Агамирзов Алексей Константинович Калуга биография

«Братик… ты живой?!» Киев использует против России последний козырь

Боевики «Азова»* 5 марта подорвали жилой дом в Мариуполе. Под завалами остаются около 200 человек, в основном – женщины и дети. В городе заминированы ещё несколько зданий. Всё это заставляет сомневаться в том, что достигнутое с Киевом соглашение о гуманитарном коридоре будет выполняться. Кровавая хроника происходящего в подконтрольных нацистам населённых пунктах способна шокировать даже циников. Заложники, которыми по факту стали жители удерживаемых бандеровцами городов, – потенциальные свидетели в судах. Гуманитарный коридор нацистам невыгоден. Они не хотят терять ни заложников, ни свидетелей.

Как их убивали

Окраина Мариуполя, ночь. Молодая пара пытается выбраться из города. Они надеются спастись. Фары вырывают из темноты несколько стоящих прямо на дороге машин. Там что-то не так.

Бегом к брошенным авто. Двери открыты, кругом – следы ботинок и шин. Рядом с автомобилями скрючился на боку бородатый молодой парень в гражданском. Бледный, как снег, в который он уткнулся окровавленным лицом.

– Братик… Братик. Братик, ты живой?! – крик, полный ужаса.

Рядом – белая легковушка. Двери распахнуты, на заднем сиденье лежат две девушки, прижавшись друг к другу. Одна в бежевой шубке, другая в сером пальто с опушкой на капюшоне. Они мертвы, салон пропитан кровью.

– Девчат! Девчааат. Света. Света, аптечку давай!

Камера дрожит в руках, дыхание сбивается. На переднем сиденье – погибший водитель. Тоже в гражданском, голова упала на плечо. Труп. Но парень не может в это поверить. Он кричит, он снова и снова просит спутницу принести аптечку, пытается разбудить погибшего.

Трясущимися руками он открывает аптечный комплект. Мёртвым не поможешь, но он не в состоянии это понять, он не в себе. Спутница умоляет его уехать. По голосу похоже, что она заметила что-то пугающее.

Живые щиты – единственный аргумент, который остался у украинских боевиков. Фото: Kay Nietfeld / dpa / Globallookpress

Но Сергей продолжает бродить между машинами. Там лицом в снег – ещё двое. Судя по позам, перед смертью их вывели из автомобиля с поднятыми руками. Так и лежат. Голос Сергея наливается яростью, это уже почти истерика.

– Серёжа, я прошу тебя, поехали отсюда! Не поможет скорая!

– Вызывай скорую. Иди в машину, телефон возьми!

Голос срывается. И тут раздаются автоматные очереди. Бегом в машину, телефон – на торпеду. Дальше слышны только голоса и истошные крики.

– Голову, голову опусти!

Видео обрывается. Скорее всего, Светы и Серёжи больше нет. Их жизни забрали украинские националисты за попытку вырваться из города.

Сейчас сюжет этого видео активно обсуждают в соцсетях. Неизвестно, кем именно оно было создано, но расстрелы мирных жителей при попытке выбраться из занятых нацистами городов – подтверждённый факт.

Машины мирных жителей, как и их пассажиры, расстреливались при попытках выбраться из зоны военных действий. Фото: Pavel Nemecek / CTK / Global Look Press

В интересах революции

Живые щиты – единственный аргумент, который у боевиков остался. Русская армия сильнее, она пришла. У неё только один ограничитель: мирные жители Украины. Поэтому при попытке сбежать нацисты расстреливают гражданских на месте, внушая ужас остальным.

Некоторые из этих историй всё же проникали в СМИ. Под Киевом убит гражданин Израиля. В Харькове при попытке покинуть город погибли две семьи, взрослые и трое детей. Стреляли по ним из танка. Выжившую женщину с ребёнком увезли в неизвестном направлении – по некоторым данным, её попытаются использовать для создания очередного фейка о русских. Там же 3 марта расстрелян автобус, вывозящий детей. Погиб водитель, два мальчика и три девочки, пятеро ребятишек ранены.

4 марта Россия и Украина согласовали открытие гуманитарных коридоров для эвакуации мирных жителей и доставки медикаментов и продовольствия в города, где идут наиболее ожесточённые бои. Москва давно била тревогу и требовала позволить вывезти из опасных зон мирное гражданское население. Но Киев уклонялся от этого решения.

В день открытия коридора через него прошла первая семья. Но в заложниках нацистов – тысячи, если не миллионы людей. Массово гуманитарные коридоры открылись с 10 утра 5 марта. Но есть серьёзные основания полагать, что полноценно работать они не будут. Живые щиты – последняя надежда нацистских боевиков. Обороны Украины больше нет. Есть города, где бандеровцы взяли в заложники мирных жителей, и территории, освобождённые русской армией. Поселения заблокированы нацистами изнутри. Харьков, Киев, Чернигов и Сумы стоят на пороге гуманитарной катастрофы. Мариуполь – уже за этим порогом.

Мариупольское гетто

Судьба Мариуполя заслуживает особого внимания в ретроспективе. Этот город изначально хотел быть с Россией и умылся кровью за неподчинение киевской власти в 2014 году. Его жители прошли через нацизм в действии. Сейчас они – потенциальные свидетели в судах против нацистских преступников.

В настоящее время город удерживает печально известный националистический полк «Азов»* (признан террористическим на территории России), выросший из одноимённого карательного батальона. Связи с жителями нет с 3 марта. С окраин разворачиваются кровопролитные бои русских с нацистами. Город сотрясают взрывы, слышны выстрелы, воздух пропитался дымом пожаров. Каратели «Азова»* и других радикальных формирований за считаные дни превратили Мариуполь в концлагерь. Они заняли позиции на верхних этажах домов, запрещая жильцам в этих зданиях не только выходить из дома за продуктами, но и прятаться в подвалах от бомбёжек. На Свято-Николаевский кафедральный собор в феврале было совершено два вооружённых нападения людьми в военной форме и балаклавах. Нацисты избили сотрудницу, охранника, священника и прихожан, забрали все деньги из церковного сейфа и скрылись. Святого для этих людей нет ничего.

Сейчас боевики готовят массовые убийства. Заминированы завод «Автосталь», Приазовский политехнический университет, школа №34 и другие объекты. В начинённые взрывчаткой здания сгоняют горожан. Половина заложников в школе – женщины, они пытались сбежать из города через гуманитарный коридор и были захвачены националистами.

Со штабом командования ВСУ нацисты свои действия согласовывать отказываются. Противоречия между украинской армией и «Азовом»* дошли до вооружённого столкновения, в котором был убит командир ОТГ «Восток» Соболь. По данным Народной милиции ДНР, после этого СБУ обстреляла штаб националистов. Итог – 20 трупов «азовцев»* и десяток единиц уничтоженной техники.

Свидетели «Русской весны»

Чтобы понять происходящее в Мариуполе, нужно знать предысторию, о которой даже русские СМИ писали крайне мало. В 2014 году, когда после майдановского переворота город вместе со всей Новороссией пытался выйти из-под новой киевской власти, он умылся кровью.

В апреле Мариуполь готовился к референдуму по вступлению в ДНР. Но после того как и. о. президента Украины Александр Турчинов объявил о проведении «антитеррористической операции», стало понятно: армию заставят стрелять по своим. Среди родственников призывников оказалось немало сторонников «Русской весны», требовавших вернуть парней домой. И им это пообещали.

Родителям (призывников – прим. ред.) сказали, что военную часть распустят и отдадут им сыновей. Они пошли встречать своих солдатиков и пытаться договориться с военными, чтобы те перешли на их сторону. Их, этих родственников, просто расстреляли. Погибли несколько человек, многие были ранены, – рассказала Царьграду глава «Форума спасения Мариуполя» Ирина Попова. – Потом приехали автобусы с боевиками и начали зачищать улицы.

Столкновения продолжились. В город стянули украинский спецназ «Омега», на въездах установили блокпосты. Туда же были направлены частные военные подразделения, которые предположительно финансировал днепропетровский олигарх-губернатор Игорь Коломойский. Позднее именно эти боевики стали костяком нацистского батальона «Азов»*.

В День Великой Победы, 9 мая, разразилась трагедия. Новый начальник милиции Валерий Андрощук (позднее награждённый орденом «За мужество», после чего, по разным данным, то ли повешенный на осине, то ли просто избитый до полусмерти) на совещании заявил мариупольским милиционерам, что против митингующих в День Великой Победы необходимо применять огонь на поражение. Подчинённые отказались, за что одного из них Андрощук застрелил лично. Милиционеры схватились за оружие. Но здание УВД тут же начали брать штурмом боевики будущего «Азова»*. Завязалась ожесточённая перестрелка из табельного оружия, винтовок, автоматов и гранатомётов. К объекту подтянулись снайперы и миномётчики нацгвардии. В итоге здание УВД было сожжено вместе с людьми. Погибли 52 милиционера, в том числе женщины. Прорваться им на помощь жителям Мариуполя не удалось, сколько при этом пострадало гражданских – неизвестно, Украина пока скрывает подлинное количество жертв.

Митингующих 9 мая всё же расстреляли. Десятки раненых, несколько человек, убитых на месте. Так каратели расправлялись с пророссийски настроенными гражданами.

После этого начались чистки. Людей забирали на допросы. Самые большие потери город понёс в июне – это был третий крупный «наскок» нацистов на Мариуполь. Зашли основательно. Люди начали пропадать без вести. Потом были ещё. Прямо в редакции арестовали главного редактора пророссийской газеты «Хочу в СССР» Сергея Долгова. Его увели боевики карательного батальона «Днепр-1», и 8 лет о нём ничего не известно. Где же хвалёные права человека, права журналиста, о которых так любит говорить Украина? О которых так любит говорить Запад?

– возмущается Ирина Попова.

11 мая в городе прошёл референдум о вступлении в ДНР, после чего начались набеги карателей на Мариуполь. Летом они взяли штурмом штаб сторонников республики и заняли базы отдыха и школы Мариуполя под свои нужды. За пророссийские взгляды жителей задерживали на улицах, в домах, уводили в эти наскоро созданные тюрьмы. В мариупольском аэропорту, по словам Поповой, был создан настоящий концлагерь, где перед допросами граждан держали в промышленных холодильниках. А потом расстреливали над ямой с трупами других несчастных.

Там у взлётной полосы – братские безымянные могилы. Сейчас прошла информация, пока непроверенная, что на фоне наступления России они подогнали технику и выкапывают кости, чтобы скрыть свои преступления,

– рассказала глава «Форума спасения Мариуполя».

Что с того?

Понимая, что скоро придётся держать ответ за свои преступления, националисты сейчас рассылают ключевым лицам ЛДНР письма с угрозами. Конечно, этих людей уже не запугать, они привыкли держать удар. Но далеко не все жители Украины готовы вынести такое давление.

Мне легче. У меня нет и не было родственников на Украине. А у кого остались родственники – те молчат. Потому что издеваются над мамами и папами, над бабушками и дедушками. Они понимают, что любое сказанное ими слово ударит по родным. Придёт время, когда всё это откроется. И на преступников будут заведены уголовные дела со всеми последствиями,

– уверена Ирина Попова.

Восемь лет весь мир закрывал глаза на геноцид населения на Украине. Стыдливо отводил глаза и камеры. Восемь лет здесь убивали, арестовывали, пытали людей за их гражданскую позицию, если она отличалась от позиции Киева.

Сейчас нацистским режимом запуганы не только мирные жители Украины, но и многие военнослужащие. На видеозаписях с пленными сотрудниками ВСУ видно, что по большей части эти люди вступили в ряды вооружённых сил не от хорошей жизни. Но проявлять инакомыслие здесь было слишком опасно.

Жители Украины стали, по сути, заложниками бандеровского режима, установившегося здесь после Майдана. Удастся ли Киеву выполнить принятые договорённости о выводе мирных жителей через гуманитарные коридоры? Покажет время.

*Отдельный отряд специального назначения «Азов» – экстремистская организация, запрещённая в России


источники: