Адыган Саляхов Набережные Челны биография

Адыган Саляхов, один из допрошенных по делу ректора КФУ Ильшата Гафурова, надеется на сокращение своего срока

Бывший лидер ликвидированной в 2004 году челнинской ОПГ «29 комплекс» Адыган Саляхов (Алик) накануне подал в Верховный суд Татарстана прошение о пересмотре срока своего тюремного заключения. Саляхов просит засчитать, как отбытые, 11 месяцев, проведенные им в СИЗО в период следствия в 2001 году, как предписывает актуальное законодательство. ВС РТ рассмотрит обращение Алика в феврале.

Саляхов был приговорен к 25 годам колонии строго режима 17 лет назад. Он был осужден по 8 статьям УК РФ, в числе которых организация ОПГ, бандитизм и убийства. Вместе с ним длительные сроки получили и другие члены «29 комплекса». По неофициальным данным, около года назад он и еще несколько криминальных авторитетов были допрошены в рамках доследственной проверки по нынешнему делу ректора КФУ Ильшата Гафурова, подозреваемого в причастности к убийству елабужского депутата Айдара Исрафилова в конце 1990-х годов. Неизвестно, какие показания дал Алик, но за его прошением по горячим следам эпизода с Гафуровым легко представить сделку со следствием. Апелляционная жалоба самого Гафурова, пребывающего сейчас в СИЗО, была отклонена судом позавчера.

«Зазеркалье» автограда: как «29-й комплекс» выходил сухим из воды

ПОНОЖОВЩИНА В ДОМЕ ГЛАВЫ

В первой части мы опубликовали отрывки из книги «Зазеркалье», в которой Юрий Удовенко рассказывает о том, как предлагал лидеру «29-го комплекса» Рузалю Ассадуллину сделать пластическую операцию и скрыться, завязав с криминальным прошлым, а также о том, как племянник одного из первых лиц республиканского МВД неожиданно открыл в себе личину штатного киллера бандитов.

Чуть позже Удовенко рассказывает историю тщетных попыток привлечь лидеров группировки «29-й комплекс» к уголовной ответственности и неожиданно вводит в сюжет руководителя УФСИН РФ по РТ Дауфита Хамадишина, который в начале 90-х был главой УВД Набережных Челнов, а также бывшего мэра автограда Рашита Хамадеева. В истории полковника ФСБ появляется даже нынешний мэр Набережных Челнов Василь Шайхразиев. Но обо всем по порядку (орфография и пунктуация автора сохранены):

«Новый 1992 год председатель Мензелинского райисполкома Рашит Саитович Хамадеев встретил в разудалой компании. Водка лилась рекой, тосты — водопадом. Собутыльниками далеко не рядового чиновника оказались один из лидеров челнинского ОПС «29-й комплекс» Александр Власов по кличке Шурин и главарь одной из банд Мензелинска Юрий Ефремов по кличке Обезьяна.

В разгар веселья между Обезьяной и Шурином завязался спор, кто из них круче. Неоднократно судимый Обезьяна стал помыкать не хлебавшим тюремной баланды Шурином. Жаркий спор перерос в поножовщину. Шурин доказал, что в Афганистане он не лаптем щи хлебал, и «расписал» финкой мордашку Обезьяне. После чего ретировался из дома чиновника. Обезьяна после первой медицинской помощи собрал свою банду и остаток новогодней ночи рыскал по Мензелинску в поисках Шурина.

Тем временем Рашит Саитович сообщил дежурному по КГБ РТ, что бандит Шурин совершил на него покушение, а патриот Обезьяна грудью закрыл районного голову, получив при этом ножевое ранение! Звонок Хамадеева обернулся тем, что в четыре часа утра 1 января 1992 года меня направили в Мензелинск для разбирательства по факту покушения на первое лицо района. К обеду из Казани в Мензелинск прибыла еще и бригада сотрудников республиканского уголовного розыска во главе с полковником милиции Балашовым.

Разобрались быстро, установили, что никакого нападения на председателя райисполкома не было. Но, тем не менее, на Шурина возбудили уголовное дело по факту нанесения телесных повреждений гражданину Ефремову. Шурина объявили в розыск.

Разговаривая с Хамадеевым, я недоумевал:

— Рашит Саитович, как вы, глава исполкома, который до недавнего времени был первым секретарем районного комитета КПСС, членом Татарского обкома партии, опустились до банального пьянства с откровенными бандитами? И где? В своем доме!

Ответ Хамадеева поразил цинизмом:

— Если они бандиты, посадите их в тюрьму, и я не буду с ними пьянствовать.

О мензелинском инциденте доложил своему руководству. Убежден, что и полковник Балашов не стал ничего скрывать от своего руководства. Думаю, что и председатель КГБ, и глава МВД республики доложили о подробностях мензелинского инцидента первому лицу Татарстана. И что? Да ничего! Хамадеев продолжил руководить Мензелинским райисполкомом. Потом был назначен главой администрации Заинского района. Уже оттуда был переведен в Набережные Челны мэром города. И «мэрствовал» до самой смерти, которая, к слову, произошла, как пишут в лихо закрученных детективных романах, «при очень загадочных обстоятельствах».

Карьерный взлет Рашита Хамадеева произошел позже, а тогда уже на третий день нового 1992 года, едва вернувшись из Мензелинска, я встретился с Саляховым и Еременко. Разъяснил им ситуацию:

— Из заявления Хамадеева следует, что ваш браток Шурин покушался на жизнь высокопоставленного чиновника районного масштаба. А это ни много ни мало террористический акт. И органы безопасности объявят Власова в федеральный розыск.

И Саляхов, и Еременко опешили. А я продолжил свою «просветительскую» работу:

— Если ваша банда не хочет из уголовных преобразоваться в террористическую организацию, пусть Шурин приходит ко мне с «повинной». Обещаю: помогу убедить следствие, что никакой он не террорист, а простой баклан.

Саляхов и Еременко хором заголосили: «сдаваться — не по понятиям!» Договорились, что Саляхов сообщит мне адрес, где прячется Шурин, а я направляю туда спецназ, который примет Власова «со всеми почестями». Сказано — сделано! Шурин был задержан.

Так Адыган Саляхов оказал органам безопасности посильную помощь в борьбе с терроризмом. Об этом я честно сообщил суду присяжных во время процесса по делу ОПС «29-й комплекс». Видимо, это было учтено при вынесении вердикта — Саляхов избежал пожизненного заключения, «отделавшись» всего лишь двадцати пяти годами лишения свободы».

«НЕ ПО ПОНЯТИЯМ ОН С НАМИ ОБОШЕЛСЯ…»

Казалось бы, история о поножовщине, произошедшей в новогоднюю ночь в доме Хамадеева, отдает обычной бытовой ссорой. Ее уникальность заключалась бы, пожалуй, лишь в любопытной связи будущего мэра Набережных Челнов с местными бандитами, вхожими в его дом, если бы эта история не имела продолжения. А развитие эпопеи Удовенко оказалось весьма занимательным – к смуте оказался причастен не кто-нибудь, а старший оперуполномоченный по особо важным делам Набережночелнинского отделения оперативно-розыскного бюро МВД Татарстана Зиннур Мазитов:

«В ИВС84 челнинского УВД Шурину сиделось весьма вольготно. Однажды я оказался свидетелем того, как один из руководителей Набережночелнинского отделения оперативно-розыскного бюро МВД Татарстана лично тащил в ИВС две огромные сумки с продуктами. Поинтересовался:

— Грев для Шурина! — как ни в чем не бывало пояснил капитан милиции.

— А не нарушает ли это законы вашей «конспирации»?

— Да ладно, брось ты, кто знает, что это Шурину?

— Теперь я знаю. Постовой милиционер знает. Дежурный по ИВС знает, его помощник. Вот они удивятся! Не каждый день начальники такого уровня баулы в «иваси» таскают! Да и опера тамошние — тоже глазастые!

На такой шутливой ноте закончили мы разговор, и каждый пошел своей дорогой — я обеспечивать государственную безопасность Родины, а капитан милиции, которому не суждено было стать майором, потащил грев «террористу» Шурину.

За разработку ОПС «29-й комплекс» в органах внутренних дел отвечал родственник Саляхова Зиннур Мазитов (сенсационное заявление, ведь Адыган Саляхов был главарем «29-го комплекса» — прим. редакции), старший лейтенант милиции, старший оперуполномоченный по особо важным делам Набережночелнинского отделения оперативно-розыскного бюро МВД Татарстана. С Мазитовым по долгу службы я одно время достаточно откровенно обменивался информацией о «двадцатидевятниках».

Он-то и ошарашил меня:

— Это я послал Шурина разобраться с Обезьяной.

— Так ведь именно по заявлению Обезьяны мензелинская прокуратура возбудила уголовное дело на сотрудников ОРБ Набережных Челнов. Это когда наши ребята избили Обезьяну. Не «по понятиям» как-то Обезьяна с нами обошелся!

По словам Мазитова, когда Шурина искали мензелинские милиционеры и братки, он ранним утром 1 января 1992 года вывез бандита из Мензелинска и помог ему скрыться. А чтобы уголовный розыск республики не усердствовал в розыске Шурина, главари ОПС «29-й комплекс» через Мазитова, якобы, передали Балашову 20 автомобилей «КАМАЗ».

Более того, хвастался Мазитов, — мы с Саляховым «наехали» на Хамадеева и Обезьяну, которые в результате «разъяснительной работы» не опознали в Шурине лицо, которое нанесло ножевые ранения Ефремову.

За достоверность слов Мазитова не ручаюсь, но прекрасно помню, с каким упоением он рассказывал о том, как Хамадеев чуть ли не на коленях ползал, умоляя Саляхова не убивать его, и даже предлагал ему в жены свою дочь.

Об этом я также доложил руководству».

КАК ВАСИЛЬ ГАЯЗОВИЧ ПОКИНУЛ СИСТЕМУ МВД

Удовенко также описывает эпизод, который, по его мнению, говорит о связях, возникших между ОПС «29-й комплекс» и местными силовиками.

«Примерно в этот период в милицию обратился первый заместитель генерального директора ОАО «КамАЗ» Юрий Михайлович Борисов и заявил о краже из его квартиры ценностей, в том числе охотничьего оружия. Борисов был важной персоной. Для опроса по обстоятельствам кражи его не вызывали в милицию, а выезжали к нему в рабочий кабинет. И не рядовые опера, а руководитель «6-го отдела» капитан милиции Василь Шайхразиев и начальник Третьего отделения Отдела КГБ ТАССР в городе Набережные Челны подполковник Зайцев.

Начальники поговорили с Юрием Михайловичем и, как водится, заверили его, что раскроют это преступление. Пообещать–то пообещали, но искать братков пришлось операм.

В феврале 1992 года мне удалось получить сведения о причастности Саляхова, Власова и Еременко к организации ряда квартирных краж, в том числе и у Борисова. Эта оперативная информация была передана начальнику криминальной милиции УВД города Набережные Челны Закирову. Закиров, очевидно, поручил ее проверку и реализацию Зиннуру Мазитову. А я получил оперативные сведения, что Саляхову, Еременко и Власову вскоре стало известно обо всех материалах, переданных мною в криминальную милицию.

В мае 1992 года оперативный сотрудник ОУР УВД Рамиль Таштабанов задержал Еременко по подозрению в организации кражи из квартиры Борисова. Но в дело тут же вмешался Мазитов, мотивируя тем, что раскрытие этого резонансного преступления поручено ему. И…настоял на освобождении Еременко, что и было сделано.

Безнаказанность бандитов тогда удивила всех. Тот же Юрий Михайлович Борисов, как и многие другие руководители челнинских предприятий, после этого случая был вынужден поверить во всесильность бандитов и продажность правоохранителей. А Саляхов из ситуации выжал максимум дивидендов и ужесточил криминальный контроль над ОАО «КамАЗ» да и над городом в целом.

Тем же летом 1992 года один из моих «секретных соратников» по борьбе с ОПС «29-й комплекс» сообщил о предстоящей передаче Мазитову в парке «Гренада» взятки в виде автомашины ВАЗ-2107.

Выждав, пока Мазитов зарегистрирует машину на свое имя, я установил, что, согласно накладной №12-36 от 18 июня 1992 года, автомобиль оплачен ГП АСК «Зилант» через МП «Феникс-А», генеральным директором которого являлся Саляхов. Оплату в сумме 122 776 рублей 56 копеек произвел Юрий Еременко.

В августе 1992 года эта информация руководством КГБ РТ была доведена до Слепнева, заместителя министра внутренних дел республики по оперативной работе. Только в декабре 1992 года представители МВД РТ формально проверили эти материалы, ознакомили с ними Мазитова и ограничились получением объяснений. Мазитов пояснил, что Недопекин дал ему в долг 160 тысяч рублей для приобретения автомобиля, и предъявил полученные от Саляхова документы, подтверждающие внесение им в кассу МП «Феникс-А» денег в качестве платы за машину.

В процессе проверки «алиби» мною было установлено, что 1 мая 1992 года, в 22 часа в районе Медгородка сотрудниками РОСМ Сагитовым, Козак, Бикмухаметовым и Розенбековым был задержан автомобиль ВАЗ-2108 № В 063 ТТ, в котором было обнаружено около 140 патронов к пистолетам «Макарова» и «ТТ». Машина принадлежала Недопекину, который при проведении дознания Автозаводским РОВД признал, что обнаруженные боеприпасы тоже принадлежат ему. Якобы он нашел патроны накануне и хотел сдать их в милицию. По непонятным причинам материалы на Недопекина были изъяты из Автозаводского РОВД сотрудниками «6-го отдела», которые в возбуждении уголовного дела отказали по ст. 5 п.2 УПК РСФСР.

Моя активность в борьбе с ОПС «29-й комплекс» не осталась незамеченной Зиннуром Мазитовым. В августе 1992 года «с подачи» Зиннура Мазитова задержали, а позже и арестовали начальника ОБЭП Мензелинского РОВД капитана милиции Мунавира Галиева. Галиеву инкриминировали совершение преступления, предусмотренного Указом Президента СССР «Об усилении ответственности за спекуляцию». До 29 октября Галиев содержался под стражей, а потом уголовное дело в отношении него было прекращено по ст. 5 п.2 УПК РСФСР за отсутствием состава преступления. После освобождения Мунавир рассказал мне, что фактически причиной его ареста было наше знакомство, потому что в период его содержания в ИВС УВД Мазитов выбивал из него показания против меня и главы администрации Мензелинска Рашита Хамадеева. При этом обещал освободить из-под стражи за предоставление компрометирующих сведений.

В декабре 1992 года председателем КГБ РТ генерал-майором Р. Г. Калимуллиным информация о криминальных связях Зиннура Мазитова была доведена до министра внутренних дел РТ С. И. Кириллова. Министр поручил начальнику УВД Набережночелнинского ГИК полковнику милиции Н. Е. Шипилову совместно с Отделом КГБ РТ в городе Набережные Челны осуществить комплексную проверку деятельности Мазитова.

5 января 1993 года уже полное «досье» на Мазитова — в том числе документы о приобретении автомобиля, объяснение Израилова о деятельности Мазитова и другие очень красноречивые документы — лично мною были переданы полковнику Шипилову.

В свою очередь Шипилов заверил меня, что у милиции тоже есть информация о преступной деятельности Мазитова, и поручил своему заместителю Д. З. Хамадишину организовать необходимую проверку. При этом Хамадишину было приказано взаимодействовать со мною.

По результатам служебной проверки руководство УВД в январе 1993 года вышло с предложением в МВД ТАССР об увольнении Мазитова из органов милиции и привлечении его к уголовной ответственности. Но министерство это предложение не поддержало. Приказом главы МВД РТ №136 от 31 марта 1993 «по личной просьбе» Мазитов был переведен на должность инспектора-дежурного в спецприемник УВД и лишен права использоваться на должностях, связанных с оперативной работой. (К этому времени начальником УВД был назначен Галеев М. М.)

Одновременно министром внутренних дел Татарстана было принято беспрецедентное решение: абсолютно всех сотрудников Набережночелнинского отделения ОРБ перевести на должности, не связанные с оперативно-розыскной деятельностью. Руководитель этого подразделения Василь Шайхразиев (ныне мэр Набережных Челновред.) уволился из органов внутренних дел «по собственному желанию».

Показания на Гафурова собирали полгода

Задержание ректора Казанского федерального университета Ильшата Гафурова — одна из многочисленных историй печально известной в 90-х ОПГ «29-й комплекс», действовавшей на территории Татарстана, Москвы и Украины. Следователи полагают, что бывший чиновник Гафуров был близко знаком с главарями ОПГ и участвовал с ними в совместном бизнесе. Слухи о возможной причастности ректора к убийствам 90-х ходили давно, однако Гафуров чувствовал себя уверенно и не скрывался.

Гафурова задержали 21 декабря оперативники МВД и ФСБ, которые приехали в Татарстан из Москвы. Они же провели обыски в его квартире и служебном кабинете. Ночью его доставили спецрейсом в столицу — в Технический переулок, где находится Главное следственное управление СКР. Днём Басманный суд уже решал вопрос об аресте Гафурова на два ближайших месяца. На суде выяснилось, что ректору предъявили обвинения по статье 105 УК «Умышленное убийство». По версии следствия, он мог быть подстрекателем, а убийство совершили участники ОПГ «29-й комплекс».

Источники Лайфа говорят, что примерно полгода назад новые показания на Гафурова могли дать главарь банды Адыган Саляхов по прозвищу Алик Большой и его бывшая правая рука Рузаль Асадуллин, в криминальных кругах известный как Рузалик. Бандиты могли пойти на сотрудничество со следствием, чтобы скостить срок.

Как закалялся учёный

Ильшат Гафуров — по образованию физик, выпускник Казанского госуниверситета. Долгое время преподавал в Елабужском педагогическом институте. Его отец — Рафкат Гафуров — бывший заместитель генерального директора компании «Татнефть».

В 1992 году он стал генеральным директором и председателем правления региональной межхозяйственной ассоциации «Зилант», расположенной в Набережных Челнах. Там будущий ректор заведовал базой отдыха, которая, по свидетельству местных жителей, по сути, стала штаб-квартирой ОПГ «29-й комплекс».

Возможно, не без поддержки криминальных друзей в 1995 году Гафурова избрали депутатом Государственного совета Республики Татарстан, после чего его карьера госслужащего пошла круто вверх.

Два года спустя, в 1997 году, он уже стал заместителем председателя Постоянной комиссии Госсовета Республики Татарстан по вопросам экономического развития и реформ. А годом позже стал мэром Елабуги.

В этот период чудесным образом под контроль бандитов из «29-го комплекса» попали местные гостиницы «Визит» и «Тойма», ГУП «Вода Прикамья» и ещё ряд объектов городского имущества.

История с убийством, в котором могут подозревать Гафурова, случилась в августе 1999 года. Тогда Татарстан готовился к очередным выборам в Госсовет республики и 38-летний глава городской администрации намеревался принять в них участие.

Его оппонентом стал депутат Елабужского объединённого совета народных депутатов, бизнесмен и по совместительству лидер айдароновской ОПГ из Елабуги Айдар Исрафилов.

Он много выступал против мэра Елабуги, в том числе по местному телевидению, и обвинял Гафурова в рейдерстве. А чуть позже, 29 августа 1999 года, в Москве у спорткомплекса ЦСКА, где тогда был вещевой рынок, Исрафилова подкараулил киллер. Выпустив в него несколько пуль и убедившись, что жертва мертва, он скрылся на белом ВАЗ-2106. Машину вскоре нашли неподалёку. Киллера тогда задержать не удалось.

Главной версией заказного убийства тогда стал бизнес Исрафилова — он контролировал в Елабуге местный рынок. Однако у него тогда возникли разногласия с администрацией города по платежам за аренду. За месяц до гибели бизнесмен даже выступил по местному телевидению и заявил, что власти Елабуги готовят на него покушение.

Позже следствие установило, что убийцей оказался 22-летний боевик ОПГ «29-й комплекс» Игорь Кулясов. Его задержали уже в сентябре 1999 года, однако заказчик убийства так и не был назван.

Ильшат Гафуров в 1999 году в Госсовет РТ так и не попал, «застряв» в Елабуге аж до 2010 года, после чего получил назначение ректором Казанского федерального университета.

Повязанные бизнесом

У Гафурова были связи с местными ОПГ. Согласно данным СПАРКа, бывший чиновник вместе с Адыганом Саляховым были учредителями фирмы «Феникс-А», в лихие 90-е занимавшейся оптовой торговлей, в том числе автомобилями КамАЗ.

Супруга ректора Венера Гафурова числилась бенефициаром ООО «Исток-Т», где в доле был Юрий Кузнецов — один из лидеров казанской ОПГ. Они заправляли компаниями ТОО РМА «Зилат» и «Зилант-торг», которыми кормились бандиты и сам глава района Гафуров.

История одного предательства

Задержание ректора могло стать следствием внутренних конфликтов между членами ОПГ. К концу 90-х лидер «29-го комплекса» Саляхов, славившийся неслыханной жестокостью, вместе с рядом сообщников перебрался в Москву расширять влияние. На ту пору столица уже кишела выходцами из различных татарских ОПГ, и всех их для простоты называли казанскими.

Смотрящим в Набережных Челнах остался тот самый Рузаль Асадуллин — Рузалик. Он каждый месяц собирал деньги с подконтрольных фирм и отправлял их в Москву. По суммам выходило примерно по миллиарду рублей в год. Деньги перевозились прямо в мешках. На них Алик Большой приобрёл жильё и легальный бизнес.

Оставшись без присмотра, Рузалик якобы стал подворовывать деньги, предназначавшиеся для Саляхова. Последний отстранил его от руководства группировкой. Асадуллин решил отомстить. Вместе с другими недовольными членами банды он устроил охоту на бывшего шефа и его сторонников. В результате несколько человек из ближайшего окружения Саляхова были расстреляны, а сам главарь скрылся в Брянске, где его нашли и арестовали правоохранители.

Сам Гафуров мог непосредственно участвовать в переделе сфер влияния внутри банды на стороне Рузалика. В книге бывшего сотрудника ФСБ Юрия Удовенко «Зазеркалье», посвящённой в том числе исследованию деятельности банды Саляхова, отрывок о покушении на главаря звучит так: «…за $70 тыс. заказал Ахметханову организовать убийство Саляхова, т.к. Гафуров опасается того, что Саляхов может дать против него показания. …Гафуров звонил в Москву Асадуллину и просил гарантий того, что Ахметханов исполнит свои обязательства по организации убийства Саляхова».