Алексей Очкин Лейтенант биография Википедия

Лейтенант Огонь! Как Алексей Очкин повторил подвиг Матросова

В год празднования 75-летия Победы Царьград продолжает рассказывать о людях, не щадивших себя в борьбе с фашизмом. Сегодня речь пойдёт о невероятных подвигах Алексея Очкина. Друзья называли его «лейтенант Огонь» и считали, что он был отмечен Богом. Очкин повторил подвиг Александра Матросова, применял новые тактики ведения боя. Все свои мысли и переживания, вызванные войной, Алексей Очкин в мирное время выразил на бумаге и в кинематографе.

Решительный офицер

Алексей Очкин родился 1 июля 1922 года в селе Лыткино Смоленской области. Мать ему заменила сестра его отца Анастасия Ивановна Очкина, которая была сельским врачом. Она с детства приучала его к здоровому образу жизни. Мальчик закалялся, купался в проруби и воспитывал в себе силу духа. В его семье было много врачей. Родные ожидали, что и Алексей продолжит врачебную династию, но медицина его не прельщала.

Он был очень бойким, на всё имел свою точку зрения, нрав его был горячим. Когда началась война, Алексей сразу же попросился на фронт. Его направили на курсы в артиллерийское училище. Сразу после них он попал на Лужский оборонительный рубеж в Ленинградской области. В первом же бою получил тяжёлое ранение в голову и был направлен в госпиталь. Благодаря усилиям врачей он смог достаточно быстро восстановиться и вновь вернуться в строй.

Этот человек – живая легенда в полном смысле слова, – так охарактеризовал Очкина в своей книге «Комдив бессмертных» фронтовик Иван Падерин. – Высокий, плечистый, разворотливый, решительный офицер. Очень крутой. Никого не признавал. Все старались его поправлять, но он всё делал по-своему.

Осенью 1942 года Алексей был направлен в Сталинград. Он попал в 112-ю стрелковую дивизию, которая оказалась в самом пекле боёв.

Алексей Очкин. Фото: Пъ Александр 1244 / twitter.com

14 октября после многочасовой бомбёжки на узком участке фронта прорвались сотни немецких танков. Фашисты атаковали с невиданным напором. Бойцов косило одного за другим. Наводчика центрального орудия убило и Очкину пришлось одному вести огонь. У одной из пушек в живых остался друг Алексея – 14-летний прибившийся к солдатам мальчишка-сирота Ваня Фёдоров. На глазах у Очкина Ваня пошёл на героическую смерть. Будучи раненным в обе руки, он с гранатой в зубах кинулся под немецкий танк. Образ этого ещё ребёнка и его поступок произвели мощнейшее впечатление на Алексея. Спустя время он разыскал чудом выжившую маму своего маленького друга и написал о нем книгу «Иван – я, Фёдоровы – мы».

В тот день, 14 октября, Очкин вместе со своими бойцами смог подбить 14 вражеских танков.

Он был одним из тех, кто первым применил сталинградскую тактику уличных боёв – держать врага на бросок гранаты, что помогало при полном преимуществе немцев в авиации и тяжёлом вооружении,

– вспоминал фронтовик Иван Падерин.

Когда немцы прорвались к Сталинградскому тракторному заводу, в распоряжении лейтенанта осталось только одно орудие. По рации оставшиеся в живых передали последнюю радиограмму: «Нас окружили пятьдесят танков. Гибнем, но не сдаёмся. Прощай, Родина!» Приняв это сообщение, штаб Василия Ивановича Чуйкова пытался долгое время связаться с группой Очкина, но никто не отзывался.

Легендарная оборона

Сначала, при прорыве немцев к заводу, в группе Очкина насчитывалось 57 человек. Один из бойцов в самый разгар боя, когда уже разбило рацию и все стали прощаться друг с другом, вспомнил, что под обрывом у Волги ещё до наступления фашистов был организован склад боеприпасов. Оборону было решено занять у самой кромки обрыва. В результате бомбы и снаряды или летели в воду, или не долетали до края склона.

Внизу, на узкой песчаной полосе, бойцы установили миномёты. Передний край своей наскоро сделанной обороны заминировали. С обрыва спускались и поднимались на канатах. К концу девятидневной обороны в живых осталось всего несколько человек.

57 человек из 112-й стрелковой дивизии Сологуба под руководством лейтенанта Алексея Очкина девять дней обороняли сборочный цех, затем кручу в районе Нижнего поселка Тракторного завода. Вражеские танки, пехота, специальные штурмовые батальоны атаковали их по пять-шесть раз в день, но безрезультатно. Даже когда в группе лейтенанта Очкина осталось шесть человек, и сам он был тяжело ранен, гитлеровские генералы считали, что кручу обороняет чуть ли не целая дивизия,

– воспоминал маршал В. И. Чуйков в статье «Герои волжской твердыни» в газете «Правда» от 30 января 1963 года.

Разбитая немецкая техника в районе тракторного завода. Фото: Scherl/Globallookpress

В последний день после того как Очкин подбил из бронебойного ружья танк, траливший мины перед позицией, лейтенанта настигла пуля снайпера. Так для него завершилась Сталинградская битва. После пережитого там, по словам самого лейтенанта, он уже ничего не боялся.

Кинулся на амбразуру

Пройдя в очередной раз лечение, Очкин был направлен на Курскую дугу, где он уже командовал штурмовым отрядом. В марте 1943 года ещё до начала масштабнейшей битвы Алексей с бойцами наткнулся на хорошо укреплённый рубеж фашистов под деревней Романово. Людей разила пулемётная очередь из дзота.

Лейтенант Очкин решил лично уничтожить огневую точку и пополз к ней с гранатой. Буквально в сотне метров от цели его опять настигла пуля снайпера. Была сильно ранена нога. Быстро перевязав рану, Очкин продолжил пробираться к дзоту. Он кинул гранату и даже услышал взрыв, но через некоторое время немецкий пулемёт снова заработал. Тогда лейтенант бросился на амбразуру, схватил ствол пулемёта руками и что было сил толкнул его от себя. Ему изрешетило грудь, и он потерял сознание.

Наши хотели вытащить. Немцы не дают. Немцы хотят забрать – наши обстреливают. – вспоминал сын Алексея Очкина Андрей. – Так и пролежал почти сутки, затыкая сухие листья (под снегом выгребал) в дыры от ран. Пока Пётр Ворохобин не вытащил. А когда к своим принёс, отец чеку гранаты вытащил, думал, немцы взяли. Чудом вместе с ремнём оторвали лимонку и в окно выбросили. Вот такие люди отважные были – не чета нам.

Алексея Очкина отправили в госпиталь. Спустя некотрое время он снова вернулся на передовую. Следующее своё ранение бесстрашный лейтенант получил уже при форсировании Днепра. Когда он попал в окружение на другом берегу, пули вновь сразили его. Очнулся он уже в морге среди горы трупов, изрядно перепугав медсестру.

Опять ему пришлось проходить длительный курс лечения. Многие думали, что Очкина непременно комиссуют. Но он в 1944 году невероятным образом в очередной раз оказался на фронте уже в звании гвардии капитана. В составе своей истребительно-противотанковой бригады он форсировал Вислу, Одер, Нейсе, штурмовал Берлин. После долгожданной Победы его из армии демобилизовали, как инвалида Великой Отечественной войны.

Есть информация, что после войны маршал Василий Чуйков ходатайствовал о присвоении Алексею Очкину Звезды Героя. Но выяснилось, что у Очкина были враги, которые строчили на него доносы. Не все мирились с его крутым нравом. За свои подвиги он был отмечен четырьмя орденами и медалью «За отвагу».

Сам Очкин о наградах и не думал. Он очень сильно и горячо любил свою Родину и не раз готов был отдать за неё свою жизнь. В мирное время он окончил ВГИК, стал режиссёром-постановщиком, писателем, сценаристом и драматургом. Среди его работ – «Гонки без финиша» с Петром Вельяминовым в главной роли, «Мы из Семиречья», «Девушка Тянь-Шаня». Но особенно ему была дорога книга-рассказ о героическом подвиге его маленького друга Вани Фёдорова в боях за Сталинград.

Алексей Очкин скончался в 2003 году, оставшись в памяти родных и друзей горячим, принципиальным, честным человеком, верным сыном своего Отечества.

Николай Стариков

политик, писатель, общественный деятель

Трижды герой – трижды живой

Трижды герой – трижды живой

Общественный проект Летопись Героев Отечества продолжает знакомить вас с героями нашего Отечества. С теми соотечественниками, кто ставил общественное выше личного. Кто служил России, не жалея сил и самой жизни.

Сегодня наш рассказ о советском режиссере Алексее Яковлевиче Очкине. Он был «почти» убит снайпером в первом же своем бою, после чего во время Сталинградской битвы был в самом пекле и покрыл себя неувядаемой славой.

Но и это ещё не все. А.Я. Очкин повторил подвиг Александра Матросова. Остался жив. Участвовал в штурме Берлина и освобождении Праги.

А потом стал советским режиссером.

АЛЕКСЕЙ ЯКОВЛЕВИЧ ОЧКИН – ЛЕЙТЕНАНТ «ОГОНЬ»

Люди говорят, что смерть может обойти человека — раз, другой, ну а в третий — от нее точно не уйдешь. Доказать, что в любом правиле есть исключения — удалось простому советскому солдату, прошедшему сквозь горнило самой кровопролитной войны за всю историю человечества. Алексей Яковлевич Очкин – трижды (!) обманывал смерть во время войны и возвращался с того света.

Родом Алексей Очкин со Смоленщины. Мать ему заменила сестра его отца — Анастасия Ивановна Очкина, которая работала сельским врачом. Она учила мальчика закаляться с самого детства, купаться зимой в проруби, прививала любовь к родной земле. В 1941 году, прибавив себе в военкомате два года, Алексей попросился на фронт. Героизм был у этого юноши в крови: среди его предков по матери был герой Севастополя, участник Крымской войны и знаменитый хирург — Николай Иванович Пирогов. После краткосрочных курсов в артиллерийском училище — Алексей Очкин был отправлен на Лужские оборонительные рубежи. Первый бой мог вполне оказаться для него последним: немецкий снайпер тяжело ранил Очкина в голову, пуля вошла под глазом, а вышла в районе шеи. Но Алексей чудесным образом выкарабкался и после лечения снова вернулся на фронт.

Затем был Сталинград. Фашисты создали на участках прорыва подавляющее превосходство в авиации и танках. Немцы наносили удар, которому, казалось, советским войскам нечего было противопоставить. На кадрах трофейной кинохроники видны волевые лица отборных солдат, избалованной победами в Европе, лучшей в вермахте — 6-й армии, о которой Гитлер сказал её командующему: «С вашей армией вы можете штурмовать даже небо». Небо, возможно, они и могли бы штурмовать, но на берегах Волги, доселе непобедимые, — наткнулись на 57 советских бойцов…

В книге Маршала Советского Союза (а тогда — командующего 62-й армией) Василия Ивановича Чуйкова «От Сталинграда до Берлина» — приведена схема, на которой ясно видно расположение противоборствующих сторон к 18 октября у Сталинградского Тракторного завода (СТЗ). Штурмовые батальоны двух пехотных и одной танковой немецких дивизий сумели прорваться к самому берегу Волги у СТЗ. Здесь, в самом узком месте реки, немцы и хотели переправляться. По сторонам немецкого клина помечены оттесненные, разбитые советские дивизии и бригады, а на самом острие фашистского удара осталась лишь горстка советских бойцов – «группа Очкина».

Маршал Чуйков писал в одной из своих статей: «57 человек из 112-й стрелковой дивизии Сологуба под руководством лейтенанта комсомольца Алексея Очкина девять дней обороняли сборочный цех, затем кручу в районе Нижнего поселка Тракторного завода. Вражеские танки, пехота, специальные штурмовые батальоны атаковали их по 5-6 раз в день, но безрезультатно. Даже когда в группе лейтенанта Очкина осталось 6 человек, и сам он был тяжело ранен, гитлеровские генералы считали, что кручу обороняет чуть ли не целая дивизия».

В цехах Сталинградского тракторного завода Алексей Очкин создал свою боевую группу, вошедшую в историю Сталинградской битвы, как «57 бессмертных». Не имея ни старшего командира, ни связи с командованием, — Алексей со своими солдатами дрался в цехах Тракторного. Отходили, оставляя засады и ловушки, обходили и обстреливали немцев в спину. Патроны заканчивались, последняя пушка была разбита миной. Немцы непрерывно обстреливали из гаубиц и минометов: занялось сплошное пламя, люди задыхались, гимнастерки начинали тлеть. В те дни молодой лейтенант сделал запись в своем комсомольском билете: «Отдам жизнь за Родину, но ни на шаг не отступлю!» Пока не разбило осколком рацию, они смогли дать последнюю радиограмму: «Нас окружили пятьдесят танков. Гибнем, но не сдаемся. Прощай, Родина!» Приняв это сообщение, Чуйков пытался связаться с группой Очкина, но она не отзывалась. Только звуки непрерывного боя, доносящиеся из района СТЗ, свидетельствовали о том, что герои ещё живы, и враги ломают о них свои последние зубы!

Здесь нужно отметить, что лейтенантом Очкиным, которого подчиненные прозвали «комдивом», была выбрана, хотя и необычная, но наилучшая в тех условиях позиция обороны – на самой кромке речного обрыва. Помогала этой горстке солдат уже сама русская земля… Самолетам и артиллерии противника трудно было поразить оборону: бомбы и снаряды — или летели в воду, или не долетали до края обрыва; танки не могли подойти вплотную к окопам и проутюжить их. Внизу, на узкой песчаной полосе, бойцы установили последние минометы (часть опор стояла прямо в воде на камнях).

Немецкий генерал Дёрр в книге мемуаров «Поход на Восток» рассказывает, что они «не могли овладеть отвесным берегом Волги в районе Тракторного и сломить сопротивление трех (!) дивизий русских. Если днем удавалось подойти к обрыву, то ночью мы вынуждены были снова отходить, так как засевшие в оврагах русские подразделения отрезали нас от тыла».
«Подразделениями» были трое солдат во главе со своим «комдивом».

Набив полные рюкзаки тяжелыми противотанковыми гранатами, они пробирались в расположение немцев, которые после первых же взрывов открывали пальбу, принимая мечущихся в панике своих солдат — за окружающих русских… Трех дивизий, считали немцы! А по факту, на берегу Волги их удержали 57 советских героев! В конце битвы, в строю осталось только шестеро солдат, а сам Алексей был тяжело ранен. После Сталинграда молодого офицера сослуживцы стали называть – «лейтенант Огонь».

Очередной подвиг герой совершил 26 марта 1943 года. Тяжело складывалось наступление на деревню Романово. Алексей Очкин, командовавший штурмовым отрядом батальона, увидел, как крупнокалиберный пулемет из замаскированного и не подавленного дзота расстреливает в упор его подчиненных. Ураганный огонь прижал бойцов к земле. Эффективно вести стрельбу было невозможно. Алексей, что есть сил, побежал к дзоту… Фашисткой пулей ему перебило бедро. Кости разошлись, нога держалась практически на сухожилиях. Сделав себе шину из прутьев и перевязав рану, лейтенант все же подполз к амбразуре и бросил в нее гранату. Раздался взрыв, но после небольшого перерыва — пулемет снова ожил… Лейтенант опять бросился на амбразуру и руками загнал раскаленный ствол в угол. Очередью ему прошило грудь и ранило пальцы…

Бой за Романово продолжался, и только через сутки с лишним, поднявшаяся метель позволила вытащить офицера с поля боя. Когда его, казавшегося мертвым, занесли в хату и сняли над ним шапки, он пришел в себя, и, решив, что вокруг фашисты, вырвал из зажатой в руке гранаты чеку. Один из бойцов еле успел перехватить гранату и швырнуть её в разбитое окно…

В ноябре 1943 года, после госпиталя, участвуя в боях за освобождение Киева, Алексей Очкин попадает в окружение и опять получает тяжелое ранение в ногу и контузию: его принимают за умершего. Он вспоминал потом, как очнулся, замерзший от холода, в морге среди окоченевших трупов, сваленных прямо на полу. Рядом практиковались молодые военные врачи: препарировали мертвые тела. Очкин не на шутку перепугал хирургов и проходивших мимо медсестер, когда пытался выбраться из морга.

После окончания войны Алексей Яковлевич Очкин трудился на заводе. Параллельно отучился в школе и окончил Институт кинематографии, реализовав свою довоенную мечту — стать кинорежиссером. Советский режиссер Алексей Очкин — автор произведений «На круче», «Крылья жизни» и «Старая яблоня». Он принимал участие в создании фильма «1941», а также стал режиссером трех фильмов: «Гонки без финиша», «Девушка Тянь-Шаня» и «Мы из Семиречья».
Посмотрите эти картины, которые снимал настоящий герой…

«Летопись Героев Отечества» — будь достоин!

Участвуйте в «Летописи Героев Отечества», регистрируйтесь на сайте, предлагайте своих героев и материалы о них!

Подписывайтесь на социальные сети «Летописи» и распространяйте общественно полезную информацию:

Алексей Очкин Лейтенант биография Википедия

Попробуйте набрать в любом интернет-поисковике следующее имя – Алексей Яковлевич Очкин – и вы обнаружите, что об этом уникальном человеке не так уж и много написано-рассказано-показано. Всего несколько статей, очень мало фотографий, да наградные документы на сайте «Память народа». Его даже нет в Википедии, как бы к этому ресурсу мы скептически не относились. А ведь Алексей Очкин – единственный в своём роде фронтовик, который четырежды возвращался с «того света» после смертельных ранений несовместимых с человеческой жизнью. Его можно смело назвать самым живучим воином Великой Отечественной войны.

Взять, к примеру, всего только один наградной лист — к медали «За отвагу» от 28 мая 1943 года и обратить внимание на графу «ранения и контузии»:
— 15 июля 1941 года – ранение в обе ноги;
— 15 декабря 1941 – в челюсть;
— 10 августа 1942 – в грудь;
— 14 октябрь 1942 – в голову;
— 26 марта 1943 – опять в ногу.

А всего на нелёгком пути от Сталинграда до Берлина и Праги артиллерист Алексей Яковлевич Очкин получил 20 ранений! Четыре из них были весьма тяжелыми. За невероятную храбрость и запредельное мужество он получил от своих боевых товарищей прозвище « Лейтенант Огонь », а генерал Василий Иванович Чуйков утверждал, что Алексей Очкин носит в себе килограмм металла.

Свою самую первую тяжелейшую рану, после которой люди обычно не выживают, молодой лейтенант получил во время обороны СТЗ (Сталинградского Тракторного Завода). В конце октября 1942 года немецкая снайперская пуля попала Алексею ниже глаза и вышла в затылок. В бессознательном состоянии его привязали к бревну с крестовиной и пустили вниз по течению Волги.

Вы только представьте себе эту картину: холодная осенняя река несла куда-то бесчувственное тело воина с простреленной насквозь головой. Много ли у него было шансов прибиться к своим и выжить? Однако лейтенант Очкин выжил, потеряв при этом зрение. Но случилось удивительное – уже к февралю1943 года зрение вернулось к нему в госпитале, что является редким случаем в медицинской практике.

Необходимо добавить несколько строк о воинском подвиге Очкина в Сталинграде, о событиях, которые предшествовали его тяжёлому ранению в голову.

23 сентября 1942 года, севернее заводов «Красный Октябрь» и «Баррикады», немцы упёрлись в группу истребителей танков 112-й стрелковой дивизии во главе с лейтенантом Алексеем Очкиным. Три недели наши бойцы сдерживали натиск неприятеля на том участке. До последнего орудия. До последнего наводчика. Оставшись без снарядов, артиллеристы взялись за гранаты.

Среди них был 14-летний сын полка Ваня Фёдоров. Осколком вражеского снаряда Ивану оторвало кисть правой руки. Оставшимся в живых показалось, что он погиб. Однако когда немецкие танки пошли в обход позиций артиллеристов по узкому проходу вдоль заводской стены, Ваня Фёдоров встал, выбрался из траншеи, прижал культёй правой руки к груди противотанковую гранату, выдернул зубами чеку и лёг под гусеницу головного панцера. Атака немцев остановилась.

В те жаркие кровопролитные дни Алексей Очкин написал на своём комсомольском билете: «Отдам жизнь за Родину – ни на шаг не отступлю». Этот билет сегодня хранится в Волгоградском историческом музее.

В октябре 1942-го, находясь в самом пекле, лейтенант Огонь создал боевую группу, вошедшую в историю Сталинградской битвы как «57 бессмертных». Спустя годы маршал Советского Союза Василий Иванович Чуйков вспоминал об этом так: «57 человек из 112-й стрелковой дивизии Сологуба под руководством лейтенанта комсомольца Алексея Очкина девять дней обороняли сборочный цех, затем кручу в районе Нижнего посёлка тракторного завода. Вражеские танки, пехота, специальные штурмовые батальоны атаковали их по 5-6 раз в день, но безрезультатно. Даже тогда, когда в группе лейтенанта Очкина осталось шесть человек, и сам он был тяжело ранен, гитлеровские генералы считали, что кручу обороняет чуть ли не целая дивизия».

Во второй раз смерть заглянула в глаза Алексею Очкину 26 марта 1943 года. Не просто заглянула, а ещё и взмахнула своей косой. И при этом попала. Во время проведения Севско-Орловской наступательной операции штурмовой отряд, который возглавлял Алексей, «споткнулся» о хорошо укреплённый рубеж противника под деревней Романово. Кинжальный огонь немецкого дзота выкашивал атакующих.

Старший лейтенант Очкин, дабы сберечь своих бойцов, решил сам уничтожить огневую точку противника броском гранаты. Но в нескольких метрах от дзота его настигла вражеская пуля. Она попала в бедро: кость была сильно повреждена – раздроблена, и нога повисла плетью. В небольшом укрытии Алексей наспех перевязал рану, наложил на ногу шину из ивовых веток и продолжил движение. Он полз по снегу к изрыгающему огонь пулемёту, оставляя на белом снежном покрывале кровавый след.

Очкин сумел подобраться к дзоту и бросил в его щель гранату. Пулемёт замолчал. Но, через несколько секунд вновь возобновил свою смертельную жатву. Неужели всё было напрасно. И тогда раненый офицер принял волевое решение – пожертвовать собой ради жизни товарищей. Лейтенант Огонь закрыл своим телом амбразуру вражеского дзота…

Он сутки пролежал на снегу, пока красноармейцы, штурмовавшие деревню Романово, с большим трудом не вынесли изувеченное тело командира с поля боя на плащ-палатке. Санитаров никто не звал – и так всем было видно, что врачи уже бессильны. Солдаты достали сапёрные лопатки и начали копать могилу… И в этот момент Алексей Очкин очнулся и открыл глаза. Он решил, что попал в плен, достал из кармана гранату и выдернул чеку! Героический старлей решил подороже продать свою жизнь. Вовремя подоспевший боец Борис Филимонов перехватил лимонку и зашвырнул её подальше… Потом у Очкина снова был санитарный поезд, опять госпиталь, а после выздоровления снова фронт.

Следующий, третий по счёту смертельный боевой рубеж Алексея Очкина – Днепр, при форсировании которого он получил тяжелейшую контузию. Он очнулся только в… покойницкой, заваленной окоченевшими трупами. Раздвинув холодные тела «товарищей» по несчастью, он выбрался из-под них на свет божий и тем самым очень сильно напугал санитарку. Увидев шевеление в груде убитых, а затем и живого «мертвеца», она упала в обморок. К счастью, у второй санитарки нервы оказались покрепче, и она сбегала за врачами. Оживший старший лейтенант Очкин ещё долго выздоравливал, отходя в госпиталях от последствий сильнейшей контузии.

Гвардии капитан Алексей Очкин вместе со своей истребительно-противотанковой бригадой форсировал Вислу, Одер и Нейсе, дошёл до Берлина и Праги, где в очередной раз (в четвёртый уже по счёту) был тяжело ранен. И опять выжил! Феноменально живучий воин дожил до Победы.

Очень не люблю я выражение «Голливуд отдыхает», но оно идеально подходит под боевую биографию героя. Тут не просто Голливуд отдыхает, а Голливуд не поверит в реальность происходивших событий. Ни один сценарист не отважится воспроизвести невероятную выживаемость Очкина. Четыре раза переступить смертельную черту и вернуться обратно – такого не может быть никогда! Ни один рэмбо, ни один киборг, никакой терминатор после таких испытаний, после 17-ти госпиталей, после 20-ти ранений и контузий в строю не останется. А русский воин – остался!

Кстати, о кино. После войны Алексей Очкин окончил ВГИК (Всесоюзный Государственный Институт Кинематографии) и стал режиссёром-постановщиком, писателем, сценаристом и драматургом. Алексей Очкин снял несколько фильмов и написал документальную книгу о войне. Честному и прямому боевому офицеру пришлось после войны опять повоевать. Но теперь уже с чиновниками, и при Хрущеве, и при Брежневе. Однако он никогда не поступался своими принципами. Поэтому Алексею Яковлевичу так и не вручили вполне заслуженную им Звезду Героя Советского Союза.

Алексей Яковлевич Очкин прожил долгую и достойную жизнь. Скончался он в 2003-м, на 81-м году жизни. Боевые товарищи-фронтовики говорили о нём – Лейтенант Огонь! Такой же горячий. Таким он и оставался до конца жизни – горячим, принципиальным и честным.


источники:

http://nstarikov.ru/trizhdy-geroj-trizhdy-zhivoj-115305

http://polzam.ru/index.php/istorii/item/1356-lejtenant-ogon-samyj-zhivuchij-voin-velikoj-otechestvennoj