биография Командира Подводной Лодки Курск

Герой России Геннадий Петрович Лячин – командир подводной лодки К-141 «Курск»

Выросший в волгоградских степях Геннадий Петрович Лячин связал свою жизнь с морем. Командир суперсовременной субмарины обязан делом всей жизни отцу будущей супруги, потомственному моряку, привившему любовь к военно-морскому флоту. Её он передаст своему сыну, навеки оставшись в памяти современников капитаном трагически погибшего в водах Баренцева моря 12.08.2000 года АПРК «Курск».

Страницы биографии

Родители Геннадия Лячина – простые рабочие, проживавшие в совхозе Сарпинском (ныне территория Калмыкии). В школу мальчик пошёл уже в Волгограде (школа №85), оказавшись за одной партой с Ириной Глебовой, любовь к которой пронесёт через всю жизнь. Будучи самым высоким в классе, он пользовался вниманием одноклассниц, но с самого начала отличался серьёзностью и пониманием того, чего хочет от жизни. Увлекался футболом, но учился на четвёрки и пятёрки, выбирая профессию, в которой мог бы по-настоящему проявить себя.

Увлечённый рассказами будущего тестя о романтике и традициях морской службы, служить пошёл в ВМФ, выбрав для себя профессию подводника. С этой целью поступил в военно-морское училище, знаменитый Ленком, получив в 1977 году погоны лейтенанта. Геннадий Петрович Лячин всю жизнь посвятил Северному флоту, прожив 23 года в посёлке-ЗАТО Видяево (Мурманская область).

Командир подводной лодки: этап военной карьеры

Служба офицера началась на дизельных подводных лодках, где он в 80-е годы дослужится до старшего помощника командира после окончания Высших офицерских классов. В 1988-м его даже назначат командиром Б-478, но после списания корабля вновь переведут старшим помощником, но уже на атомоход К-119 «Воронеж». Это практически близнец будущего «Курска», требующий дополнительных знаний и умений. На полтора года весь экипаж сядет за парты, получая специальную подготовку в столице атомщиков – Обнинске.

Учёба не пройдёт даром, последующие три года «Воронеж» будет лучшим в дивизии, а после схода со стапелей Северодвинска в 1996-м подводного линкора «Курск» Геннадий Петрович Лячин получит звание капитана 1-го ранга и назначение командиром нового судна. Это был красавец водоизмещением 25 тысяч тонн размером с 9-подъездный 8-этажный дом. Атомные подлодки назывались в честь городов-героев, которым в сложные 90-е отдавались под шефство.

Звание Героя России

Став командиром АПРК К-141 «Курск», очень скоро Лячин вывел экипаж в передовые, куда стремились попасть настоящие моряки и офицеры. Его добродушно называли «Сто пятым» за большой вес, но это было признанием того, что стал он настоящим «батей» для профессионалов и матросов-срочников. Один из лучших в дивизии экипаж имел в своём составе только специалистов 1-го и 2-го классов и мастеров и выполнял задачи любой сложности, будь то стрельбы или автономный поход в августе-октябре 1999 в Атлантический океан.

1999-й – звёздный год для корабля, выполнившего сверхсекретное задание, осуществив наблюдение за учениями НАТО в Средиземном море. В условиях гражданской войны в Югославии морской флот России доказал свою способность стать надёжным щитом для своей страны – морской державы №1. Ибо на вооружении стран НАТО не было атомных подводных лодок, имеющих возможность наносить не только ядерный, но и торпедный удар. Российский корабль исчез с места учений через Гибралтар так же незаметно, как и появился, что сделало капитана Лячина личным врагом американцев. Многие офицеры НАТО поплатились своими должностями. А Геннадий Петрович был принят лично В. В. Путиным. Его представили к званию Героя России, а 72 члена экипажа – к ордену «За мужество». Но никому не было уготовано получить награду при жизни.

Подводная лодка «Курск»: история трагедии

В июле 2000-го, в свой профессиональный праздник, АПРК с гордостью принял участие в параде Северного флота в Северодвинске. В августе их ждали плановые трёхдневные учения с учебной стрельбой торпедами. Ничто не предвещало беды, когда субботним утром 12 августа командир доложил о нанесении условного удара противнику. На борту находился начштаба дивизии Владимир Багрянцев, опытный моряк, возглавивший поход. На 11-30 была назначена торпедная атака, но «Курск» молчал и больше не выходил на связь.

После облёта вертолётов и отсутствия факта всплытия корабля начались мероприятия по поиску и спасению подводной лодки. В 4-36 с крейсера «Пётр Великий» пришло донесение, что АПРК обнаружен лежащим на дне моря на глубине 108 метров. Неделю погодные условия не позволяли спуститься и проникнуть внутрь, а когда норвежские водолазы сумели это сделать, на борту в живых не оказалось ни одного человека. В нынешнем году исполнилось 15 лет с успеха беспрецедентной операции по поднятию затонувшего корабля с глубины моря и озвучивания официальной версии случившейся трагедии.

Из-за утечки водорода сдетонировала учебная торпеда, вызвавшая повторный взрыв ещё пяти торпед. По счастью, не пострадал атомный реактор, о котором в первую очередь думал экипаж, иначе масштабы трагедии могли быть гораздо серьёзнее. Родина потеряла 118 настоящих мужчин, гордость ВМФ, – личный состав корабля во главе с командиром. В 9-м отсеке некоторое время оставались в живых последние 23 человека, не успевшие подняться на поверхность через запасной люк из-за отравления угарным газом.

Послесловие

Подводная лодка «Курск» стала символом мужества и силы духа человека. Вся страна рыдала над прощальными строками, оставленными отдельными моряками командованию и близким. В них нет страха и обиды на судьбу. Экипаж просто выполнял свой долг. Эти письма уничтожены, а все записи засекречены на 50 лет, что не позволяет до конца поверить в официальную версию трагедии в Баренцевом море. Когда Генеральный прокурор Устинов первым высаживался на поднятый со дна моря корабль, его моторной лодкой управлял лейтенант Глеб Лячин, единственный сын погибшего героя. Сегодня он по-прежнему продолжает дело отца.

А ещё у Геннадия осталась дочь Дарья и жена Ирина, посвятившая своё время политике. Она баллотировалась кандидатом в Государственную думу, а затем стала помощником председателя Совета Федерации. В команде Сергея Миронова занималась вопросами соцзащиты военнослужащих. Родственники встречаются вместе на годовщину гибели экипажа, поддерживая друг и друга и отдавая долг памяти морякам. Геннадий Петрович Лячин не дожил до своего 47-го дня рождения, посмертно получив звание Героя России.

Капитан Г. П. Лячин. Гибель АПРК Курск

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Геннадий Петрович Лячин (1 января 1955, совхоз «Сарпинский» (ныне — посёлок Догзмакин) Сарпинский район Сталинградской области — 12 августа 2000, Баренцево море) — командир подводной лодки К-141 «Курск», капитан 1-го ранга, Герой Российской Федерации.

В 1996 году Геннадий Лячин назначен командиром подводной лодки — АПРК К-141 «Курск» и стал капитаном 1 ранга. На этом посту Г. П. Лячин фактически стал первым командиром новой российской океанской школы конца XX-го века. Именно ему было поручено вывести атомоход «Курск» после долгого перерыва на просторы Средиземноморья, именно он сделал всё от него зависящее для возвращения престижа российского флота.

В 1999 году капитан 1-го ранга Г. П. Лячин выводит «Курск» в средиземноморский боевой поход, перед этим выполнив на «отлично» ракетные стрельбы на приз Главкома ВМФ России.

Поход АПРК «Курск» осуществлялся по замыслу и под управлением командующего КСФ адмирала Попова В. А., который дал ему следующую характеристику: «Командиру „Курска“ удалось полностью реализовать наш замысел. Корабль скрытно прорвался в Средиземное море через Гибралтар. Это был не прорыв, а песня!»

Внезапное появление в Средиземном море новейшего «убийцы авианосцев» вызвало панику в рядах 6-го флота США. К поискам «Курска» были привлечены противолодочные силы всех средиземноморских стран НАТО.

Тем не менее, К-141 так же внезапно исчезает, как и появилась, нанеся сокрушительный удар по американскому самолюбию. Сразу несколько начальников, включая командующего противолодочной обороной Гибралтарской зоны, лишаются своих должностей, а «Курск» и его командир, фактически, возводятся в ранг «личных врагов Америки».

Из официального документа:
« В ходе выполнения задач боевой службы в Средиземном море АПРК «Курск» действовал в условиях подавляющего превосходства противолодочных сил вероятного противника. Выполнял задачу по наблюдению за авианосными ударными многоцелевыми группировками противника. Осуществлял слежение за ними и производил попутный поиск АПЛ иностранных государств, сохраняя скрытность и боевую устойчивость. По итогам боевой службы 72 члена экипажа представлены к правительственным наградам. Капитан 1-го ранга Г. Лячин представлен к званию Героя России. АПРК «Курск» признан лучшей подводной лодкой СФ. Губернатор Мурманской области вручил командиру корабля приз «Лучшая подводная лодка Северного флота».

12 августа 2000 года Г. П. Лячин и все 117 членов экипажа АПРК «Курск» погибли в результате взрыва торпеды в первом отсеке подводной лодки.

Указом Президента РФ от 26 августа 2000 года капитану 1-го ранга Лячину Геннадию Петровичу за мужество и героизм, проявленные при исполнении воинского долга, посмертно присвоено звание Героя Российской Федерации. Все члены экипажа посмертно награждены орденами Мужества.

Задача данной статьи — выяснить, как заложена гибель ГЕННАДИЯ ПЕТРОВИЧА ЛЯЧИНА в его код ПОЛНОГО ИМЕНИ.

Смотреть предварительно «Логикология — о судьбе человека».

Рассмотрим таблицы кода ПОЛНОГО ИМЕНИ. \Если на Вашем экране будет смещение цифр и букв, приведите в соответствие масштаб изображения\.

12 44 68 78 92 96 102 116 130 131 136 146 156 172 178 197 214 229 232 242 266
Л Я Ч И Н Г Е Н Н А Д И Й П Е Т Р О В И Ч
266 254 222 198 188 174 170 164 150 136 135 130 120 110 94 88 69 52 37 34 24

4 10 24 38 39 44 54 64 80 86 105 122 137 140 150 174 186 218 242 252 266
Г Е Н Н А Д И Й П Е Т Р О В И Ч Л Я Ч И Н
266 262 256 242 228 227 222 212 202 186 180 161 144 129 126 116 92 80 48 24 14

ЛЯЧИН ГЕННАДИЙ ПЕТРОВИЧ = 266 = 164-МОЛНИЕНОСНАЯ + 102-СМЕРТЬ.

Проведём прочтение отдельных слов и предложений:

ЛЯЧИН = 92 = ПОГИБШИЙ.

ГЕННАДИЙ ПЕТРОВИЧ = 174 = ЛЕТАЛЬНОСТЬ, ВЗОРВАЛСЯ ЗАРЯД.

174 — 92 = 82 = РОКОВОЕ, УБОЙНОЕ, УГАСНЕТ, ПОГИБШИ \ й \.

ЛЯЧИН ГЕННАДИЙ = 156 = ВЗРЫВАЮЩИЙС \ я \, ЛИШАЕМЫЙ ЖИЗНИ, ЗАГУБЛЕН ВЗРЫВОМ.

ПЕТРОВИЧ = 110 = ВЗОРВАЛСЯ, ПОДОРВАВШИ \ йся \.

156 — 110 = 46 = ЗАМЕР, КОНЕ \ ц \.

ПЕТРОВИЧ ЛЯЧИН = 202 = 92-ПОГИБШИЙ + 110-ВЗОРВАЛСЯ.

ГЕННАДИЙ = 64 = ЗАРЯД.

202 — 64 = 138 = ВЗОРВАВШЕЕСЯ, ПОДОРВАННЫЙ.

Из трёх полученных слов составляем предложения, соответствующие «сценарию», заложенному в код ПОЛНОГО ИМЕНИ:

266 = 82 + 46 + 138 = 82-РОКОВОЕ, УБОЙНОЕ + 184-\ 46 + 138 \-ПОГИБШИЙ-92 Х 2\, ОБОРВАННАЯ ЖИЗНЬ.

266 = 46-ЗАМЕР, КОНЕ \ ц \ + 220- \ 82-УБОЙНОЕ + 138-ПОДОРВАННЫЙ \, ПАГУБА-44 Х 5, \ 43-УДАР + 177-УБИТЫЙ ВЗРЫВОМ \.

266 = 138-ПОДОРВАННЫЙ + 128-\ 82 + 46 \-ПОДОРВАННЫ \ й \.

Как видим, в последнем случае замыкаются слова ПОДОРВАННЫ \ й \ И ПОДОРВАННЫЙ.

Код ДАТЫ ГИБЕЛИ: 12.08.2000. Это = 12 + 08 + 20 = 40 = КОН \ ец \, ГИБЕЛЕ \ н \.

266 = 40 + 226-КОЛОССАЛЬНОСТЬ, ЛИШАЮЩИЙСЯ ЖИЗНИ = 69-КОНЕЦ + 197-ГУБИТЕЛЬНОСТЬ, ДЕФОРМИРОВАЛОСЬ \ тело \ = 54-ГИБЕЛЕН, В МОРЕ + 212-ПОДРЫВАЮЩИЙСЯ.

266 = 197-ДЕФОРМИРОВАЛОСЬ + 52-ТЕЛО + 17-АМБА = 214-\ 17-АМБА + 197-ДЕФОРМИРОВАЛОСЬ \ + 52-ТЕЛО.

Код ДНЯ ГИБЕЛИ = 98-ДВЕНАДЦАТОЕ, МГНОВЕННО, ГИБЕЛЬНОЕ + 66-АВГУСТА, НЕЖИВОЙ = 164 = МОЛНИЕНОСНАЯ \ смерть \.

Код ПОЛНОЙ ДАТЫ ГИБЕЛИ = 164-ДВЕНАДЦАТОЕ АВГУСТА + 20-\ код ГОДА ГИБЕЛИ \ = 184 = ПОГИБШИЙ-92 Х 2 = ОБОРВАННАЯ ЖИЗНЬ.

266 = 184 + 82-РОКОВОЕ, УБОЙНОЕ, ПОГИБШИ \ й \.

Код ПОЛНЫХ ЛЕТ ЖИЗНИ = 76-СОРОК + 96-ПЯТЬ = 172 = ВЗРЫВООПАСНАЯ, ПОГИБНЕТ-86 Х 2, ПОДОРВАН-86 Х 2, ГУБИТЬ ВЗРЫВОМ.

266 = 172-СОРОК ПЯТЬ + 94-ПОГИБЕЛЬ.

266 = ПАВШИЙ ОТ ВЗРЫВА ТОРПЕДЫ = 252-ВЗРЫВАЮЩИЙСЯ ЗАРЯД + 14-БЕДА = УБИТ ПРИ ВЗРЫВЕ ТОРПЕДЫ = 79-ТОРПЕДА + 187-ПОГИБШИЙ ОТ ВЗРЫВА = 123-ВЗОРВЁТСЯ + 143-ДЕФОРМАЦИЯ = 85-МГНОВЕНИЕ + 181-РАЗРЫВ ТОРПЕДЫ = 92-ПОГИБШИЙ + 174-ВЗОРВАЛСЯ ЗАРЯД = 125-ВЗРЫВ ЗАРЯДА + 141-ПОГУБЛЕННЫЙ.

266 = 197-ВЗРЫВОМ В АПЛ «КУРСК» + 69-КОНЕЦ = 141-ПОГУБЛЕННЫЙ + 125-В АПРК «КУРСК».

156 = ЛЯЧИН ГЕННАДИЙ, ПОГИБ ПРИ ВЗРЫВЕ
120 = КОНЕЦ ЖИЗНИ

64 = ГЕННАДИЙ, ЗАРЯД
212 = МОЛНИЕНОСНОСТЬ, ПОДРЫВАЮЩИЙСЯ

Отец и море

Это случилось 12 августа 2000 года. Во время учений в Баренцевом море погиб атомный подводный крейсер «Курск» и его экипаж — 118 моряков лучшего подводного корабля Северного флота.

Тогда, 20 лет назад, «Российская газета» послала в Видяево своего корреспондента, писателя-мариниста Николая Черкашина — бывшего подводника, капитана 1 ранга, служившего на Северном флоте. А я полетела в Волгоград, родной город командира «Курска», в котором тогда жили его отец, сестра и тесть.

В те дни командир «Курска» Геннадий Лячин обсуждался больше всех: и что судьба у него с детства была обделенной — отец семью бросил, мать рано умерла. И на службе ему не везло, и экипаж подобрался случайный, вот кто-то там и нажал не ту кнопку… Не проходило и дня, чтобы не появлялась какая-то новая «сенсация».

В Волгограде коллеги из городской газеты меня предупредили, что семья командира с корреспондентами разговаривать отказывается наотрез. И все же, узнав адрес отца Геннадия Лячина, я позвонила в его квартиру. Дверь открыл пожилой худощавый мужчина с очень усталым лицом — Петр Степанович Лячин. Только успела произнести, что я из «Российской газеты», как он сказал: «Заходи, дочка, поговорим». Подвинул мне стул, а сам подошел к телевизору чуть убавить звук: «Выключать не буду, слушаю, что еще скажут про «Курск». Как они там?»

Ответила, что знаю не больше чем он. Попросила рассказать о сыне. А он в ответ: «Правду напишешь? Очень я обижен на журналистов, такое про нас наплели!» Он подошел к стене, на которую наклеил фотографии сына и его лодки. Погладил рукой портрет. Оказалось, никуда и никогда отец из семьи не уходил. И не рос Гена сиротой. Мать умерла через год после свадьбы сына. «Зачем же так врать?»

О сыне Петр Степанович сказал коротко: Гена с детства был лидером. Но никогда не хулиганил, не дерзил. Хотя умел постоять за себя. Был честен и справедлив.

Ира Глебова и Гена Лячин учились в одной школе, только в разных классах — Ира в восьмом, Гена в седьмом. Познакомились однажды на катке и стали дружить. Мог ли тогда подумать Петр Степанович, что девочка Ира спустя годы станет его невесткой и будет носить его фамилию? И что юношеская влюбленность сына перерастет в большое чувство, которому он останется верным до конца жизни?

Петр Степанович спросил меня, не хочу ли я познакомиться с отцом Ирины? Ведь это он, Юрий Николаевич Глебов, бывший офицер-подводник, повлиял на выбор профессии Гены.

Квартира Глебовых совсем рядом, за школой. Мы завернули за угол и увидели Юрия Николаевича — подтянутого седовласого мужчину в ярко-синей пилотке подводника. Он смотрел на вершину огромного тополя, который когда-то посадил его зять Геннадий. «Сын, — поправил меня Глебов. — И Гена обращался ко мне: «Отец». У него было два отца.

Фронтовик очень надеялся, что экипаж спасут. И никто тогда не знал, что почти весь экипаж вместе с командиром погибли сразу от взрывов. А 23 моряка во главе с капитан-лейтенантом Дмитрием Колесниковым, задыхаясь, медленно умирали в одном из отсеков. В темноте, в удушающем дыму Дмитрий написал записку карандашом на тетрадном листке. Тем, кто их найдет. Передал привет молодой жене, теще и родителям. И составил список всех, кто был в те минуты рядом с ним.

Юрий Николаевич в те дни старался выглядеть спокойным, уверенным. Но душа его страдала бесконечно. Когда он узнал, что крейсер лежит на дне, он понял сразу: Гена погиб. Иначе сын обязательно бы что-нибудь придумал! Он бы не растерялся. И его экипаж тоже, он был под стать командиру. «Хочу служить на этом корабле до пенсии!» — писали домой матросы «Курска». А теперь подводный корабль молчал. Значит, произошло непоправимое.

В крохотной двухкомнатной «хрущевке» Глебовых все было пронизано романтикой моря. Вымпелы, флаги, штурвал на стене, макеты кораблей на полках. На видном месте висел офицерский кортик Юрия Николаевича.

Неудивительно, что Гена, слушая рассказы бывалого моряка, решил поступать после школы в Ленинградское высшее военно-морское училище подводного плавания. Потом он напишет в своем дневнике: «Я выбрал профессию — защищать свой народ и Родину. И поэтому говорю вам открыто: «Подводный флот — мое призвание. » Запись эта сделана курсантом Лячиным в 1973 году.

Мы долго разговаривали с Юрием Николаевичем, прежде чем он решился показать мне дневник курсанта Лячина — маленькую толстую тетрадь с нарисованной подводной лодкой на обложке. Гена вел дневник все пять лет учебы. Четким убористым почерком намечен по пунктам «Личный план» на день, неделю, месяц. «Подготовиться к собранию». «Налечь на английский». «Навести строгий порядок!» Он с детства был чистюлей. Всегда наглаженный, аккуратно причесанный. Те, кому довелось побывать на «Курске», вспоминали: «Там все сияло и сверкало от чистоты, все было разложено по полочкам…» Когда он стал командиром «Курска», за ним перешел почти весь его прежний экипаж.

Читая дневник, я вдруг натолкнулась на странную запись: «Взлетаешь к небу, и вдруг нежданно камнем вниз…» О чем это он? Неужели давным-давно этот юноша почувствовал, что произойдет с его подводным кораблем через много лет?!

Есть в дневнике и романтические стихи: «Пусть мы встретимся не скоро, пусть разлука и тоска. » Чуть ниже строчки как заклинание: «Только ты пиши мне чаще, только помни обо мне. «

Это обращение к Ире, светлоглазой девушке с косой ниже пояса, чья фотография наклеена на первой странице дневника курсанта Лячина. Спустя много лет офицер Геннадий Лячин признается, чуть смущаясь, одному из журналистов: «Ирина — моя первая и единственная любовь…»

Гена учился в Ленинграде, а Ира — в Москве, в Институте стали и сплавов. Они не только переписывались, но и встречались. То она приезжала к нему в город на Неве, то он вырывался к ней в столицу. Однажды им пришлось коротать ночь на Московском вокзале Ленинграда. Людей оказалось так много, что сесть было некуда. Но нашлось место на подоконнике. Гена усадил туда Иру и подложил ей под щеку свою руку, чтоб она поспала. Сам до утра простоял рядом. Ну как не доверить свою судьбу такому рыцарю! В Волгоград на каникулы они приехали вдвоем и заявили родителям: «Хотим пожениться».

На хрупкой пожелтевшей черно-белой фотографии запечатлен день свадьбы Гены и Иры. Он — рослый, худощавый, в белой форменке, на которой висит весьма почитаемый моряками жетон «За дальний поход» и знак «Отличник ВМФ». Она — стройная, пышноволосая, в белом платье с фатой, с букетом роз в левой руке. Правая отдана Геннадию, он надевает обручальное кольцо, то самое, которое Ирина Юрьевна носит и поныне. Только теперь уже на левой руке, по-вдовьи. Хотя у подводников не принято называть вдовами жен погибших моряков — только женами.

Их первенец родился, когда Ира защитила диплом. Геннадий, увы, встретить жену и сына из роддома не смог — был в дальнем плавании. Имя мальчишке придумал Гена заранее. Решил сделать приятное тестю, у которого две дочери и свою фамилию Глебов передать оказалось некому. Так пусть его внук будет Глебом.

Стать моряком-подводником младший Лячин, судя по фотографиям, готовился с детства. На многих снимках он запечатлен то в папиной пилотке, то в папиной фуражке с крабом. Отец научил его играть на гитаре, гладить брюки, плавать, ходить на лыжах, быть самостоятельным. Уходя в плавание, наказывал: «Ты теперь — единственный в доме мужчина, помогай маме и сестричке, заботься о них». И сын старался.

А вот дочку Дашеньку папа баловал. С удовольствием, когда бывал дома, пришивал ей на школьную форму воротничок и манжеты. А уж когда та стала заниматься бальными танцами, — пришивал блестки к особенным платьям.

После школы сын Глеб поступил в то самое училище, которое окончил его отец. И позже вместе с другими курсантами прошел практику на корабле отца.

Отец и сын. Последний снимок вдвоем — на мостике атомного подводного крейсера. Оба в пилотках подводников. Стоят плечом к плечу на фоне Баренцева моря — прекрасного и такого жестокого. Как хорошо, что сына Лячина не взяли на те роковые учения!

Слегла от потрясений, а потом и умерла мама Иры Лидия Васильевна. Ведь она столько лет была зятю второй матерью! Позже ушел из жизни и Петр Степанович. Пошатнулось здоровье и Юрия Николаевича. А у меня давно традиция: каждый год посещать любимый Питер, ведь там столько музеев! Приезжала за свой счет в плацкартном вагоне рано-рано утром, уезжала поздно вечером, за день успевала увидеть многое. И конечно же, обязательно встречалась с Юрием Николаевичем. Он жил там вдвоем с Ириной, которая получила в Санкт-Петербурге квартиру.

Внучка Даша вышла замуж и жила у мужа. Глеб, окончив Высшее военно-морское училище подводного плавания, начал служить недалеко от Видяево. Молодому лейтенанту доверили первым ступить на борт «Курска», поднятого с морского дна. В день гибели крейсера парню исполнился 21 год. Юрий Николаевич познакомил меня с внуком.

В прошлом году, осенью, я встретилась с Юрием Николаевичем в последний раз. Удивилась: никаких бумаг на его столе. Проводил на кухню, угостил чаем и пирогом, испеченным Ириной. Она приказала меня обязательно им попотчевать. Был грустный.

Весной, в День подводника, он тихо ушел из жизни.

Тем временем

Мы, сегодняшние, живем не только своей, но и их жизнью.

Сегодня на одном из боевых кораблей Северного флота служит Игорь Багрянцев — сын капитана первого ранга Владимира Багрянцева, начальника штаба дивизии подводных лодок, который в тот роковой день был на борту «Курска». О своем отце он рассказывает скупо, но за короткими фразами прячется давняя боль.

— Он сильный был, волевой, честный, — говорит Игорь Владимирович. — Я с детства решил пойти по его стопам и стать подводником. Любовь к морю прививается с детства… У нас осталась его форма, знак лодочки и нательный крест. А похоронен он на Серафимовском кладбище в Санкт-Петербурге.

Родители командира трюмной группы капитан-лейтенанта Сергея Кокурина, как обычно, побывали на Коминтерновском кладбище Воронежа, где на Аллее героев похоронен их сын.

— Жена там каждую неделю бывает. Место на виду, у самого входа, надо, чтобы всегда порядок был, — рассказывает Сергей Аркадьевич.

Он тоже подводник, учился в том же училище, куда позже поступил его сын, тоже был трюмным, только служил на Дальнем Востоке.

В момент катастрофы Кокурин находился в центральном посту подлодки. По боевой тревоге («Курск» был на учениях и собрался условно атаковать крейсер «Петр Великий») обязанность командира трюмной группы — управлять клапанами всплытия и погружения. Центральный пост в АПЛ проекта «Антей» расположен во втором отсеке — сразу за первым, оружейным, где и произошел взрыв. Он был такой силы, что тела Сергея и остальных из центрального нашли на 30 метров ближе к корме. Взрывная волна смяла стальные переборки, как бумагу.

Других детей у Кокуриных нет. Алла Валерьевна и Сергей Аркадьевич хранят боевой номер с рабочей одежды сына — обугленный лоскут желтой материи с аббревиатурой «КТр.Гр.», фотографии, кортик и контр-адмиральский погон. Его сослуживцы подарили Сергею на день рождения. С намеком: далеко пойдешь. Остальное, в том числе обгоревший китель с вплавившимся в сукно значком военно-морского училища, раздали по музеям.

Как живут сегодня близкие погибших моряков? Кто бы что ни говорил, время лечит, говорит капитан первого ранга запаса, председатель Совета Санкт-Петербургского клуба моряков-подводников и ветеранов ВМФ Игорь Курдин, автор новой книги «Курск» 20 лет спустя. Тайны, скрытые под водой», который поддерживает связь со многими семьями погибших. У них свои житейские дела и заботы. Как ни странно, многие дети подводников никаких льгот не имеют. Например, это касается поступления в вузы. Казалось бы, места в вузах для них должны быть обеспечены — ведь их отцы погибли за Родину. В реальности же, по словам Игоря Курдина, приходится писать ходатайства и ездить к ректорам. Большинство из них идут навстречу, но есть и такие, кто разводит руками: внеконкурсное поступление для детей погибших законодательством не предусмотрено.

— Мы обязаны всегда помнить об этой крупнейшей трагедии в истории подводного флота мира, — убежден председатель совета клуба. — Если те, кто обучает подводников, кто проектирует и строит лодки, кто сам выходит на них в море, забудут о «Курске», нам грозит повторение катастрофы.


источники:

http://proza.ru/2012/12/22/2094

http://vdvsn.ru/articles/society/otets-i-more/