Александр Минкин Википедия Журналист биография

Игра в жмурки с читателем. Александру Минкину — 75

Минкин о Пушкине и Чехове, о немоте Онегина и о том, что Тригорин, говоря о себе, копирует Мопассана

В августе Минкину 75. Он – известнейший политический журналист. Автор множества расследований, прославился в том числе «письмами президенту». Но многие любят Минкина и как театрального критика. Недавно у него вышли два романа – о «Чайке» Чехова и о «Евгении Онегине» Пушкина. Это именно романы, они и продаются в отделе русской прозы. Вопросы Александру МИНКИНУ задавал Евгений ЛЕСИН.

– Александр Викторович, вас знают как публициста. Но вы всегда – и в советское время, и сейчас – пишете о театре, о русской и мировой классике. Вам, похоже, и впрямь классика интересней политики?

– Политика стала интересней, чем театр, в исторический момент. Горбачев объявил гласность. Тогда люди просто с ума сошли, слушали целыми днями прямые эфиры со съезда народных депутатов. Так слушали сводки «От Советского информбюро» во время войны. Был всеобщий жгучий интерес к происходящему. Это давно кончилось. И по-прежнему нет ничего лучше, чем в театр ходить и книжки читать.

– Пушкин называл себя, да и был журналистом. Чехов – фельетонист. Вам еще и поэтому они так близки, что во многом схожи с вами?

– Что вы! Газетчик обречен на забвение. Забыв, что сердце есть посередке, в тебя завертывают селедки. Если бы Пушкин не написал «Бориса Годунова», «Онегина», «Полтаву», «Маленькие трагедии» – кто бы сейчас помнил журналиста Пушкина? Не будь пьес Чехова и его главных больших рассказов – кто бы знал фельетониста Чехонте? Если я и «схож» с ними (что очень лестно), то не в журналистике, а в языке да еще в ненависти к пошлости и подлости. Что до моих работ про «Вишневый сад», «Чайку», «Онегина», «Моцарта и Сальери» – это абсолютно случайные вещи. Внезапно в электричке в 1980 году вдруг приходит мысль, что на самом деле происходит в «Моцарте и Сальери», а опубликовал я это спустя 17 лет. Мысль, что в «Онегине» есть кое-что никем незамеченное и стоило бы написать об этом, случайно пришла в голову в 2011 году. Но только через семь лет я начал публиковать фрагменты этой работы. Про «Вишневый сад» я написал, потому что случайный поход на весьма средний спектакль дал повод задуматься над загадкой в пьесе Чехова, которую я никогда не замечал и никто 100 с лишним лет не замечал.

– В «Немом Онегине» вы немало страниц уделяете жанру. То доказываете, что «Онегин» – не роман, а скорее всего дневник, то не дневник, а поэма, то говорите, что все-таки роман.

– Это игра в жмурки с читателем. Только он поверит в роман – а тут вдруг дневник, он туда – а тут поэма. Главное, чтоб было интересно читать. Риск, конечно, есть: кто-то подумает, Минкин спятил – не помнит, что писал на предыдущей странице.

– Ваша книга называется «Роман о поэме». Выходит, у Пушкина поэма, а у вас роман. Тогда где множество сюжетных линий и персонажей в вашем «Онегине»?

– Где множество сюжетных линий? Их миллион. Одна линия: Пушкин – Бенкендорф, другая линия: Пушкин – император, третья: Булгаков и Сталин. Булгаков умоляет Сталина отпустить его за границу и клянется, что вернется, и точно, как Пушкин, получает отказ. Пушкин умолял: отпустите, пожалуйста, ненадолго в Париж, а если нельзя в Париж, то хоть в Китай. Никуда не пустили; он самовольно уехал на Кавказ (не покидая границ империи) и за это получил жуткую выволочку от царя через Бенкендорфа. «Вы обманули!» – написал ему Бенкендорф. Эта угроза означала: еще один раз –и назад в Михайловское, если не в Сибирь. Он же был отправлен Александром I в бессрочную ссылку. Сейчас человек получает двушечку в колонии. А когда Александр Александра сослал в Михайловское, никакой срок не был назначен. Он вышел только благодаря тому, что Николай Павлович, став царем, решил его отпустить. А мог не отпустить. Четвертая линия: Пушкин – Жуковский; потрясающая история жестокой полемики 15-летнего лицеиста со знаменитым поэтом. Вы где-нибудь об этом читали? Пятая: Пушкин – Гоголь и их смешной обмен жанрами, чего никто не заметил. Продолжать?

– Все-таки давайте уточним, что такое пушкинский «Онегин». Потому что у вас это то дневник, то поэма, то роман.

– Пушкинский «Онегин» – его личная забава, ею он забавлялся восемь лет. Сочинять потрясающе интересно. Сюжет-то очень скудный: приехал в деревню молодой человек, в него девушка влюбилась, он ей сказал «нет, спасибо, не надо», а потом случайно на дуэли убил товарища, не хотел убивать, но так случилось; потом он где-то попутешествовал; вернулся, а она замужем, он в нее влюбился, она говорит «нет, спасибо». Все. По сюжету это меньше, чем «Дама с собачкой». Но онегинская строфа – очень строгая форма со сложной рифмовкой. Написать нехитрую историю прозой или хоть четырехстопным ямбом было бы просто. Но соблюдать онегинскую строфу – это адская работа. Пушкин в письме Вяземскому: «Пишу не роман, а роман в стихах – дьявольская разница!» Все цитируют эту «дьявольскую разницу», но хоть один объяснил, в чем дьявольщина? А именно и только в колоссальном количестве работы. Черновики посмотреть – ни одного неперечеркнутого слова. Сейчас ни один человек так не работает ни у нас, ни на Западе. Никто нигде. Я в этом совершенно уверен. Компьютер и клавиатура вообще исключили такое отношение к тексту. Сейчас человек натыкал пальцами какой-то текст и отправил. Он его даже не перечитывает. Получаешь текст (не важно, письмо или материал в газету) такой грамматически грязный, стилистически ужасный, что сразу видно: натыкано.

– В «Немом Онегине» все же можно выделить «героя», это Пушкин-Онегин. И как бы «героиню» – это Лотман-и-Набоков. Вы так задумали?

– Что вы! Лотман и Набоков – почти отцы-основатели. Героиня – это читатель, некая дама под 50, учительница русского, которую я стараюсь соблазнить, вытащить из школы, из учебника и заманить в лес, где на неведомых дорожках следы невиданных зверей; там чудеса, там леший бродит, а дама как увидит лешего – так в обморок.

– Пушкин описал во многом себя, но приписал свои не всегда хорошие мысли и поступки выдуманному персонажу. Зачем?

– Очень многие известные люди: писатели, артисты и т.п. сейчас живут нараспашку. Как эксгибиционисты, обнажаются догола; можете даже и глубже заглянуть, если есть желание, они всё показывают. В начале ХIХ века за такие откровения человека сочли бы идиотом. Назвать публично женщину, с которой у тебя «отношения», – это подлость, независимо от того, замужем она, или вдова, или девица еще пока, или уже нет. Персонаж Онегин ведет себя как Пушкин. Но разница между ними колоссальная, и она не в поведении, не в быту, не в пристрастии к театру, девкам и вину. Она в том, что Пушкин – гений, а Онегин – бездарность.

– Книга называется «Немой Онегин». Это что, его самая главная характеристика?

– Кто-то сказал: «Хорошее заглавие – половина успеха»; может быть, Бродский, не помню. Я думал, как назвать (а Цветаева тут постоянно рядом, потому что «Мой Пушкин»); подумал: может быть, назвать «Мой Онегин». Но сразу стало совестно: он же не мой, он Пушкина. И вот тут я ахнул, у меня мысленно «не мой» написалось в одно слово. Да, он немой. Он закрытый. И не только герой – весь роман закрытый, его надо расшифровывать, раскапывать, как Шлиман Трою откопал, причем не будучи археологом. Я названием очень доволен. Оно пришло опять-таки вдруг и мне страшно понравилось. Но это не про Онегина. Этот заголовок про гений Пушкина. У него в романе главный герой – Онегин. Но если выписать все, что сказал Онегин в романе «Евгений Онегин», получается одна страничка! Глазам не веришь; такого просто не может быть. Возможно, так вообще никогда не было за все века существования романов.

– То есть у Онегина нет слов?

– У него нет речей. Ни одной речи, кроме урока Татьяне: «Учитесь властвовать собой». В финале он должен был бы, как полагается, сказать: «О небеса, где справедливость?!» У него нет лица. Татьяна бледна, молчалива; Ольга, ее сестра, румяна; Ленский – кудри черные до плеч. У Онегина ни одной приметы. Вдобавок он сирота. У Татьяны есть мама, подробно описана биография папы, есть сестра, которая уже после убийства Ленского выходит замуж за улана, есть тетушки в Москве, все с именами, с биографиями, и няня есть, и даже знаем имя ее мужа («мой Ваня моложе был меня, мой свет, а было мне тринадцать лет»). Онегин – абсолютный сирота: матери не было вообще, не упоминается; отец «понять его не мог и земли отдавал в залог» – это все. Как звали папашу? Кем он был? Ничего не известно. И второй сирота в этом романе – Пушкин. Он в «Онегине» упоминает толпу знакомых и друзей: Вяземский, Гнедич, Державин, Шаховской, балерина Истомина, пьяный Дельвиг и др. Но ни отца, ни матери, ни сестры.

– А вообще самые важные и дорогие для вас открытия?

– В книжке «Нежная душа» (про «Вишневый сад») три важнейших открытия. Первое – размер поместья. В «Вишневом саде» купец Лопахин учит, как спастись семье Раневской от разорения. Надо нарезать вишневый сад на участки и сдать в аренду под дачи. Потому что имение заложено и хозяева не могут заплатить даже проценты по кредиту. Я спрашивал разных людей, в том числе актеров, которые играли «Вишневый сад», и режиссеров, которые его поставили: площадь-то какую Лопахин предлагает на участки резать? Самый распространенный ответ: два гектара. Редко кто говорил «пять гектаров», один сказал: «десять». А правильный ответ: 1100 (тысяча сто) гектаров! И написано у Чехова по-русски, достаточно таблицы умножения, чтобы это понять. И это многое меняет. Мы начинаем понимать душевное состояние действующих лиц, потому что, когда они выходят на крыльцо или смотрят в окно, все, что они видят, все до горизонта – это их земля. Совершенно другое ощущение жизни. Это не квартира в человейнике, из окна которой ты видишь соседний дом. Дело не просто в метрах и копейках. Эта арифметика дает понять чувства людей. Вот вам пример: лепта вдовицы. Нищая вдова дала копейку кому-то (лепта – самая мелкая монетка). Но она отдала все, что у нее было. Эта копейка потрясла Христа, вошла в Евангелие, вошла в мировой язык, в мировую культуру. Лепта вдовицы теперь – символ жертвы, когда человек не часть дает, не десять процентов от дохода, как полагается по Библии, а отдает последнее. А кто-то скажет: лепта, какая-то мелочь, как можно об этом писать? Какая-то дама где-то написала: «Минкин своей арифметикой убил персонажей «Вишневого сада». Я подумал: вот дура-то. Я их сделал живыми! А в учебниках они картонные «представители дворянства». Между прочим, если вы откроете пьесу, вы увидите, что персонажи эти замечательные – Раневская, Гаев, дочери Аня и Варя, и заходящий Пищик, и гость постоянный Лопахин – непрерывно говорят о деньгах, на каждой странице «Вишневого сада». Ну скажите тогда, что Чехов – крохобор. Второе открытие – колоссальный подарок, который Лопахин делает Раневской: по нынешнему курсу – миллионы евро, этого тоже никто не замечал. И третье: почему Петя Трофимов, правдолюбец и правдоруб, сначала говорит прямо в лицо Лопахину: «Ты хищный зверь», а в конце пьесы он же говорит: «У тебя нежные и тонкие пальцы, как у артиста, у тебя нежная душа». И никто никогда не спрашивал: почему Петя развернулся на 180 градусов? «Нежная душа» – эти слова Пети стали названием моей работы.

– Вы яростный полемист. Даже на протяжении этого интервью, упомянув об одном из своих открытий, вы припомнили некую специалистку (упрекнувшую вас в том, что вы арифметикой убили чеховских персонажей) и тут же ей возразили. Вам не кажется, что это несколько приземляет вашу работу? Так сильно хочется спорить, доказывать, возражать?

– Сносить личную обиду очень просто. Скажут: ты картавый, ты невежа, ты дурак. Да ради бога, думайте как хотите. Но когда кто-то не понимает, что у меня написано, и толкует это в каком-то отвратительном или просто глупом смысле, то я защищаю не себя, я защищаю текст, свою работу. Заметьте, автор «Онегина» не спускал обид и прямо в романе ответил критикам, не называя их, кстати, по имени. Ответил и в романе, и в примечаниях. Мог бы не отвечать или написать статью «Ответ критикам «Онегина». Но он прямо в «Онегина» влепил примечания. С самого начала, прямо с первой публикации первой главы. Он хотел, чтобы читатель «Онегина» сразу увидел его возражения критикам. Так что у меня есть пример для подражания. Но я вообще-то не спорю ни с кем. Коперник, что ли, спорил с Птолемеем? Он просто опроверг ложные представления о Солнечной системе.

– Новая ваша книга называется «Чайка На воде». «Чайка» – пьеса Чехова, «На воде» – очерк Мопассана. Зачем соединили два названия?

– Персонажи «Чайки» во втором акте вслух читают книгу. Какую – мы не знаем, публика на спектакле слышит всего несколько строк. Появляется Нина Заречная, заглядывает через плечо Аркадиной, у которой на коленях открытая книга: «– Это у вас что? – Мопассан, «На воде», милочка». Сцена продолжается, и никто из публики, и никто из артистов, и никто из режиссеров ни хрена не знает, а что это за «Мопассан «На воде», милочка». Что там написано? Загляните же наконец. Вот я это и сделал. А там, вообразите, о том, как устроен мозг и глаз писателя – именно то, на что Тригорин Нине жалуется: как ему тяжело жить, потому что он писатель, и как устроен его глаз. Никто не удосужился эту книгу прочитать. И значит, не видели, что Тригорин, рассказывая Нине о себе, о своей участи, просто пересказывает Мопассана «На воде». Оставшись одна, Нина эту книжку откроет и поймет, что писатель Тригорин пять минут назад соловьем разливался по чужим прописям. Многие юноши, объясняясь в любви, читают чужие стихи как свои или копируют чьи-то приемы. И вот оказывается, Тригорин – боже мой, боже мой.

– Вы подробно пишете о Мопассане, о том, что увидел в его очерке сам Чехов. Что прочли в строчках Мопассана персонажи. Мопассан – это же ружье, которое висит на сцене, но не все видят, как оно стреляет.

– Оно там несколько раз стреляет! С первой же реплики. Но похоже, что этой стрельбы никто не видел. Если уж речь идет об открытиях, то у Мопассана в «На воде» есть место, которое Чехов забыть не мог до самой смерти. Шок по-французски – удар. Чехов, читая француза, получил удар колоссальной силы и забыть его не мог. Подробности в книжке. Что до «Немого Онегина», там есть открытия маленькие, забавные, поэтические, структурные. Но есть то, что мне кажется невероятно важным. Финал «Онегина», финал «Метели» из «Повестей Белкина» и финал «Дубровского», и даже финал «Каменного гостя» – один и тот же. Когда это вдруг понимаешь, кажется, что сейчас сойдешь с ума. Боже мой, как это наглядно! И второе: боже мой, а как могли это не заметить?

– Классика – это хорошо и прекрасно, но это слишком «проверено временем». Что вы любите и читаете помимо классики?

– Современная книга и ныне живущий автор – не синонимы. Можете назвать книгу современнее «Бесов»? В книжном магазине перед вами тысячи книг. Можно каждый день покупать новую. Качество ее в 99 случаях из 100 будет чудовищным. А на полке с классикой книги, которые действительно время отобрало: Достоевский, Платонов, Набоков, Томас Манн, Фолкнер, Маркес, Хемингуэй, Булгаков. Человек, что – все это уже прочел? Отобрана временем – это лучшая характеристика. Если книгу продолжают издавать 100, 200, 500 лет (а если взять Евангелие, то почти 2 тысячи, а если взять Пятикнижие, то еще больше) – значит, эта книга феноменальная, раз она так долго не умерла. А то, что сегодня появилось на полке, завтра отправится в макулатуру. Человек, едучи в отпуск, покупает очередную криминально-сексуальную муть. Потом бросает в отеле. В каждом отеле в холле валяются на полке эти оставленные книги: на английском, на русском, на французском. Люди купили, прочли и бросили. Эти полки в отелях – кладбище халтуры и бездарностей, можно поучительный список составить.

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Минкин о России. Лучше не думать?

В «МК» от 2 сентября с.г. опубликована очередная статья Александра Минкина «Россия в свободном полете». Не знаю, сам он или редакция «МК» над заглавием поставила такой предзаголовок: «Лучше не думать». На мой взгляд, он совершенно точно характеризует состояние данного журналиста, когда он пишет свои статьи. В том можно убедиться,
если прочитать на «Прозе» заметку: «Пятая колонна в МК. Политическое убийство» о предыдущей статье А.Минкина (http://proza.ru/2019/11/14/402). Любой, прочитавший её поймет, ЧТО господин Минкин пишет.

Откровенно говоря, я думал, что редакция «МК» больше не будет представлять свою газетную площадь под подобные опусы журналиста Минкина. Но ошибся. Видимо, не нашлось там человека, который сказал бы автору: «Что же ты несёшь, уважаемый! Разве так можно о собственной стране?».

Можно понять желание редакции подать в газете разные точки зрения, чтобы привлечь читателей. Но однажды предпринятая мной попытка предложить в ответ Минкину критическую статью осталась без ответа. Ладно, могли бы сказать, что моя статья не подошла по качеству, но там просто промолчали. Я совершенно уверен, что были и другие авторы, у которых были статьи получше. Однако в «МК» не появилось ни одной с возражениями очернителям. Может, статьи Минкина шедевр? Да ничего подобного, там, кроме грязи и клеветы в адрес России и её властей, ничего стоящего внимания нет. А вот поди ж ты — сразу в печать. Стало понятно, что другая точка зрения газету не интересует. Но молчать в ответ на опубликованную в ней «чернуху» не считаю возможным, потому попробую высказать свою точку зрения здесь. Надеюсь, её увидят и в «МК», потому как материалы, опубликованные на «Прозе», через Интернет становятся общеизвестными.

Если сказать коротко о содержании очередной статьи А.Минкина, то это очередная «правда» о России глазами Минкина и тех, кого он цитирует. Нет, это не всегда измышления, не везде клевета. Но материал подается так, что можно подумать, будто, кроме грязи, вони, сплошной нищеты, воровства, безразличия властей по отношению к трудовому народу и чиновничьего произвола ничего другого в России нет. В который раз подумаешь — правду говорят: «Правда без любви, хуже всякой лжи!». (В данном случае — без любви к Отечеству).
Минкин, как и многие другие «правдоискатели», видимо, считает себя героем, отважно, не боясь «режима», выдающим правду-матку о происходящем в России и с Россией. И, похоже, ему удобнее при этом «Лучше не думать» о том, как его слово отзовется не только в нашем обществе, но и в стане врагов России, которых у неё пока еще достаточно.

Вот начало его статьи: «Что нас объединяет? Да, мы одно государство. Оно называется Российская Федерация, но ведь никто этого не понимает и уж точно — не чувствует. Что такое «федерация» — чёрт её знает».
Это «патриот» России, борец за правду, за народ. По его мнению, что такое Российская федерация не знает и не чувствует не только он, а никто. «Чёрт её знает»!

По-видимому, чтобы узнать, наконец, что же это такое, Минкин лезет в толковый словарь русского языка. Находит. Оказывается, для него новость, что: «Федерация — союзное государство, состоящее из объединившихся государств или государственных образований, сохраняющих определённую юридическую и политическую самостоятельность».

Но, похоже, он так и «не понимает» (не в силах понять), что же такое Федерация, и продолжает ёрничать: «Юридическая и политическая самостоятельность Рязанской губернии? Вы это серьёзно? Вы не заметили, что эпитет «определённая» (по отношению к самостоятельности) уничтожает всякую определённость и всякую самостоятельность?».
Он, видимо, даже не догадывается, что термин «Российская Федерация» означает объединение в одной стране не областей её, типа Рязанской, и даже не краев, а национальных республик.
Здесь можно было бы добавить, что среди нас находятся отдельные «умники», которые делают такое «открытие»: в составе РФ есть разные республики, а вот Русской-то и нет! То есть, у всех есть свои органы власти, правительства и т.д., а у русских нет. Они, как бы, бесправные. Минкин, слава Богу, к ним в данном случае, похоже, не примыкает, но и не очень склоняется к тому, чтобы внести ясность.
А она в заключается в особенности Российской федерации. Её особенностьв том, что русская нация является государствообразующей. Да, каждая республика и даже область в составе РФ имеют именно определенную Конституцией долю самостоятельности. Русские, безусловно, тоже имеют свою самостоятельность, органы власти и т.д. НО УЖЕ В РАЗМЕРАХ И ОБЪЁМЕ ВСЕЙ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ.
Что касается понятия полной самостоятельности, то это означает ни что иное, как, например, самостоятельность целых стран: США, Грузии, Турции, Японии, Украины, России, Белоруссии и всех других в мире. Да и то абсолютно полной самостоятельности у большинства из них нет.

И что дальше? А дальше у него: «Мы живём в России, но что же нас объединяет? Общая для всех нас (для всех частей федерации) государственная граница? Трудно сказать. Объединяет ли зэков общая для всех бараков граница зоны, колючая проволока, сторожевые вышки, погранцы с собаками? Убери эту границу, сними охрану — зэки разбегутся». (!)
Ну как вам Минкин? Включаем логику: значит, убери границу, разбегутся наши республики и губернии? Он даже здесь не понимает, что именно русские и объединяют все входящие в РФ республики в одну единую страну. Как цементный раствор скрепляет кирпичи здания и оно стоит веками. И потому все её граждане — россияне!
Примерно так можно расценить и дальнейшие его рассуждения. Он видите ли, считает, что нельзя сравнивать жизнь пенсионера на Камчатке и московского чиновника в лимузине, жителя Хабаровска и Москвы и так далее. Мол, всё везде разное, какое уж тут единство.
И, как венец всем доказательствам, Минкин зачем-то приводит слова журналистки из Петропавловска-Камчатского, которая рассказала в интервью, как изменилось её сознание, когда она выехала из своей столицы: «Я увидела, как живут люди на Камчатке, с какими бедами они сталкиваются, равнодушие чиновников. Я была замужем, зарабатывала 30 тысяч, которые тут же могла спустить на косметолога, деньги не считала. А когда пошла работать корреспондентом и увидела, что действительно происходит, у меня открылись глаза».

И как вам такие «аргументы»?
Минкин, как бы, совершенно не знает и не понимает, что да, Россия страна огромная и на её просторах в разных регионах жизнь людей не одинакова. Делает «великое открытие», наподобие упомянутой им журналистки, что пока еще не везде наши люди живут хорошо. И молчит о том, что у всех у нас есть одно общее понятие — Родина. Одна на всех великая Россия! И настоящему гражданину России, кем бы он ни был, даже тому, который свои положением по тем или иным причинам недоволен, видит вокруг себя недостатки быта и политики, но обладает чувством Родины, не придет в голову мысль её хаять публично.
А вот для Минкина и ему подобных критиков, куда важнее рассказать о том, как у камчатской «журналистки» открылись глаза после того, как её уволили с работы. Минкин даже не задумывается — как так могло быть, что она до того ничего «не знала»: «Она прожила там 30 лет, но если б её не уволили за смелые речи, она так бы и не знала реальной жизни».
Она 30 лет не знала реальной жизни? Что же это за журналистка? А за что её уволили? Оказывается, она работала ведущей новостей в в ГТРК «Камчатка» и рассмеялась при записи программы, когда начала читать официальное сообщение о том, что с 1 февраля выросли размеры пособий федеральным льготникам на 3%. «Александра начала ржать, пыталась остановится, но при мысли о международном транспорте (здесь явная ошибка, видимо, должно быть «междугородном транспорте», А.Х.) за 463 рубля приступ смеха давил её снова. . Запись попала в интернет и Новикова проснулась знаменитой и обреченной на увольнение».
Удивительно, как раньше не выгнали с работы такую журналистку, которая не знает реальной жизни за пределами студии и косметического салона, а повышение пособий, пусть и незначительное пока, заставляет её ржать? Не менее удивительно то, кого Минкин, подробно о ней повествуя, приводит в пример всем нам. И кто, зачем такие его излияния публикует?

«Что же знают о ней (о реальной жизни в России, А.Х.) в Москве? Скажем так: это наша страна, которую мы не знаем», — восклицает Минкин.

Вот так вот, если Минкин не знает, и его журналистка не знает, то, по их мнению, «мы» все не знаем, никто не знает. И потому ему приходится «открывать нам глаза». Ох, Минкин, Минкин, не в первый раз его заносит в его рассуждениях. Знаем, Минкин, знаем. И о том, что пока еще не все у нас живут хорошо, знаем. Однако, мы знаем и о том, о чем сказал на ток-шоу у Норкина известный либерал Надеждин: «Русский мужик никогда раньше не жил так хорошо, как сейчас. Никогда!». И никто в студии ему не возразил, несмотря на наличие там известных «борцов за правду». Это, повторяю, не значит, что ВСЕ мужики в России, все россияне живут очень хорошо. Надеждин тоже это прекрасно знает. Но он, надо отдать ему должное, видит и всех, кто действительно живет так, как никогда раньше, видит и ТЕНДЕНЦИЮ к росту благосостояния всех россиян в дальнейшем. И мы видим. Видим и недостатки, которые в большинстве своём из прошлого и видим нынешние. Но видим и большие достижения, сдвиги к лучшему, радуемся тому, что уже сделано. Мы, в отличие от некоторых, гордимся своей Родиной, и её славным прошлым, и настоящим. Строим Великую Россию, а не выворачиваем наизнанку все её недостатки, на радость врагам.
А эти «некоторые» видят только негатив и, унижая Россию и россиян на радость русофобов всех мастей, с наслаждением в нем копаются. Ладно, пусть копались бы в своё удовольствие, но такое «копание» без предложений как недостатки устранить, а лучше лично поучаствовать в их ликвидации, не может дать обществу ничего положительного, но может вызвать и частично уже вызывает уныние, недовольство и раскол в стране. Что еще нигде и никому не шло на пользу.

Дальше у Минкина идет перечисление всего того, что нас НЕ объединяет. По его словам, ни общая история с бывшими союзными республиками , ни общность в самой РФ, ни деньги, ни вера, ни доверие властям, ни общая территория и т.д., вплоть до наркотиков, ничто нас не объединяет. Коротко объясняет, почему он так считает (повторять нет смысла). А вот что нас разъединяет, пожалуйста: «Выборы нас разъединяют. ТВ нас разъединяет. Властные хищники, которые губят тайгу, Байкал, ГУБЯТ ВСЁ (выделено мной, А.Х.) ради денег — разъединяют», — это, по его мнению, даже объяснений не требует: «Это же ясно», — заявляет он, и считает, что раз ОН так заявил, то этого достаточно.
Единственное, по его мнению, что нас, всё-таки, как-то объединяет, это русский язык. Но и то, как он считает, — пока. Потому, что: «… уже не такой могучий и прекрасный, как утверждала школьная хрестоматия; он слабеет. Он слабеет политически — всё меньше людей в остальном мире говорят на нём. Он слабеет внутри России. … Уже половину слов Пушкина, Тургенева, Лескова не понимают дети. И молодые уже не понимают».

А, в итоге Минкин приходит вот к чему: «Россия на краю? Или летит в пропасть? Пока человек находится в свободно падающей ракете, он чувствует себя в свободном полете и не чувствует падения, а если зажмурится — то и не увидит. Узнает, когда грохнется (хотя вряд ли такое приключение стоит называть узнаванием)».

Ну как вам, в итоге, перспектива по Минкину? Полная безнадега. Скоро грохнемся. И таких «авторитетных специалистов», статьи которых охотно публикуют многие наши СМИ, у нас немало.
А вот зарубежные экономисты, в отличие от некоторых наших экономистов и журналистов, отмечают рост российской экономики, несмотря на санкции:
«Иностранные аналитики утверждают, что за годы санкций российская экономика стала стабильнее, чем когда-либо. Российский эксперт отметил, что сейчас страна способна привлекать внешние инвестиции. Также он выделил большое положительное сальдо торгового баланса и растущий внутренний спрос», — передаёт Радио Sputnik.

Впрочем, и у нас достаточно много тех, кто понимает ситуацию в России и в мире правильно. Вот как, например, прокомментировал заявления иностранных экономистов директор Института социально-экономических исследований Финансового университета при Правительстве РФ Алексей Зубец:
«Мы помним, что в 2014-2015 годах общее мнение международных инвесторов про Россию было крайне негативным: мол, завтра они развалятся, не выдержат удар, санкции поставят на колени и тому подобное. Но очень быстро выяснилось, что Россия гораздо прочнее и стабильнее, чем считали на Западе».

Таково, вкратце, мнение зарубежных и наших аналитиков. А вот Минкин свой опус коротко заключает так: « . нынешняя политика и практика не оставляют надежд».
Стоп, здесь, как говорится, желательно подробнее. Какая «нынешняя политика»? Какая именно «практика»? Кому «не оставляет надежд»? Ничего об этом у Минкина нет. Похоже – «Прокукарекал, а там хоть не рассветай».

Но нет, не так всё просто. Любой здравомыслящий человек видит к чему такие выступления. Никакой конкретной программы немедленного улучшения жизни в стране у таких «радетелей за народ» нет. Их цель — вызвать недовольство в обществе действующей властью, расколоть его, и сменить власть и курс страны. А на какую власть, на какой курс, сказать открыто они не решаются. Но догадаться не трудно, к гадалке не ходи, достаточно посмотреть на соседей. И совсем нетрудно понять кто за всем этим стоит. Только вряд ли им удастся то же самое сделать в России. Если, конечно, мы не будем молча смотреть на их усилия опорочить страну и народ, лично Путина, на то, что их опусы и выступления охотно публикуются не только зарубежными, но и нашими СМИ.
10.09.2020

Автор знаменитых «Писем президенту» рассказал жителям Бурятии, за что его любят читатели

Александр Минкин: «То, что люди говорят на кухне, я открыто пишу в газете»

В этом году газета «Московский комсомолец в Бурятии» отметила 23 года своего существования в республике. Все эти годы с центральных страниц издания с нами вступал в диалог неподражаемый Александр Минкин.

Александр Градский и Александр Минкин. Фото: Из личного архива.

Будучи в Москве, мы попросили его ответить на некоторые вопросы.

— Ваши знаменитые «Письма президенту» в Бурятии перечитывали, восхищались. В 2018-м вы издали книгу «Путин №5» — предсказали обнуление. Потом на сайте mk.ru мы прочитали, что вы закрыли свою рубрику, потому что «жизнь очень изменилась». Вопрос: кто-либо из журналистов в регионах, может быть, даже региональных изданий «Московского комсомольца», повторил ваш опыт?

— Вряд ли. Не знаю даже, пытались ли повторить.

— Как вы считаете, завершение «Писем президенту» можно рассматривать как изменение государственной политики России в лучшую сторону? Можете ли сказать, что ваши письма достигли цели?

— Политика России в последние годы, на мой взгляд, меняется в худшую сторону. Если бы мои «письма президенту» достигли цели — он ушел бы в отставку.

— Корреспондент “Ъ” Андрей Колесников тоже написал книгу про Путина, вы ее читали? Вы с ней согласны?

— Тоже? Я книг про Путина не писал. Колесников много лет пишет в «Ъ» отчеты о встречах Путина, поездках Путина, выступлениях Путина. Там попадаются очень интересные наблюдения. Минимум дважды я цитировал фразы Путина именно по публикациям Колесникова. Один раз Колесников услышал и опубликовал в «Коммерсанте», как Путин неосторожно сказал премьер-министру Израиля: «Привет передайте своему президенту! Оказался очень мощный мужик! Десять женщин изнасиловал! Мы все ему завидуем!» («Свой в доску», «МК», 20.10.2006). В другой раз, когда Путин за рулем «Лады» ехал по Сибири, он сказал Колесникову (сидевшему рядом) о тяжелой жизни президента: «А что я вижу? Сижу в машине, как таракан в бронированной банке» («Ъ», 17.06.2006).

— Вы когда-нибудь были в Бурятии, что-нибудь знаете об этом крае? Как вы считаете, за что вас любят читатели?

— За то, что я высказываю их мысли. То, что они говорят на кухне, я открыто пишу в газете. В Бурятии, к сожалению, я не был, пригласите — приеду. Сталкивался с докторами из вашей республики, которые работают в Москве, чудесно лечат, за что им огромное спасибо.

— Как-то мы поспорили c читателями, кто вы? Вас нельзя назвать ни диссидентом, ни патриотом в традиционном понимании, при этом вы никогда не собирались уехать из России. Почему? Кем вы сами себя считаете?

— Я себя считаю патриотом. Именно — в традиционном понимании, а не в том извращенном смысле, который оно приобрело в устах властей и телевизионных льстецов. Помните у Пушкина: «Беда стране, где раб и льстец / Одни приближены к престолу».

— У вас есть страничка в соцсетях? Какие сайты и газеты вы читаете сегодня?

— Страница в «Фейсбуке» у меня есть. Но читать я предпочитаю настоящие книги, а не словесный мусор, глупости и пакости.

— Несколько лет назад вышла ваша статья о спектакле «Идиот» в «Ленкоме», которая потрясла наших театралов своей правдивостью. Вот их слова: «Минкин открылся нам с совершенно неожиданной стороны. Так точно найти слова тому, что происходит сегодня в государственных российских театрах. Передайте Минкину, что он молодец. В государственных театрах на государственные деньги сегодня открыто разрушают культуру народа, прикрываясь классикой, к которой все это не имеет никакого отношения, и все молчат. А Минкин написал». Что изменилось после вашей статьи о спектакле?

— Тот спектакль Богомолова назывался «Князь». После моей статьи «Модный идиот» главный режиссер «Ленкома» Марк Захаров выбросил его из репертуара.

— Многие прочитали недавние ваши статьи «Пел Высоцкого по телефону: последний разговор с Александром Градским» и «Король умер. Градский не оставил наследника», назвав их одними из лучших статей в память о певце. Вы его знали лично. На сайте mk.ru вышло много других статей. Как вы считаете, нужна ли в редакции какая-то единая политика, один угол зрения, или любой волен высказывать то, что пожелает? Другими словами, насколько слышен сегодня в гуле блогеров голос авторской журналистики?

— В «МК» я ничем не руковожу. У меня нет ни отдела, ни сотрудников, ни секретарши. Что касается, слышен ли в гуле блогеров голос авторской журналистики… Если встать поближе к ревущему реактивному двигателю самолета, вы сквозь этот рев вообще ничего не услышите. Держитесь подальше от ревущих и орущих. Включите лучше такие подкасты, как «Терминальное чтиво» и «Книжный чел». А если интересен рэп, то Слава КПСС гораздо глубже, чем Оксимирон.

— В день смерти Александра Градского на центральном канале вышел фильм в память о нем. Фильм — это не репортаж, его нельзя сделать за несколько часов. Значит, этот фильм готовили заранее, что еще вчера немыслимо было себе представить, а с сегодняшними скоростями уже норма. Как вы все это оцениваете?

— Никак. Я не смотрю телевизор. У меня его попросту нет и нет примерно уже лет двадцать. Что касается вашего «немыслимо», вы ошибаетесь. Во всем мире давным-давно некрологи лидерам стран и знаменитостям пишут заранее. Это цинично, но разумно. Разве лучше делать это в дикой спешке с неизбежными ошибками?

— Почему вы столько лет в «МК»? Насколько изменился «МК» за все эти годы? В чем изменились вы как журналист?

— В «МК» я 21 год. За это время политическую журналистику почти окончательно задушили. И «МК» был вынужден измениться. Посмотрите, сколько за последние годы принято законов, ограничивающих свободу слова, запрещающих одно, другое, третье, четвертое. Газета вынуждена эти законы выполнять, иначе ее закроют, запретят. С другой стороны, «МК» — единственная в мире газета, которая позволила себе в 2017-2019 годах опубликовать мою работу «Немой Онегин», отдав под этот текст 25 полос формата А2.

Что касается меня, то мои принципы не изменились, а эзоповым языком я хорошо владею с советских времен, просто применять его приходится все чаще. Например, вместо «Путин» пиши «Кремль» или «власть», или даже «Медведев» — умные читатели все поймут.

— Спасибо за откровенность!


источники:

http://proza.ru/2020/09/10/496

http://ulan.mk.ru/social/2021/12/22/avtor-znamenitykh-pisem-prezidentu-rasskazal-zhitelyam-buryatii-za-chto-ego-lyubyat-chitateli.html