Адырхаева Светлана Дзантемировна биография

Светлана Адырхаева. Жизнь в танце

Ее блокнот с расписанием уроков классической хореографии и репетиций – это песня, в которой нет пауз. Каждый день ровно в 10.30 утра она минует театральную проходную. В 11 часов – класс, затем – репетиции до позднего вечера. А вечером, если в спектакле заняты ее ученицы, она обязательно в зале, пока на сцену не опустится занавес и не затихнут аплодисменты.

СВЕТЛАНА ДЗАНТЕМИРОВНА АДЫРХАЕВА

— народная артистка СССР, народная артистка РСФСР, народная артистка Северо-Осетинской АССР. Награждена орденом Трудового Красного знамени, орденом «Знак Почета», медалью «Во славу Осетии».

1955 год – окончила Ленинградское высшее хореографическое училище им. А.Я. Вагановой.

С 1955 года – солистка балета Челябинского театра оперы и балета.

С 1958 года – солистка балета Одесского государственного академического театра оперы и балета.

В 1960-1988 годах — прима-балерина Большого театра.

В 1980 году окончила балетмейстерское отделение ГИТИСа

В 1978 – 1981 года преподавала методику классического танца в Государственном институте театрального искусства имени А.Луначарского (ныне – Российская академия театрального искусства)

В 1991 – 1996 годах – художественный руководитель Театра балета Светланы Адырхаевой.

В 1995 – 2001 годах преподавала в Академии хореографии Нового гуманитарного университета Наталии Нестеровой.

С 2001 года — балетмейстер-репетитор Большого театра.

— Вы работаете только с балеринами?

— Да. Я считаю, что с ребятами должен репетировать мужчина. Там и поддержки, и мужской дух, и сила должны быть. А здесь – пластика, изящество. У нас много премудростей профессиональных. Педагог — как скульптор: творит, выравнивает, ваяет… Особенно, если в ученике заложена искра Божья …

— Классический балет, по идее, должен, оставаясь в своей нише, соответствовать времени. Иначе он станет музейным экземпляром. Но, как, скажите, спектакль «Лебединое озеро», например, в котором каждый пируэт, каждое па имеют свое, давно определенное место, может изменяться не изменяясь?

— В классической хореографии есть особые балетные спектакли. «Лебединое озеро» — из их числа. Это — высшая ступень классического танца! По нему определяется, может ли танцовщица стать Балериной с большой буквы. И в то же время классика не может оставаться «законсервированной». Жизнь идет вперед, хореография развивается, усложняется. И не каждая балерина успевает за этим движением.
В свое время, когда после окончания Ленинградского хореографического училища имени А.Вагановой весь наш «осетинский» выпуск направили в Челябинск (в Осетии к тому времени не появился, как предполагалось, театр балета), мне моя педагог Елена Васильевна Ширипина говорила: «Светлана, обязательно технические моменты усиливай, это очень эффектно…» Мне 17 лет тогда было. Я всегда следовала ее совету.
А сейчас, если вижу, что моя ученица идет вперед, естественно, даю ей эту возможность — развиваться. Катя Крысанова, например. Посмотрите, как она технически прибавила за последние годы! Изменилась и внешне, и внутренне. Действительно, прима-балерина Большого театра.

— «Лебединое озеро» многое определило в Вашей судьбе…

— Можно сказать, что «Лебединое озеро» стало лейтмотивом моей жизни. Именно этим спектаклем в 1956 году наша молодая осетинская труппа открывала первый сезон Челябинского театра оперы и балета. А мне, вчерашней выпускнице, доверили партию Одетты-Одиллии…
Но я еще в училище на выпуске танцевала второй акт «Лебединого». Тогда все, но я-то особенно – ожидали, что меня оставят в Кировском театре. Но… после выпускного концерта Федор Васильевич Лопухов , художественный руководитель нашей балетной школы, сказал: «Ну что, черкешенка (так он меня называл), не разрешили мне тебя оставить в Ленинграде …» Переживала сильно. Это потом я поняла, что просто и легко мне ничего в жизни не дается…
…Спустя год после челябинской премьеры наша труппа показала этот спектакль в Москве на Всесоюзном фестивале музыкальных театров и была признана лучшей. Признаюсь, моя Одетта-Одилия тогда была тоже удостоена первой премии и громких оваций. А потом я работала в Одессе — в государственном академическом театре оперы и балета. И оттуда попала на Декаду осетинской литературы и искусства, которая в 1960-м году проходила в Москве. И вновь «Лебединое озеро» сыграло свою роль.
Нас, молодых выходцев из Осетии, разбросанных по всему Советскому Союзу, собрали в Орджоникидзе для подготовки к Декаде. Главным балетмейстером Декады был Сергей Гаврилович Корень — уникальный танцовщик из плеяды времен Улановой, Семеновой. В программу вечера балета он включил шесть номеров в моем исполнении. Из «Лебединого озера», «Спящей красавицы». Два «национальных» номера — адажио из балета «Хетаг» Дудара Хаханова и танец на музыку Ильи Габараева — им были поставлены специально для меня.
Как раз тогда Галина Сергеевна Уланова заканчивала свою артистическую деятельность и, как я понимаю, набирала себе учениц. Сергей Гаврилович пригласил ее на наш концерт. Побывала она и на наших московских репетициях… И вдруг во время Декады Сергей Гаврилович мне говорит: «Светлана, 11 сентября в Большом театре ты будешь танцевать «Лебединое озеро» с Николаем Фадеечевым»… Представляете мое состояние?!
Я станцевала. Меня пригласили в Большой… Вот так жизнь моя круто повернулась…

— Диапазон Ваших партий, спектаклей чрезвычайно широк: от «Лебединого озера», «Спартака» до «Золушки», «Чиполлино» или «Подпоручика Киже»…

— Вообще есть, конечно, специализация. Есть, например, лирические танцовщицы, инженю, балерины героического плана. А есть – лирико-героического плана. Такое вот интересное сочетание, и встречается оно сравнительно нечасто. Я отношусь как раз к этому типу. Среди моих учениц тоже есть такие балерины. Та же Катя Крысанова. Она – и прекрасная Жизель, а в «Спартаке» — не менее прекрасная Эгина…
Как все это сочеталось у меня? Мы обожали детский спектакль «Чиполлино»! Я была Магнолия, Марис Лиепа – принц Лимон (и это после Краса в «Спартаке»), Нина Сорокина – Редиска… Когда мы выходили на поклоны, дети бежали к нам на сцену, и кто тебе — шарик, кто – конфетку. Из зала крики: Редиска, Редиска! Магнолия. У всех у нас были серьезнейшие, труднейшие партии в других спектаклях, а здесь вдруг — такая легкость, такая непосредственность!

— На Вашем творческом счету немало поистине триумфальных гастролей: Париж, Лондон, Токио… В одной из западных газет Вас назвали «прекрасной кавказкой». Как осетинские корни проявляются в классическом балете?

— Не знаю… Понимаешь, эта наша национальная пластика восточная, она же особая. Ее нельзя вот так взять и перенять, скопировать. Она впитывается — изначально, с детства. Через природу, сказки, традиции, через наши танцы, музыку… Когда Юрий Николаевич Григорович ставил «Легенду о любви», было два состава исполнителей, две Мехменэ. И между ними такая разница – в пластике рук, повороте головы…
Помню, я обомлела, когда Юрий Николаевич сказал мне: «Я начинаю «Легенду о любви». Ты будешь танцевать Мехменэ». И добавил: «Плисецкая и ты»

— Вы сказали, что в жизни Вам ничего легко не давалось…

— Это, действительно, так. Но, наверно, и очень везло. Ну, скажите, где я – восьмилетняя девочка из селения Хумалаг, которая ни слова по-русски не знала, и где – Ленинград, в котором мне посчастливилось учиться в лучшей балетной школе?!
В первые послевоенные годы у нас в республике вдруг объявили набор в Ленинградское училище имени Вагановой. Невиданное дело – педагоги вагановской школы Елена Варвара Павловна Мэй и Анна Петровна Бажаева ездили по горным селам и высматривали способных ребят. В их числе я оказалась, можно сказать, случайно – и по возрасту не подходила (была слишком мала), и мама меня никуда отпускать не собиралась. Соседка ее уговорила съездить со мной в Орджоникидзе на просмотр к ленинградским педагогам. И я со своими уговорами не унималась…
В день нашего приезда набор уже закончился. Но почему-то Варвара Павловна решила на меня посмотреть… Много лет спустя, когда я уже была солисткой Большого театра, она рассказывала моей дочери Фатиме: «Как я взяла эту ножку в свои руки, так больше и не выпустила». Вот как это было…

— Вам невероятно повезло с учителями…

— Это так. В училище потрясающие педагоги – Елена Васильевна Ширипина, Варвара Павловна Мэй. А в Большом театре я попала к Галине Сергеевне Улановой и Марине Тимофеевне Семеновой. Великие танцовщицы, выше которых, я считаю, нет никого. К тому же мне у них не трудно было учиться — у нас была единая школа, Вагановская.
Они, конечно, были разными. Марина Тимофеевна, например, могла и прикрикнуть. Галина Сергеевна — никогда. Но обе обладали какой-то особой силой, которой я даже не могу найти определение.
Бывало казалось, что репетировать нет сил. Говоришь Галине Сергеевне: «Не могу! Я плохо себя чувствую…» «Ну, ничего, — отвечает. – Давай вот только этот кусочек, основные моменты спектакля пройди, и все.» А потом – еще один «кусочек», и еще, и еще…
Мария Тимофеевна была иной. Если видела интересный материал – сама зажигалась и тогда уже пуску другим не давала. Помню, мы с ней «Умирающего лебедя» Сен-Санса репетировали. А у меня не получается, и вес тут! Слезы в глазах, но не останавливаюсь. Она: «Ну вот видишь, я же тебе говорила, не связывайся со мной!» А я говорю: «Нет! Хочу и буду!» она была сильной натурой. Но и я тоже… это так, внешне, я спокойная…

— А на своих учениц Вам приходится повышать голос?

— По-разному бывает — они тоже ведь не из ваты… Но с никакими и работать не интересно. Ту же Катю недавно убеждаю сделать что-то сложное. Она — в штыки: «Вот! Никто этого не делает, а вы меня заставляете! Вот буду делать как все!» «Делай, — говорю. – Но только не со мной…» Беру сумочку и ухожу из зала. Она меня догоняет в раздевалке: «Извините, я была не права. » Я тогда ей сказала: «Катя, поэтому ты и танцуешь совершенно иначе… Поэтому ты и прима. И потом, я никого не держу. Двери открыты. Педагогов много. Ради Бога…» Нет, они молодцы. У моих девчонок бойцовский характер. В нашей профессии это очень важно.

— Театр балета Светланы Адырхаевой — это тоже выражение сильного характера?

— У меня был тяжелейший период: 1991-1996 годы. Нас — всех «народных СССР» — из театра убрали (не только в балете. В опере – тоже). Как я говорю, всех народных – поганой метлой вымели.
Мой муж Алексей Закалинский – тогда тоже солист балета Большого театра, из-за серьезной травмы позвоночника ушел на пенсию раньше меня. Дочка к тому времени заканчивала хореографическое училище, ее считали очень способной, но в Большой театр — в пику нам с Алексеем — не взяли. Она это, конечно, ужасно пережила.
Муж получил предложение поработать какое-то время в Германии в Штаатсопере. А мы с Фатимой пребывали в Москве. Устроиться на работу было невозможно.
Вернувшись, Леша предложил: давай создадим коллектив… Создали. У нас и спонсоры появились. И спектакли мы поставили. И костюмы отличные сделали… Выступали в Москве. Начали гастролировать. Уже были договоренности о выступлениях в Арабских Эмиратах, Лондоне… Но у спонсоров тоже начались тяжелые времена… Я ребятам сказала: устраивайтесь в другие театры. Но они еще три месяца работали бесплатно. Жаль, конечно. Столько труда вложили.

— Вас с мужем называли одной из самых красивых пар в советском балете. Это так?

— Да. По правде сказать, у нас таких пар было всего четыре-пять… Васильев-Максимова, Сорокина-Владимиров, Прокофьева – Кондратов… Пары такие – редкость не только в нашем балете. К сожалению, несколько лет как Алексея не стало…

— Чем занимается Ассоциация деятелей хореографического искусства, которую в качестве председателя возглавляет Светлана Адырхаева с 1997 года?

— Светлана Адырхаева. Об этом источники в интернете сообщают.

— Ну, с интернетом я не очень… Честное слово, первый раз слышу о какой-то ассоциации, а тем более — что я ее председатель!

— В интернете Вы проложили четкие дороги к Осетии. Стоит набрать «Светлана Адырхаева», он выдает информацию «родилась в селении Хумалаг» и ссылки: «Уроженцы Хумалага», «Народные артисты СССР из Северной Осетии» и так далее. А в обычной (не интернет-) реальности что связывает с Хумалагом?

— Вообще-то мой отец — ардонский. А жил он в Орджоникидзе, как в то время назывался Владикавказ. Так что я, строго говоря, родилась в городе. Но мои родители расстались, когда я была маленькой. И моя мама уехала в село к своей маме. Там, в Хумалаге – дом, где я росла, и оттуда я уехала в Ленинград.
Пока мамин брат был жив, в этом доме все наши были. Ну а когда моего дяди не стало, его жена, как мне рассказывали, кому-то из наших дальних родственников этот дом продала. Я даже не знаю, кто там сейчас живет. Если бы у меня были финансовые возможности, я бы, конечно, этот дом купила. Чтобы там наше фамильное гнездо было…
Когда я еще танцевала, бывала с концертами и в Хумалаге. Помню, в один из таких приездов на концерт пришло почти все село. Танцую, и вдруг слышу– тихо так кто-то говорит: «УыйнæхиСветланæ у, Таисæйы чызг?!» Мол, это наша Светлана, Таисина дочка?!

Светлана Адырхаева

фотографии >>

биография

Адырхаева Светлана Дзантемировна

Родилась 12 мая 1938 года в селе Хумалаг в Северной Осетии.

Заслуженная артистка Северо-Осетинской АССР (1960).
Народная артистка Северо-Осетинской АССР (1963).
Заслуженная артистка РСФСР.
Народная артистка РСФСР (18.02.1974).
Народная артистка СССР (1984).
Народная артистка Республики Южная Осетия (2008).

В 1955 году окончила Ленинградское хореографическое училище (ныне Академия русского балета имени А. Я. Вагановой), где занималась у Варвары Мей (младшие классы) и Елены Ширипиной.
В 1955-1958 гг. танцевала в труппе Челябинского государственного академического театра оперы и балета имени М. И. Глинки, где дебютировала в партии Одетты-Одиллии («Лебединое озеро» П. Чайковского), в 1958-1960 гг. — в Одесском государственном академическом театре оперы и балета.
В 1960 г. блестяще выступила в Москве в рамках Декады литературы и искусства Северной Осетии и получила приглашение исполнить партию Одетты-Одиллии в Большом театре.
С 1960 по 1988 годы была солисткой балетной труппы Большого театра. Исполняла ведущий репертуар. Особенно ей удавались роли с восточным «колоритом», требующие драматической выразительности исполнения. Коронными ее партиями стали Мехменэ Бану и Эгина.
В 1964 г. исполняла партию Феи Драже («Щелкунчик» П. Чайковского, хореография В. Вайнонена) в спектаклях труппы Фестивальный балет (Лондон). Гастролировала в Японии и Италии, Англии и Франции, в Египте и Венгрии, на Кубе и в Австрии, в Индии, Бирме и в Югославии, в Мексике и Румынии, в Турции и Сирии, государствах Южной Америки и Африки.
В 1980 году окончила балетмейстерское отделение Государственного института театрального искусства имени А. В. Луначарского, где в 1978-1981 гг. преподавала методику классического танца.
В 1991—1996 годах — художественный руководитель Театра балета Светланы Адырхаевой.
В 1995-2001 гг. преподавала классический танец в Академии хореографии Нового гуманитарного университета Наталии Нестеровой.
С 2001 г. является балетмейстером-репетитором Большого театра.
С 2013 г. — член Художественного совета балетной труппы Большого театра.

В 2001 году имя Светланы Адырхаевой было присвоено Владикавказской балетной школе-студии.

Супруг — балетмейстер Алексей Закалинский.

Челябинский театр
Одетта-Одиллия («Лебединое озеро» П. Чайковского)
Зарема («Бахчисарайский фонтан» Б. Асафьева)
Уличная танцовщица («Дон Кихот» Л. Минкуса)
Половецкая девушка (балетный фрагмент «Половецкие пляски» оперы А. П. Бородина «Князь Игорь»)
Флер де Лис («Эсмеральда» Ц. Пуни, Р. М. Глиэра)
Китри («Дон Кихот», 1976)
Пахита («Пахита» Л. Минкуса, 1977)

Одесский театр
Баядерка («Баядерка» Л. Минкуса)
Принцессы Будур («Алладин и волшебная лампа» Савельева)

Большой театр
Одетта-Одиллия («Лебединое озеро» П. Чайковского, хореография А. Горского, М. Петипа, Л. Иванова, А.Мессерера, 1960)
Уличная танцовщица («Дон Кихот» Л. Минкуса, хореография А. Горского, 1960)
Зарема («Бахчисарайский фонтан» Б. Асафьева, хореография Р. Захарова, 1962)
Гаянэ («Гаянэ» А. Хачатуряна, хореография В. Вайнонена, режиссер Э. Каплан, 1962)
Осень («Золушка» С. Прокофьева, 1963)
Хозяйка Медной горы («Каменный цветок» С. Прокофьева, хореография Ю. Григоровича, 1963)
Мехмене Бану («Легенда о любви» А. Меликова в постановке Ю. Григоровича, 1965)
Фея смелости («Спящая красавица», хореография М. Петипа в редакции Ю. Григоровича, 1963)
Принцесса Флорина, Фея бриллиантов («Спящая красавица», 1964)
Повелительница дриад («Дон Кихот», 1964)
Эгина («Спартак» А. Хачатуряна в постановке Ю. Григоровича, 1968)
Китри («Дон Кихот», 1972)
Одетта-Одиллия («Лебединое озеро» в редакции Ю. Григоровича, 1975)
Беатриче («Любовью за любовь» Т. Хренникова, по мотивам комедии «Много шума из ничего», 1976)
Магнолия («Чиполлино» К. Хачатуряна в постановке Г. Майорова, 1977)
Фрейлина («Подпоручик Киже» на музыку С. Прокофьева, хореография А. Лапаури и О. Тарасовой, 1977)

Северо-Осетинский музыкальный театр
Чабахан («Хетаг» Д. Хаханова, хореография А. Закалинского, 1979)

Куйбышевский театр
Жизель («Жизель» А. Адана, хореография Ж. Коралли, Ж. Перро, М. Петипа, редакция А. Шелест, 1985)

12 мая 1938 года родилась прима Светлана Адырхаева

Одухотворенность, безупречная техника исполнения и великолепный вкус. Исключительно широкий творческий диапазон. Безукоризненная школа танца. Точеные формы. Невероятный актерский темперамент. Такой зрители запомнили прима-балерину Большого театра Светлану Адырхаеву, блиставшую на сцене главного музыкального храма страны почти 30 лет. Это были годы, которые сегодня называют «золотым веком» Большого театра.

Если бы Светлана родилась снова, она бы все равно пришла к танцу», — сказала некогда о своей талантливой ученице великая Галина Уланова.

Случай не зря называют закономерностью судьбы. Девочке было восемь, когда к ним в дом прибежал соседский мальчишка с известием: «По радио передают – в Дзауджыкау (так в те годы назывался Владикавказ — прим.ред . ) приехали учителя из Ленинграда отбирать детей танцевать в балете».

Светлана не знала, что такое балет, но очень любила танцевать.

Мама, пожалуйста, поедем, я так хочу танцевать!»

Они добрались во Дворец пионеров, когда комиссия уже закончила просмотры. Известный на всю страну балетный педагог Варвара Мей, увидев жалобные глаза Светланы, остановилась со словами: «Хорошо, я посмотрю ребенка». Посмотрела. «У этой девочки есть будущее!»

Так судьба сделала свой главный ход и открыла девочке из маленького осетинского села Хумалаг дорогу в большой балет. Потом была успешная учеба в балетной Мекке — прославленном Ленинградском хореографическом училище им. Вагановой, потом сольные партии в Челябинском театре оперы и балета. А потом наступил 1960-й год. Декада осетинского искусства и литературы в Москве. Светлану Адырхаеву, как уроженку Осетии, пригласили в делегацию. Выступления шли с большим успехом: рецензии, овации, букеты.

Там в Москве и состоялась главная встреча ее жизни – с Большим театром и с Галиной Улановой. Почти тридцать лет Светлана Адырхаева была прима-балериной главного музыкального храма страны. Она танцевала на прославленной сцене в «золотые» годы Большого театра. Это была эпоха, когда на весь мир гремели имена Плисецкой и Тимофеевой, Бессмертновой и Максимовой, Стручковой, Карельской… И Адырхаевой. Партнерами Адырхаевой были выдающиеся танцоры Владимир Васильев, Марис Лиепа, Николай Фадеечев, Михаил Лавровский, Александр Годунов.

Об Адырхаевой восторженно писали отечественные и зарубежные газеты, журналы. Критики не уставали восхищаться ее «экспрессией и танцевальными достоинствами», «безупречной отточенностью техники», тем, что в ее образах «причудливо соединялись русская целомудренность и восточная нега, плавность и брио танца безупречно обученной балерины», что «она очень женственна в своей интерпретации, а в танце блистательна». О Светлане Адырхаевой написала книгу балетный критик и искусствовед Елена Луцкая.

Танцевальная карьера Адырхаевой давно завершена, но она по-прежнему в балетном строю. В Большом театре, ставшем для нее вторым домом, Светлана Дзантемировна состоялись и как одарённый педагог. Многие ее воспитанники, продолжая традиции русской хореографической школы, успешно солируют в Большом театре и на других знаменитых театральных сценах страны и мира.

Именитая москвичка, одна из самых известных балерин ХХ века, Народная артистка СССР, Народная артистка Северной Осетии-Алании, дважды орденоносец и обладатель приза «Душа танца», член худсовета балетной труппы Большого театра, балетмейстер-репетитор Большого театра уже более полувека живет вдали от своей малой родины. Но пристально следит за всем, что происходит в Осетии. И при возможности спешит на Кавказ. Чтобы набрать в легкие воздух родной Осетии. И жить дальше.

Светлана Адырхаева и по сей день продолжает играть свою главную роль. В осетинской культурной жизни. В культурной жизни России.


источники:

http://www.kino-teatr.ru/teatr/acter/sov/280383/bio/

http://gorets-media.ru/hronogor/4029