биография Сатпаева На Русском Языке

Сатпаев Каныш Имантаевич

Каныш Сатпаев родился 31 марта 1899 года в Павлодарском уезде Российской империи. С 1909 по 1911 годы Каныш учился в аульной школе. В 1911 году поступил в русско-казахское училище в городе Павлодар Республики Казахстан, которое окончил в 1914 году с отличием. Затем отправился на обучение в учительскую семинарию в город Семипалатинск, где в связи с туберкулезом у него возникли трудности со здоровьем. Тем не менее он получил диплом об окончании семинарии в 1918 году, сдав экзамены экстерном.

Каныш Имантаевич намеревался продолжить обучение с целью получения высшего образования, однако с аттестатом семинарии в то время в вузы принимали только при условии сдачи экзамена по математике и одного иностранного языка. Следующие полтора года готовился для поступления в Томский технологический институт. Параллельно с учебой работал учителем естествознания двухгодичных педагогических курсов в городе Семипалатинск.

Работу и обучение пришлось отложить в связи с обострением туберкулеза. Почти год Сатпаев провел в родном ауле, принимая лечение и восстанавливая силы. Врачи считали, что он уже никогда не сможет продолжить учебу, и сможет жить только в родном ауле, на свежем воздухе, принимая кумысолечение.

Находясь на лечении в городе Баянаул, Каныш начал составление учебника по алгебре для казахских школ, который закончил в 1924 году. Данный учебник стал первым школьным учебником алгебры на казахском языке.

В 1920 году Сатпаева назначили первым председателем Казкультпросвета, созданного с укреплением советской власти. Тогда же постановлением Павлодарского ревкома он был назначен народным судьей 10 участка Баянаульского района.

В начале 1921 года состоялась встреча Сатпаева с геологом М.А. Усовым. Усову удалось заинтересовать юношу геологией, и в том же году Каныш отправился поступать в технологический институт. Однако уже в начале следующего года у него опять обострился туберкулез, ему пришлось оставить учебу и вернуться в аул. Не желая отставать от однокурсников, Сатпаев проходил курс обучения дома. В этом ему помогает М. А. Усов, часто приезжающий в Баянаул на лечение. Спустя полтора года здоровье Каныша Имантаевича улучшилось, и он вернулся на учебу в институт, успешно окончив его в 1926 году. После окончания заведения молодой инженер возвращается на родину.

Окончив институт, в 1926 году, и получив квалификацию горного инженера, Каныш Сатпаев был направлен в Атбасарский трест цветных металлов на должность начальника геологического отдела, а через год, избран членом правления данного треста. В ведении треста находилось медное месторождение и недостроенный медеплавильный завод в поселке Карсакпай.

Каныш Сатпаев, как главный геолог треста, отправился туда, чтобы осмотреть местность и узнать о продвижении строительных работ. Специалисты, занимавшиеся месторождением, и руководство завода относились к перспективе развития добычи меди в регионе очень скептически. Добившись от Геолкома выделения одного станка, Сатпаев начал исследование местности на наличие металла. Руководство Геолкома и эксперты, которые были знакомы с Джезказганским регионом, считали идею Каныша Имантаевича обреченной на провал.

Тем не менее, уже через год после начала работ, Сатпаев наткнулся на крупный пласт руды мощностью более десяти метров. Результаты анализа, проведенного в городе Санкт-Петербург, показали, что это был прежде неизвестный пласт руды с богатым содержанием меди. Благодаря этому открытию Сатпаеву удалось расширить поисковые работы в 1928 году, увеличив число станков до двух.

Обнаружив еще три крупных месторождения, геолог увеличивает объем исследовательских работ на 1929 год вдвое. И в этот год открываются еще три залежи и одно новое рудное поле. Учитывая данные обстоятельства, Сатпаев публикует в журнале «Народное хозяйство Казахстана» статью, в которой заявляет, что потенциально Джезказган представляет собой одну из богатейших провинций меди в мире, более крупную, чем большинство провинций Америки.

Основываясь на своих предположениях, Каныш Имантаевич приходит к выводу, что находящийся неподалеку Карсакпайский завод не осилит объем добытой в городе Джезказган руды. Также он предполагает, что в регионе необходимо построить водохранилище и проложить ширококолейную железную дорогу. Со всеми этими предложениями он регулярно обращается в вышестоящие органы, выступает в печатных изданиях, и даже предлагает внести развитие региона в пятилетний план развития экономики СССР.

Предложения Сатпаева вызывают отрицательную реакцию среди руководства треста и Геолкома. Вместо предложенного молодым геологом плана развития Джезказгана они предлагают оставить объемы исследовательских работ на 1930 год прежними. Тогда Сатпаев, настаивая на своей правоте, добивается рассмотрения своих предложений на заседании горно-металлургического сектора ВСНХ. После длительных дебатов ВСНХ соглашается с доводами Геолкома и признает аргументы Сатпаева несерьезными. Не желая мириться с выводами ВСНХ, Каныш Имантаевич весной 1930 года попадает на прием к председателю Госплана СССР Г.М. Кржижановскому, где обосновывает свои предложения.

Однако в начале 1933 года Геолком принимает решение о резком сокращении финансирования разведочных работ в городе Джезказган. Был оставлен лишь один процент от прошлогодней суммы. Аргументом в пользу такого решения была неразвитая инфраструктура региона. В целях продолжения работ Каныш Имантаевич вынужден искать дополнительные источники финансирования. Заключил соглашение с трестами «Золоторазведка» и «Лакокрассырье» о разведке месторождений необходимых им ископаемых. Но имевшихся средств было недостаточно ни для сохранения, ни тем более для увеличения исследовательских работ. Сатпаев обратился за помощью к М.А. Усову и его другу, профессору В.А.Ванюкову.

К 1940 году в городе Джезказган построили Досмурзинское водохранилище и железную дорогу, соединяющая города Джезказган, Караганда и Балхаш. За заслуги по раскрытию богатств Улутауского района Каныш Сатпаев в 1940 году был удостоен ордена Ленина.

По инициативе второго секретаря ЦК КП Республики Казахстан Ж. Шаяхметова в 1941 году, Каныш Сатпаев был переведен на работу в город Алма-Ата. Назначен директором Института геологических наук и заместителем председателя Президиума казахского филиала Академии наук СССР. Так как глава филиала И.Ф. Григорьев жил в городе Москва и не мог полноценно исполнять свои обязанности, Сатпаев в 1942 году был назначен председателем Президиума КазФАН СССР.

В 1942 году Сатпаеву присудили Сталинскую премию за монографию «Рудные месторождения Джезказганского района», обобщавшую результаты исследований, полученные им за 15 лет изучения региона. Помимо этого, к тому моменту Канышем Сатпаевым было опубликовано более сорока научных трудов. По совокупности работ 17 августа 1942 года Высшая аттестационная комиссия присвоила геологу степень доктора геологонералогических наук.

Летом 1943 года Каныш Имантаевич был избран членом-корреспондентом Академии наук СССР и утвержден в должности председателя Президиума Национальной академии наук Республики казахстан. В 1945 году, учитывая быстрые темпы развития академии, его руководитель Сатпаев был награжден вторым орденом Ленина. Также он был удостоен ордена Отечественной войны 2 степени за мобилизацию ресурсов в годы войны.

В здании театра оперы и балета имени Абая в июне 1946 года состоялась официальная церемония открытия Академии наук. Каныша Имантаевича избрали членом ЦК КП(б). В 1950 году был утвержден в ученом звании профессора по специальности «геология» и избран депутатом Верховного Совета СССР 3 созыва. В 1951 году Сатпаев, по поручению Президиума АН СССР, принял участие в организационной сессии Академии наук Таджикской ССР. На данной сессии Каныш Имантаевич был избран почетным членом таджикской академии.

В 1951 году острой критике подвергся Каныш Сатпаев. Его обвинили в сокрытии социального происхождения при вступлении в партию, опеке националистов и сокрытии того, что в 1917 году был агитатором партии «Алаш-Орда». Затем Бюро ЦК КП Казахстана своим решением от 23 ноября 1951 года сняло его с поста президента и члена президиума Академии наук.

За осуществление идеи о составлении металлогенических прогнозных карт полезных ископаемых Центрального Казахстана принялся в 1952 году, собрав группу геологов. В состав группы вошли Р.А. Борукаев, И.И. Бок, Г.Ц. Медоев, Г.Н. Щерба, Д.Н. Казанли, И.П. Новохатский и Г.Б. Жилинский.

В 1958 году Каныш Имантаевич был избран депутатом Верховного Совета СССР 5 созыва. В 1959 году был избран делегатом XXI съезда КПСС, а в 1961 году делегатом XXII съезда КПСС. В том же 1961 году избран членом Президиума Академии наук СССР и оставался им до конца жизни. В 1962 году Президиумы АН Казахской ССР и АН СССР выступили с инициативой присвоить Сатпаеву звание Героя Социалистического Труда, однако 1 секретарь ЦК КП Казахстана Д. А. Кунаев в присвоении звания отказал. В 1963 году Каныш Имантаевич был награжден четвертым орденом Ленина за заслуги в развитии геологической науки.

Исследуя Джезказганскую область, Каныш Сатпаев обнаружил камень с надписью, оставленный Тамерланом в 1391 году, во время похода в казахскую степь. Написал учебник по алгебре, состоящий из 1642 страниц. Данный труд вошел в историю как первый школьный учебник по алгебре на казахском языке. Автор свыше 640 научных работ.

В 1920 году Сатпаев женился на Шарипе, и у них родилась дочь Ханиса. Позднее, расставшись с Шарипой, Сатпаев женился на Таисии Алексеевне Сатпаевой. У них родилось две дочери, Меиз и Шамшиябану.

Каныш Имантаевич Сатпаев скончался 31 января 1964 года в городе Москва, после продолжительной болезни. Похоронен 3 февраля на Центральном кладбище города Алма-Ата. На могиле в 1968 году ему установили памятник скульптора А.П. Антропова, архитектора Н.А. Простакова.

Каныш Сатпаев: биография и вклад в науку

Каныш Сатпаев: YouTube/Қазақстан Тарихы

Каныш Сатпаев — ученый с мировым именем. Особенно ценится его вклад в развитие геологии как науки. Каныш Имантаевич участвовал в разработке и осуществлении грандиозных проектов в Казахстане, которые до сих пор влияют на экономическое состояние и развитие нашей страны. Кто такой Каныш Сатпаев и каков его вклад в науку — тема статьи.

Каныш Сатпаев: биография ученого

Где родился один из выдающихся ученых Казахстана Каныш Сатпаев? Его биография началась 12 апреля 1899 года.

Мальчик появился в в Павлодарском уезде (Семипалатинская область) в семье уважаемого и образованного бия (главы аула) Имантая и его второй жены Алимы. Назвали ребенка Габдул-Гани, мать ласково звала Ганыш, а в школе за ним навсегда закрепилось имя Каныш.

Начальные знания Каныш получил в школе родного аула, затем было русско-казахское училище в Павлодаре, которое с отличием окончил в 15 лет. Новой образовательной ступенью Сатпаева стала Семипалатинская учительская семинария.

Юноша готовился поступать в вуз, но начались проблемы со здоровьем: доктора обнаружили у молодого человека туберкулез. Этот недуг ранее омрачил детство Каныша — забрал жизнь матери, когда ему едва исполнилось два года. Пришлось отодвинуть планы и отправиться домой на лечение.

Образованного 20-летнего юношу назначают председателем Казкультпросвета, избирают народным судьей в Баянаульском районе. Здесь в 1921 году произошло знакомство, которое дало иное направление всей жизни Каныша:

  • На лечение кумысом в эти края приехал ученый Михаил Антонович Усов.
  • Он увлек юношу рассказами о значении полезных ископаемых.
  • После этого Каныш стал студентом технологического института в Томске, где через пять лет получил диплом горного инженера.

Работать отправился в Атбасарский трест, с которым связаны дальнейшие 15 лет его трудовой биографии. Сатпаев, изучая местность как геолог, по ряду признаков предположил, что запасы меди здесь большие.

Он открыл месторождение, которое было весьма перспективным. Но для его освоения требовалось расширить старый завод и создать вспомогательную инфраструктуру.

На этом пути возникали препятствия, которые Сатпаев настойчиво преодолевал:

  1. Всесоюзный Совет народного хозяйства не признает выводы молодого инженера, после чего Сатпаев добивается приема у председателя Госплана СССР Кржижановского и убеждает его увеличить объемы исследовательских работ.
  2. Позже он обосновывал свои предложения и перед наркомом тяжелой промышленности Орджоникидзе.
  3. Нужны были дополнительные средства, их удалось добыть у трестов, заинтересованных в меди.
  4. На уровне АН СССР Сатпаев доказывал возможность и необходимость осваивать месторождение. После его доклада АН поддержала идею строительство Джезказганского объекта в 3-й пятилетке, а позже такое решение было принято на государственном уровне.

К 1940 году строительство железной дороги и водохранилища завершили. За прорыв в освоении природных богатств Казахстана Каныш Сатпаев был награжден орденом Ленина.

В начале Второй мировой войны в СССР возник острейший дефицит марганца. Каныш Имантаевич сделал предложение по освоению обнаруженных ранее запасов марганца в Джезды.

Рудник был построен в течение 40 дней, а в июне 1942-го уральские заводы уже работали с добытым в Джезды сырьем. Коллектив получил Сталинскую премию.

Каныш Имантаевич Сатпаев: YouTube/Наталья Тележинская

В 1940-е годы Сатпаев прославился как авторитетный организатор науки в КазССР:

  • с 1941 года его назначили заместителем председателя филиала АН СССР;
  • вскоре он получил орден Ленина за успехи в развитии КазФАН;
  • ученый обосновал важность организации национальной АН, подготовка к которой началась в 1944 году;
  • АН КазССР открыли в начале лета 1946-го, а выдающегося геолога избрали ее первым президентом.

В послевоенные годы страной прокатились новые репрессии. Коснулись они и Сатпаева. Многочисленные комиссии требовали уволить ряд казахских ученых, на что президент АН не дал согласия. Тогда его самого обвинили в ряде нарушений и сняли с поста в ноябре 1951 года.

Но он остался руководителем Института геологических наук. При нем учреждение стало крупным центром, изучающим минеральные ресурсы Казахстана, а в научной среде СССР — третьим по значению после Московского и Ленинградского институтов.

После изменения ситуации в СССР дело Каныша Сатпаева пересмотрели, его вновь избрали президентом АН Казахстана. В конце 1950-х — начале 1960-х годов ученого избирали депутатом Верховного Совета СССР, делегатом XXI и XXII съездов КПСС.

В биографии исследователя недр есть скупые сведения о его личной жизни. Каныш Сатпаев состоял дважды в официальном браке и один раз — в гражданском. Во всех браках у него были дети.

Каныш Сатпаев с супругой Таисией Алексеевной: YouTube/NBmedia

Умер Каныш Сатпаев на 65 году жизни от туберкулеза, преследовавшего его всю жизнь.

Каныш Сатпаев: вклад в науку и культуру

Даже кратко описанные этапы биографии ученого дают представление о масштабах его научной деятельности и о том, насколько велик был его вклад в развитие страны. Подробнее об этом расскажут такие достижения:

Открытие крупнейших запасов меди в Джезказгане

В результате исследовательских работ определено, что запасы меди на этой территории превышали два миллиона тонн. Англичане ранее оценивали их в 60 тысяч тонн. В то время разведанные запасы считались самыми крупными на планете. Обосновывая свою позицию, Сатпаев написал около 40 научных работ.

Чтобы добраться до этих запасов, понадобились не только знания, но и энтузиазм, настойчивость ученого. Он в разных высоких инстанциях сумел убедить в своей правоте тех, кто принимал решения.

Каныш Сатпаев упорно проводил геологоразведочные работы, добился разрешения бурить скважины даже зимой. Для этого приходилось установки согревать в 40-градусный мороз, накрывая их юртой.

Научная деятельность была оценена: в 1942 году ВАК присвоила ученому степень доктора наук в сфере геологии и минералогии.

Составлена карта полезных ископаемых Казахстана

При непосредственном руководстве Сатпаева составлялась карта полезных ископаемых Казахстана. Для этого разработали комплексный метод, составили рабочие макеты. Сам метод лег в основу нового направления в геологии — металлогении, а Сатпаева считают основателем этого направления и создателем особой «казахской школы» в геологии.

Карта, составленная в Институте, проверялась на точность, обсуждалась на научных конференциях и была признана наиболее достоверной. За нее группу ученых наградили Ленинской премией (1958 г.)

В середине 1950-х ученые республики проводили исследования эффективного использования природных ресурсов. За мобилизацию научных институтов на освоение целинных земель президента АН отметили наградой — орденом Ленина. Это был третий орден Сатпаева.

Проект канала Иртыш — Караганда

Канал Иртыш–Караганда носит имя Сатпаева: YouTube/Наталья Тележинская

В воплощении еще одного глобального проекта в республике участвовал академик Каныш Сатпаев. Центральный Казахстан испытывал острый дефицит воды, что замедляло экономическое развитие региона. Было предложено соорудить канал, чтобы перевести в эту область часть вод Иртыша.

Как влиятельный ученый, Сатпаев продвигал этот проект в высших союзных инстанциях. Сегодня канал Иртыш — Караганда носит его имя.

Научная деятельность Сатпаева не ограничивалась геологией, с которой связаны его основные труды. Есть в ней следующие интересные факты:

  1. Во время обследования местности в 1935 году он обнаружил камень с надписью, оставленной Тамерланом в XIV веке. Эта ценная археологическая находка находится сейчас в Эрмитаже. Интересовали ученого каменные изваяния, которые встречались в степи, а также наскальные рисунки.
  2. В геологических экспедициях ученый записывал народные песни, поэмы. Он изучил и издал эпос «Едыге».
  3. Занимаясь педагогической деятельностью, Сатпаев написал учебник. Это была алгебра для школьников.

Ученый всегда испытывал гордость за свой народ. Широко известен его ответ Черчиллю во время встречи с ним в составе делегации депутатов Верховного Совета. Известный политик спросил, все ли казахи такие богатыри, на что Сатпаев ответил, что он самый маленький, а народ выше его.

Памятник академику К. Сатпаеву: Flickr

Память о выдающемся ученом увековечена в названиях улиц, научных и учебных заведений, в стране есть город Сатпаев, а в космосе именем ученого названа планета. Один из новых минералов получил название «саптаевит».

ЮНЕСКО участвовала в праздновании его 100-летнего юбилея. На Родине торжественно отметили и 120-летие со дня рождения знаменитого ученого. Его коллеги особо отметили, что сегодня ВВП Казахстана формируется в значительной степени благодаря открытиям, которые сделал Каныш Сатпаев.

Уникальная подборка новостей от нашей редакции

Каныш Сатпаев

Каныш Сатпаев – безусловно самая яркая фигура в казахстанской науке. Удивителен его мощный взлет: сын кочевника стал известным во всем Советском Союзе геологом, затем — первым президентом Академии Наук Казахстана, кавалером самых почетных наград, лауреатом самых важных премий. Он был не просто знаменит, но и любим, уважаем. Многочисленные мемуаристы пишут не только о его уме, таланте, работоспособности, но и об обаянии, доброте, его удивительной притягательности, действовавшей и на высоколобых академиков, и на рабочих Джезказгана и Караганды.

Баловень судьбы? Но, знакомясь с его биографией, видишь, что вся его жизнь — сплошное преодоление, битва, которую он, впрочем, вел без жалоб и надрыва. Каныш Сатпаев родился в 1899 году в Баянауле. Его отца, Имантая, уважали за ум, справедливость и за то, какими знающими и талантливыми были его дети. Для своего времени он был образованным: знал арабский, мог много рассказать об истории казахов, помнил много песен, поэм, а, главное, обладал природным умом и чувством справедливости. В первом браке у него не было детей, и тогда в 50 лет Имантай взял вторую жену — Алиму.

Она родила сына Габдулгазиза, которого ласково звали Бокеш. На 55 году у Имантая родился второй сын, которого назвали Габдулгани. Мать ласково звала его Каныш, так его потом звали всю жизнь. Матери Каныш не помнил, ему было всего 2 года, когда она умерла от туберкулеза. Но первая жена отца, уже немолодая Нурум воспитала детей с большой любовью. Каныш с детства любил бродить по окрестностям аула, лазить по гранитным скалам, а ими славился родной Баянаул. А сколько там было разноцветных камешков!

На шестом году жизни его отдали в обучение к мулле. Благодаря удивительной памяти мальчик за месяц выучил буквы и принялся за чтение букваря. К 8 годам Каныш хорошо читал и писал по-арабски, а от старшего брата, учившегося в русско-киргизской школе, выучился и русской грамоте. С 1908 по 1911 году Каныш и сам учился в этой школе.

Каныш учился так успешно, что учитель очень советовал отцу отпустить сына продолжать образование, тем более, что в Павлодарском русско-киргизском двухклассном училище преподавал двоюродный брат Каныша Абикей Зеинович. Поначалу городские мальчишки посмеивались над его смешной шубой, гоняли как самого младшего со всякими поручениями. Но он быстро выделился не только своими способностями, но и желанием помочь тем, кому трудно учиться. А еще он играл на домбре, мандолине, гитаре пел песни казахские, русские, украинские. Кстати, позднее известный знаток казахского фольклора Затаевич в своем сборнике отметил 25 песен, напетых ему Сатпаевым. В 1914 году мальчик закончил учебу, но мечтал учиться дальше. В Семипалатинске была учительская семинария, где не надо было платить за учебу, и даже давали крохотную стипендию.

Снова дальняя дорога, жизнь в чужом городе и учёба, учеба, благо, преподаватели в училище были сильные – из высланных по политическим соображениям, а библиотека богатая. Но осенью 1917 года у Каныша обнаружили туберкулез. Пришлось вернуться домой на свежий воздух и кумыс. Времени зря он не терял, сам подготовился и сдал все выпускные экзамены, став дипломированным преподавателем. По понятиям того времени, он был отлично образован, но юноше хотелось большего: в Томске был технологический институт, а там факультет геологии. Он начал работать, чтоб накопить денег на учебу, но туберкулез снова и снова напоминал о себе. Пришлось опять вернуться в аул, Каныш стал работать судьей.

Но именно в это время профессор геологии Томского института. М. А. Усов приехал в Баян-Аул на кумысолечение поправить подорванное здоровье. И попал как раз к Сатпаевым. Каныш стал его спутником в походах по окрестностям, и концу лета вопрос об учебе в Томске был решен, Михаил Антонович помог убедить отца и пригласил молодого человека жить у него.

Так осенью 1921 года Сатпаев оказался в Томске, который называли тогда Сибирскими Афинами, там было два единственных в Сибири вуза. Только что окончилась гражданская война, в городе голод, хорошо, что отец дал с собой домашних припасов. Аудитории не отапливались.. Но увлекательные лекции заставляли Каныша забыть о бытовых проблемах. Однако болезнь опять напомнила о себе. Врач нашел острую форму туберкулеза и сообщил Усовым, что положение больного безнадежно. Сатпаев вернулся домой, а когда почувствовал себя лучше, взялся за учебники. Он вернулся в Томск через полтора года, самостоятельно пройдя предметы за два курса и сдав все экзамены. Профессор, осматривавший его 2 года назад, отметил факт выздоровления как чудо. И, несмотря на тяжелые условия, в которых приходилось жить и работать Сатпаеву, болезнь покинула его навсегда. Оставшиеся студенческие годы ничем не были омрачены: прекрасные профессора, занятия в богатейшей библиотеке, летние экспедиции, — все это очень увлекало студента.

И там же на танцах от встретил Таисию Алексеевну Кошкину, тоже студентку геологического факультета, которая станет его спутницей на всю жизнь.

Таисия Алексеевна оставила воспоминания, где пишет о том, как в апреле 1929 года они приехали на станцию Джусалы, откуда им предстояло на грузовиках ехать к месту работы — Карсакпайскому заводу 430 километров через пустыню Бетпак-Дала. Мелкая пыль поднималась до неба, скрывала из виду дорогу, и надо было останавливаться, чтоб она осела.

Молодая женщина вспоминает, какое уныние на нее наводила поначалу эта местность, какой страх вызывала жизнь без элементарных жилищных условий, вдали от цивилизации. Но, оглядываясь назад, говорит, что это были лучшие годы в их жизни.

С 1904 по 1917 годы в этих местах работали англичане. Они оставили заключение, что меди здесь немного. Каныш Имантаевич, который приехал в Карсакпай, чтоб организовать геологоразведку, довольно скоро понял, что они толком изысканиями не занимались, отбирая руду сверху. Более же основательные геологические исследования показали, что в этих местах одно из богатейших в мире месторождений меди, а еще здесь есть марганец, уголь, золото, свинец, и другие полезные ископаемые.

Он был неутомим, работая по 15 часов, и команду подбирал себе под стать. В основном рабочие здесь были сезонные – заработают и едут домой. Нужно было формировать коллектив из местного населения, отправлять людей на учебу в большие города. И через пару лет появились квалифицированные бурильщики, коллекторы.

Сатпаев исследует район будущего Жезказгана и доказывает, что здесь находится самое большое медное месторождение меди в СССР. В 1932 году он пишет о необходимости создать здесь большой медеплавильный комбинат, построить город, железную дорогу.

Но в 1933 году Главцветмет выделил всего 0,1% от всей заявленной суммы финансирования. Сатпаев в морозы и бураны отправился в Москву доказывать, добиваться. Находил деньги, заключал договоры. Удалось сохранить коллектив, но в 1934 году денег не дали вовсе. Потом выяснилось, что руководство Карсакпайского завода писало в отчетах, что руды и так достаточно. Каныш Имантаевич показал себя настоящим борцом. Для начала он добился внимания к проблеме Джезказгана Академии Наук СССР. В ноябре 1934 года состоялась сессия АН СССР, посвященная казахстанской геологии. Приехала целая группа специалистов во главе с Сатпаевым, они выступили с целой серией докладов. Но нужны были административные решения, и в декабре он попадает на прием к Орджоникидзе, наркому тяжёлой промышленности.

После этого деньги на геологоразведку отпускались без возражений, и вопрос был решен. Через 2 года железная дорога дошла до Джезказгана. А Каныш Имантаевич продолжал исследовать Центральный Казахстан. Его интересовали и месторождения свинца, бокситов, не проезжал он мимо наскальных рисунков и камня, оставленного еще Тамерланом, печей, где плавили металл древние металлурги.

Поездка по окрестным степям была для него всегда радостью. Ему хотелось, чтоб эта суровая земля стала удобной для жизни, поэтому он не уставал искать подземные воды, чтоб и людям, и производству хватало воды, по его поручению занимались поисками и выведением пород растений, которые растут в условиях полупустыни. А сколько деревьев он посадил сам!

Сатпаева знали и уважали в научном мире. И в 1941 году его перевели на работу в Алма-Ату, где он возглавил Казахский филиал АН СССР, а потом и АН Каз ССР. Уезжал из Карсакпая он 22 июня 1941 года. Конечно, по приезде в Алма-Ату ему, в первую очередь пришлось заниматься вопросами обороны. Для производства высококачественной стали нужен был марганец, и благо, что среди открытых им месторождений было и марганцевое месторождение Жезды. Уже через полгода казахстанский марганец начали отправлять в Магнитогорск на металлургический завод. Говорят, Гитлер с ненавистью произносил это казахское слово Жезды.

1 июня 1946 года состоялось открытие Академии Наук Казахской ССР, что дало толчок к развитию казахстанской науки. Каныш Имантаевич вникает во все вопросы Академии, а еще представляет республику на международном уровне. Так, весной 1947 года он в составе делегации ученых месяц провел в Англии. Как раз тогда состоялся его диалог с Черчиллем, которой поинтересовался его национальностью и спросил, все ли казахи такие высокие, на что Сатпаев ответил: «Мой народ выше меня».

Но после короткой передышкой тучи над советской интеллигенцией снова сгущались. Опять начались аресты. В 1951 году поднялась очередная волна репрессий, и от Сатпаева потребовали, чтоб он уволил Ауэзова, Жубанова, и других видных деятелей культуры, Президент Академии отказался. Сатпаеву тут же припомнили его непролетарское происхождение. И он вынужден был подробно писать о том, что их семья жила в достатке, но к богачам не относилась. Поставили ему в вину даже то, что Имантай в 1928 году собирался в Мекку, хотя это не удалось из-за его смерти. Брат его, Бокеш, к тому времени был арестован и расстрелян. Так что из Академии Сатпаева уволили, правда, Институт геологии не отняли. И ученый использовал это время для нового большого труда: создания металлогенических прогнозных карт Центрального Казахстана, пользуясь которыми можно на основании строения земной поверхности предположить, какие полезные ископаемые могут здесь быть.

В 1958 году за эту работу Сатпаев получил Ленинскую премию. После смерти Сталина и смены власти в Казахстане Сатпаев снова встал во главе казахстанской науки, занимаясь все новыми проблемами республики. Ученый говорил о необходимости строительства канала Иртыш-Караганда, считая, что в безводных степях канал необходим не только сельскому хозяйству, но, еще больше, промышленным центрам. Он сумел убедить в этом А. Косыгина, председателя Совета Министров СССР, и стройка началась.

Вообще современники поражались геологическому чутью Сатпаева. Так, Славский, министр Среднего машиностроения вспоминал, что, когда задумывали город Шевченко, где добывали и перерабатывали уран, дорогу строить не собирались, считая, что все необходимое доставят по Каспийскому морю. Сатпаев убеждал построить железную дорогу, говоря, что край этот очень богат, и, кроме урана, там есть нефть и другие ископаемые. Славский поверил геологу, и, хотя его сильно ругали, дорогу построил. А в 1961 году забил нефтяной фонтан. Министр получил очередную Золотую Звезду Героя.

Ему было обидно, за Сатпаева, по его мнению, недостаточно оцененного на родине. «Он лучше других понимал тайны земных недр и заранее знал, как и где найти месторождения. Его предвидения были всегда верны и точны. Мы, производственники, верили его прогнозам и ни разу не обманулись».

Каныш Имантаевич удивительно располагал к себе людей с первого же с ним знакомства, начиная от больших государственных деятелей и кончая нянечкой, ухаживающей за ним в больнице. В обычной жизни это был простой, приветливый человек, всем доступный и доброжелательный, готовый выслушать каждого, если нужно, помочь, чем возможно.

Таким знали его люди и тянулись к нему. Обладая исключительной памятью, он знал имена и отчества всех, с кем когда-либо имел дело. По воспоминаниям Т. А. Сатпаевой, был любящим отцом и мужем. У него от первого и второго брака были 4 дочери.

Очень помогал своей большой родне, особенно семье брата Газиза (Бокеша), расстрелянного в 1937 году.

И все-таки главным для него была работа, и накануне своей смерти он говорил с дочерью Меиз о необходимости бережно относиться к рудным запасам Казахстана. Можно сожалеть, что было время, когда труды замечательного казахстанского ученого долго замалчивались, что не получил он Золотой Звезды Героя. Но он был поистине народным героем, которого любили и уважали все, кто с ним работал, добрую память о нем хранят и поныне. В 1990 году его именем назван город, в разных городах Казахстана устанавливаются памятники ученому. Имя Сатпаева носит Институт геологических наук АН Казахстана, несколько вузов, канал Иртыш-Караганда, в разработке проекта которого активно участвовал учёный. А в 2017 году памятник Сатпаеву установлен в Степногорске.

4 thoughts on “Каныш Сатпаев”

«Славский поверил геологу, и, хотя его сильно ругали, дорогу построил. А в 1961 году забил нефтяной фонтан. Министр получил очередную Золотую Звезду Героя».
Причём здесь Славский Е.П. и железная дорога? И уж совсем пренебрежительно о нашем министре Славском Ефиме Павловиче — «А в 1961 году забил нефтяной фонтан. Министр получил очередную Золотую Звезду Героя». какая тут может быть причинно-следственная связь между нефтяным фонтаном и очередной Золотой Звездой Героя?
«В 1962 году Ефим Павлович был в третий раз удостоен звания Героя Социалистического Труда за разработку и испытания самой мощной в мире термоядерной бомбы, которую за рубежом, с подачи Н.С. Хрущева, прозвали «кузькиной матерью». Этим испытанием была продемонстрирована возможность наращивания энергии единичного ядерного боеприпаса до гигантских значений».
Не понравился мне ваш очерк о Каныше Имантаевиче, говорят когда в спешке — «нам коленке писали». Да, согласен, можно ответить — «Не нравиться напиши лучше». Не читали вы книгу воспоминаний Таисии Алексеевны Сатпаевой (1900-1976) — «Каныш Имантаевич Сатпаев» издательство НИЦ «Галым» 2003 год.

Почему? Я как раз за основу взяла воспоминания Т.А. Сатпаевой, довольно внимательно их прочла, ссылаюсь на них. По-моему, это трудно не заметить. Что же насчет Славского, это прямо его слова из воспоминаний о Сатпаеве, ничего не добавляла. Книга, откуда я это взяла, есть в библиотеке. Славскому было обидно за Сатпаева, он считал, что того недооценили на родине. В частности, так и не дали Героя. Не нравится материал, так не нравится, что поделаешь, но я как раз много работала над этой темой, читала то, что нашла в библиотеке, так что делала материал отнюдь не «на коленке».

Наталья Всеволодовна, спасибо Вам за такую прекрасную работу, очень интересная работа, нам она очень понадобилась в нашей творческой работе!.

Наталья Всеволодовна, вы большая молодчина. Вы сохранили для истории то, что очень дорого для народа. Живя в Чимкенте, я много лет видел школу, которая носила имя этого большого учёного. Макс Койфман,


источники:

http://www.nur.kz/family/school/1697932-kanys-satpaev-biografia-i-vklad-v-nauku/

http://natalya-telezhinskaya.ru/2018/04/01/%D0%BA%D0%B0%D0%BD%D1%8B%D1%88-%D1%81%D0%B0%D1%82%D0%BF%D0%B0%D0%B5%D0%B2/