Аджиев Тамирлан Абдулбариевич биография

Аджиев Тамирлан Абдулбариевич

Основные этапы профессиональной деятельности:

1999 -2003гг. Министерство Российской Федерации по налогам и сборам (заместитель начальника отдела Департамента налоговой политики);

2003-2008гг. ФГУП «Предприятие по управлению собственностью за рубежом» Управления делами Президента Российской Федерации (главный специалист);

Государственная корпорация – Фонд содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства:

2008-2009гг. советник Контрольно-аналитического департамента;

2009-2011гг. заместитель директора Департамента мониторинга и контроля;

2011-2012гг. директор Экспертно-аналитического департамента;

2012-2020гг. директор Департамента региональных проектов;

2020гг. заместитель генерального директора.

Награжден Почетной грамотой Министерства регионального развития Российской Федерации (2011 год), имеет благодарности высших должностных лиц субъектов Российской Федерации за реализацию региональных адресных программ по переселению граждан из аварийного жилищного фонда.

Включен в федеральный резерв управленческих кадров.

Якутия реализует самую масштабную в стране программу переселения из аварийного жилья

Первый заместитель председателя правительства Республики Саха (Якутия) Кирилл Бычков обсудил итоги прошлого года и планы на 2022-й с заместителем генерального директора Государственной корпорации Фонда содействия реформирования ЖКХ Тамирланом Аджиевым, передает ЯСИА.

За 2021 год переселены 12 тысяч жителей республики из 215,5 тыс. кв. м. аварийного жилья, проведена колоссальная работа. Якутия реализует самую масштабную в стране программу переселения.

«Итоги прошлого года и планы на 2022 обсудили с заместителем генерального директора Государственной корпорации Фонда содействия реформирования ЖКХ Тамирланом Абдулбариевичем Аджиевым.

Он высоко оценил проделанную работу, в также добавил, что важно не сбавлять темпы. Ведь впереди предстоит ещё большое количество работы — после текущего этапа программы по переселению из аварийного жилья важно переходить к реализации следующего«, — написал Кирилл Бычков в соцсетях.

2021 год для Якутии стал одним из самых успешных по итогам реализации программы переселения граждан из аварийного жилья. Республика взяла на себя повышенные обязательства по объёмам переселения граждан: показатели увеличили в полтора раза по отношению к первоначальному плану на 2021 год.

Энергетический фактор в международных отношениях стран СНГ Аджиев Тамирлан Абдулбариевич

480 руб. | 150 грн. | 7,5 долл. ‘, MOUSEOFF, FGCOLOR, ‘#FFFFCC’,BGCOLOR, ‘#393939’);» onMouseOut=»return nd();»> Диссертация — 480 руб., доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

Автореферат — бесплатно , доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

Аджиев Тамирлан Абдулбариевич. Энергетический фактор в международных отношениях стран СНГ : Дис. . канд. полит. наук : 23.00.04 Москва, 2005 179 с. РГБ ОД, 61:05-23/342

Содержание к диссертации

ГЛАВА I. Энергоресурсы и проблемы мирового развития

1.1. Основные тенденции развития современной энергетики 13

1.2. Роль энергоресурсов в политике национальных государств 31

1.3. Проблемы диалога потребителей и производителей энергетических ресурсов в условиях глобализации 50

ГЛАВА II. Энергетическое сотрудничество на постсоветском пространстве в условиях глобализации

2.1. Энергетический фактор в интеграционных процессах стран СНГ 65

2.2. Место Каспийского региона в международной энергетической политике 86

2.3. Прикаспийские государства в поисках консенсуса ПО

ГЛАВА III. Энергетическая политика Российской Федерации

3.1. Концепция энергетической политики Российской Федерации 127

3.2. Национальные и международные аспекты энерготранспортной системы России 146

Список источников и литературы 170

Введение к работе

Актуальность темы исследования. Мир вступил в XXI столетие в обстановке невиданной глобальной трансформации и кардинальных геополитических и геоэкономических перемен. Коснулись эти перемены и энергетического сектора мировой экономики. Известно, что после нефтяного кризиса середины 70-х годов, в частности, вызванного военно-политическим конфликтом на Ближнем Востоке, энергетический фактор стал играть в мировой политике не меньшую роль, чем военный и политический. Это привело ко все большей ориентации энергетики на геополитику, взаимосвязи энергетики и геополитики.

Усиление интернационализации и глобализации мировой энергетики, рост энергетической взаимозависимости, а также очевидность широкомасштабного международного сотрудничества в целях обеспечения энергетической безопасности, которая все более отчетливо приобретает глобальный характер, ведут к дальнейшему развитию и совершенствованию институтов мировой энергетической политики и механизмов многосторонней энергетической дипломатии на глобальном уровне.

Россия продолжает оставаться великой энергетической державой и играет заметную роль в мировых энергетических делах. Одним из направлений ее энергетической политики являются страны СНГ, с которыми она была связана прежними экономическими и технологическими связями.

Первые годы независимости стран СНГ показали, что они оказались в центре внимания целого ряда зарубежных государств и транснациональных компаний. Более того, между этими внешними силами стала разворачиваться борьба за сферы геополитического и геоэкономического влияния, главной целью которой было их стремление

получить доступ к природным ресурсам бывшего СССР. Со своей стороны государства СНГ были заинтересованы в более тесном вовлечении в мировые интеграционные процессы. В ряде случаев интересы России и других стран СНГ не совпадали, а то и вступали в конфликт. Особо болезненную реакцию в России вызвало появление внешних сил в странах Каспийского бассейна. Изменение баланса сил объективно ослабляло влияние Москвы в СНГ и побуждало к активизации своей политики по отношению к новым независимым государствам.

В условиях имеющихся противоречий кардинальное решение этого вопроса находится в реализации эффективной модели экономического сотрудничества, которая основана на современных реалиях и в максимальной степени учитывает весь комплекс факторов, действующих как во внутренней, так и во внешнеэкономической сферах.

В то же время одной из важнейших задач и для ТЭК, и для экономики стран СНГ в целом является обеспечение рационального подхода к использованию имеющегося топливно-энергетического потенциала. И это может быть достигнуто на основе развития межгосударственного сотрудничества, что является необходимым условием развития производственных мощностей ТЭК всех стран СНГ, повышения их энергетической самодостаточности, расширения энергоэкспортного потенциала, сосредоточения инвестиционных ресурсов.

В практике МИД России вопросы международного энергетического сотрудничества стран СНГ являются особым направлением дипломатической деятельности. Это касается как двусторонних, так и многосторонних отношений России со странами дальнего и ближнего зарубежья. Анализируя механизмы реализации энергетической дипломатии в многостороннем формате, можно выделить переговорный процесс в рамках СНГ, ЕврАзЭС, ШОС, Конференции по энергетической

хартии, ОПЕК, участие в энергетических группах Форума АТЭС и других международных и региональных организаций.

В отношении развития сотрудничества в сфере ТЭК стран СНГ есть еще ряд проблем, требующих своего разрешения. В этой связи представляется актуальным анализ энергетической политики России на постсоветском пространстве.

Объект исследования. Международные отношения России со странами СНГ по вопросам сотрудничества в энергетической сфере.

Предмет исследования — ключевые геополитические и геоэкономические факторы развития энергетики на пространстве СНГ, процессы становления новой системы международных отношений СНГ в энергетической сфере и внешняя политика Российской Федерации.

Цель диссертационной работы состоит в выявлении и изучении факторов взаимодействия топливно-энергетического комплекса и мировых энергетических рынков и глобальной политики. Эта цель предполагает решение ряда конкретных научных задач:

— определить причины возрастания роли энергетического фактора в международных отношениях; выявить специфику основных направлений международного сотрудничества в энергетической сфере;

— раскрыть особенности политических, социально-экономических, и других факторов развития энергетических рынков на пространстве СНГ во взаимосвязи с процессами глобализации;

— дать оценку геополитических и энергетических параметров развития постсоветского пространства и роли внешней политики России;

— сформулировать рекомендации по стратегии и тактике России в отношении стран СНГ с учетом ее геополитических интересов в энергетическом секторе мировой политики.

Степень научной разработанности проблемы. Проблематика международной энергетики в ее связи с внешней политикой и

безопасностью государств начала усиленно разрабатываться на Западе после энергетического кризиса 1973 г1, когда западные государства впервые ощутили на себе эффективность «нефтяного оружия». В 70-80 годы XX века были опубликованы исследования по проблемам мировой энергетики, а также по международной нефтяной политике и деятельности ТНК. В СССР проблематика международной энергетической политики в ее геополитическом аспекте освещалась в основном в аспекте развития ситуации на Ближнем и Среднем Востоке, где Россия имела свои экономические и политические интересы. Исследованием международных аспектов в сфере мировой энергетики преимущественно занимались ИМЭМО и Институт США и Канады АН СССР. Одним из первых советских исследователей, обративших внимание на роль нефтяного фактора в мировой политике, стал Е.М.Примаков. Он опубликовал по этой

проблематике ряд авторских монографий и был руководителем коллективных исследований. По сути, именно Е.М.Примаков заложил основы энерго-политологического направления в международных исследованиях. Кроме того, необходимо назвать работы Е.П.Бажанова, Ю.А.Ершова, И.Д.Иванова, Г.И.Мирского, Э.Е.Обминского, А.Б.Шнырова, В.Д.Щетинина и ряд др. Среди публикаций 90-х годов XX — начала XXI вв. необходимо выделить работы российских исследователей Р.А.Андреасяна, А.А.Арбатова, А.В.Бурсова, А.Б.Василенко, С.З.Жизнина, Т.А.Закаурцевой, И.Д.Иванова, К.Н.Кулматова, В.Ф.Ли, А.А.Макарова, А.М.Мастепанова, Я.А.Пляйса, Г.Н.Смирнова, Ю.К.Шафраника, В.В. Штоля, А.Д. Шутова, В.Д.Щетинина, Г.СЯскиной и др.2

Анализ отечественных и зарубежный исследований по проблемам, связанным с политизацией энергетического фактора международной жизни, свидетельствует о том, что научный интерес к этой проблематике

постоянно возрастает. Вместе с тем многие важные вопросы, касающиеся трансформации энергетической составляющей расстановки

геополитических сил на пространстве СНГ, требуют специального изучения.

Источниковедческой базой диссертации послужили документы и статистика, касающиеся всего спектра вопросов исследуемой проблемы. Прежде всего отметим те, которые относятся к внешней энергетической политике России и интеграционным процессам в СНГ. Это: «Энергетическая стратегия России. Основные положения», «Доктрина энергетической безопасности Российской Федерации» (1998 г.). Основные направления энергетической политики, наряду с мерами по обеспечению безопасности России, зафиксированы в Указе Президента Российской Федерации № 472 от 7 мая 1995 г. В названных документах отражены основные направления энергетической политики России в аспекте ее безопасности и представлена типология угроз энергетической безопасности, в том числе внешнего характера.

Кроме того, необходимо отметить Закон «О международных договорах Российской Федерации» № 101-ФЗ (принят 15 июня 1995 г.) и Указ Президента Российской Федерации № 375 от 12 марта 1996 г. «О координирующей роли Министерства иностранных дел Российской Федерации в проведении единой внешнеполитической линии Российской Федерации». В соответствии с этими документами многие международные соглашения, в том числе ведомственного характера, должны согласовываться с МИД1. Соответственно, на дипломатическое ведомство была возложена обязанность оказывать поддержку соответствующим энергетическим проектам.

Глобальные ориентиры развития мировой энергетики находят свое отражение в документах ООН и ежегодно проводимых международных энергетических конференциях (МЭК), ЕС, форумах МЭА, ОПЕК, ИЛЕК, АТЭС, «восьмерки» и т.д., в которых Россия в том или ином статусе принимает участие.

Теоретико-методологической основой диссертационного

исследования стал системный подход и сравнительный анализ. Соответственно автор рассматривает постсоветское пространство как особую часть мировой системы, сформировавшуюся в процессе глобальной исторической социализации географического пространства и развития человечества.

Основная теоретическая и методологическая задача автора — выявить закономерности и особенности взаимосвязи развития ТЭК в системе международных отношений СНГ. Важную методологическую роль в постановке гипотезы исследования сыграли работы по теории глобализации и теории международных отношений, энергетической политике и ее связи с международными отношениями, сравнительные исследования.

Основные положения выносимые на защиту:

распад СССР и возникновение новых независимых государств как фактор дезинтеграции единой энергетической системы и ее топливно-ресурсной и технологической базы: интеграция — основной механизм выхода из создавшейся ситуации;

открытый характер экономик стран СНГ и процессы глобализации способствуют тому, что на энергетических рынках СНГ появляется значительный ряд внешних акторов, которые изменили баланс сил на постсоветском пространстве;

на ближайшую и среднесрочную перспективу сохранится тенденция нарастания конкурентной борьбы на пространстве СНГ между крупными компаниями энергетического профиля, поддерживаемыми правительствами их национальных государств;

энергетические ресурсы Каспия оказались той сферой, где столкнулись интересы многих стран и транснациональных корпораций;

создание в сентябре 2003 г. Единого Экономического Пространства России, Белоруссии, Казахстана и Украины -важнейший шаг на пути интеграции Содружества. Происходит формирование национальных интересов стран СНГ в энергетической сфере;

одновременно в ЕврАзЭС намечается усиление межгосударственного взаимодействия и регулирования в энергетической сфере в целях избежать разрушительных и хаотичных элементов в конкурентной борьбе; перспективы развития ТЭК России и его экспорта во многом определяются состоянием и развитием российской транспортной инфраструктуры, ее безопасностью и ее связями с мировыми энергетическими рынками. Гипотеза исследования основана на анализе процессов в СНГ и мировой политике и экономике, которые, начиная с энергетического кризиса середины 70-х годов XX века, свидетельствуют о росте воздействия энергетического, в первую очередь, нефтяного фактора на формирование основных тенденций мирового развития.

Научная новизна исследования заключается в том, что работа представляет собой наиболее полное исследование влияния геополитических процессов и международной ситуации на развитие

энергетического сектора в региональной экономике СНГ (Евразии). В научный оборот вводятся новые фактические данные, позволяющие дать развернутый анализ формирования интересов различных субъектов международных отношений стран СНГ на региональном и мировом энергетических рынках и в отношении евразийских транспортных коридоров. На основании изучения ведущих тенденций развития комплексной энергетической политики, практики межгосударственного регулирования на мировом рынке нефти, появления новых методов осуществления энергетической дипломатии были выделены ключевые факторы, влияющие на динамику и характер взаимосвязей энергетики и политики на пространстве СНГ.

Использование компаративистского метода позволило провести сравнительно-политический анализ развития мирового энергетического рынка как в хронополитическом, так и в геополитическом ракурсах, выявив несовпадение «центров силы» мировой политики и энергоресурсных центров, которое с одной стороны, выступает как детонатор мировой нестабильности, а, с другой стороны, может служить предметом процесса политического урегулирования.

Констатируется доминирование нефтяного фактора в энергетики СНГ, который оказывает противоречивое влияние на международные отношения, стимулируя как центробежные, так и центростремительные процессы. Показано, что международные формы политического и экономического взаимодействия стран — участниц Содружества Независимых Государств в энергетическом секторе носят разноскоростной и разноформатный характер.

Рассмотрены основные направления энергетической политики Российской Федерации и других стран СНГ, показан процесс замещения системой нефтепроводов традиционных транспортных коридоров с позиций их значимости в развитии дву- и многостороннего

международного сотрудничества, особенно приобретающего качество стратегического партнерства.

Определены причины, вызывающие активизацию международной политической ангажированности национальных и транснациональных нефтяных компаний, а также показаны новые методы их давления на государства в целях достижения собственного преобладания на мировом нефтяном рынке.

Практическая значимость работы вытекает из ее актуальности и детализированной проработки выносимых на защиту положений диссертации. В условиях прогрессирующей глобализации исследование может быть использовано в деятельности соответствующих ведомств России и российских компаний ТЭК. Диссертация может быть использована также в вузах России для преподавания мировой политики и геополитики, основ энергетической политики, и прежде всего, нефтяной дипломатии, а также на курсах подготовки специалистов разного уровня для нефтяной отрасли.

Апробация проведенного исследования осуществлялась в ходе участия диссертанта в научных дискуссиях Дипломатической академии МИД России, в ряде научных центров России и стран СНГ, занимающихся исследованиями в области энергетики.

Основные выводы и положения диссертации изложены в публикациях автора, а также в докладах по тематике энергетики на научно-практических конференциях.

Структура работы: диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованных источников и литературы.

Основные тенденции развития современной энергетики

Энергетические технологии являются важнейшим фактором развития человеческой цивилизации и его хозяйственной базы. С появлением нового источника энергии и в процессе совершенствования энергетической технологии происходит качественный скачек в развитии общественного производства и одновременно изменяется образ жизни человека1.

Каждый этап развития энергетики соответствует совершенно иному типу человеческого общества. Так, повсеместно использование естественной энергии человека и домашних животных, воды и ветра соответствовал периоду возникновения и существования земледельческих цивилизаций в Египте, Месопотамии, Индии, Китае и т.д. Широкое использование сырья как топлива для производства механической и тепловой энергии более высокого потенциала сопровождал возникновение и развитие индустриального общества.

Этап «контролируемой энергии», начало которого связывается с широким распространением такого универсального и легкоделимого энергоносителя как электроэнергия, сопровождает и в какой-то мере определяет переход к новому — постидустриальному обществу информационных технологий. А с точки зрения использования самой энергии, — значительный рост возможностей ее управления.

С другой стороны особенности и закономерности развития самого общества и его деятельности оказывали свое влияние на развитие энергетических технологий. Например, промышленная революция конца

XVIII — начала XX вв. и последующая перестройка социальных отношений и их структуры привели к росту энергопотребления и спроса на энергоносители в центре мирорасширяющейся капиталистической экономики.

Очень важными с точки зрения взаимосвязи энергетики и экономики являются изменения и в структуре первичных энергоресурсов. Вид энергоресурса и способ его использования являются ключевыми факторами, определяющими тип каждого технологического уклада.

Использование сравнительно более дешевой нефти, с позиций конкурентоспособности, оказалось настолько мощным, что при всем понимании важности проблемы перестройки мирового энергохозяйства были отодвинуты на второй план и на неопределенную перспективу. Определяющую роль в консервации ситуации играют компании, деятельность которых связана с добычей и переработкой нефти.

Погоня за сверхприбылью приводит к тому, что даже в нефтяной отрасли отсутствуют стимулы для перехода к новым эффективным технологиям, которые будет затребованы в среднесрочной перспективе. Из-за несовершенства техники и технологии десятки тонн нефти остаются не извлеченными из разрабатываемых месторождений, более того теряются в процессе добычи и транспортировки, нанося колоссальный вред окружающей среде.

Нельзя не учитывать и военно-политический аспект энергетического вопроса. Дело в том, что по сей день мобильность современных армий всех государств мира осуществляется на основе автономных двигателей, использующих жидкое углеводородное топливо -продукт переработки нефти.

Наряду с нефтью важным источником энергетики и энергосодержащим сырьем является газ. В последнее десятилетие научные достижения и технологические разработки дают возможность увеличить традиционные и нетрадиционные ресурсы свободного природного газа более чем на порядок и в целом превысить ресурсы всего остального традиционного ископаемого топлива на планете. Конкурентоспособность природного газа в последнее десятилетие значительно возросла в связи с открытием газомоторного топлива — заменителя жидких видов топлива во всех видах транспорта, промышленности и бытовой сфере. Все это позволяет считать, что природный газ-метан надо рассматривать как самостоятельный и мощный энергоэффективный и экологически приемлемый источник энергии будущего, который имеет возможность расширить свои позиции на мировых рынках и потеснить нефть.

Уголь как энергоноситель, достигнув своего максимума в 30-х годах XX столетия, постепенно стал вытесняться с мировых рынков и заменяться нефтью и электричеством. Доля угля в глобальном энергетическом балансе до середины XXI века, вероятно, останется практически неизменным. Это — 26 -27%. В то же время во второй половине нынешнего столетия специалисты прогнозируют новую угольную волну. К этому времени должны быть решены вопросы технологической модернизации и осуществлено переоснащение угольной отрасли с целью повышения ее безопасности, экологических параметров и конкурентоспособности.

Атомная энергетика рассматривается рядом исследователей, например, академика Н.Понаморева-Степного весьма перспективной технологией и даже технологией будущего. Причем «атомная энергия будет использоваться не только для получения энергии, но и для других целей, в частности, для получения водорода из воды. Это важнейшая точка. Появляется новый энергоноситель — водород» . Если сейчас мировые энергетические потребности на 15% удовлетворяются атомными станциями, то к 2050 году эта цифра может возрасти до 40% . Сегодня 31 страна имеет атомную энергию.

Проблемы диалога потребителей и производителей энергетических ресурсов в условиях глобализации

Окончание холодной войны создало благоприятные предпосылки для развития политического и экономического сотрудничества государств в том смысле, что прекратилась глобальная военная конфронтация двух сверхдержав, препятствующая, в частности, обмену энергоресурсами и энерготехнологиями и т.д.. С другой стороны, решение многих проблем национального, регионального и мирового уровней, от которых зависит устойчивое развитие человеческой цивилизации1, давно требовала объединения усилий всех стран и международного взаимодействия2. В частности, это относится и к такой важнейшей сфере человеческой деятельности как энергетика.

Рост производства и потребления энергии в том виде, как он осуществляется на современном этапе развития человечества ведет, как показывают многочисленные исследования и расчеты, к катастрофе, ибо истощает невозобновляемые или долго невозобновляемые природные энергоносители, наносит непоправимый вред окружающей среде, сопровождается социально-экономическими и политическими конфликтами и т.д. Другими словами человечество подошло к тому пределу, когда существующая в энергетической сфере ситуация одинаково опасна для всех стран и народов — богатых и бедных ресурсами, развитых и развивающихся.

Межстрановая торговля энергетическими ресурсами и энергоносителями является важной слагаемой мировой системы общественного разделения труда и международных отношений. В настоящее время более одной трети общего объема производимой в мире энергии попадает к потребителям, предварительно пересекая государственные границы. Для сырой нефти этот показатель превышает 40%, для природного газа 20%, для угля 10%.

Необходимость межгосударственного обмена энергетическими ресурсами и преобразованными видами энергии является следствием неравномерного размещения энергетических ресурсов по территории Земли, несоответствия этого размещения центрами энергопортребления. Кроме того, существует резкое несоответствие показателей демографических и энергоэкономических, с одной стороны, и уровней ресурсной обеспеченности, с другой. Например, малонаселенный Туркменистан обладает колоссальными запасами природного газа. То же самое можно сказать о ряде стран Персидского залива. В то же время перенаселенная Япония не обеспечена ресурсами. Дисбалнс вызывает к жизни энергопоток разной интенсивности и структуры, что сказывается определенным образом на международных отношениях.

Так, исследователи констатируют, что проблема «надежности снабжения энергоресурсами становится важнейшей в повестке дня мировой политики; многие, если не большинство современных государств, связывают с этой проблемой перспективы свое физического выживания»1.

По многим прогнозам, население развивающихся стран составит около 78% от всего населения мира. Несмотря на экономический рост в этих странах, прирост ВВП на душу населения незначителен. Соответственно и уровень энергообеспеченности из расчета на одного человека вырастет к 2010 г. незначительно и будет существенно отставать от стран ОЭСР — 0,8 и 4,9 т.н.э. соответственно. В России этот показатель, составлявший в середине 90-х годов 3,7 т.н.э., к 2010 г. может подняться до 4 т.н.э.2.

Основополагающие тенденции развития мировой энергетики на рубеже веков — глобализация энергетических рынков, создание единого энергетического пространства, возрастание взаимопроникновения региональных и страновых энергетических структур. Все это объективно способствует консолидации усилий участников мирового энергетического процесса для обеспечения устойчивого, надежного энергоснабжения стран и регионов в условиях нестабильности, мировых цен на нефть и роста политической напряженности вокруг отдельных стран-производителей. При этом объективная потребность в обеспечении энергетической безопасности и стимулировании инвестиционной активности в отраслях энергетики в условиях мирового экономического спада требует особого внимания к вопросам реформирования естественных монополий в сфере энергетики в Европе, а также к транзиту энергоресурсов как доминирующему аспекту стабильности энергообеспечения в евроазиатском регионе.

Известный российский эксперт, профессор Е.В.Телегина считает, что глобализация энергетических рынков, являясь наиболее заметной тенденцией последнего десятилетия в мировой экономике, постепенно стирает различия в потребительском поведении на региональных рынках. Основные побудительные мотивы глобализации — значительный рост международной торговли энергоресурсами; все большая удаленность регионов добычи нефти и газа от рынков сбыта и, как следствие, увеличение протяженности трубопроводных маршрутов, изменения в сфере технологий1.

Место Каспийского региона в международной энергетической политике

Одним из последствий распада СССР явилось образование на его территории нескольких геополитических зон, среди которых важное место занимает Каспийский регион. Находясь на стыке континентов и цивилизаций, занимая выгодные транспортные пути, регион стал средоточием стратегических устремлений целого ряда государств. Кроме того, интерес к нему определяется наличием значительных запасов углеводородных и биологических ресурсов.

Понятие Каспийского региона, вошедшее в политическую и научную литературу после развала СССР в 1991 году, до сих пор не имеет своей четкой характеристики, без чего трудно разобраться в международных отношениях, характере геополитической борьбы и соперничестве вокруг него. По мнению политологов И.С. Зонна и С.С. Жильцова, толкование термина «Каспийский регион» — «в большей степени основано на интуитивном понимании, нежели на четком определении, в основе которого лежали бы определенные характеристики».1

В учебной и научной литературе все чаще делаются попытки дать основательные характеристики данного региона как территории, охватывающей группу близлежащих стран, представляющих собой отдельный экономико-географический и близкий по национальному составу и культуре, общественно-политическому строю район.2

Широкое толкование региона, включающего, помимо пяти известных государств, страны Центральной Азии, Закавказья и Турции, дается политологом Малышевой Д.Б.3

Заслуживает внимания определение Каспийскому региону, данное Президентом Казахстана Н.А. Назарбаевым: «Прикаспий — это пограничный регион, находящийся на стыке Кавказа, Среднего Востока, России и Центральной Азии. Соответственно, он является границей между христианской, исламской и буддийской цивилизациями».4

Однако это определение страдает известной односторонностью, явным креном в сторону культурно-цивилизационного подхода. Более точным определением Каспийского региона может служить формулировка, имеющая в виду территории прикаспийских государств, с непосредственным выходом на Каспий. Сюда относятся Россия, Азербайджан, Туркменистан, Казахстан, Иран. Именно эти страны в научных статьях называют государствами «бассейна Каспийского моря». В дипломатической практике последних лет этот термин используется для обозначения стран региона.1

Близкое этому толкованию определение данного региона дает политолог А.В. Грозин, подчеркивая, что регион Прикаспия в геополитическом плане включает в себя гигантскую территорию на стыке Европы и Азии, охватывающую пять собственно прикаспийских государств. Кроме того, «околокаспийскими» являются страны субрегионов Северного Кавказа, Закавказья и громадные пространства Центральной Азии.2

Представляется также научнообоснованным и следующее определение Каспийского региона: «Границы того феномена, который мы обозначаем как Каспийский регион, подвижны, но все-таки в первую очередь здесь надо иметь в виду те части пяти прикаспийских государств, которые обращены к Каспию, и не только непосредственно в географическом смысле, но, прежде всего, в хозяйственно-экономическом, геополитическом и социально-историческом смыслах.3

Последние два определения Каспийского региона разделяет и автор диссертационного исследования, считая их достаточно выверенными и многоаспектными. В данной работе Каспийский регион рассматривается как понятие для обозначения территории международного сообщества в пределах границ пяти прикаспийских государств, имеющих непосредственный выход на Каспий.

Каспийский регион всегда был местом исторического соперничества и исторического сотрудничества. Для России он является одним из важных регионов внешнеэкономического взаимодействия. Его ключевое географическое положение на стыке Европы и Центральной Азии дает уникальные шансы для развития регионально-экономических связей. С выходом России при Петре I на берега Каспия море превратилось в форпост на ее южных рубежах.

Национальные и международные аспекты энерготранспортной системы России

Энергетическая роль России на пространстве СНГ и в более широких международных масштабах определяется не только запасами и

производством энергоресурсов, но в значительной мере состоянием ее энерготранспортной системы и сопряженностью последней с трансконтинентальными системами энергоснабжения. Для России с ее огромными ресурсами и низкими темпами развития современных отраслей промышленности энергетический фактор становится приоритетным вектором в развитии отечественной экономики, а экспорт сырья, углеводородов является фактически основным показателем, формирующим международный имидж страны.

Ныне Россия является обладателем наибольшей части нефтепроводов, располагавшихся на территории СССР: из 66200 км. магистральных нефтепроводов по территории России проходит 51 тыс. км. (77%).1 Мы способны обеспечить поставками нефти Украину, Белоруссию, Литву, Латвию, Узбекистан, Туркменистан, Азербайджан, а также Германию, Польшу, Чехию, Словакию, Венгрию, Словению, Хорватию и Сербию. Всего российские трубопроводы обеспечивают транспортировку 97% добываемой в России нефти.

Как в советские годы, так и на современном этапе западное направление экспорта энергоносителей является наиболее приоритетным. На Западе находились главные союзники и партнеры СССР- страны СЭВ, а также другие потребители наших энергоресурсов. Поэтому, естественно, в западном направлении пролегли основные маршруты нефте- и газопроводов. Через территорию Украины проходят такие магистральные трубопроводы, построенные в советское время, как «Уренгой-Помары-Ужгород», «Союз», южная ветка нефтепровода «Дружба», другая ветка которого пролегает через Белоруссию, а северная заканчивается в латвийском порту Вентспилс. При этом необходимо учитывать, что на данный момент указанные маршруты являются основными для перекачки нефти и газа из России в страны Центральной и Восточной Европы.

Значительные объемы поставок нами энергоресурсов вызвали появление дефицита транспортной инфраструктуры, обеспечивающей экспорт нефти. Поэтому весьма востребованным является решение проблемы развития нефтепроводной системы «Дружба». Одна из основных трудностей ее урегулирования заключается в экстерриториальности нефтепровода: создание новых объектов транспортной инфраструктуры, согласно имеющимся проектам, должно происходить за пределами России, что требует дополнительных экономических, дипломатических усилий для согласования соответствующих вопросов с иностранными государствами.

Представляется чрезвычайно выгодным для России — экономически и политически — осуществление одного из проектов использования нефтепровода «Дружба» для выхода к Адриатическому морю через трубопровод «Адрия».1 Проект предусматривает возможность транспортировки до 15 млн. т. нефти России и Казахстана в год через территории Российской Федерации, Казахстана, Украины, Белоруссии, Венгрии и Словакии до хорватского порта Омишаль на Адриатическом море. Перспективным может быть осуществление проекта по соединению нефтепровода «Дружба» с трансальпийским трубопроводом ТАЛ с целью обеспечения поставками нефти Австрию. Короткая соединительная ветвь Братислава-Швехат (район Вены) позволит значительно сократить транспортные расходы поставок.3

Особенно ценным представляется удлинение западного вектора нефтетранспортной структуры России по территории Германии, связанное с наращиванием нефтепровода «Дружба» и его подведение непосредственно к крупным нефтеперерабатывающим центрам западной части Германии. Ныне «Дружба» ограничена НПЗ в Шведте (севернее Берлина) и округом Лейпциг (Лейне).

Политические аспекты реализации названных проектов представляются весьма актуальными: они будут способствовать росту взаимопонимания и доверия между ЕС и Россией, развитию процессов межконтинентальной интеграции, укреплению общеевропейской безопасности.

В 2003 г. Правительство Российской Федерации приняло Энергетическую стратегию России до 2020 года, согласно которой экспорт российской нефти, в зависимости от темпов развития мировой экономики, может достичь 310 млрд. куб. м.1 В связи с этим запрограммировано дальнейшее развитие энерготранспортной инфраструктуры по всем направлениям, причем большое внимание уделяется Северно-Балтийскому, Кольскому, Восточному направлениям.

Одним из приоритетов расширения российской энергостранспортной инфраструктуры является северо-западный вектор, связанный прежде всего с совершенствованием деятельности Балтийской трубопроводной системы (БТС) для транспортировки нефти, добываемой в Тимано-Печерском регионе, Западной Сибири, а также транзитной нефти из Казахстана и, возможно, других стран СНГ. Ее перспективы связаны со строительством нефтепровода Харьяга-Уса и с обеспечением транспортировки нефти отдельных месторождений в Ненецкой автономной области.


источники:

http://ysia.ru/yakutiya-realizuet-samuyu-masshtabnuyu-v-strane-programmu-pereseleniya-iz-avarijnogo-zhilya/

http://www.dslib.net/glob-razvitie/jenergeticheskij-faktor-v-mezhdunarodnyh-otnoshenijah-stran-sng.html