. Очень умный, очень добрый, очень внимательный — самое главное для меня существо в этом мире. Кроме сына, у меня никого нет, и кроме сына, меня ничего и не интересует. Он приезжает ко мне на каникулы, а живет с мамой. Мама — очень хороший профессиональный визажист, и для нее просто здесь нет работы. Мы здесь катаемся с ним на велосипедах, плаваем на байдарках, гуляем в лесу, читаем книги, и самое большое мое достижение — я отлучил его от компьютера. Мне никто не верит, но на самом деле это очень просто: надо просто им заниматься. А мы даем компьютер, как правило, когда не можем и не хотим заниматься ребенком. Я же хочу и могу, поэтому компьютер ему совершенно не нужен.

— А каким бы вы хотели его видеть, когда он вырастет? Похожим на вас?

— Я хочу, чтобы он был таким, каким он хочет быть. Я не вправе здесь указывать.

— Но каждый родитель мечтает о каком-то будущем для ребенка.

— Это обыкновенный примитивный родительский эгоизм. Он имеет право прожить жизнь так, как считает нужным. Я могу дать ему какой-то совет, но ни в коем случае не давить. Давят люди зажатые, закрепощенные, которые живут в каких-то несуществующих штампах, которые сами себе построили; поэтому чем он захочет, тем и будет заниматься.

— С какого момента вы смогли бы назвать себя художником? Или вы всегда им были?

— Наверно, всегда. Это часть меня, но я никого не интересую как художник (профессионально Виноградов начал рисовать в 2011 году — именно тогда купили его первую картину. — Прим. авт.).

— Местные жители знают, чей вы сын? Это как-то повлияло на ваше общение с ними?

— Узнали они об этом не так давно. И это никак не повлияло, потому что чем дальше человек живет от Москвы, тем он порядочнее, к этому все привыкли. Есть масса товарищей, которых я знаю по 12 лет и которые не имеют представления о моей матушке. Мне это знание больше мешало, чем помогало.

Одна из картин Виноградова. Как говорит один из его близких друзей, Дмитрий, являясь полноправным наследником русского авангарда, конкретнее — супрематизма, ухитрился поймать темп современной жизни и не растерять при этом философию. Под его картины хорошо медитировать, они либо очень нравятся, либо вызывают резкое отторжение. У картин Виноградова крайне своеобразная энергетика, причем очень сильная. Фото: Из личного архива

— Каков сейчас ваш круг общения? Он сузился?

— С годами количество друзей у любого нормального человека уменьшается. Если количество друзей увеличивается — он агрессивный шизофреник. С годами нормальный человек становится все более самодостаточен и подбирает людей, которые ему наиболее близки. Соответственно, перед смертью нормальный человек должен оказаться совершенно один.

— Кого на нынешнем телевидении вы можете поставить рядом с Валентиной Михайловной — по профессионализму и манере подачи?

— Я не очень хорошо знаком с современным ТВ — у меня кабельное телевидение, я смотрю какие-то исторические телеканалы, а федеральные каналы не смотрю вообще. Наверное, в последнее время что-то стало меняться, потому что мы начинаем строить совершенно новое общество с совершенно новой страной. Появится национальная идея — будет меняться и телевидение. Вот когда мы построим Империю, тогда у нас будут такие передачи, как «От всей души», и появятся такие люди, как Валентина Леонтьева. Потому что таких людей рождает Империя. И создает Империя.


источники:

http://irma-stream.ru/legendary/syn-valentiny-leontievoy.html

http://www.mk.ru/social/2017/05/16/rodstvennikov-mamy-pokaral-bog-otkrovennoe-intervyu-syna-valentiny-leontevoy.html