Асаф Валиев биография Дата Рождения

Дискотека 90-х: вклад удмуртов в татарскую эстраду

Проект «Реального времени»: татарстанская эстрада лихих лет. Часть пятая

В начале весны «Реальное время» опубликовало материалы сайта «100 татарских песен XX века», рассказывая, что слушали татары в течение ста лет. Последний период, 1990-е, мы решили рассмотреть более подробно, поговорив о фонограмме, Мусе Маликове, Айдаре Галимове, феномене песни «Миләшләрем». Сегодня мы исследуем композицию переводную, но которую многие считают оригинальной татарской — «Эх, сез, матур кызлар». Хотя изначально это удмуртский хит «Ой, тӥ чебер нылъёс».

Учим основы удмуртского

Визитная карточка Асафа Валиева, которому с возрастом эта песня все больше к лицу, долгое время была хитом в родной Удмуртии. Надо с горечью отметить, что, находясь в соседстве с множеством финно-угорских народов, Татарстан мало берет у них из творчества, хотя на уровне сельского быта, к примеру, можно увидеть, как люди в некоторых районах республики легко говорят на нескольких языках (нам об этом в интервью говорил певец Павел Александров, выросший в деревне Николашкино Бавлинского района).

Слова песни написал Николай Васильев, классик удмуртской поэзии, родившийся в деревне Муважи Алнашского района Удмуртии в 1933-м. Он работал в журналистике, газетах «Алнашский колхозник», «Советская Удмуртия», издательстве «Удмуртия», журнале «Молот». Первое стихотворение опубликовал в 1949-м, также сочинял рассказы. У Васильева много известных песен — к примеру, «Легезьпу сяська», «Цвет шиповника». Умер он в 1983 году.

Композитор — тоже с Алнашского района, Петр Курбашев, родился в 1932-м. Его первая книга так и называется «Алнаш гуръёс», «Алнашские напевы». Вообще, знающим татарский язык при должном терпении можно освоить удмуртский. Строится он по тем же принципам, что и татарский (к примеру, «ёс» — это такой же суффикс для множественного числа, что и «лар-ләр»). В нем много не только русских, но и татарских слов, особенно, конечно, у удмуртов, которые живут в Татарстане. «Ой, тӥ чебер нылъёс» можно перевести «на ощупь». «Чебер» — это явно «чибәр», «красивые». «Тӥ» (что-то между «и» и «ы») — это «вы». «Ныл» — девушка.

Интересно, что в 1969 году Удмуртский музыкально-драматический театр ставил стихотворную комедию Степана Широбокова «Ой, чебер нылъёс!» с музыкой Николая Шкляева.

Как лингвист сделал песню татарским хитом

Песню «Ой, тӥ чебер нылъёс» перевел для журнала «Азат хатын» Риф Насибуллин. Риф Шакрисламович — удмуртский лингвист-диалектолог, поэт-переводчик и литературный критик. Родился в Башкортостане, учился в Бирске, потом в Москве. Насибуллин — заведующий лабораториями лингвистического картографирования и математической лингвистики Финно-угорского научно-образовательного центра гуманитарных технологий Удмуртского государственного университета. Диссертации посвящены закамским говорам удмуртского языка и русским заимствованиям.

Насибуллин участвовал в создании множества словарей, включая удмуртско-английский, а также руководит проектом «Диалектологического атласа удмуртского языка».

То есть это человек, который не просто знает язык, а понимает его тонкости и особенности. В 2018 году он читал лекцию в честь Дня родного языка, где рассказал о том, как работал над словами: «Песню перевел быстро, но понял, что не чувствуется татарский менталитет. Над окончательным переводом размышлял 10 (!) лет, но зато песня стала популярной среди татар. Недавно перевел на татарский язык песню «Самовардэ пукты али, ой, уроме».

Добавим, что также лингвист переводил с немецкого на удмуртский.

Надо сказать, что популярность песни, конечно, наполовину заслуга Насибуллина, который сохранил ритмичность оригинала, многие смысловые связки, при этом сделав текст «татарским» по звучанию.

К примеру, в удмуртском варианте первый куплет звучит так: «Вань эшъёсы шудэн пöлын / Мон гине огнам. / Малы-меда уд юаське? / Мар-мынам сюлмам». То есть примерно: «Все мои друзья на гулянье, / Только я в одиночестве. / Отчего не поинтересуетесь, / Что у меня на сердце?». В татарской версии: «Дус-ишләрем уйный-көлә, / Мин генә көлмим. / Уенның да ямен тапмыйм. / Ни булды, белмим». То есть: «Друзья мои смеются и играют, только я не смеюсь, не нахожу в игре я удовольствия, что случилось, не знаю». Сохранились в переводе и упоминания работы (в удмуртской версии герой трудится в колхозе).

Аккуратный Асаф

В 2018 году татарские СМИ сообщили, что певец Асаф Валиев женился на татарке, которая вдвое моложе его. Таким образом, долгое время сохранявший холостяцкий статус артист выбыл из этого списка.

Валиев родился в 1965 году в Актанышском районе, учился в Мензелинском педагогическом, где уже начал петь, а потом поступил в консерваторию, участвуя в ансамблях «Ялкын» и «ХХ век». Кроме того, он был солистом-вокалистом в джаз-оркестре кинематографии под управлением Виктора Деринга. В 1986-м пришел на работу в филармонию. Песня «Эх, сез матур кызлар» он поет как раз с этого времени. Справедливости ради, есть у Валиева не менее значимый хит «Аерылмагыз ».

В чем секрет популярности песни про нерешительного парня? Тут, конечно, совпадает многое. Аккуратный образ Валиева (еще без фирменной шляпы), который легко может примерить почти любой слушатель, настырный синтезаторный рифф, слово «почётта», внезапная смена мелодии куплета, легкие свинговые нотки, благодаря которым все припевы живут по-разному. Надо отметить, что со временем певец стал исполнять трек под более дискотечный формат, уже далекий от аранжировки в духе 80-х. Притом эта песня явно предвосхищает глобализированный саунд татарской эстрады даже не 90-х, а нулевых, когда уже поют без оглядки на мелизматику и пентатонику, потому что главное не это, а главное, что «эх, кызлар. ».

Биография Asaf Valiev

Валиев Асаф Асгатович – известный певец (баритон), музыкант, Народный артист Республики Татарстан, художественный руководитель «Театра песни «Асаф» города Казани.
Асаф родился в деревне Адаево Актанышского района Татарской АССР в семье учителей. После окончания Мензелинского педагогического училища, получил образование на музыкально-педагогическом факультете Казанского государственного педагогического института, окончил вокальный факультет Казанской государственной консерватории имени Н.Г.Жиганова (1986).
В Мензелинском педучилище Асаф Валиев активно участвовал в художественной самодеятельности, был солистом вокально-инструментального ансамбля городского дома культуры. В период обучения в Казани он пел в известном вокальном ансамбле «Ялкын», вокально-инструментальном ансамбле «ХХ век», неоднократно становился лауреатом эстрадных фестивалей и конкурсов самодеятельности, награждался почетными грамотами и дипломами исполкома города Казани. Будучи студентом консерватории, три года работал солистом-вокалистом в Государственном джаз-оркестре кинематографии Виктора Деринга. После окончания консерватории в 1986 году его пригласили в Татарскую государственную филармонию имени Габдуллы Тукая, где он начал работать солистом-вокалистом в эстрадном отделе. С 1994 года он солист-вокалист и художественный руководитель «Театра песни «Асаф» города Казани.
В Татарской государственной филармонии Асаф Валиев приобрел богатый опыт, изучил большое количество произведений авторов различного жанра, стал популярным певцом, создал свой творческий коллектив. Со своим коллективом он выступал с многочисленными концертами в республиках и областях Поволжья, Сибири, Краснодарском крае, в городах Москва, Санкт-Петербург, Киев, в республиках Средней Азии, а также в Финляндии, Венгрии и Турции, которые проходили с большим успехом при полных залах.
За годы активной творческой деятельности в филармонии Асаф Валиев стал широко известен в Республике Татарстан и за ее пределами. Признанием его таланта и высокого профессионализма стала Первая премия в первом международном конкурсе «Татар җыры» в 1989 году, где он участвовал с песнями «Әдрән диңгез», «Нигә, әни, картаясың?», а также «Туган ягым», которая впоследствии стала Государственным гимном Республики Татарстан. В том же году он достойно представил Республику Татарстан во Всероссийском конкурсе молодых исполнителей советской песни в городе Сочи.
Подлинно всенародным признанием певца Асафа Валиева стала его победа в 1990 году в телевизионном конкурсе по письмам телезрителей, в первую десятку финала которого вошли сразу четыре песни в его исполнении: «Эх, сез, матур кызлар», «Әссәламегаләйкем», «Аерылмагыз», «Әйләнеп кайтыгыз». В 1991 году Асаф – финалист рейтинга «Бүгенге көннең иң популяр җиде җырчысы», организованного самой тиражируемой в республике газетой «Татарстан яшьләре». В 1992 году он становится лауреатом в республиканском телевизионном конкурсе «Уятмакчы булсаң халык күңелләрен» с песнями «Әйтмә син авыр сүз» и «Бәхет төне». В 1993 году Асаф Валиев – победитель конкурса «Һәркемнең үз йолдызы», организованного газетой «Шәһри Казан» совместно с Татарской государственной филармонией. В 2000 году он становится лауреатом премии «Алтын барс» международного эстрадного фестиваля «Татар җыры» с песней «Трамвайчы кыз».
За заслуги в области музыкального искусства, за вклад в развитие национального эстрадного искусства, создание концертных программ, отражающих богатую поэтическую и музыкальную культуру татарского народа, Асаф Валиев был удостоен почетных званий «Заслуженный артист Республики Татарстан» (1992) и «Народный артист Республики Татарстан» (2000).
Асаф Валиев талантливый певец, обладатель красивого лирического баритона с бархатным тембром, любимец публики, самобытный артист, замечательный исполнитель задушевных эстрадных песен и камерных произведений. Высокий профессионализм, проникновенность исполнения, глубокое знание национальных корней, бережное отношение к литературному материалу, требовательность к содержанию песен, отличная дикция, глубина чувств – это помогло певцу найти понимание в душе каждого зрителя, снискать любовь и уважение к личности самого певца.
Репертуар певца отражает всю широкую гамму чувств и переживаний нашего современника, поэтому интересен зрителям любого возраста и профессии. Одинаково успешно звучат в исполнении певца произведения татарских, русских и зарубежных авторов, его песни любимы людьми разных национальностей. Поистине всенародно любимыми после его исполнения стали многие песни, в том числе «Аерылмагыз», «Әйтмә син авыр сүз», «Эх, сез, матур кызлар», «Моңнар кайтсын авылга», «Каенлы юл», «Әткәм моңы», «Әйләнеп кайтыгыз», «Челтер чишмә буенда», «Кара миләш», «Сагынганда», «Кара күземә генә», «Төнбоек бүләк итмә», «Шаулый урман», «Рәхмәтеңнән, ходаем, ташлама», «Каршыма килгән идең», «Каз үләне», «Һәрвакыт күңелемдә», «Чегән кызы», «Яшермә син күзләреңне», «Сабан туе», «Агымсу».
Будучи эстрадным певцом, он никогда не забывал свою миссию учителя. Имея музыкально-педагогическое образование и большой наставнический опыт, он внес большой вклад в открытие и развитие молодых талантов. В своей концертной группе он взрастил немало молодых талантливых исполнителей. Зайнап Фархутдинова, Алсу Хисамиева и Лилия Муллагалиева свои первые шаги к творческой арене и большой сцене сделали с Асафом Валиевым, и вскоре стали популярными звездами татарской эстрады. Продолжая национальные музыкально-игровые традиции татарского народа («Кичке уен» – вечеринки, «Аулак өй» – посиделки), Асаф Валиев привнес народный жанр парных песен на эстраду. Дуэты с его участием «Гитара», «Утыр әле яннарыма», «Биик, әйдә!», «Бәхет төне», «Яшьлек вальсы», «Илче бага», «Заһир белән Галия җыры», «Исеңдәме?», «Сары чәчәк», превращались на эстрадной сцене в запоминающиеся мини-спектакли, столь любимые зрителями.
Творчество Асафа Валиева и многочисленные его выступления на сценических площадках, в том числе на стадионах в «Дни молодежи», в международном молодежном лагере «Идел» и республиканском детском лагере «Cәләт» явились особым вкладом в эстетическое воспитание молодежи. Особо следует отметить его участие более чем в ста благотворительных концертах для строительства одной из святынь татарского народа – мечети «Кул Шариф» Казанского Кремля. Асаф Валиев – постоянный участник крупнейших концертных мероприятий на городских и республиканских праздниках, где его с особым теплом встречают зрители всех возрастов.
Каждый открывает и воспринимает Асафа по-своему: кому-то он нравится своими озорными песнями, кому-то дорог задушевными мелодиями. И в каждой песне – его судьба и жизнь, мечты и надежды, радость и грусть. Как говорит сам Асаф Валиев: «В каждую свою песню я вкладываю огонь своей души, чтобы песня заиграла и тронула сердца людей!»

Редактировать биографию

Последнее изменение: arslangali

Зарегистрированные пользователи могут вносить изменения на этой странице.

Саида Мухаметзянова: «Муж – арабский шейх? Он же не разрешит петь!»

6 лет назад она покорила наставников шоу «Голос.Дети», став настоящей всеобщей любимицей в родном Татарстане. Сегодня 20-летняя Саида Мухаметзянова учит языки в КФУ, работает в Казанской филармонии и все еще мечтает о том, чтобы татарскую национальную культуру узнали во всем мире. В интервью «БИЗНЕС Online» Мухаметзянова рассказала, почему она не станет «паркетной певицей», как к ее звездному статусу относятся одногруппники и преподаватели и сколько сегодня стоит запись и раскрутка одной песни.

Саида Мухаметзянова: «Мне предлагали пойти на взрослый «Голос», чтобы уже позабыли того ребенка Саиду. Но пока сама не хочу участвовать во взрослом «Голосе», не вижу для себя смысла» Фото: Андрей Титов

Вокалист — это не только тот, кто поет, но и тот, кто разбирается в общей музыкальной грамоте

— Саида, скажи честно, не раздражает тебя, когда в очередной раз спрашивают об участии в детском «Голосе»? Ведь это было в 2015 году…

— Нет, мне всегда приятно рассказывать про «Голос», как все происходило. Но вы правы в том плане, что нужно идти вперед. Мне предлагали пойти на взрослый «Голос», чтобы уже позабыли того ребенка Саиду. Но пока сама не хочу участвовать во взрослом «Голосе», не вижу для себя смысла. И сама его редко уже сейчас смотрю.

— Не кажется, что российский «Голос» уже прошел пик своей зрительской популярности?

— Наставники поменялись, поэтому и прошел. Это одна из причин.

— Думаешь, если бы не менялся «золотой состав» (Градский, Агутин, Пелагея, Билан), от сезона к сезону все было так же круто?

— Я у многих спрашивала, и люди говорят, если бы остался прежний состав наставников, то было бы интереснее смотреть. Одни только советы Градского чего стоят! Многие вокалисты с огромным интересом ждали, что скажет Градский и другие наставники, я думаю, что это имело большой смысл.

— Ты сама сегодня живешь чем-то еще, кроме музыки?

— На сегодняшний день учусь в двух местах. Во-первых, это институт международных отношений КФУ, факультет востоковедения, направление «экономика и политика тюркских народов», изучаю турецкий, арабский и английский. Помимо этого, учусь в Казанском музыкальном колледже имени Аухадеева, продолжаю заниматься творчеством, стала больше понимать, что нужна музыкальная грамота, она позволяет разбираться в некоторых вещах. Потому что вокалист — это не только тот, кто поет, но и тот, кто разбирается в общей музыкальной грамоте.

— И что для тебя в приоритете: музыка и творчество или «мирные» профессии?

— Думаю, что одно другому не мешает. Допустим, чтобы петь на турецком, помогает знание данного языка. Чтобы петь на арабском — то же самое, и я уже, допустим, понимаю, как произносятся слова, некоторые звуки. Поэтому считаю, это все связано, языки и творчество. Я как раз выбрала то, что можно связать.

— Значит, тебе все интересно…

— Да, конечно, сейчас надо набираться знаний в разных сферах, потому что любое знание все равно понадобится в будущем.

Работаю в Казанской филармонии

— Сколько у тебя сегодня выступлений в месяц? Или эта цифра меняется?

— Она сильно меняется, тем более сейчас, потому что продолжается пандемия, а число выступлений стало меньше. В Татарстане еще не возобновилась полностью концертная жизнь, так что точное количество я назвать не смогу.

— Случалось, что за месяц ни одного участия в концертах?

— Бывало, но не сейчас. Я же, помимо того, что учусь, работаю еще в Казанской филармонии, поэтому у меня достаточное количество выступлений, но тем не менее я стараюсь не брать много, раз учусь в двух местах. Надо же оставлять время для учебы.

А так по линии филармонии бывают и правительственные выступления, например, я выступала на 9 Мая, было торжество с президентом Татарстана в «Пирамиде» для ветеранов.

— Тебя позвали работать в Казанскую филармонию?

— Я была не против, это же опыт, тем более имею дело с такими именитыми артистами. Любой опыт не помешает, очень рада, что там работаю.

«Аксакалы» дают советы?

— Советов не дают, но, когда смотришь, как они выступают, это уже можно использовать для себя как опыт. Как нужно выходить на сцену, как себя преподносить. То есть просто смотришь, наблюдаешь и делаешь выводы.

— На кого из коллег по филармонии особенно обращаешь внимание?

— Рустем Асаев, Резеда Шарафиева, Алина Шарипжанова… Там много профессионалов, боюсь, что обидятся, если не назову кого-то.

Классику понимают немногие, только интеллигенция, те, кто вырос на этом

— А есть ли у тебя своя большая сольная программа?

— Вообще, можно сказать, что есть. Когда для работы в филармонии нужно было выслать свой репертуар, у меня с народными и композиторскими песнями получилось, наверное, около 100 композиций. Кроме того, мы очень тесно сотрудничаем с разными композиторами, они даже пишут песни для меня, и мы хотим с Искандер-абыем Мустафиным, с которым активно работаем, сделать альбом.

— Это станет уже не дебютный альбом?

— У меня был альбом, туда входили и народные песни, и религиозные, в том числе там имелись и эстрадные композиции. Мы просто поделили их тогда по блокам.

— Но есть желание сделать какую-то собственную программу, которую можно катать по концертным площадкам, или на это надо много денег?

— Вы знаете, я сейчас просто полностью погружена в учебу, и мне не до сольных концертов. И все-таки, я думаю, что мне еще не хватает такого опыта, чтобы ставить сейчас сольные концерты, хотя у меня они уже проходили…

У меня состоялся первый сольный концерт в 9 лет в Екатеринбурге, там были больше русские песни, последний блок — с оркестром, где я пела татарские песни — «Галиябану» и другие. Затем у меня прошел концерт в 13 лет в Доме дружбы народов в Казани, а также творческий вечер в «Туган авылым» — там спела около 20 песен, татарские, русские и на английском языке. Сама себе аккомпанировала на фортепиано и пела. Я стремлюсь к такому формату, чтобы самой себе аккомпанировать, потому что это очень интересно и непросто, справится с подобным далеко не каждый артист.

— Голосовой аппарат нормально выдерживал исполнение 20 песен за вечер?

— Да, но нужно его еще больше укреплять.

— У тебя ведь есть и опыт работы с лейблом Yummy Music Ильяса Гафарова?

— Да, мы с ними выпускали альбом «Бала чактан килми китәсем». Это альтернативная татарская музыка, которая понятна молодежи, и она мне нравится. Потом мы сотрудничали 30 августа в День города на Tat Cult Fest, я там как раз спела татарские песни, и мне аккомпанировала группа: бас-гитара, электрогитара… Мы тоже сделали такую альтернативную программу… Приняли очень даже хорошо. Не отходя от наших татарских народных песен, ничего там не изменяя, просто сыграла живая группа, очень даже хорошо получилось.

— Что тебе ближе — абсолютно классическое звучание или то, что делают Ильяс и его команда?

— Мне и тот и этот опыт очень понравились, потому что у Ильяса-абыя музыка более приближена к молодежи, соответственно, она мне тоже нравится. А классику понимают немногие, только интеллигенция, те, кто вырос на подобном.

Мне хотелось бы вывести татарскую музыку на мировой масштаб

— Значит, аудитория у классики узкая? Просто всегда вспоминается, как самый строгий российский оперный критик Вадим Журавлев пришел в восторг от того, как на одном из этапов конкурса имени Чайковского солистка Мариинки Айгуль Хисматуллина пела татарскую песню.

— Я могу объяснить, почему все были в восторге на конкурсе имени Чайковского или «Голосе». Потому что аудитория там не татары, и для них наша культура такая экзотическая, то, чего они никогда не слышали. А татары, живущие здесь, могут подобное услышать и по радио, и по телевидению. Здесь это уже обыденность.

— Получается, что мы не ценим свою культуру?

— Я считаю, что так. Почему? Потому что живем в XXI веке, меняется музыкальный вкус у людей, другие песни начинают появляться, то есть сейчас больше слушают западную музыку или татарскую эстраду. Это еще зависит от воспитания, конечно, от родителей. Допустим, мне изначально, с детства, ставили именно татарские народные песни, с пяти лет я начинала свою творческую карьеру с мунаджатов и баитов, затем плавно перешла к татарским песням. Если бы родители мне не дали данной базы, тогда бы я слушала сегодня то, что и все остальные.

— Критикуешь — предлагай. И что сегодня нужно сделать для развития татарской музыки?

— Мне бы хотелось вывести татарскую музыку на мировой масштаб, как это сделал со своей национальной музыкальной культурой казахский певец Димаш Кудайберген. Он начал с Китая, потом пришел в Россию и сумел вывести казахскую музыку на мировой уровень. Сейчас все подпевают и его казахским песням, в том числе он давал сольный концерт в Нью-Йорке, там все подпевали. Представители разных народов благодаря ему учат казахский язык, потому что это их захватило, явилось для них новым.

Думаю, что и татарскую музыку можно вывести на такой уровень, но нужно не только желание, но и, конечно же, средства, то есть какая-то возможность спонсирования, чтобы участвовать в подобных конкурсах. Я же не могу просто поехать в Китай и принять участие в телевизионном конкурсе…

— Но у Димаша есть голос с фантастическим диапазоном…

— А у нас имеется татарская мелизматика, которую еще никто не слышал, особенно на Западе. А она уже восхищала и на «Голосе», и на конкурсе имени Чайковского, как вы сказали. Но на Западе и татар не особо знают.

— На какой конкурс надо отправить артиста с татарским репертуаром? Давайте попросим поддержки у комиссии Марата Ахметова по сохранению татарского языка.

— Просто на какой-то масштабный конкурс, где он может представить свою национальную культуру. Я думала, что после моего участия в «Голосе» кто-то еще осмелится петь на своем родном татарском языке, потому что и в других сезонах были участники из Татарстана. Но как-то не пошло.

Я ведь в «Голосе» на слепых прослушиваниях должна была петь «В горнице» — это исполненная многими, избитая песня. Но там в итоге взяли «Су буйлап» без раздумий, хотя до этого пела и «Там нет меня», и на итальянском, ничего редакторы не взяли, спросили: «Что ты еще можешь предложить?». Песни уже закончились, и я говорю, что, вот, последний вариант — татарская песня…

— Может, татарскую песню запустить через Ближний Восток. Ты, например, изучаешь арабский язык…

— Это тоже один из вариантов. Можно попасть, только скажите как.

— Или, допустим, создать большое шоу с татарскими артистами, которое можно возить по всему миру…

— Если создавать такое шоу, то это требует, конечно, больших средств, а также необходимы четко продуманный репертуар и сценарий. Тут должны быть очень хорошие режиссер и певцы.

Саида Мухаметзянова с финалисткой шоу «Голос-7» Рушаной Валиевой Фото: «БИЗНЕС Online»

Чем ты проще, тем больше людей к тебе потянется

— Многие ждут татарского альбома Дины Гариповой, над которым работает великолепный композитор Радик Салимов. Свой вариант «Ай, былбылым» они уже показали в саундтреке к сериалу «Зулейха открывает глаза».

— Его очень интересно сделали, реально люди подошли со вкусом, включив такие восточные мотивы и инструменты. Все имеет значение: аранжировка, сведение, мастеринг, чтобы все было идеально и песня просто пошла.

— Слышала «Ай, былбылым» в исполнении Гарика Сукачева?

— Я послушала один куплет.

— Почему?

— Если сравнивать версии Дины Гариповой и Гарика Сукачева, то мне ближе, допустим, Дина. Потому что ее версия приближена к народной, а у Сукачева — что-то мне непонятное.

— Но такие версии тоже имеют право на жизнь?

— Конечно, у него есть своя аудитория. Для тех, кто не в тематике татарской песни и того, как она на самом деле должна звучать, это хорошая версия.

— Давай еще немного о современных музыкальных героях. Ты пела на никахе Элвина Грея в Казани.

— Пела, им нужны были вокалистки, которые исполняют наши мунаджаты и баиты. Мне позвонил известный ведущий Ильяс Халиков и сказал: «По-моему, только ты у нас это поешь». Так они решили пригласить меня.

— Ты согласилась бы вместе с Элвином Греем выпустить трек?

— Почему бы нет? Это же тоже опыт. Я за любой каприз, кроме голодовки.

— А как ты объясняешь нынешний феномен популярности Фирдуса Тямаева?

— Фирдуса-абыя еще называют нашим «татарским Лепсом», у Лепса тоже большая аудитория, его же все любят. Тямаев — человек без комплексов. Я вижу в его выступлениях искренность — и в пении, и в том, как он разговаривает с людьми, как с ними взаимодействует. Он берет, как мне кажется, своей простотой. Чем ты проще, тем больше людей к тебе потянется.

— Еще Леонида Утесова упрекали в отсутствии голоса, а он отвечал, что пусть будет так, но я пою не голосом, а сердцем.

— Это на самом деле золотые слова. Я считаю, что в искусстве самое главное — искренность. Если ты искренен по отношению к своим зрителям, то они подобное прочувствуют.

«Ты участвовал в «Голосе», поднял свою популярность до какой-то степени и дальше либо ты ее поддерживаешь, либо нет, вот и все» Фото: Андрей Титов

Есть такой момент, что после «Голоса» все куда-то деваются

— Что вообще в твоей жизни изменилось после «Голоса»?

— Есть такой момент, что после «Голоса» все куда-то деваются. Еще я хочу сказать, что нет никакой поддержки. Ты участвовал в «Голосе», поднял свою популярность до какой-то степени и дальше либо ты ее поддерживаешь, либо нет, вот и все. А поддерживать популярность очень трудно, значит, нужно выпускать хиты…

— Татарстанский минкульт как-то участвовал в твоей жизни?

— Во время, допустим, «Голоса», когда министром был Айрат-абый Сибагатуллин, все дорожные, финансовые вопросы мы оплачивали сами, даже дойдя до какого-то этапа. Там только сам конкурс бесплатный, а как ты туда доедешь, где будешь жить, на что питаться — все твоя забота, Первый канал не оплачивает это.

Нам один раз только оплатили дорогу в Москву, после чего мне дали сертификат на 300 тысяч рублей, на данные деньги я выпустила альбом «Бала чактан килми китәсем», то есть такая поддержка от республики была.

— Ты сегодня часто выступаешь на правительственных концертах в Казани.

— Мне кажется, что не так часто.

— Нет опасений, что станешь такой «паркетной певицей»?

— Поэтому и не выступаю так часто. (Смеется.)

— Нет планов поступления в Казанскую консерваторию?

— Я пока не думала.

— Нужен ли нам новый татарский музыкальный театр?

— Ну ставили же премьеру «Алтын казан» в казанской опере, это же тоже татарский музыкальный театр, площадка есть, где ставить, просто все зависит от желания. Мне кажется, что татарский музыкальный театр — какое-то новое направление. Но нам подобное очень даже нужно, было бы интересно попробовать.

— Как тебе мюзикл «Алтын казан» Эльмира Низамова?

— Не успела еще посмотреть.

Некоторые одногруппники обозначили меня в своем телефоне как «Гордость Татарстана»

— Как одногруппники в КФУ относятся к твоему звездному статусу?

— Мои одногруппники очень даже спокойно относятся, они гордятся и вообще меня очень поддерживают. Допустим, после недавнего выступления я поехала к ним, они меня дождались, чтобы объяснить задание по английскому языку, потому что, оказывается, у меня на носу был финальный тест, который дает 40 семестровых баллов. Они поддерживают и понимают мой график, некоторые вообще обозначили меня в своем телефоне как «Гордость Татарстана». Это очень приятно.

— А каково отношение преподавателей? Не просят спеть вместо решения семестрового теста?

— Петь тоже просили, правда, не во время теста, а на паре по турецкому, я на турецком и спела. Учителя есть разные, некоторые поддерживают, а есть те, кому все равно, раз ты пришла, то должна учиться.

— А есть такие, которые не знают о твоих успехах на творческом поприще?

— Честно говоря, не в курсе. Потому что некоторые люди ведут себя так, будто бы со мной не знакомы. А на самом деле знакомы. Я потом спрашиваю: «А вы разве меня знаете?» Просто многие не показывают этого.

— Есть ли у тебя поклонники среди представителей татарстанской власти?

— Интересный вопрос, но я не спрашивала у них, не знаю. Президент Рустам Минниханов говорил: «Молодец, хорошо поешь». Ему нравится, как я пою, но, думаю, он многим так говорит.

«Знакомство с Камилой Валиевой произошло так. У нее в «Инстаграме» есть аккаунт, где она выложила, как катается под песню на арабском, которую я пела во втором туре «Голос.Дети». Они выставили и отметили меня» Фото: «БИЗНЕС Online»

В душе Камила Валиева очень открытый, общительный человек

— Это правда, что ты общаешься с фигуристской Камилой Валиевой, нашей олимпийской надеждой?

— Знакомство с Камилой Валиевой произошло так. У нее в «Инстаграме» есть аккаунт, где она выложила, как катается под песню на арабском, которую я пела во втором туре «Голос.Дети». Они выставили и отметили меня. Это было, когда она еще являлась юниоркой, первенство Москвы. Я решила написать ей в директ, она ответила, а вживую мы с ней встретились в Казани. Это произошло под Новый год в декабре. Прогулялись по набережной города, разговаривали.

— Ты поняла, почему эта юная девушка уже сейчас добивается таких успехов в спорте?

— Она очень серьезный человек, вроде еще ребенок, ей только 15 лет исполнилось, а уже довольно взрослая, целеустремленная. Целеустремленность и такой спортивный внутренний стержень — за счет этого она добивается высоких результатов. А в душе Камила весьма открытый, общительный человек.

Я была в этом году на «Шоу Тутберидзе», там мы увиделись и с Алиной Загитовой, и все вместе сделали общее фото. Я Камиле сказала, что хотела бы сфоткаться с Алиной, и она нас провела.

Мне все программы очень нравятся, они такие захватывающие, пристально слежу за фигурным катанием с прошлой Олимпиады, а раньше даже не знала, что это такой красивый вид спорта.

— Почувствовала атмосферу конкуренции у девчонок из группы Тутберидзе?

— Они очень даже дружная команда, судя по тому, что я видела на льду. Соперничество отсутствовало, да его и не должно было быть, это шоу проходило же в Казани. Мне кажется, на Олимпиаде или чемпионате мира девочки просто погружаются в себя и ограничивают круг общения, наверняка так и нужно.

— А у вас на музыкальных конкурсах как складываются отношения между участниками?

— Думаю, что в мире фигурного катания такой враждебности больше, среди вокалистов, мне кажется, подобного нет. На «Голос.Дети» все довольно-таки дружные были, это я точно могу сказать.

«До сегодняшнего дня, если бы не родители, не папа, я бы, наверное, не добилась бы таких успехов, причем даже на «Голос.Дети» анкету отправил он, песни посылал тоже он» Фото: «БИЗНЕС Online»

Люди учитывают религиозный вопрос

— Исламские ценности для тебя по-прежнему важны?

— Я до сих пор придерживаюсь того, чего и ранее. Если говорить о творчестве, то это больше касается моих костюмов. Вы, наверное, обратили внимание, что они закрытые. И также я говорила на «Голосе», чтобы костюмы были максимально закрытыми.

— Не пытались с вами спорить сотрудники Первого канала?

— Имелось понимание по этому вопросу. Когда я дошла до финала, мне розовое платье сшила мама Пелагеи, оно до сих пор у меня дома. Она звонит и говорит: «Надо, чтобы наверху тоже было закрыто?» Мы говорим, что, да, обязательно, и она сеточку добавила. Люди учитывают религиозный вопрос, который очень важную роль играет в моей жизни.

— Сверстники тебя понимают?

— Все меня понимают, потому что у меня окружение подобное, вот и весь секрет.

— Такой молодежи в Татарстане много?

— У нас в республике много. Ездила в Москву, в шатер Рамадана, меня пригласили на закрытие в последний день уразы, там тоже увидела много красивых лиц.

— Нет ощущения, что для некоторых ислам — показная история?

— Возможно, это есть, но среди моего окружения таких людей нет.

«Мне нравится очень Филюс Кагиров» Фото: «БИЗНЕС Online»

Я просто человек, который выходит и поет

— На «Үзгәреш җиле» тебя не звали?

— Это тебя не удивляет?

— Нет, а почему должно удивлять?

— Там же лучшие вокалисты…

— У нас в Татарстане много талантливых певцов.

— Как ты относишься к этому проекту?

— Я по телевизору посмотрела первый сезон, довольно-таки интересно. Но я ничего не буду говорить, не хочу комментировать. У меня есть свои вопросы к проекту, но понимаю, что мое мнение по данному поводу никому особо не интересно.

— А есть проекты или артисты на татарской эстраде, которые привлекли твое внимание за последнее время?

— Есть артисты, конечно, тот же самый Ришат Тухватуллин, мне нравится очень Филюс Кагиров — я таких классических певцов называю, я и сама более приближена к классике, поэтому мне вся эта тематика нравится. Но я также слушаю татарскую эстраду, у нас Гузель Уразова тоже довольно хорошо пропагандирует татарскую культуру, у нее большая аудитория.

Если говорить о западных исполнителях, то я больше слушаю Уитни Хьюстон, потому что это база, на подробное можно опираться, использовать ее фишки и в нашей татарской музыке. У меня вышла песня «Яшерен сөю», там можно заметить приемы и Уитни Хьюстон.

— Обязательно ли нужен в наших реалиях артисту продюсер?

— Я думаю, что да. Продюсер необходим хотя бы потому, что на запись только одной песни надо 50 тысяч рублей, но если на качественном уровне, то это стоит уже дороже. Нужно записать голос, сделать сведение и мастеринг, снять хороший клип… Ты один сделать подобное не сможешь, если у тебя папа не бизнесмен. У меня не бизнесмен, он работает в школе, тем не менее сейчас он мой продюсер, который занимается организационными вопросами. Когда мне звонят с предложениями участия в концерте, я их перенаправляю к папе. Я же просто человек, который выходит и поет.

— Нужен муж — арабский шейх, который будет спонсировать…

— Муж — арабский шейх? Он же не разрешит петь, значит, прощай, искусство! (Смеется.)

— Как папа изначально относился к твоему творчеству, он ведь являлся тогда имамом мечети в Верхней Пышме?

— Папа изначально был против, потом он уже просто начал понимать, что это мой путь, по которому я должна двигаться, что подобное у меня хорошо получается. И затем начал поддерживать. До сегодняшнего дня, если бы не родители, не папа, я бы, наверное, не добилась бы таких успехов, причем даже на «Голос.Дети» анкету отправил он, песни посылал тоже он. Тут очень большую роль играют родители!

Я говорила: может, не будем участвовать, не знаю, нужно это или нет, смогу ли я, для этого ведь нужно быть психологически готовым. Он отвечал, давай просто так отправим, там же непонятно, увидят ли твою анкету или нет из тысяч присланных.

— Видишь еще себя участницей каких-то конкурсов?

— Я, может, начала бы выходить через Турцию, там есть турецкий «Голос», называется «Суз», в Турции тоже очень большая аудитория, наверное, там и татарскую песню реально будет предложить. Потом есть «Голос країни» в Украине, который все еще на пике. Можно было выйти и на Запад, в Штаты, America’sGot Talent тоже масштабный конкурс. Выступить пусть и не с татарской песней, а на другом языке, но вышла же татарка! То есть на своем имени тоже можно популяризировать, но сначала его до какого-то уровня нужно довести.

— Но без поддержки тут никак…

— Да, либо поддержка со стороны продюсера, либо со стороны министерства, вообще правительства в целом. Классические, народные песни в настоящее время молодежь слушает реже. У нас сейчас появились «Китап-радио», «Тартип ФМ», которые 24 на 7 крутят наши старинные песни. Но я понимаю, что у других радио аудитория больше — у «Болгар радиосы» и «Татар радиосы».

— Но все это не мешает тебе записывать новые песни.

— Сейчас я больше сотрудничаю с Луизой Батыр-Булгари, ее хотела бы упомянуть, с Искандером Мустафиным, который сейчас для меня пишет песни. Как раз последний по времени проект с Батыр-Булгари «Сөембикә моңы», посвященный царице нашей, исторический клип получился, кантата в двух частях. Первую часть пою я, вторую — башкирский татарин Ильнар Шарафутдинов. Луиза-апа придерживается такого мнения, то сейчас у меня период патриотики, то есть нужно выпускать больше патриотических песен для народа.

Мухаметзянова Саида Айратовна родилась 12 января 2001 года в Казани.

Отец Саиды Айрат Анварович Мухаметзянов ранее работал имамом Медной мечети в г. Верхняя Пышма (Средний Урал) Свердловской области. На сегодня проживает в Казани. Мама Зиля Фаритовна Мухаметзянова в данное время воспитывает маленького брата Саиды Алима.

С пяти лет Саида начала петь, ходила в фольклорную группу «Ак калфак» в Казани, где научилась петь мунаджаты — исламские песнопения на татарском языке, стала солисткой этой группы.

С 6 лет участвовала в концертах знаменитых татарских певцов Асылъяр и Габдульфата Сафина в Казани, разъезжала с гастролями по городам России: Москве, Уфе, Екатеринбургу, Оренбургу, Челябинску, районам и селам Татарстана, выступала на многих благотворительных концертах, на концерте перед делегатами 4-го всемирного конгресса татар.

Несколько лет жила и училась в г. Верхняя Пышма, а с 2012 года переехала с семьей в Казань, где пришла учиться в детскую музыкальную школу №22 Приволжского района города по классу вокала и фортепиано.

В 2015-м участвовала в проекте «Голос.Дети» и стала финалисткой второго сезона шоу на Первом канале.

Студентка КФУ и Казанского музыкального колледжа им. Аухадеева.


источники:

http://shalala.ru/Asaf_Valiev/bio

http://www.business-gazeta.ru/article/516373