Алексей Дементьев Хоккейный Агент биография

Роман Людучин: Агент Дементьев, обещавший светлое будущее в «Куньлуне», умыл руки и не выходил на связь

Нападающий Роман Людучин поделился историей о том, как дважды попытался попасть в состав «Куньлуня».

«Сегодня поговорим про самый загадочный клуб КХЛ «Куньлунь». Это китайский проект, по официальной информации, созданный при участии китайского миллиардера Яна Юу Нгока.

Но всем в хоккейной тусовке известно, что в реальности за «Куньлунем» стоит председатель совета директоров КХЛ и президент СКА Геннадий Тимченко – это такой секрет Полишинеля.

Мне, как человеку, имеющему китайские корни, «Куньлунь» был интересен возможностью поиграть в хоккей на исторической родине. Конечно, были мысли натурализоваться и выступить за сборную Китая на Олимпиаде 2022 года в Пекине.

Я предпринимал две попытки пробиться в клуб из Пекина. Первый раз поехал туда в 2017 году через агента Алексея Дементьева. Мне пообещали просмотровый контракт на 10 тысяч долларов. Я прилетел, удивился тому, что в Куньлунь массово завозили игроков из АХЛ и Европы – на тот момент в расположении клуба находилось более 20 нападающих, – но тогда не придал этому значения.

Я провел там две недели, после чего меня отцепили, поскольку на тот момент не были готовы документы, подтверждающие мои китайские корни. Никаких денег от клуба я так и не получил, а агент Дементьев, который мне обещал светлое будущее, просто умыл руки и перестал выходить на связь. Первые впечатления оказались не особо приятные, но спустя какое-то время я все же решился на вторую попытку.

Второй раз я поехал в Китай через два года через молодого агента Матвеева, который хвалился своими связями в руководстве «Куньлуня». Матвеев уверил меня, что договорился с вице-президентом клуба Скотти Макферсоном о двустороннем контракте КХЛ/ВХЛ на 100/50 тысяч долларов, если я смогу предоставить документы о китайских корнях.

Я бросил все дела, собрал документы и прилетел в Китай за свой счет. «Куньлунь» как раз принимал участие в предсезонном турнире с командами КХЛ и ВХЛ. На первый матч меня не поставили, а на второй выпустили в хоккейном свитере с фамилией другого игрока, что было очень непонятно и оскорбительно.

Я связался с агентом, который сказал мне, что я не могу играть под своей фамилией, так как у меня нет действующего контракта, и сказал, что клуб в ЦИБе выставил мне просмотровый контракт на 300 долларов. Это предложение, идущее вразрез со всеми изначальными договоренностями, я посчитал унизительным для хоккеиста моего уровня и статуса», – написал Людучин в своем телеграм-канале.

Подписывайтесь на нас в Google Новости

Алексей Дементьев: «Не стремлюсь к сиюминутной выгоде»

Sports.ru начинает сериал о хоккейных агентах, которые работают с игроками в КХЛ. В первой серии – Алексей Дементьев, сотрудничающий с Александром Королюком, Михаилом Пашниным, Олегом Квашой и другими. Он рассказывает о своих принципах работы и объясняет, на какие вещи не пойдет ни при каких обстоятельствах.

Медленно, но в гору

– Вы работали на разных должностях: скаутом, спортивным директором, тренером и генеральным менеджером. Почему сейчас решили сосредоточиться на агентской деятельности?

– Просто в определенный момент захотелось полной независимости. Хочется делать вещи так, как я это вижу, как представляю. Сейчас понимаю, что поступил верно. Мои единомышленники – речь идет об игроках, с которыми я работаю – мне доверяют. И это приносит свои плоды.

– Вы ведь специализируетесь на молодых игроках?

– Нет. Я работаю с хоккеистами. Просто стратегия моей работы несколько иная, чем у коллег.

«Я работаю на будущее. Вкладываю свои силы и средства в молодых хоккеистов»

– В чем?

– Я ведь работал скаутом, имею определенные знания, которые позволяют мне верно оценить перспективы того или иного хоккеиста. Конечно, это не приносит быстрый и большой заработок, но я и не стремлюсь к сиюминутной выгоде. Просто работаю на будущее. Вкладываю свои силы и средства в молодых хоккеистов, чтобы дальнейшая отдача от того, что происходит, грела меня, прежде всего, морально. Это нормально: мои клиенты ничего не зарабатывают – я ничего не зарабатываю. У них будут идти дела здорово – я буду в выигрыше.

– То есть это не ваш путь – найти своему хоккеисту любой клуб, где будут платить на сто долларов больше, чем в прежней команде?

– Нет. Очень много вещей, которые я делаю, отличны от других предложений.

– Например?

– Не хотелось бы выдавать все тайны. Но я ведь имею опыт работы по различным хоккейным специальностям. И помогаю своим хоккеистам правильно понимать ситуацию, оценивать ее, чтобы они видели, насколько сложен этот хоккейный мир.

– Это как раз больше молодым хоккеистам подходит. Вы не берете опытных игроков, потому что все разобраны?

– Просто я никогда не буду подходить к хоккеисту и вести с ним переговоры за спиной моего коллеги. Отговаривать, обещать. Это неправильно. В таких моментах у самого игрока должно быть желание лично изменить ситуацию к лучшему. И стать моим клиентом. Шучу. Моя политика: медленно и верно идти в гору.

Не участвую в «аукционах»

– Большая конкуренция среди агентов?

– Давно?

– Да всегда так было. Это бизнес такой. Специфика в том, что ты начинаешь работать с хоккеистом, которого никто не знал. Ты ведешь его до момента, когда он поднимает голову и становится интересным игроком. Когда это происходит, обязательно рядом появятся другие агенты, которые постараются его переманить. Найти проблемы в моей работе, привести какие-то аргументы, чтобы он поменял агента.

– У вас уводили хоккеистов?

– Наверное. Это вообще неизбежно. Все зависит от того, на какой стадии это происходит. Пока я не потерял ни одного стоящего игрока.

– Коллеги предлагали лучшие финансовые условия?

– Не в этом дело. Просто с кем-то не сошлись во взглядах, в характере. Вот это основные причины для расставания с хоккеистом, а не финансовый вопрос.

«Пока я не потерял ни одного стоящего игрока»

– Много ли у вас хоккеистов?

– Нет такого понятия «много» или «мало».

– Хорошо, задам вопрос иначе. Сколько у вас хоккеистов?

– У меня следующие принципы работы: в одной команде не должно быть моих клиентов, которые претендуют на одну позицию. Я это соблюдаю. Но более подробно говорить на эту тему не хотелось бы. Все-таки существуют профессиональные тайны.

– Что для вас считается неприемлемым в работе? Вот многие тренеры обвиняют агентов в том, что они торгуют одним хоккеистом.

– . ага, устраивают «аукцион». Не мой путь.

– Почему?

– Это вредит имиджу хоккеиста. Все-таки хоккейный мир маленький. Ты предложил игрока 10 командам, получил лучшие условия, но через какое-то время ситуация может измениться и игрок снова будет искать клуб. Надо будет обращаться к тем, с кем ты уже вел переговоры ранее. А отношение к такому хоккеисту будет уже не то.

– Впрочем, некоторые агенты не понимают, что плохого в «аукционе», ведь их основная задача получить для клиента лучшие условия.

– У меня не все измеряется деньгами.

Что будет тем, кто без аккредитации?

– Есть ли у вас «свой» клуб, куда вы можете пристроить хоккеиста в любой момент?

– Нет. Для меня все команды равны. Кроме того, в этом случае всегда получится перекос в клиентах. Кроме того, у каждого хоккеиста должен быть свой тренер, своя команда. Вообще, переезд в другой город, в новую команду – стресс. Так что в частой смене коман нет ничего хорошего.

«Самое сложное – пробить первый контракт»

– С какого возраста вы начинаете интересоваться хоккеистом?

– Определенного возраста нет. Я много хожу на хоккей и не только на соревнования в КХЛ или МХЛ. Общаюсь с тренерами, сам смотрю матчи.

– Говорят, что самое сложное при работе с молодым хоккеистом – договориться с родителями.

– Самое сложное – пробить первый контракт. Это тот лед, который необходимо сломать в отношениях с хоккеистом.

– КХЛ сейчас старается формализировать отношения с агентами. Как вы к этому относитесь?

– В этом нет ничего плохого. Я вот нормально отношусь к тому, чтобы агенты проходили аккредитацию. Мне только хотелось бы понимать, как контролируются действия агентов, которые эту аккредитацию не прошли или иностранных агентов. Почему я должен тратить время, средства, проходя аккредитацию, если у тех, кто ее не прошел, ничего не изменится?

«К клиенту полечу в любое время»

– Многие хоккеисты обвиняют агентов в том, что их, кроме денег, ничего не интересует. Вы работаете с хоккеистом после того, как выбили ему контракт? Тот же Михаил Пашнин может вам позвонить ночью?

– И сказать, что дома прорвало трубу, а он не знает, что делать?

– И я сразу приеду, во сколько бы он не позвонил. Был случай, когда мне вечером позвонил один из хоккеистов и сообщил о проблемах, я сразу рванул в аэропорт и утром уже наблюдал за раскаткой в его команде. Такие отношения я стараюсь соблюдать в отношении со всеми моими клиентами.

– Что вы будете делать, если ваш клиент попадет в такую ситуацию, как игроки «Лады»?

– А у меня есть хоккеисты в «Ладе». Но я не хотел бы комментировать положение дел в Тольятти.

– Но это очень важно понять. Речь не о конкретном клубе, а о самой ситуации.

– Я работаю – это единственное, что могу сказать. Подробности сообщить не могу, хотя бы потому, что в той же «Ладе» есть другие хоккеисты, с клубом работают и другие агенты. И им совсем необязательно знать, что происходит с моим клиентом.

«Даже если игрок позвонит среди ночи, я сразу приеду»

– Но вы идете в суд? Стараетесь арестовать автобус? Или просто говорите хоккеисту: «Терпи, тебе все равно надо играть».

– К счастью, уж совсем страшных ситуаций у меня не было. В случае сложностей я в постоянном контакте с руководством клуба. Но Нет, не могу выдавать секреты.

– Ваших игроков никогда не обманывали?

– Так, чтобы остались должны и не выплатили? Нет. Но задержки зарплаты бывают, это правда. Если же клуб не хочет исполнять свои обязательства, у меня есть сильная команда юристов, которые моментально примутся за дело.

– Можете ли вы разобрать ситуацию с Алексеем Симаковым, который тяжело уходил из ЦСКА?

– Нет. Не имею морального права, так как не являюсь его агентом.

– Улучшилась ли ситуация в клубах КХЛ? Генеральные менеджеры команд стали лучше разбираться в том, что именно хотят?

– Да, в этом отношении произошел заметный сдвиг. Хотя все равно надо улучшать работу. Я считаю, что у каждой команды были свои скауты. Чтобы мнение о том, нужен определенный хоккеист или нет, принималось не одним человеком, а коллегиально.

Устраивать в сборную – это позор

– Агентов обвиняют в том, что они разными способами влияют на тренеров. Особенно это касается национальных сборных молодежного уровня.

– Когда мне хоккеист говорит, что хотел бы выступать в сборной, я советую ему играть лучше. Такого принципа и придерживаюсь. Если хоккеист попадает в сборную нечестным путем, то это вызывает вопросы специалистов. Я бы стыдился, если бы мой клиент таким образом попал в команду.

– Стоит ли лиге открывать зарплаты хоккеистов?

– Очень поразило, как вы работали с Михаилом Пашниным на драфте. Говорили ему, как отвечать, как смотреть в камеру, как позировать фотографам. Это необычно.

– Это один из моментов, которым я стараюсь обучить своих молодых игроков. Они должны знать правила общения с прессой, правила поведения. Вообще у меня есть серьезные проекты, касающиеся этого, которые я постараюсь воплотить в жизнь в самое ближайшее время.

«Игроки должны знать правила общения с прессой, правила поведения»

– А вам, как агенту, ведь все равно, что о клиентах пишет пресса?

– Для меня важно, что ни один из моих клиентов не замешан в скандале.

– Но на рыночную стоимость игрока положительная или отрицательная пресса никак не влияет?

– Мне вот не все равно, что пишут о моих игроках.

– А что влияет на цену игрока? Почему хоккеист стоит 50 миллионов, а не 26 рублей?

– Статистика, амплуа, полезность. Очень много нюансов. Но вообще, возвращаясь к работе клубных менеджеров, отметил бы и такую положительную тенденцию: большинство комплектуют команду, а не просто набирают игроков. Уже появились термины «защитник один», «защитник два».

– Вы работаете с игроком, который уезжает в Америку?

– Лично я с ним не имею права работать на территории Америки. Кстати, вот вопрос об аккредитациях. В НХЛ никто не будет работать с нелицензированным агентом, ведь это грозит серьезными санкциями. Но в Северной Америке есть специализированная контора, с которой я сотрудничаю. И я уверен, что она будет отстаивать права хоккеистов так, как это делал я в России.

Коммерческая тайна

– Ваш гонорар с контракта составляет пять процентов?

– Это коммерческая тайна.

– Но в этих пределах?

– Не могу отвечать на этот вопрос. Но скажу, что какой-то фиксированной ставки нет, все индивидуально.

– Вы можете устроить в какую-нибудь команду меня? Человека, который никогда не играл в хоккей.

– Нет. И не буду этим заниматься, ведь так я могу потерять доверие со стороны тренера или менеджера.

«Если игрок подойдет сам, я буду с ним работать»

– Вы можете сейчас подойти, например, к Альберту Лещеву и сказать: работай со мной?

– Нет. Это грубо, так не делается.

– Но если игрок подойдет к вам сам

– . то я буду с ним работать.

– Есть ли среди ваших клиентов тренеры?

– Я не веду ничьи дела официально, но если меня спросят, то я могу порекомендовать специалистов. Но тех, за кого могу поручиться. Например, за Майка Крушелниски.

– Стоит ли агентам объединяться?

– Существует ассоциация агентов. Это полезная организация. Там можно обсуждать проблемы агентов, делиться опытом. Несмотря на то, что мы конкуренты, общение должно происходить.

Алексей Дементьев работает агентом 2 года. Среди клиентов: Александр Королюк, Тимофей Шишканов, Олег Кваша, Захар Арзамасцев, Александр Авцин, Михаил Пашнин.

Алексей Дементьев

Я своей вины не чувствую

Хоккейный агент и комментатор Алексей Дементьев после матча «Трактор» – «Металлург» стал главным штрафником КХЛ в нынешнем сезоне. В интервью Sports.ru Дементьев рассказал, как у него пытаются увести клиентов, много ли для него полмиллиона рублей и будет ли он продолжать комментировать.

Алексей, вы являетесь сотрудником КХЛ?

Может быть, выданная вам лицензия сделала вас опосредованно работником КХЛ?

– Лицензию на ведение агентской деятельности на два года я получил полгода назад, и выдал мне ее профсоюз, а не КХЛ.

Почему же тогда лига не подала на вас в суд, а решила сама определять степень вашей вины и меру наказания?

– Данный вопрос, думаю, стоит адресовать тем, кто принимал это решение.

Не интересовались, на каких основаниях лига взяла на себя роль судебной инстанции?

– Нет, таких вопросов я не задавал. Мне интересно было решение. Я не рассчитывал на столь суровое наказание.

Вы будете его опротестовывать?

– На данный вопрос мне сложно сейчас ответить что-то конкретное. Я провожу консультации с юристами. В ближайшее время приму решение о своих дальнейших действиях и последовательности шагов.

Чем вызвана эта неопределенность?

– Нужно все-таки провести все возможные консультации, взвесить все «за» и «против». Юристы мне более реально подскажут необходимость и ход дальнейших действий.

Вопрос о лишении вас агентской лицензии поднимался?

– Разговора об этом не было. Мое конституционное право на свободу слова тоже никто не оспаривал.

Кто присутствовал на заседании от обвиняющей стороны?

– Только заявитель от АНО «КХЛ». Заявители со стороны «Трактора» и «Металлурга» отсутствовали, и меня это сильно удивило .Я хотел задать им некоторые вопросы, ответы на которые так и не получил. Я бы очень хотел встретиться и обсудить данную ситуацию с Александром Ивановичем Медведевым. Мы оба хотим, чтобы в России были сильные лига, чемпионат и хоккеисты.

Как проходило заседание?

– Мы разбирались в игровой ситуации, смотрели видео. Мое видение не совпадало с видением дисциплинарного комитета. Совершенно спокойно к этому отношусь. Они так же имеют право на свою точку зрения на происходящее, и я никак не оспаривал их высказывания. Я свое отношение выразил в комментарии к тому матчу.

Можете еще раз повторить, что же вы такого сказали, что так разгневало лигу и клубы?

– Я даже не знаю, какие именно слова вызвали такую реакцию. Весь репортаж? Но в этом же репортаже я также отмечал, например, какую работу за 20 лет проделало руководство металлургического комбината, чтобы в Магнитогорске был хоккей. И добрыми словами отозвался о воспитанниках челябинского хоккея. Да, я спрогнозировал, что все решится в овертайме, но так ведь и произошло. Так что я до сих пор не знаю точного ответа на ваш вопрос. Русский язык богат и многозначен. И каждый воспринимает сказанное так, как хочет услышать и как хочет понять. Если кто-то видел происходящее на льду по-другому, я согласен это принять. Мы еще до заседания обсуждали эту игру с Борисом Майоровым, и для него это была честная, бескомпромиссная борьба. Я не старался его как-то переубедить. Свое отношение я выразил в комментарии к тому матчу.

Своими словами вы обидели лигу на полмиллиона рублей. Вам объяснили, каким образом была определена такая сумма штрафа?

– Знаете, я до конца так и не понял, чем именно я нанес вред клубам и КХЛ. Мне несколько не понятна формулировка «нанесен урон». На вопрос, чему именно нанесен урон, я так и не получил ответа. Сумма штрафа, вынесенная решением дисциплинарного комитета – существенный финансовый удар по мне и моей семье. Я отец четырех несовершеннолетних детей, у меня есть супруга, которая не работает. И чтобы удовлетворить требования дисциплинарного комитета мне придется отказаться очень от многого.

Какую позицию занял телеканал «Россия-2»?

– Я ни с кем до вынесения решения не общался, но в прессе была озвучена позиция Дмитрия Медникова. Заключалась она примерно в следующем: моя компетентность в качестве эксперта у телеканала не вызывает сомнений, и они планируют и в дальнейшем привлекать меня комментировать хоккейные трансляции. Что касается произошедшего в конкретном матче «Трактор» – «Металлург» – это внутреннее дело лиги. Эта позиция мне полностью ясна и понятна.

Будете продолжать комментировать?

– Если будут приглашать, значит, мое мнение интересно зрителям. Так что, если представится возможность, то с большим удовольствием буду комментировать снова.

Вся эта ситуация может как-то повлиять на вашу агентскую деятельность?

– Опосредованно, наверно, да. Знаю, что еще до заседания и вынесения решения некоторые агенты обращались к моим клиентам и пытались переманить их к себе.

А с клубами отношения изменятся? Реально ли будет, вести переговоры с Челябинском и Магнитогорском так же, как вы делали это прежде?

– Не готов сказать, как дальше будут развиваться события. Но эмоции и работа ни в коем случае не пересекаются. Мы можем не любить друг друга, можем ссориться и ругаться, но когда нужно делать дело, никакие нюансы в политических вопросах в наших отношениях не должны влиять на переговоры. Это как в семье. Думаю, когда клубу необходим игрок, интересы которого я представляю и, на мой взгляд, этому хоккеисту будет лучше продолжить карьеру в системе данного клуба, конечно, мы найдем консенсус.

Вы от своих слов не отказываетесь?

– Я честно сказал то, что видел. Я воспитываю четверых детей, и как я могу учить их говорить правду и быть честными, если сам когда-то покривил душой? Я своей вины не чувствую.


источники:

http://www.sports.ru/hockey/68805200.html

http://facecollection.ru/people/aleksey-dementev