Академик Николай Морозов биография

Николай Морозов

Биография

Николай Морозов – историческая личность, биография которого полна интересных фактов и невероятных событий. Он успел написать десятки научных трудов, пробыть полвека в заключении и даже, если верить распространенному мифу, стать старейшим снайпером Советской армии.

Детство и юность

Николай Александрович родился 7 июля 1854 года в усадьбе Борок Ярославской губернии. Его отец – Петр Щепочкин – имел конный завод и располагал большим состоянием. Правда, сам Морозов даже в автобиографической книге «Повести моей жизни» не упоминал имена родителей.

Мать будущего революционера, Анна Плаксина, была дочерью кузнеца – Петр Щепочкин даровал той вольную, родил семерых детей, но так и не узаконил брак. Он же и присвоил ей фамилию Морозова, которую носил Николай Александрович. Отчество народоволец получил от крестного, местного помещика.

Детство мальчика прошло в достатке. Несмотря на то, что Щепочкин так и не узаконил положение наследников, серьезно относился к их воспитанию и образованию. Коля рано проявлял способности к науке, поэтому отец видел сына ученым.

В возрасте 14 лет подросток поступил во 2-й класс гимназии – особой нелюбовью у него пользовались Закон Божий и латынь. Причем с последним предметом гимназист справлялся на отлично, но из-за конфликта с учителем оценки были плохими, а Коле даже пришлось остаться на второй год.

Классическое образование быстро наскучило Морозову, и тот решил основать некий неформальный кружок естествознания с собственным уставом. Быстро нашлись единомышленники – подростки изучали труды Дарвина, читали радикальную литературу, выпускали журнал.

Изначально отец позволял сыну подобные вольности, но когда увлечение кружком стали губительно сказываться на успеваемости, выразил недовольство. Однако это не мешало Коле все больше углубляться в «подпольную студенческую жизнь». В те годы он стал знакомиться с представителями радикальных групп. А весной 1874 года решил вступить в число «чайковцев».

Впоследствии Николай вел активную революционную деятельность, будучи в составе «Земли и воли», и даже участвовал в подготовке убийства Александра II – из-за этого в судьбе ученого случились неоднократные аресты. В 1882 году народника приговорили к пожизненному заключению. Полное освобождение он получил только в 1913 году, попав под амнистию. К слову, как раз в местах лишения свободы Морозову удалось трансформировать научные идеи в многотомные труды.

Личная жизнь

Первый брак с единомышленницей Ольгой Любатович у Николая Александровича оставался фактическим – пара не узаконила отношения, однако некоторое время проживала совместно. Ольга Спиридоновна, как и гражданский муж, приговаривалась к ссылкам, будучи активисткой движения «Земля и воля».

В 1880 году у Любатович и Морозова родилась дочь. На тот момент революционер-народник отбывал очередное наказание, и Ольга Спиридоновна оставила девочку у друзей, чтобы освободить возлюбленного. Но добилась только собственного ареста – в это время единственная дочь ученого умерла от менингита.

Больше детей у Николая Александровича не было. А личная жизнь устроилась много позже. Со второй женой – писательницей Ксенией Алексеевной – он познакомился уже в 1906 году, на тот момент мужчине шел 52-й год. Спустя некоторое время они обвенчались.

Для Морозова супруга стала и ангелом-хранителем и музой. Эта женщина поддерживала его во время ссылок. А после освобождения способствовала его научным исследованиям, помогала в публикациях. К слову, в 1910 году народоволец посвятил избраннице сборник «Звездные песни».

Николай Александрович и Ксения Алексеевна прожили счастливую жизнь, несмотря на отсутствие детей. Жена оставалась с ним до самой смерти, пережив мужа на 2 года, и была похоронена рядом.

Наука

Николай Александрович стал автором десятков историографических и астрофизических работ, также прославился как химик. Любопытно, что он не получал профильного образования в этой науке, но благодаря поразительному труду и интеллектуальным способностям самостоятельно изучил основы. А после освобождения даже преподавал в Петербургской высшей вольной школе.

Морозов имел степень доктора наук, при этом не защищал диссертацию. Его работа «Озон и перекиси» стала подробным изложением взглядов ученого на механизм образования перекисных соединений. Из-под руки академика вышел еще ряд проектов, касающихся аллотропии простых веществ. Но главным достижением, по мнению современников, стали исследования в области периодического закона элементов. К примеру, он предвосхитил открытие позитрона и электрона.

Большого внимания заслуживают и исторические воззрения академика, вылившиеся в три больших сочинения – «Пророки», «Откровения в грозе и буре» и «Христос». Последнее вызвало критику и споры среди научного сообщества, поскольку в ней автор сформулировал теорию фальсификации истории.

Литература

Литературные проекты Николая Александровича привлекали внимание публики как раз благодаря непростой биографии автора с его тюремным и революционным опытом. Известно, что Морозов состоял в нескольких общественных организациях, в том числе в Петроградском литературном обществе.

Писать стихи народоволец начал в юности. А первые публикации увидели свет в Англии и Швейцарии. Интерес аудитории обуславливался социальными мотивами, революционными идеями произведений. При этом жанры его сборников были разнообразны – от дружеских посланий и стихотворной сатиры до лирических монологов и воспоминаний.

Большинство работ Николая Александровича носили автобиографический характер, однако писатель не отказывался и от социальной тематики, касаясь в том числе процессов природных явлений. Так называемая «научная поэзия» из-под его пера стала неким переосмыслением конкретных научных фактов.

Что касается прозы, то здесь больший интерес представляют мемуарные тексты автора. Любопытно, что его книга «Начало жизненного пути» была лишена «революционных будней» и затрагивала другие жизненные события писателя. А учитывая последующие его переосмысления, касающиеся идеологии оппозиции власти, большинство изданий освещали как раз период после раскола «Земли и воли».

Великая Отечественная война

Один из самых распространенных мифов касается участия Николая Александровича в ВОВ. Якобы в первые же дни после нападения фашистов на СССР Морозов обратился в военкомат с просьбой отправить его на фронт. Но, учитывая преклонный возраст «новобранца», ожидаемо получил отказ.

По слухам, для ученого это не стало поводом оставить цель – вновь и вновь тот осаждал военкома заявлениями и звонками. Наконец, академик пошел на хитрость, заявив о том, что изобрел новый телескопический прицел и хочет опробовать его в боевых условиях.

Морозова отправили на фронт в качестве добровольца на один месяц (эта информация так и не получила официального подтверждения), которого хватило для того, чтобы убить с десяток фашистов.

Смерть

Свой земной путь Морозов окончил там же, где и родился. Доподлинно причина смерти академика неизвестна – однако последние дни тот не имел сил даже подняться с постели. Умирал он в жаркую летнюю ночь 30 июля 1946 года – за пару часов до смерти Николай Александрович попросил перенести его к окну, чтобы еще раз взглянуть на небо. А последней фразой народовольца стала «Прощайте, звезды!».

Сохранилось не так много фотографий этого великого человека. Но живы его труды, которые сегодня представляют интерес и для научного сообщества, и для любителей прозы и поэзии. В честь революционера был назван астероид и кратер на Луне. А место его захоронения объявлено памятником регионального значения.

Революционер, учёный и 87-летний снайпер. Николай Александрович Морозов

Борьба за свободы, научная деятельность, три десятилетия в тюрьмах и командировка на фронт в качестве снайпера – далеко не все этапы жизненного пути революционера и почетного академика АН СССР Николая Александровича Морозова (25 июня (7 июля) 1854 – 30 июля 1946). Его с полным правом можно было называть «человеком универсальным» современности.

Первые шаги

Будущий академик и революционер родился в 1854 г. в поместье Борок (Ярославская губ.) в семье помещика и бывшей крепостной крестьянки. Первое обучение Николай получил дома, но затем поступил во Вторую Московскую гимназию. Впрочем, учился там плохо и вскоре был исключен, после чего занялся самообразованием. В 1871 г. Морозов стал вольнослушателем Московского университета.

В 1874 г. Н.А. Морозов присоединился к кружку народников-чайковцев. Вместе с товарищами он ездил по ближайшим губерниям и активно общался с крестьянами. В том же году Морозов отправился в Швейцарию представлять интересы чайковцев на международных мероприятиях. Тогда же он вступил в ряды Первого Интернационала.

В 1875-м Морозов вернулся в Россию и сразу был арестован по подозрению в революционной деятельности. Тремя годами позже состоялся судебный «Процесс 193-х», по результатам которого Морозова освободили – предварительное заключение полностью покрыло назначенное наказание.

Молодой революционер

После заключения и суда Н.А. Морозов с новыми силами принялся за революционную работу, но уже на нелегальном положении. Вскоре он вошел в организацию «Земля и воля», а затем стал одним из ее руководителей и секретарем ее одноименной газеты.

В 1879-м Морозов был в числе создателей «Народной воли». Эта организация считала необходимой радикальную борьбу и готовила соответствующие «акции». Несколько покушений на императора Александра II провели при прямом участии Н.А. Морозова.

Впрочем, уже в 1880 г. Морозов разошелся во взглядах с товарищами-революционерами и уехал за границу. Причиной этого стали разногласия о роли террора в политической борьбе. Соратники Морозова считали его крайней мерой, от которой в дальнейшем следует отказаться, а тот видел в силовых методах нормальный инструмент для регулярного использования. Вскоре эти взгляды были сформированы в виде концепции под названием «теллизм» – по имени Вильгельма Телля.

В январе 1881 г. Н.А. Морозов с женой нелегально вернулся в Россию и был арестован. Годом позже в рамках «Процесса двадцати» его приговорили к пожизненному заключению. Морозов отбывал наказание сначала в Петропавловской крепости, а с 1884-го – в Шлиссельбургской. С этим периодом связано появление шутливого прозвища «Морозов Шлиссельбуржский».

Ученый-универсалист

Н.А. Морозов не пал духом и не стал терять времени. Имея доступ к литературе, он продолжил самообразование. Заключенный революционер изучал иностранные языки, естественные и общественные науки и даже писал собственные научные труды. К моменту своего неожиданного освобождения Морозов успел выучить 11 языков и написать 26 томов (!) рукописей на разные темы, в т.ч. по актуальным вопросам разных наук.

28 октября 1905 г. была объявлена амнистия, и Морозов вышел на свободу. Вместе с собой он забрал многочисленные рукописи и объемные знания во множестве областей. Можно с полным правом утверждать, что из заключения Н.А. Морозов был одним из самых образованных и эрудированных людей своего времени.

После освобождения будущий академик занимался в основном научной работой, но не забывал о борьбе за свободу народа. Он предпринимал попытки издания своих научных трудов, женился и даже вступил в масонскую ложу «Полярная звезда». В 1909 г. Морозов получил приглашение стать председателем Совета Русского общества любителей мироведения (РОЛМ). Эту должность он занимал до роспуска РОЛМ в 1932 г.

В 1911-12 гг. Морозову вновь пришлось отправиться в заключение. Однако в начале 1913-го состоялась очередная амнистия, и ученый вышел на свободу – на этот раз навсегда. К этому времени из 59 лет жизни Н.А. Морозов провел в тюрьме почти 30.

Революционер после революции

События 1917 г. Н.А. Морозов принял с энтузиазмом, хотя и не разделял позиций большевиков. Несмотря на разногласия с новой властью, видный ученый продолжил свою деятельность и даже получил новые посты и звания.

В 1918 г. Морозов стал директором Естественнонаучного института им. П.Ф. Лесгафта. На этой должности он оставался до конца жизни. По инициативе нового директора началось издание научных работ по разным вопросам в сфере естественных наук. В этих книгах продвигались прогрессивные теории в области строения вещества, космонавтики и т.д. Позже основные работы Н.А. Морозова и его коллег по ЕНИ получили высокую оценку от ведущих ученых страны и мира. Впрочем, часть исторических исследований и концепций не нашла поддержки в академических кругах.

В 1932 г. Ленгубисполком закрыл РОЛМ, председателем которого был Морозов. Этому предшествовало расследование, выявившее в организации «контрреволюционную группировку». В отличие от некоторых коллег, Н.А. Морозов после этого не подвергался преследованиям, хотя ему и пришлось на некоторое время переехать в родной пос. Борок. В этот же период Морозов избран почетным академиком АН СССР.

Однако и после этого ученый продолжил свою работу. Основной базой для научной деятельности теперь была обсерватория, построенная ранее силами РОЛМ. В 1939 г. в поселке появился настоящий научный центр. Позже на его основе создали новые организации, сейчас относящиеся к РАН.

Снайпер

В возрасте 85 лет Н.А. Морозов увлекся стрельбой. В 1939 г. он записался в ОСОАВИАХИМ, на курсы снайперов. Несмотря на почтенный возраст, революционер-ученый освоил снайперское дело и затем регулярно посещал стрельбище для поддержания навыков.

После нападения гитлеровской Германии академик Морозов, в то время работавший в Ленинграде, обратился в военкомат – он желал отправиться на фронт добровольцем. Ввиду возраста ему отказали. Однако ученый-снайпер продолжил писать письма и даже угрожать обращением «на самый верх».

В 1942 г. военкомат «сдался» и принял Н.А. Морозова на службу. Однако его взяли на правах добровольца-командировочного в должности снайпера и разрешили отправиться на передовую, но только на месяц. Вскоре Морозов оказался в одной из частей Волховского фронта.

Несмотря на солидный возраст, «новобранец» оказался настоящим профессионалом. Снайпер регулярно выходил на огневую позицию и выслеживал противника. Как и подобает ученому, перед каждым выстрелом он делал все необходимые расчеты – и бил без промаха. За месяц командировки Н.А. Морозов убил около десятка вражеских солдат и командиров.

После месяца службы ученого вернули с передовой в тыл и предложили вновь заниматься научной деятельностью. Однако после этого Н.А. Морозов продолжил писать письма с требованиями вернуть его на фронт. Впрочем, теперь переписка не дала желаемого результата.

После прорыва блокады почетный академик Морозов был награжден медалью «За оборону Ленинграда». Вскоре ему вручили первый Орден Ленина. В 1945-м ученый удостоился второго Ордена Ленина, а также получил медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.»

Научное наследие

Вернувшись в Ленинград, Н.А. Морозов продолжил научную работу, причем теперь изыскания ЕНИ им. Лесгафта велись с учетом нужд воюющей страны. Осуществлялись новые исследования и издавались свежие актуальные научные работы.

Почетный академик, революционер и снайпер ушел из жизни 30 июля 1946 г. в своем доме в Борке. Позже там был организован музей. В память об ученом назывались улицы, предприятия, малая планета и кратер на Луне. Причем первые объекты были поименованы еще при жизни Морозова.

Николай Александрович Морозов прожил долгую и бурную жизнь, оставив большое наследие. Его труды затрагивали множество областей и вносили заметный вклад в создание фундамента для последующих практических достижений. Морозова с полным правом можно считать одним из главных наших естествоиспытателей XX века и одним из основоположников отечественной космической науки.

Научное наследие Морозова сохранено. Так, Российская академия наук создала ресурс «Архив Н.А. Морозова» – 13 описей и 135,7 тыс. листов полностью оцифрованы и доступны всем желающим.

Неуловимый академик: Как немцы охотились за 88-летним снайпером

В годовщину 75-летия Победы Царьград продолжает рассказывать о людях, сражавшихся за мирное небо. Сегодня речь пойдёт о невероятном подвиге почётного члена Академии наук СССР, директора Естественно-научного института им. Лесгафта Николая Александровича Морозова. В это трудно поверить, но в 88 лет его взяли на фронт снайпером. Он стал самым пожилым участником Великой Отечественной войны.

Из заключения – в науку

Николай Александрович Морозов родился в 1854 г. в Ярославской губернии в поместье Борок в семье помещика и бывшей крепостной. Начальное образование он получил дома, потом его отправили учиться во Вторую Московскую гимназию. Но из-за плохой успеваемости и не самого примерного поведения из учебного заведения исключили. Тогда юноша решил заняться самообразованием. И в 1871 г. он стал вольнослушателем Московского университета. Морозов оказался подвластен революционным идеям того времени и даже был пожизненно осуждён за свою деятельность. Но в 1905 году его амнистировали. За время своего заключения он успел выучить 11 языков и написать 26 томов рукописей на разные научные темы.

После освобождения Николай Морозов решил заняться наукой. В 1909 г. его пригласили стать председателем совета Русского общества любителей мироведения, где занимались вопросами развития астрономии, геофизики и совершенствовали физико-математические знания. В 1910-м учёный совершил полёт на аэроплане.

До революции 17-го года ему ещё один раз пришлось побывать в заключении. Но он снова был выпущен по амнистии. Несмотря на то что позиции большевиков Николай Морозов не разделял, ему позволили продолжить свою научную деятельность. В 1918 г. его назначили директором Естественно-научного института им. Лесгафта. Эту должность он занимал до конца своих дней. В начале 30-х учёного заподозрили в контрреволюционной деятельности. Ему даже пришлось на время уехать в родной посёлок Борок. Как только страсти улеглись, он вернулся к работе и стал почётным академиком. В 1939 году 85-летний академик Морозов развлечения ради окончил курсы Осоавиахима, где обучился снайперской стрельбе.

Снайперская винтовка СВТ-40. Фото: Russian Look / Globallookpress

Общество содействия обороне, авиационному и химическому строительству существовало в 1927–1948 годах. Его считают предшественником ДОСААФ. Организация внесла большой вклад в обучение военному делу резервов для Вооружённых сил страны в предвоенные годы. К началу Великой Отечественной в рядах Осоавиахима насчитывалось около 14 млн человек.

Стал фронтовой звездой

Николай Александрович потребовал отправить его на фронт в самые первые часы войны. Но на просьбу старичка-академика даже не отреагировали. В военкомате лишь по-доброму усмехнулись и развернули его домой. Дотошный академик Морозов стал регулярно писать суровые письма в военкомат и даже угрожал, что дойдёт в своём вопросе до «самых верхов». В 1942 году под мощнейшим натиском учёного военные сдались и зачислили его добровольцем ровно на один месяц в одну из частей Волховского фронта. Так 88-летний академик Николай Морозов стал снайпером и защитником блокадного Ленинграда. В части его встретили настороженно и с недоумением: «Седая борода, очки! Вот тебе и снайпер!» — изумлялись бойцы.

Академик Н. А. Морозов. Фотохроника ТАСС

Но делать было нечего, пришлось старика посвящать в дела и вводить в строй. Академик Морозов беспрекословно выполнял все команды, не требуя к себе особого внимания. Он ходил без трости, легко пригибался в окопе при обстрелах. Всех поразило, как он умело обращается с винтовкой, – как бывалый снайпер. Старик всегда тщательно выбирал себе позицию для стрельбы, обстоятельно изучал траекторию полёта пули в условиях влажной погоды и подолгу сидел в засадах в ожидании цели. Однополчане были изумлены, когда увидели, как замерзший академик Морозов с первого выстрела убрал высокопоставленного немецкого офицера. На удивительного старичка приходили смотреть бойцы из других частей. Он стал настоящей фронтовой звездой. О нём без конца рассказывали и писали в газетах, что самого академика жутко раздражало. Ведь он пришёл сражаться с врагами, а не в игры играть.

Неугомонный снайпер с русской стороны стал очень досаждать немцам. Вычисляя периодически его укрытия, они подвергали их особенно сильному обстрелу. Высшему военному руководству стало известно о том, что академик Морозов злит немцев, и его решили с фронта вернуть. Академика сердечно поблагодарили за службу Отчизне и настоятельно рекомендовали Николаю Александровичу вновь сосредоточиться на научной работе.

Поквитался с фашистами

Академик Морозов, вкусив настоящей фронтовой жизни, был категорически не согласен с таким решением. С передовой его забирали чуть ли не насильно. Он потом ещё долго обивал пороги военкомата, буянил и грозил найти управу на тех, кто не позволил ему до конца исполнить долг перед Родиной.

Я всё-таки поквитался с фашистами за ленинградцев, жаль, что мало. И я счастлив, что дожил до Победы над германским фашизмом,

– написал академик Морозов Сталину 9 мая 1945 года.

В 1944 году после снятия блокады почётному академику Морозову вручили медаль «За оборону Ленинграда» и орден Ленина. В 1945-м он удостоился ещё одного ордена Ленина и медали «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.».

Он умер год спустя после победы в возрасте 92 лет в родном посёлке Борок. В честь отважного академика и самого пожилого участника Великой Отечественной войны, до конца своих дней верного Отчизне, были названы улицы и даже малая планета и кратер на Луне.


источники:

http://topwar.ru/165736-revoljucioner-uchenyj-i-snajper-nikolaj-aleksandrovich-morozov.html

http://tsargrad.tv/articles/neulovimyj-akademik-kak-nemcy-ohotilis-za-88-letnim-snajperom_253876