Адмирал Нельсон Краткая биография

Помощь по Теле2, тарифы, вопросы

Адмирал нельсон биография. Краткая биография адмирала нельсона. Юнга из семьи приходского священника

У каждого государства есть герои, навсегда связанные с их прошлым благодаря деяниям, покрывшим их когда-то неувядаемой славой. Поскольку история человечества — это прежде всего история войн, то и в памяти людей главное место занимают те, чьи имена покрыты блеском побед. Для Англии таким кумиром стал адмирал Горацио Нельсон, краткая биография которого легла в основу данной статьи.

Юнга из семьи приходского священника

Будущий прославленный адмирал и гордость британского королевского флота Горацио Нельсон родился 29 сентября 1758 года в графстве Норфолк (Великобритания) в семье приходского священника Эдмонда Нельсона, человека доброго, аккуратного и весьма плодовитого, породившего на свет 11 детей. Несмотря на природную одарённость, склонность к учёбе Горацио не проявил, и в двенадцатилетнем возрасте поступил в качестве юнги на корабль, где его дядя Морис Саклинг был капитаном.

Под его руководством юноша получил первые навыки морского дела — научился читать карту, ознакомился с азами навигации и обращения с корабельными орудиями. Морские волны и паруса, наполненные ветром, нравились ему куда больше, чем скучные душные классы.

Юный смельчак

Летом 1773 года четырнадцатилетний Горацио Нельсон стал участником полярной экспедиции, организованной Королевским научным обществом. Попытка достичь полюса оказалась неудачной, и никого не покрыла славой, кроме самого молодого её участника. Именно там, в крайних широтах, Горацио впервые проявил свойственную ему необузданную храбрость, порой граничащую с безумием.

Свидетели его дикой выходки потом долго рассказывали, как однажды этот юнец, схватив в руки мушкет, в одиночку бросился преследовать огромного белого медведя, неожиданно появившегося в лагере. Это была верная смерть, так как во тьме полярной ночи пуля, выпущенная из столь примитивного оружия, едва ли могла угодить в цель. Но недаром говорят, что смелость творит чудеса — незваный гость поспешно ретировался, а за Горацио утвердилась репутация отчаянного малого — слава, желанней которой в юности ничего не может быть.

Первое офицерское звание

Впрочем, в его дальнейшей жизни случаев блеснуть своим героизмом было более чем достаточно. Вернувшись из экспедиции, Нельсон был зачислен в состав экипажа судна «Сихорс» и почти год провёл в Карибском море, где вблизи островов Вест-Индии участвовал в борьбе с контрабандистами, посягавшими вести незаконную торговлю на побережье Нового Света.

Летом 1777 года, сдав в Лондоне квалификационные экзамены, Горацио Нельсон украсил свои плечи офицерскими эполетами и уже в звании лейтенанта вновь вернулся к островам Карибского моря. Прибыл он туда в качестве помощника капитана флагманского корабля «Бристоль», которым командовал в то время будущий адмирал Паркер.

Дебют на капитанском мостике

Это назначение было последней ступенью перед его самостоятельным выходом на капитанский мостик. Уже на следующий год Нельсону поручают командование бригом «Беджер», направлявшимся на охрану побережья Латинской Америки. С этого времени жизнь молодого капитана проходила в непрестанных погонях за контрабандистами, заканчивавшихся подчас кровавыми абордажными схватками.

Показав себя на этом беспокойном поприще грамотным офицером и отчаяннейшим бойцом, двадцатидвухлетний капитан в 1780 году получил под своё командование многопушечный фрегат «Хинчинбрук». Прежде подобной чести удостаивались лишь убелённые сединой морские волки.

Но и после столь высокого назначения Нельсон остаётся верен себе — нещадно осыпает противника ядрами корабельных орудий, а сойдясь вплотную, бросается на абордаж. Во время первого же патрульного рейса вдоль побережья Америки его фрегат захватывает несколько судов, гружённых контрабандным товаром, и Горацио получает рекордную по тем временам призовую сумму — 800 фунтов.

Первая любовь морского волка

Ну а как же складывалась в те годы личная жизнь отважного моряка? Едва ли её можно назвать насыщенной, ведь большую часть времени он проводил в море. Впрочем, сохранилась его переписка с дочерью начальника военной полиции Квебека, где Нельсону довелось побывать по делам службы.

Из писем видно, что молодые люди питали друг к другу самые нежные чувства, которые, однако, так и не привели к свадьбе. Отважный в бою, Горацио спасовал перед красавицей и не решился сделать ей предложение. Возможно, впрочем, это была не робость, а проявление благоразумия.

Отвергнутое предложение

Известно и ещё об одном, увы, несостоявшемся романе, героем которого желал стать бравый капитан Нельсон. Горацио, как известно из воспоминаний современников, в 1783 году посетил Францию и там без памяти влюбился в некую мадемуазель Эндрюс — девицу привлекательную, богатую, но невероятно своенравную.

На этот раз герой решился сделать предложение, но юная сумасбродка отказала ему лишь на том основании, что он англичанин, и ей, как истинной патриотке, не пристало выходить замуж за одного из всегдашних врагов Франции. Однако злые языки утверждали, что подлинной причиной отказа было более выгодное предложение, полученное красавицей незадолго до этого.

Спившийся священник

Вернувшись на родину, Горацио Нельсон получил под своё командование фрегат «Борей» и продолжил патрулирование берегов Вест-Индии. Здесь ему довелось оказаться в довольно неловком положении. Дело в том, что один из его родных братьев — Уильям, пойдя по стопам отца, принял духовный сан и вознамерился непременно стать судовым священником на корабле, которым командовал Горацио.

Зная дикие и необузданные нравы своих моряков, Нельсон всячески отговаривал его от этой затеи, но в конце концов смирился и зачислил брата в свой экипаж. Закончилось это весьма печально. Оказавшись среди отъявленных безбожников, глумившихся над всем, чему он с детства поклонялся, Уильям запил, быстро опустился, и его пришлось срочно отправлять домой в Англию. Для Горацио это было сильным ударом.

Однако вскоре он нашёл утешение в объятиях молодой красавицы Джейн Моутрей — жены представителя Британского адмиралтейства на острове Антигуа. Но к несчастью, не прошло и месяца, чиновник был срочно отозван в Англию, а с ним навсегда уплыло и короткое счастье Нельсона.

Продолжение службы и долгожданная женитьба

К этому времени Соединённые Штаты Америки завоевали независимость от Англии и перестали считаться её колонией. Вместе с этим изменились и правила международной торговли. Теперь американцы потеряли право совершать свои коммерческие операции на островах Вест-Индии, так как те по-прежнему находились под протекторатом Англии, и у патрульного фрегата, которым командовал Нельсон, прибавилось работы.

Наконец в 1787 году произошло долгожданное событие в жизни боевого капитана — Горацио Нельсон женился. Его избранницей стала молодая вдова Фрэнсис Нисбет, имевшая уже сына от первого брака. Это была очаровательная женщина, которую в домашнем кругу звали просто Фани. Вскоре счастливая чета покинула Вест-Индию и вернулась в Англию.

Боевые раны

Когда в 1793 году началась война с Францией, Нельсон в качестве капитана линейного корабля эскадры адмирала Сэмюэля Худа участвовал в морских баталиях на Средиземном море, где покрыл себя славой, не померкшей в памяти соотечественников и по сей день. Там же, в результате тяжёлого ранения, полученного в ходе одной из боевых операций, он лишился правой руки.

Следует попутно обратить внимание на ошибочность расхожего мнения о том, что адмирал Горацио Нельсон — это звание он получил вскоре после описанных событий — носил повязку, закрывающую выбитый в бою глаз. Такое ранение он действительно однажды получил, но врачам удалось спасти его зрение, хотя и не в прежнем объёме.

Вершина славы и гибель прославленного адмирала

Пик его известности пришёлся на наполеоновские войны. Адмирал Горацио Нельсон виктория (победа) которого над французским флотом обеспечила успех всей кампании того года, стал поистине национальным героем. Король Георг III возвёл его в пэры и осыпал наградами, а в 1799 году произвёл в чин контр-адмирала, что по тем временам было высшим морским званием. Но конец его жизненного пути был уже близок.

Дата 21 октября 1805 года стала чёрным днём для истории британского флота — в этот день погиб адмирал Горацио Нельсон. Биография его была столь насыщена захватывающими приключениями, что они впоследствии легли в основу многих литературных произведений. В разгар знаменитого Трафальгарского сражения французская пуля, выпущенная во время абордажного боя, положила конец этой удивительной жизни.

Герой — во всём герой

Поскольку цинковых гробов в ту эпоху ещё не было, останки героя доставили на родину в бочке с бренди. Попав в привычную для моряка среду, тело прекрасно сохранилось и было похоронено в Лондоне в соборе Святого Павла.

О внешности национального героя Англии сегодня известно благодаря прижизненному портрету, который написал выдающийся британский портретист Уильям Бичи. Портрет Горацио Нельсона был создан в 1800 году, и на нём адмирал представлен в зените своей славы. Следует добавить ещё, что после себя он оставил двух сыновей, но рождённых не его законной женой, а супругой английского посла в Неаполе леди Эммой Гамильтон. Герой — он ведь во всём герой.

Part I
Пусть будет просто часть первая

Детство — Отрочество — Юность — Пятнадцатилетний капитан —
Вест-Индия раз — Женюсь, женюсь… — Резюме

Детство
29 сентября 1758 года родился в семье приходского священника
в деревушке Бёрнем-Торп графства Норфолк.

23 июля 1759-го, когда Нельсону ещё не исполнилось и года,
в Чатаме заложили новый стопушечный линкор, который потом назовут Victory.

Отрочество
Отец Горацио Нельсона воспитывал всех своих детей по-пуритански.
До 12 лет Нельсон учился в частной школе в Норфолке.
Учился ровно, ничем особенно не выделяясь.
Мальчишка как мальчишка.

Юность
Весной 1771 года Горацио забрали из частной школы и отправили в Чатам,
где готовился к плаванью линейный корабль «Райзонэйбл»,
которым командовал его дядя, капитан Морис Саклинг, герой Семилетней войны.
Под его присмотром гардемарин Нельсон начал свою службу и учёбу.
От дяди он получил первые уроки тригонометрии, навигации, судовождения.

В 1772 году первый самостоятельный поход в Вест-Индию на торговом судне «Триумф».
«Самостоятельный» в данном случае — это без дядиной поддержки.
Мальчишку отвели на корабль, перекрестили, всплакнули, помахали ручкой.

Пятнадцатилетний капитан
Летом 1773 года в 14-летнем возрасте, приврав пару лет при вербовке,
участвовал в арктической экспедиции капитана К. Фиппса,
отправившейся на поиски северного прохода из Атлантического океана в Тихий.

Эта экспедиция, как и все первые полярные экспедиции, была подготовлена плохо.
Но не по злому умыслу, как экспедиция капитана Татаринова,
а просто по причине отсутствия опыта и информации.

Потребовалось два века проб и ошибок,
чтобы Амундсен и Нансен стали героями и победителями.

Уже через две недели после начала экспедиции корабль вмёрз в лёд Баффинова моря.
В этой непростой ситуации Нельсон показал все свои достоинства: умение командовать людьми,
энергию, инициативность, смелость до безбашенности.
Известен случай, когда он, вооружённый мушкетом без штыка, пошёл один на белого медведя.
Замок дал осечку, но Нельсон продолжал идти на зверя.
Если бы медведя не пугнули из корабельного орудия,
исход Трафальгара мог бы оказаться другим.

Экспедиция не нашла Арктический проход, но зато смогла вернуться.
И в ноябре того же года на 20-пушечном фрегате «Морской конёк» в эскадре сэра Э. Хьюза
Нельсон отправился уже в Индию. В этом плавании он получил звание матроса 1-го класса,
многому научился, впервые участвовал в перестрелке, физически окреп и вырос.

В конце 1775 года в Индии Нельсон серьёзно заболел лихорадкой.
Как безнадёжного больного его списали и отправили в Англию.
Дорога в Англию морем, вокруг мыса Доброй Надежды,
заняла полгода — успел выздороветь и продолжил службу.

Вест-Индия раз
Весной 1777 года он сдал очень сложный экзамен на первый офицерский чин
и стал лейтенантом флота короля. Пять лет Нельсон нёс службу на 32-пушечном фрегате «Ловестов»,
охраняя британские суда в Карибском море. Когда к фрегату прикомандировали в подкрепление шхуну,
командовал шхуной. Затем был переведен третьим лейтенантом на флагманский корабль
адмирала Питера Паркера «Бристоль» и вскоре дослужился до звания первого лейтенанта.

Когда 8 декабря 1778 года, получив по ходатайству адмирала Паркера чин коммандера,
20-летний Нельсон был назначен командиром брига «Баджер»,
его стаж моряка составлял меньше семи лет.

В июне следующего 1779 года он заменил убитого командира фрегата «Хинчинбрук»,
став самым молодым командиром корабля в британском королевском флоте.
Сравнительно быстрое продвижение по службе объяснялось просто.
Нельсон в 20 лет уже был умелый и опытный моряк, толковый командир — умеющий приказывать,
уверенный в том, что приказ непременно будет исполнен, просчитывающий последствия и риск.
И самое важное — у Нельсона всегда были покровители.
Он умел производить впечатление и, как правило, нравился людям.

Летом того же года командир фрегата Горацио Нельсон одержал свою первую большую победу.
Его моряки приступом со стороны моря при поддержке огня корабельной артиллерии
овладели испанским фортом Сен-Хуан в Никарагуа.

За эту операцию осенью 1779-го Нельсон был произведён в капитаны 1-го ранга,
когда командовал фортом Чарльз на Ямайке и ожидал французское вторжение.

В 1780-м снова воевал против Испании на реке Сан-Хуан в Гондурасе
(сейчас по ней проходит граница между Никарагуа и Коста-Рикой),
где участвовал в длительной и в целом неудачной осаде испанской крепости.
В ходе экспедиции получил назначение командиром линейного корабля «Янус»,
но не успел принять командование из-за тяжелой дизентерии.
Чудом выжил, уехал в Англию в отпуск по болезни.

К весне 1781 года выздоровел и, как только появилось подходящее назначение, снова ушёл в море.
Конвоировал суда с грузами в Северном море на корабле «Албемарль»,
переоборудованном в 28-пушечный фрегат. Потом, на этом же корабле,
участвовал в войне против Североамериканских колоний,
где сблизился с адмиралом лордом Сэмюэлем Худом и принцем Уильямом,
будущим королем Вильгельмом IV (1765-1837, король с 1830).

Основные военные действия проходили на суше.
Своего военного флота у колонистов ещё не было.
Поэтому Нельсон охотился на американские торговые суда.
Нанёс ущерб. Сведения не точны, но сколько-то «купцов» он захватил.

Женюсь, женюсь…
В 1783 году, вернувшись в Англию, был представлен ко двору.
Совершил путешествие во Францию. Изучал французский, пытался жениться,
но ему отказали — неловко поинтересовался размерами приданого.
Ну и на фиг, сказал Нельсон.

Попытался стать депутатом парламента и заняться политической деятельностью.
В поисках покровителей добрался до первого лорда Адмиралтейства,
совершенно забодав его своим проектом «Как нам обустроить Англию».
От греха подальше Нельсону вручили назначение на фрегат «Бореус»
в эскадру адмирала Худа, действовавшую в Вест-Индии, и послали. Туда.

Резюме:
Совершенно неистовый и неуёмный персонаж. Буйный, каких мало.
Авантюрист, но не кондотьер — Родина превыше всего. Честен, умён, неленив.
Стремительность, с которой он шарахался по свету — впечатляет.
Тогда, в то время, с теми скоростями!
Специально оставили даты — посчитайте, сравните, это любопытно.

Горацио Нельсон родился 29 сентября 1758 года в Бернем-Торпе, графство Норфолк, Англия. Мальчик вырос в семье священника. Начальное образование получил в школе, а в 12 лет поступил юнгой на корабль своего дяди, капитана Мориса Саклинга, героя Семилетней войны.

Навыки морской службы Нельсон получил во время плаваний на торговых и военных судах в Вест- и Ост-Индию, а также в полярной экспедиции 1773 года. Но по-настоящему его флотоводческая карьера началась в 1777 году, когда сдав экзамен на чин лейтенанта и хорошо проявив себя в войне с североамериканскими колонистами стал капитаном брига.

В 1780 году Нельсон участвовал в военных действиях против Испании в Гондурасе, где заболел дизентерией и едва не скончался, поэтому вынужден был вернуться в Англию на лечение. Но уже в следующем году командовал фрегатом в войне против Североамериканских колоний.

В 1784 гоуд на протяжении трех лет Горацио проходил службу в Вест-Индии, где вел упорную борьбу с контрабандой, поэтому не раз вступал в конфликт с местными высокопоставленными чиновниками, требуя от них строгого соблюдения законов. Не удивительно, что Нельсон нажил себе немало врагов среди них, поэтому, по возвращении в Англию, был фактически отстранен от службы на флоте и переведен на половинное жалованье. Более 5 лет Нельсон оставался не у дел, живя в деревне со своей семьей.

Только в 1793 году, с началом войны против Франции, Нельсон получил должность капитана линейного корабля в составе Средиземноморской эскадры. Принимал активное участие в боевых действиях под Тулоном, в 1794 году при осаде крепости Кальви на Корсике потерял правый глаз, а в 1795-м, проявив незаурядный полководческий талант, отличился в морском сражении и захватил французский корабль, намного превосходивший по мощи его собственный.

Но настоящая слава национального героя пришла к Нельсону после сражения 14 февраля 1797 года у мыса Сент-Винсент, Португалия, когда искусно и самостоятельно провел маневр, имевший решающее значение для разгрома испанского флота. За что был награжден рыцарским крестом ордена Бани и чином контр-адмирала. Однако в том же году при неудачной попытке захватить порт Санта-Крус, остров Тенерифе Нельсон потерял правую руку.

С 1798 года командовал эскадрой в Средиземном море, с целью противодействия предпринятой Францией Египетской экспедиции, с чем успешно справился и за что получил в награду титул пэра-барона и пожизненную пенсию в 2000 фунтов стерлингов.

Подавив неаполитанскую революцию, Нельсон получил от короля Обеих Сицилий Фердинанда IV титул герцога Бронте. Однако там же запятнал свое имя жестокой расправой с французскими пленными и итальянскими республиканцами.

По возвращении в Англию в 1801 году Нельсон произведен в вице-адмиралы и направлен в карательную экспедицию в Данию, где провел варварскую бомбардировку Копенгагена и сжег датский флот. За эту кампанию получил титул виконта.

В 1803 году, после возобновления войны с Францией, Нельсон возглавил британскую Средиземноморскую эскадру и после долгих преследований разгромил испано-французский флот в Трафальгарском сражении. Однако и сам вице-адмирал в этом бою был смертельно ранен.

Горацио Нельсон скончался 21 октября 1805 года у мыса Трафальгар, Испания. Его тело доставили в Лондон и 9 января 1806 года торжественно похоронили в соборе Святого Павла со всеми воинскими почестями.

В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Нельсон.

Бёрнем-Торп, Норфолк, Великобритания

мыс Трафальгар, Испания

Королевский военно-морской флот Великобритании

Вест-Индский театр войны за независимость США:

  • Экспедиция в реку Сан-Хуан
  • Захват Тёркс и Кайкос

  • Сражение при Сент-Винсенте
  • Сражение при Абукире
  • Блокада Кадиса
  • Сражение при Санта-Крус-де-Тенерифе (1797)
  • Сражение при Копенгагене

  • Трафальгарское сражение

Орден Св. Иоахима, Орден Св. Фердинанда,Орден Полумесяца,

Горацио Нельсон
Horatio Nelson
Вице-адмирал Горацио Нельсон
Дата рождения
Место рождения
Дата смерти
Место смерти
Принадлежность
Годы службы
Звание
Сражения/войны
Награды и премии
Горацио Нельсон на Викискладе

Гора́цио Не́льсон (англ. Horatio Nelson ; 29 сентября 1758, Бёрнем-Торп (англ.) русск. , графство Норфолк — 21 октября 1805, мыс Трафальгар, Испания) — великий английский флотоводец, вице-адмирал (1 января 1801), барон Нильский (1798), виконт (1801).

Биография

Детство и юность

Родился в семье приходского священника Эдмунда Нельсона (1722-1802) и Кэтрин Саклинг (1725-1767). Род Нельсонов был богословским. Священниками служили три поколения мужчин этой семьи. В семье Эдмунда Нельсона было одиннадцать детей, воспитывал он их строго, любил порядок во всем, считал свежий воздух и физические упражнения очень важными в деле воспитания, искренне верил в Бога, считал себя истинным джентльменом и отчасти даже ученым. Горацио рос болезненным ребенком, небольшого роста, но с живым характером. В 1767 году умерла мать Горацио — Кэтрин Нельсон — в возрасте сорока двух лет. Эдмунд Нельсон после смерти супруги так и не женился. Горацио особенно сблизился с братом Уильямом, который впоследствии пойдет по стопам отца и станет священником. Горацио отучился в двух школах: начальной Даунем-Маркет и средней в Норвиче, изучил Шекспира и основы латыни, но склонности к учебе у него не было.

В 1771 году в 12 лет он поступил юнгой на корабль своего дяди капитана Мориса Саклинга, героя Семилетней войны. Реакция дяди на желание Горацио поступить на флот была следующей: «Чем провинился бедный Горацио, что именно ему, самому хрупкому из всех, придется нести морскую службу? Но пусть приезжает. Может, в первом же бою пушечное ядро снесет ему голову и избавит от всех забот!» . Вскоре дядюшкин корабль «Резонабль» был поставлен на консервацию, и Горацио по просьбе дяди перевели на линейный корабль «Триумф». Капитан «Триумфа» собирался идти в Вест-Индию и именно в этом рейсе молодой Нельсон получил первые навыки морской службы. Впоследствии Нельсон вспоминал о первом плавании: «Если я и не преуспел в своем образовании, то, во всяком случае, приобрел много практических навыков, отвращение к Королевскому флоту и усвоил девиз матросов: „В борьбе за награды и славу вперед, отважный моряк!“». Затем он работал вестовым на другом корабле. После этого Саклинг забирает племянника к себе на «Триумф» в качестве мичмана. Корабль нёс дозорную службу, а капитан Саклинг занимался морским образованием племянника. Под руководством дяди Горацио овладел основами навигации, научился читать карту и исполнять обязанности канонира. Вскоре молодой Нельсон получает в свое распоряжение баркас и ходит на нём в устьях Темзы и Мидуэя.

Летом 1773 года была организована полярная экспедиция, в составе которой был и четырнадцатилетний Горацио, направленный служить на «Каркасс». Экспедиция не принесла успеха и по сей день известна лишь тем, что в ней участвовал будущий герой. Однако и там Горацио поразил всех своей храбростью, когда ночью увидев белого медведя, схватил мушкет и погнался за ним к ужасу капитана корабля. Медведь, напуганный выстрелом пушки скрылся, а по возвращении на корабль Нельсон взял всю вину на себя. Капитан, ругая его, в душе восхищался храбростью молодого человека. Полярные приключения закалили героя, и он жаждал новых подвигов.

В 1773 году он становится матросом 1-го класса на бриге «Сихорс». Почти год Нельсон провел в Индийском океане. В 1775 году он свалился с приступом лихорадки, его доставили на судно «Дельфин» и отправили к берегам Англии. Обратное плавание длилось более шести месяцев. Много позднее Нельсон вспоминал о некоем видении на пути из Индии: «Некий свет, нисходивший с неба, сверкающее светило, зовущее к славе и триумфу» . По прибытии на родину его назначили на корабль «Вустер» четвёртым лейтенантом, то есть он был уже вахтенным начальником, хотя не имел еще офицерского чина. Он нес патрульную службу и сопровождал торговые караваны.

Участие в Американской революции и болезнь

Весной 1777 года Горацио Нельсон сдаёт экзамен на чин лейтенанта, как говорят, не без помощи своего всесильного дяди капитана Саклинга, который был председателем экзаменационной комиссии. Сразу же после удачно сданного экзамена он получает назначение на фрегат «Лоуэстоф», который отплывал в Вест-Индию. Офицерский тост перед отплытием: «За кровопролитную войну и сезон, несущий болезни!» Команда «Лоуэстофа» относилась к молодому лейтенанту с уважением и, когда он покидал фрегат, подарила ему на память шкатулку из слоновой кости в виде их фрегата. Нельсон перешел на флагманский корабль «Бристоль» под командованием Паркера.

В 1778 году Нельсон становится коммандером и получает назначение на бриг «Беджер», охраняющий восточный берег Латинской Америки. Служба по охране побережья была беспокойной, так как постоянно приходилось гоняться за контрабандистами. В один из дней стоянки «Беджера» в заливе Монтего внезапно загорелся бриг «Глазго». Благодаря действиям Нельсона команда брига была спасена.

Капитан Горацио Нельсон. Работа художника Джона Фрэнсиса (Жана-Франсуа) Риго.

В 1779 году двадцатилетний Нельсон становится полным капитаном и получает под командование 28-пушечный фрегат «Хинчинбрук». В первом самостоятельном плавании у берегов Америки он захватил несколько груженых судов, призовая сумма составила около 800 фунтов, часть этих денег он переслал отцу.

В 1780 году по приказу адмирала Паркера Нельсон покидает Ямайку, высаживает десант в устье реки Сан-Хуан, цель — захват форта Сан-Хуан. Форт был взят, но без Нельсона, которому было приказано вернуться на Ямайку, что спасло ему жизнь, так как большинство матросов умерло от желтой лихорадки. Больной лечился от малярии в доме адмирала Паркера, где он был принят как сын. С первым судном его отправляют в Англию лечиться. Он приезжает в курортный городок Бат, откуда пишет: «Я отдал бы все, чтобы снова быть в Порт-Ройале. Здесь нет леди Паркер, а слуги не обращают на меня никакого внимания, и я валяюсь как бревно». Выздоровление шло медленно. Он посещает брата Уильяма в Норфолке, узнает о желании брата стать судовым священником. Это приводит Горацио в ужас, он, как никто другой, зная морские нравы, осознает, что это дело невероятно трудное и неблагодарное. Однако брат остается при своем мнении.

Влюблённость

Вскоре последовало назначение на «Албемарль», он был отправлен в Данию, затем служил в Квебеке. Здесь Горацио встретил свою первую любовь — 16-летнюю дочь начальника военной полиции Мэри Симпсон. Из его писем видно, что он никогда еще не испытывал подобных чувств и не имел опыт в делах любовных. Он мечтал, что увезет Мэри на родину и тихо заживет с ней в сельском Норфолке: «Что мне флот и что мне теперь карьера, когда я нашёл настоящую любовь!» . Однако, предаваясь мечтам, влюбленный даже не удосужился спросить Мэри о ее чувствах к нему. Друзья уговорили его не делать пока предложение и проверить свои чувства, отправившись в Нью-Йорк — новый порт приписки «Албемарля». Здесь он знакомился с принцем Уильямом, будущим королем Англии Вильгельмом IV. Принц вспоминал: «Когда Нельсон прибыл в своем баркасе, он показался мне мальчиком в форме капитана» .

В 1783 году взяв отпуск, он едет с другом во Францию, его неприятно удивляет эта страна — вечный враг Англии. Там Нельсон влюбляется в некую мисс Эндрюс, но взаимности от нее он так и не добивается. Он уезжает в Лондон и оттуда пишет брату: «В Лондоне столько соблазнов, что жизнь мужчины уходит на них целиком». К удивлению многих Нельсон хочет стать парламентарием и лоббировать интересы Адмиралтейства в парламенте, однако, когда первый лорд адмиралтейства предлагает ему вернуться на службу, тот немедленно соглашается, так с политикой было покончено. Ему предложили фрегат «Борей», который должен был нести дозорную службу в Вест-Индии. В штат судна Нельсону пришлось включить брата Уильяма, который так и не отказался от мысли нести Благую Весть морякам. У Порта Дил капитан узнал, что голландцы захватили 16 английских моряков, он отправил на борт голландского судна вооруженный отряд и открыл пушечные порты, моряки были отпущены и пополнили команду «Борея». В 1784 году фрегат вошел в гавань острова Антигуа, его приводили в порядок и нагружали запасами. Между тем капитан успел познакомиться и влюбиться в Джейн Моутрей, жену представителя Адмиралтейства на Антигуа, вскоре же чиновника отозвали в Англию и вместе с ним отбыла его красавица жена. Брат Уильям, разочаровавшись в должности судового священника, запил и тяжело заболел, его пришлось отправить домой в Англию.

Битва при Абукире. Художник Томас Луни (англ. Thomas Luny )

Не сложились отношения у Нельсона и с командующим. Основной задачей Нельсона в Вест-Индии был контроль за соблюдением Навигационного акта, согласно которому в английские колониальные порты можно было ввозить товары исключительно на английских судах, таким образом английские купцы и судовладельцы получали монополию на торговлю и одновременно этот акт поддерживал британский флот.

Ссора с торговцами

После завоевания Соединенными Штатами независимости, американские суда стали иностранными и не могли торговать на тех же условиях, однако рынок сформировался, и американцы продолжали торговлю. Местные английские чиновники знали об этом, но молчали, так как получали весомый процент с контрабанды. Нельсон считал, если торговля американцев наносит ущерб Англии, она должна быть искоренена. Впоследствии он вспоминал: «В бытность свою колонистами американцы владели почти всею торговлей от Америки до Вест-Индийских островов, а когда война закончилась они забыли, что одержав победу, они стали иностранцами и теперь не имеют права торговать с британскими колониями. Наши губернаторы и таможенные чиновники делают вид, что по Навигационному акту у них есть право торговать, а население Вест-Индийских островов хочет того, что ему выгодно. Предварительно уведомив губернаторов, таможенников и американцев в том, что я собираюсь делать, я захватил множество судов, что и настроило против меня все эти группировки. Меня гнали от одного острова к другому, я подолгу даже не мог сойти на сушу. Но мои незыблемые моральные правила помогли мне выстоять, и когда в этой проблеме разобрались получше, я получил поддержку с родины. Я доказал, что должность капитана военного судна обязывает его соблюдать все морские законы и выполнять поручения Адмиралтейства, а не быть таможенником». На Нельсона писали жалобы, однако король обещал ему свою поддержку в случае суда. Капитан и представить себе не мог, что с вест-индийской контрабанды кормились не только местный генерал-губернатор и командующий эскадрой, но также огромное количество лондонских чиновников, так он приобрел в столице множество высокопоставленных врагов.

Битва при Абукире (слева) и Трафальгарское сражение.

Женитьба

Новый жизненный этап начался с того, что Нельсона попросили доставить на остров Барбадос племянницу Джона Герберта мисс Перри Герберт. По прибытии его пригласили в гости и там он впервые увидел вторую племянницу Герберта молодую вдову Фрэнсис Нисбет, в домашнем кругу ее ласково именовали Фанни, от первого брака у нее был сын. Нельсон влюбился сразу: «У меня нет ни малейшего сомнения, что мы будем счастливой парой, а если не будем, то по моей вине» . 11 марта 1787 года состоялась их свадьба.

Эмма Гамильтон, 1782-84 гг. Портрет художника Джорджа Ромни.

Французские революционные войны

В 1787 году Нельсон покидает Вест-Индию, он едет домой, Фанни с сыном отбыли немного позднее. В 1793 году, с началом войны против Франции, получил должность капитана линейного корабля в составе Средиземноморской эскадры адмирала Сэмюэля Худа. В этом же году он принял активное участие в боевых действиях под Тулоном, в июле 1794 года командовал десантом на Корсике, получив ранение правого глаза при осаде крепости Кальви, а 13 июля 1795 года отличился в морском сражении, принудив к сдаче французский корабль, намного превосходивший по мощи его собственный.

14 февраля 1797 года участвовал в сражении у мыса Сент-Винсент (крайней юго-западной оконечности Португалии). По собственной инициативе он вывел свой корабль из линейного строя эскадры и осуществил маневр, имевший решающее значение для разгрома испанского флота. Два из четырех захваченных англичанами испанских кораблей были взяты на абордаж под личным командованием Нельсона, получившего за этот бой рыцарский крест ордена Бани и чин контр-адмирала синего флага (синей эскадры).

В июле 1797 года при неудачной попытке захватить порт Санта-Крус-де-Тенерифе Нельсон потерял правую руку.

Колонна Нельсона на Трафальгарской площади в центре Лондона

Наполеоновские войны

С 1798 года командовал эскадрой, направленной в Средиземное море для противодействия предпринятой Францией Египетской экспедиции 1798-1801. Английская эскадра не сумела помешать высадке французских войск в Александрии, однако 1-2 августа 1798 года Нельсону удалось разгромить французский флот при Абукире, отрезав армию Наполеона Бонапарта в Египте, сам Нельсон получил ранение в голову. В награду Георг III сделал Нельсона пэром-бароном Нила и Бернем-Торпа. В августе 1799 года за восстановление Османского господства в Египте был награжден Султаном Селимом III орденом полумесяца и пожалован челенком.

В Неаполе, куда Нельсон был послан для помощи Неаполитанскому королевству в борьбе с Францией, начался его роман с женой английского посла леди Эммой Гамильтон, продолжавшийся до самой смерти адмирала. Эмма родила ему дочь Горацию Нельсон. Помочь Неаполю Нельсон не успел, и город попал в руки французов. После освобождения Неаполя русской эскадрой адмирала Ф. Ф. Ушакова и капитуляции французского гарнизона Нельсон, несмотря на протесты русских союзников, запятнал своё имя жестокой расправой с французскими пленными и итальянскими республиканцами. Тарле писал:

Если влияние Эммы Гамильтон и королевы Каролины сказалось, то несколько позднее (не в 1798, а в 1799 г.), и выразилось оно в позорящем память знаменитого английского адмирала попустительстве свирепому белому террору и даже в некотором прямом участии в безобразных эксцессах того времени

Нельсон решил повесить адмирала Караччиоло , командовавшего флотом республиканцев. Он наскоро организовал военный суд и, побуждаемый своей любовницей леди Гамильтон, которая, собираясь уезжать, хотела обязательно присутствовать при повешении, приказал немедленно же исполнить приговор. Караччиоло был повешен в самый день суда 18 (29) июня 1799 г. на борту линейного корабля «Minerva». Тело Караччиоло весь день продолжало висеть на корабле. «Необходим пример»,- пояснял английский посол Гамильтон, вполне стоивший своей супруги

В 1801 году был 2-м флагманом в эскадре адмирала Хайда Паркера при действиях в Балтийском море и бомбардировке Копенгагена, затем командовал эскадрой в Ла-Манше, которая была сформирована для противодействия Булонской флотилии французов. В 1803-1805 годах командующий эскадрой Средиземного моря, действовавшей против Франции и Испании. В сентябре 1805 года эскадра Нельсона заблокировала франко-испанский флот в Кадисе, а 21 октября разгромила его в Трафальгарском морском сражении, в котором Нельсон был смертельно ранен французским снайпером в первый день битвы, при наступлении на объединенные силы французского и испанского флота.

Тело Нельсона доставили в Лондон и 9 января 1806 года торжественно похоронили в соборе святого Павла.

  • Бытует расхожее заблуждение, что адмирал Нельсон носил на правом глазу повязку. Однако это не так. Действительно, в боях на Корсике он получил осколочное ранение правого глаза песком и каменной крошкой. Его тут же перевязали и он вернулся в бой. Глаз он не потерял, но стал им хуже видеть.
  • Труп адмирала везли в Лондон в бочке с бренди. Отсюда возник миф, что якобы моряки тайком от начальства через соломинки отпивали из этой бочки. Это маловероятно, ведь тело покойного круглосуточно охраняли.
  • Упоминается, что у адмирала была сильная морская болезнь.
  • У офицеров английского флота есть традиция не аплодировать, как обычно, двумя ладонями, а стучать по столу кулаком левой руки — память об одноруком адмирале.
  • Нельсон изображен на британской почтовой марке 1982 года [источник не указан 194 дня ] .

Киновоплощения

  • Сидней Бутс («Трафальгарская битва», 1911)
  • Дональд Калтруп («Нельсон», 1918)
  • Хамберстон Райт («Романс леди Гамильтон», 1919)
  • Конрад Вейдт («Леди Гамильтон», 1921)
  • Седрик Хардвик («Нельсон», 1926)
  • Виктор Варкони (The Divine Lady, 1929)
  • Джон Бартон и Дуглас Скотт (Lloyd’s of London, 1936)
  • Лоренс Оливье («Леди Гамильтон» / That Hamilton Woman, 1941)
  • Стефен Хаггард («Юный мистер Питт», 1942)
  • Лестер Мэттью (Tyrant of the Sea, 1950)
  • Эндрю Осборн / Ричард Лонгман (The Powder Monkey, 1951)
  • Иван Соловьев («Адмирал Ушаков», «Корабли штурмуют бастионы», 1953)
  • Роберт Джеймс («Тритон», 1961)
  • Терри Скалли («Тритон», 1968, «Пегас», 1969)
  • Джимми Томпсон (Carry on Jack, 1963)
  • Ричард Джонсон (Le calde notti di Lady Hamilton, 1968)
  • Эрик Идл («Летающий цирк Монти Пайтона», 1970)
  • Петер Финч (Bequest to the Nation, 1973)
  • Алан Пенн (The Duke of Wellington at Stratfield Saye, 1979)
  • Кеннет Колли («Я помню Нельсона (телесериал)» / «I Remember Nelson», 1982)
  • Николас Грейс («Наполеон и Жозефина» / «Napoleon and Josephine: A Love Story», 1987)
  • Филипп Поуп (Blackadder’s Christmas Carol, 1988)
  • Энтони Дэниэлс («Духи Альбиона (телесериал)» / Ghosts of Albion, 2003-2004)
  • Йоханнес Зилбершнайдер («Луиза Санфеличе» / Luisa Sanfelice, 2004)
  • Роберт Линг (Trafalgar Battle Surgeon, 2005)

Горацио Нельсон (Nelson, Horatio) (рожд. 29 сентября 1758 г. — 21 октября 1805 г.) — выдающийся британский флотоводец, вице-адмирал (1801), виконт (1801).

С 1798 года — командующий эскадрой в Средиземном море, одержал ряд побед над флотом Франции, в том числе при Абукире (1798), а в 1805 году — над франко-испанским флотом в Трафальгарской битве (сам адмирал Нельсон в ходе этого сражения был смертельно ранен). Похоронен в Лондоне.

Происхождение. Ранние годы

Горацио Нельсон родился в графстве Норфолк в семье приходского священника Эдмунда Нельсона (1722-1802 гг.) и Кэтрин Саклинг (1725-1767 гг.), в семействе было 11 детей. Будущий адмирал рос болезненным ребенком, был небольшого роста, с живым характером.

В 12-ти летнем возрасте поступил на морскую службу. 1773 год — принимал участие в экспедиции, снаряженной с целью открыть северный проход у берегов Америки из Атлантического океана в Тихий. В ходе экспедиции 15-ти летний Нельсон обнаружил такие черты характера, благодаря которым его неоднократно ставили во главе отрядов, отправляемых на опасные разведки. 1777 год — Горацио отправили в Вест-Индию для охраны Гондурасского залива от нападений американских каперов. Спустя 2 года он, еще не достигнув совершеннолетия (!), получил в командование фрегат королевского флота. Командуя им, взял форт Сан-Хуан в Никарагуа, позднее принимал участие в войне с Америкой.

Военная карьера

Нельсон продолжал командовать разными судами, однако в 1787 г. он был вынужден уйти в отставку. Им было обнаружено и доказано много злоупотреблений на английском флоте, чем он смог нажить себе много влиятельных врагов.

С началом войны с французами, Горацио возвратился на флот, получив в командование линейный корабль «Агамемнон» и смог отличиться во многих морских битвах под флагом адмирала Сэмюэля Худа. 1794 год — участвовал в покорении Корсики и во время одной из атак на осажденный город Кальви потерял глаз. В войне с Францией он добивался только успехов и побед во многом благодаря своему мужеству, богатой морской выучке и командирскому опыту.

За время командования флотом адмирал Ушаков не потерял ни одного корабля…

Контр-адмирал Нельсон

1797 год — способствовал блестящей победе англичан над флотом Испании вблизи мыса Сен-Винцента, взяв в плен три линейных корабля неприятеля, на одном из которых оказался испанский адмирал. За это он получил чин контр-адмирала и орден Бани.

На следующий год адмирал Нельсон, командуя Кадикской эскадрой, совершил смелое, однако неудавшееся нападение на остров Тенерифе. Там был взят город Санта-Крус, но победитель потерял правую руку. Вернувшись в Англию получил в награду пенсию в 1000 фунтов стерлингов.

Наполеоновские войны

1798 год — был назначен командующим эскадрой в Средиземном море со специальным поручением вести наблюдение за приготовлениями французов в Тулоне: там генерал готовился к Египетской экспедиции. Из за ненастной погоды французы смогли незамеченными покинуть тулонскую гавань. Адмирал погнался за ними, но догнал флот неприятеля только в Абукирской бухте, когда наполеоновское войско уже сошло на египетскую землю.

1798 год, 1 августа — под вечер началась знаменитая битва при Абукире, которая закончилось к 12-ти часам на следующий день. Французы потеряли 11 линейных кораблей, 2 фрегата, более 6000 человек убитыми, ранеными и пленными. Потери победителей исчислялись в 900 человек, сам Горацио Нельсон был ранен в голову.

Победой при Абукире адмирал смог отрезать наполеоновскую армию в Египте от Франции. Его буквально засыпали наградами. Он получил звание пэра, титул лорда Нильского и Бирнем-Торнского, британским парламентом за ним и его ближайшими наследниками была утверждена пенсия в 2000 фунтов стерлингов. Турецкий султан прислал ему в подарок свою чалму с драгоценным аграфом и орден Луны, а российский — свой портрет с богатыми украшениями.

Эмма Гамильтон. Отставка

В Неаполе, где Горацио Нельсона встретили с королевскими почестями, он вступил в связь с женой английского посланника Эммой Гамильтон. С ее помощью удалось убедить неаполитанский двор начать войну с Францией. Однако французы перешли в наступление и одержали победу, а флотоводцу пришлось взять к себе на борт неаполитанского короля и отвезти его вместе с придворными в сицилийский Палермо.

Когда французский гарнизон сдался наместнику короля кардиналу Руффо, вернувшийся в Неаполь адмирал объявил Руффо превысившим свои полномочия, а капитуляцию — недействительной. Англичане схватили безоружных французов и итальянских революционеров-республиканцев, устроив над ними, кровавую расправу. Адмирал Нельсон в те дни стал орудием личной мести леди Гамильтон и королевы Каролины.

1800 год — английского посланника Гамильтона отозвали из Неаполя. Обиженный этим адмирал, которому связь с Эммой не мешала оставаться в дружеских отношениях с ее супругом, тоже подал в отставку и вместе с четой Гамильтон отправился в Лондон. Однако там он в скором времени передумал и снова возвратился на флот.

Возвращение на флот

Командуя вместе с адмиралами Гайдом и Паркером британским флотом, им были предприняты военные действия против Союза северных морских держав. Удачно пройдя через Зунд, флотоводец подошел к Копенгагену и двухдневной канонадой (2 и 3 апреля 1801 г.) превратил значительную часть Копенгагена в развалины. Осенью в том-же году он совершил неудачное нападение на Булонь.

Трафальгарское морское сражение

1805 год — адмирал Нельсон снова стал командующим эскадрой Средиземного моря, действующей против соединенного франко-испанского флота, которым командовал адмирал Вильнев, его давний знакомый по Абукиру. Тот действовал крайне робко, избегая сражения, однако 21 декабря 1805 г. был вынужден принять его у мыса Трафальгар.

Сражение продолжалось 5 ч 30 мин. Флот союзников был полностью разгромлен, испанского командующего убили, а адмирал Вильнев оказался в плену. Морское могущество Франции было на долгое время подорвано, а господство Англии на море стало бесспорным.

Смертельное ранение

Адмиралу Нельсону не довелось увидать финал Трафальгарской битвы и стать ее триумфатором. Еще до окончания морского сражения он был смертельно ранен в спину Трафальгарская победа сделала его имя одним из самых популярных в Британии, заставила позабыть о его жестокости. Тело Нельсона перевезли в Лондон и похоронили в церкви Святого Павла, где ему воздвигли памятник. Наследники Нельсона — вначале его брат, потом потомство сестры — носят титул графов Трафальгарских.

Англия чтит имя адмирала Нельсона как одного из своих великих национальных героев. 1843 год — в Лондоне на Трафальгарской площади была воздвигнута 50-ти метровая колонна с громадной (5-ти метровой) статуей Горацио Нельсона.

Краткая биография адмирала нельсона

Командующий британским флотом Горацио Нельсон является одним из самых знаменитых и прославленных английских военных. За свою карьеру он прошел несколько кампаний и кровопролитных сражений, защищая честь и интересы королевства.

Детство и юность

Будущий адмирал Горацио Нельсон родился в 1758 году в семье священника. У его отца было 11 детей, но это не мешало ему воспитать их всех в атмосфере любви и внимания. Эдмунд Нельсон старался приучить Горацио к физическому труду и упражнениям. Его сын отличался болезненным здоровьем, но в то же время обладал энергичным характером.

12-летний Горацио решил пойти по стопам своего дяди и стать моряком. В 1771 году он в первый раз оказался в океане. Его корабль «Триумф» отправился в Вест-Индию (Карибские острова), где юнга получил свой первый профессиональный опыт.

Война за независимость США

В 1777 году молодой Горацио Нельсон окончательно связал свою жизнь с флотом, успешно сдав экзамены на звание лейтенанта. Его по-прежнему тянуло в западные моря, где Великобритания имела множество колоний. Однако именно в это время королевство столкнулось с серьезной проблемой. Американские колонии объявили войну метрополии, желая обрести независимость. В 1776 году они образовали Соединенные Штаты Америки.

Колонистов поддержала Испания, у которой на континенте были большие владения. В ответ на это Великобритания послала флот к берегам Мексиканского залива. На одном из тех кораблей был Горацио Нельсон. Он поучаствовал в высадке десанта в устье реки Сан-Хуан. Операция оказалась неудачной. Британцам не удалось закрепиться на территории современной страны Никарагуа. Кроме того, Нельсона в ходе кампании отправили на Ямайку. Возможно, это спасло ему жизнь, так как большая часть британцев, оставшихся на материке, погибла.

В мирное время

Скоро война за независимость США закончилась. Однако корабль Горацио Нельсона остался в Вест-Индии. У Великобритании в этом регионе все еще оставались колонии. Несколько лет офицер занимался регулированием торговли с американцами. В это время создавался новый рынок, правила которого диктовали США.

В конце 80-х Нельсон вернулся на родину. Но спокойной жизни у него не получилось. Во Франции вспыхнула революция, свергнувшая монархию. Король был казнен, а у власти оказались сторонники республики. Большинство европейских монархий пришло в ужас от этих событий. Следующие несколько лет они поочередно создавали антифранцузские коалиции.

Ранения и звание контр-адмирала

Все эти военные кампании прошел и Горацио Нельсон. Биография офицера представляет собой боевой путь, полный страданий. В 1794 году на Корсике он повредил глаз. Еще через несколько лет Нельсон потерял правую руку. Случилось это в сражении на Канарских островах, где британцы воевали с испанцами, поддержавшими французов.

В бою у мыса Сент-Винсент в Португалии Нельсон по своей инициативе вывел собственный корабль из общей эскадры и предпринял рискованный маневр, помогший британцам одержать уверенную победу. Смелый офицер возглавил захват двух испанских кораблей, которые были взяты на абордаж. После этого сражения в 1797 году Нельсон стал контр-адмиралом. Ему еще не было и 40 лет.

Герой флота

В 1798 году Нельсон получил в свое командование целую эскадру. Власти не зря доверили ему флот — этот офицер отличался храбростью, острым умом и способностью принять волевое решение в самую тяжелую минуту. Тем не менее он не был лишен и некоторых матросских суеверий. На мачте флагманского корабля Горацио Нельсона висела подкова — символ удачи. Моряки из любой страны всегда отличались любовью к приметам. Чего стоит только спуска корабля на воду!

Тем временем во Франции все большую популярность набирал успешный и храбрый полководец Наполеон Бонапарт. Он не хотел зависеть от республиканского правительства. В 1798 году генерал организовал Египетский поход. Его целью было оборвать связь Великобритании с колониями в Индии. Формально Египет был частью Османской империи, но главное противостояние в регионе разгорелось именно между французскими и английскими войсками.

Когда британская эскадра вошла в Средиземное море и направилась в сторону экзотической страны, на мачте флагманского корабля Горацио Нельсона по-прежнему красовалась подкова. Он надеялся, что не подведет свою страну в столь ответственный для всего народа момент.

Сражение при Абукире

Решающим в египетской кампании стала битва при Абукире, которая продолжалась с 1 по 3 августа 1798 года. Три предыдущих месяца британский флот спешно гнался за французскими кораблями, на борту которых был экспедиционный корпус под командованием Бонапарта. Наполеону удалось высадиться в Египте, после чего он отправился вглубь страны. Флот же встал на якорь на берегу Абукирского залива недалеко от знаменитой Александрии. В распоряжении коммандера Франсуа Де Брюе было 13 и 4 фрегата. Это была грозная сила. Адмирал Горацио Нельсон плыл в Египет с небольшим количественным отставанием — 14 и шлюпом.

Главной причиной неудачи французов стало то, что они позволили британцам совершить маневр и окружить флотилию с двух сторон — со стороны моря и суши. Кроме того, Де Брюе был слишком самодовольным. Он считал, что англичане не посмеют напасть на его большой флот и даже не подготовил пушки, которыми мог бы отбить первую атаку. В пылу завязавшегося сражения коммандер погиб. Мачта Горацио Нельсона и весь его корабль также постоянно находились под огнем. Но в этот раз адмиралу повезло. Он не только выжил, но и выиграл сражение. Французский флот был уничтожен. Наполеон оказался отрезанным на чужой ему земле, что предопределило неудачу его авантюрного похода.

Накануне последней битвы

Египетский поход вновь сплотил европейские монархии. Они создали новую коалицию против республики. Тем временем вернувшийся на родину Наполеон оказался в центре государственного переворота. Сначала он стал первым консулом, а в 1804 году — императором.

Все начало XIX столетия прошло под знаком наполеоновских войн. Францию по-прежнему поддерживала Испания. Бонапарт планировал устроить десантную высадку в Великобритании. Но ему мешал флот, который надежно охранял Ла-Манш. Поэтому адмирал поручил адмиралу Вильневу провести обманный маневр, направившись в где были английские колонии.

Однако план не сработал. Британцы, не желая оставлять без охраны родной остров, остались в проливе. Наполеон отказался от первоначального замысла и решил атаковать Неаполитанское королевство в Италии. Тем временем французский флот вернулся в Испанию, где был блокирован Нельсоном в Кадисе.

Гибель

Наполеон приказал Вильневу прорываться из окружения и отправиться в Средиземное море, чтобы помочь ему в Италии. Адмирал попытался выполнить приказ, но потерпел неудачу. Его флот был уничтожен британцами, которыми руководил Горацио Нельсон. Биография этого храброго офицера полна эпизодов с его ранениями. Но на этот раз, в первый же день решающего Трафальгарского сражения, он был застрелен снайпером с расстояния в 15 метров.

Это случилось 21 октября 1805 года. Гибель адмирала только обозлила британцев. В ярости они уничтожили 22 корабля, не потеряв ни одного. Об ушедшем национальном герое горевал каждый современник. Горацио Нельсон олицетворял все идеалы безупречного офицера.

В честь его последней победы одна из центральных лондонских площадей была переименована в Трафальгарскую. Центром ее архитектурного ансамбля является установленная там в 1843 году в память о талантливом адмирале.

Адмирал Нельсон родился 29 сентября 1758 года в графстве Норфолк, что на востоке Англии, в семье священника. В семье хотели, что бы он стал, как и отец, священником, но мальчишка с раннего детства глядел в сторону моря. Его мечта исполнилась в 12 лет, когда он пошел на корабль к своему дяде Морису Саклингу юнгой. В 1773 году Нельсон стал участником полярной экспедиции, там он обнаружил в себе черты, который впоследствии стали для него решающими.

В 1777 году Горацио Нельсон успешно сдал нелёгкий экзамен на лейтенанта, и в скором времени получил назначение на бриг, на котором, отправился в Латинскую Америку бороться с пиратами и контрабандистами. В 1779 году, в двадцатилетнем возрасте, уже капитан Нельсон, получает свой первый корабль «Хинчинбрук».

Первая любовь Нельсона пришла к нему в Квебеке, где он встретил шестнадцатилетнюю дочь начальника полиции Мэри Симпсон. Говорят, он даже хотел бросить флот и уехать с ней в деревушку, где родился, но друзья предложили ему проверить чувства расстоянием, а потом уже думать о свадьбе. В 1783 году один из друзей пригласил Нельсона съездить с ним во Францию, и будучи в отпуске Горацио согласился. Там он влюбляется в мис Эндрюс, которая ответных чувств к нему не испытывала. В марте 1787 года он женился на Фрэнсис Нисбет, с которой познакомился в гостях у Джона Герберта. А через десять лет у адмирала возник роман с леди Гамильтон, который продолжился всю оставшуюся жизнь.

На родине у себя, будущий адмирал, нажил немало высокопоставленных врагов. Соблюдая Навигационные акты, Нельсон не пропускал американские торговые суда, которые перевозили контрабанду на английские острова.

Позже, как оказалось, с этого товара чиновники и губернатор имели большой процент, терять они его естественно не хотели, да и к тому же выяснилось, что и многие чины в лондонском правительстве замешаны в этих делах. В 1787 году Нельсон ушел в отставку, но на этом его карьера ещё даже не началась.

С началом войны с Францией, в 1793 году, о таланте Нельсона вспомнило британское Адмиралтейство, и он снова пошел на службу в качестве капитана линейного корабля «Агамемнон».

Битвы Нельсона

1794 год — англичане напали на остров Корсика. А в июле месяце состоялся бой при Кальви, в котором Нельсон получил первое увечье, он лишился правого глаза.

13 июля 1795 год – Нельсон захватил француза, который по количеству пушек, и собственно общей мощи, превосходил его корабль чуть ли не в двое.

14 февраля 1797 год – сражение при Сент-Винсенте . В результате разработанной Нельсоном тактики, было взято на абордаж 2 испанских корабля, за что Горацио получил звание контр-адмирала и рыцарский крест ордена Бани.

Июлю 1797 год – при неудачном исходе боя с захватом порта Санта-Крус-де-Тенерифе, Горацио Нельсон лишился ещё и правой руки.

1-2 августа 1798 год – уничтожение французского флота при Абукире, таким образом поставив Наполеона в неприятную ситуацию — войска Бонапарта в Египте были отрезаны. Нельсон получил ещё одно ранение, в голову, которое хоть оказалась и не смертельным, но нанесло уже третье серьезное увечье.

2 апреля 1801 год – разгром датского флота в гавани Копенгагена. Бой был очень тяжелый, и когда адмирал Хайд Паркер дал сигнал к отступлению, Нельсон его фактически проигнорировал, сославшись на то, что у него один глаз, а значит он не все сигналы может чётко разглядеть. Он дал команду своим кораблям продолжить бой, и один из капитанов эскадры Уильям Блай (уже спустя 14 лет, как Блай утратил парусник Баунти из-за бунта команды) который единственный видел противоречивость двух сигналов, послушался приказа Нельсона. В конце концов бой был выигран, но теперь его ожидал трибунал за неповиновение старшему по звании. Вместо смертной казни его наградили титулом виконта.

21 октября 1805 год – Трафальгарское сражение , закончилось полным уничтожением франко-испанского флота. Это был последний бой Нельсона, парусник Виктори , на котором находился адмирал, потопил и взял на абордаж множество кораблей неприятеля.

Смерть Горацио Нельсона

Есть мнение, что от полученных в предыдущих битвах сильных ранений, Горацио Нельсон осознанно искал смерти. Перед битвой он надел свой парадный мундир, все ордена и медали, а в разгар сражения осознанно открыто стоял на палубе. Он скончался от пули, которая была выпущена с французского корабля «Редутабль», и последние его слова выражали удовлетворение от выполненного им долга.

Союзники потеряли 18 кораблей (один потоплен, остальные захвачены) и около 15 тысяч человек убитыми, ранеными и сдавшимися в плен. Англичане захватили или потопили почти весь союзный флот, не потеряв ни одного корабля. Потери убитыми и ранеными составили у них около 2 тысяч человек. Многие английские корабли были повреждены, например флагманский Victory пришлось ремонтировать в Гибралтаре, прежде чем он смог дойти до Англии (и доставить туда тело Нельсона).

Однако стратегические итоги этой битвы были гораздо значительней. Франция и Испания навсегда утратили морское могущество. Наполеон отказался от своих планов высадки войск в Англии и вторжения в Неаполитанское королевство. Великобритания окончательно приобрела статус хозяйки морей.

Предпосылки к сражению

После того, как в мае 1803 года после непродолжительного Амьенского мира, Великобритания и Франция снова оказались в состоянии войны друг с другом, Наполеон принял решение устроить вторжение в Великобританию.

В 1805 году главной наземной силой Европы была армия Первой французской империи под командованием Наполеона; на море такой силой был королевский военно-морской флот Великобритании. В ходе войны Великобритания ввела морскую блокаду Франции, что повлияло на торговлю и не позволило Франции мобилизовать все её морские силы. Несмотря на несколько удачных прорывов блокады, французским кораблям не удалось окончательно пресечь действия британского флота, который мог в одинаковой степени атаковать их как на своей территории, так и вне её.

Основная часть французского флота находилась в Бресте (в Бретани) и в Тулоне на побережье Средиземного моря. Также существовали и менее крупные эскадры, которые размещались в портах на Атлантическом побережье Франции.

5 октября 1804 года четыре испанских фрегата, везшие значительные суммы денег, были остановлены перед Кадисом британскими кораблями. Через 9 минут после начала сражения испанский фрегат «Мерседес» взорвался, а остальные три сдались. Испания ответила объявлением войны Великобритании и, таким образом, вступила в союз с Францией. В связи с этим на стороне Франции был испанский флот, базирующийся в Кадисе и Ферроле.

Великобритания обладала хорошо обученным и опытным морским офицерским корпусом, в то время как лучшие офицеры французского флота были либо казнены, либо отстранены от службы ещё в начале Великой французской революции. Самым надёжным человеком, которому можно было доверить командование Средиземноморским флотом Наполеона, был Пьер-Шарль Вильнёв.

Наполеон в Булонском лагере готовил мощнейший десант, который должен был высадиться на Британских островах. По его приказу спешно готовились баржи, которые должны были перевезти десант через Ла-Манш. Было запланировано две волны десанта. Первая: 1700 барж должны были перевезти 113 тыс. человек и 5600 лошадей. Вторая: ещё 590 барж вмещали 48 тыс. солдат и 3400 лошадей. Плавсредства были подготовлены. Однако они не могли выйти в Ла-Манш, поскольку были совершенно беззащитны перед британскими линейными кораблями.

Поэтому в марте 1805 г. Наполеон поставил перед Вильнёвом задачу отвлечь Королевский флот мнимым походом в район Карибского моря. Поход состоялся, однако целей не достиг: британский флот, разгадав замыслы Наполеона, продолжал сторожить Ла-Манш. Более того, на обратном пути корабли Вильнёва были перехвачены у мыса Финистерре. Испанцы потеряли два корабля, французы в бой не вступали.

20 августа французская эскадра пришла в испанский порт Кадис, где её заблокировали британские корабли. 17 сентября 1805 года Наполеон послал Вильнёву приказ со всем союзным флотом сняться с якоря, идти к Картахене, чтобы там соединиться с испанским контр-адмиралом Сальседо, а оттуда к Неаполю, чтобы высадить там войска, находящиеся при его эскадре, в подкрепление генералу Сен-Сиру, который должен был с севера вторгнуться в Неаполитанское королевство.

Историческое морское сражение между британскими и франко-испанскими морскими силами. Произошло 21 октября 1805 года у мыса Трафальгар на Атлантическом побережье Испании около города Кадис.

В этой решающей морской битве времен Наполеоновских войн Франция и Испания потеряли двадцать два корабля, в то время как Великобритания — ни одного. Во время сражения погиб командующий английским флотом вице-адмирал Горацио Нельсон.

Объединённым флотом Франции и Испании командовал французский адмирал Пьер Вильнёв. Под его началом находился испанский адмирал Федерико Гравина, руководивший испанскими силами.

Трафальгарская битва была частью Войны третьей коалиции и главным морским противостоянием XIX века. Победа Великобритании подтвердила морское превосходство страны, установленное в XVIII веке. После поражения Наполеон оставил свой план нападения на южную часть Англии и сосредоточился на войне против двух других главных сил Европы: Австрии и России.

Горацио Нельсон (Nelson Horatio) (29 сентября 1758 — Бернем-Торп, графство Норфолк — 21 октября 1805, у мыса Трафальгар, Испания), флотоводец, имя которого стало символом военно-морской мощи Англии. Слава национального героя пришла к Нельсону после сражения 14 февраля 1797 у мыса Сент-Винсент (крайней юго-западной оконечности Португалии). По собственной инициативе он вывел свой корабль из линейного строя эскадры и осуществил маневр, имевший решающее значение для разгрома испанского флота. Два из четырех захваченных англичанами испанских кораблей были взяты на абордаж под личным командованием Нельсона, получившего за этот бой рыцарский крест ордена Бани и чин контр-адмирала.

Горацио Нельсон (англ. Horatio Nelson; 29 сентября 1758, Бёрнем-Торп (англ.), графство Норфолк — 21 октября 1805, мыс Трафальгар, Испания) — английский флотоводец, вице-адмирал (1 января 1801), барон Нильский (1798), виконт (1801).
Родился в семье приходского священника Эдмунда Нельсона (1722-1802) и Кэтрин Саклинг (1725-1767). Род Нельсонов был богословским. Священниками служили три поколения мужчин этой семьи. В семье Эдмунда Нельсона было одиннадцать детей, воспитывал он их строго, любил порядок во всем, считал свежий воздух и физические упражнения очень важными в деле воспитания, искренне верил в Бога, считал себя священником, истинным джентльменом и отчасти даже ученым. Горацио рос болезненным ребенком, небольшого роста, но с живым характером. В 1767 году умерла мать Горацио — Кэтрин Нельсон — в возрасте сорока двух лет. Эдмунд Нельсон после смерти супруги так и не женился. Горацио особенно сблизился с братом Уильямом, который впоследствии пойдет по стопам отца и станет священником. Горацио отучился в двух школах: начальной Даунем-Маркет и средней в Норвиче, изучил Шекспира и основы латыни, но склонности к учебе у него не было.
В 1771 году в 12 лет он поступил юнгой на корабль своего дяди капитана Мориса Саклинга, героя Семилетней войны. Реакция дяди на желание Горацио поступить на флот была следующей: «Чем провинился бедный Горацио, что именно ему, самому хрупкому из всех, придется нести морскую службу? Но пусть приезжает. Может, в первом же бою пушечное ядро снесет ему голову и избавит от всех забот!». Вскоре дядюшкин корабль «Резонабль» был поставлен на консервацию, и Горацио по просьбе дяди перевели на линейный корабль «Триумф». Капитан «Триумфа» собирался идти в Вест-Индию и именно в этом рейсе молодой Нельсон получил первые навыки морской службы. Впоследствии Нельсон вспоминал о первом плавании: «Если я и не преуспел в своем образовании, то, во всяком случае, приобрел много практических навыков, отвращение к Королевскому флоту и усвоил девиз матросов: „В борьбе за награды и славу вперед, отважный моряк!“». Затем он работал вестовым на другом корабле. После этого Саклинг забирает племянника к себе на «Триумф» в качестве мичмана. Корабль нёс дозорную службу, а капитан Саклинг занимался морским образованием племянника. Под руководством дяди Горацио овладел основами навигации, научился читать карту и исполнять обязанности канонира. Вскоре молодой Нельсон получает в свое распоряжение баркас и ходит на нём в устьях Темзы и Мидуэя.
Летом 1773 года была организована полярная экспедиция, в составе которой был и четырнадцатилетний Горацио, направленный служить на «Каркасс». Экспедиция не принесла успеха и по сей день известна лишь тем, что в ней участвовал будущий герой. Однако и там Горацио поразил всех своей храбростью, когда ночью увидев белого медведя, схватил мушкет и погнался за ним к ужасу капитана корабля. Медведь, напуганный выстрелом пушки скрылся, а по возвращении на корабль Нельсон взял всю вину на себя. Капитан, ругая его, в душе восхищался храбростью молодого человека. Полярные приключения закалили героя, и он жаждал новых подвигов. В 1773 году он становится матросом 1-го класса на бриге «Сихорс». Почти год Нельсон провел в Индийском океане. В 1775 году он свалился с приступом лихорадки, его доставили на судно «Дельфин» и отправили к берегам Англии. Обратное плавание длилось более шести месяцев. Много позднее Нельсон вспоминал о некоем видении на пути из Индии: «Некий свет, нисходивший с неба, сверкающее светило, зовущее к славе и триумфу». По прибытии на родину его назначили на корабль «Вустер» четвёртым лейтенантом, то есть он был уже вахтенным начальником, хотя не имел еще офицерского чина. Он нес патрульную службу и сопровождал торговые караваны.
Весной 1777 года Горацио Нельсон сдаёт экзамен на чин лейтенанта, как говорят, не без помощи своего всесильного дяди капитана Саклинга, который был председателем экзаменационной комиссии. Сразу же после удачно сданного экзамена он получает назначение на фрегат «Ловестов», который отплывал в Вест-Индию. Офицерский тост перед отплытием: «За кровопролитную войну и сезон, несущий болезни!» Команда «Ловестова» относилась к молодому лейтенанту с уважением и, когда он покидал фрегат, подарила ему на память шкатулку из слоновой кости в виде их фрегата. Нельсон перешел на флагманский корабль «Бристоль» под командованием Паркера. В 1778 году Нельсон становится коммандером и получает назначение на бриг «Беджер», охраняющий восточный берег Латинской Америки. Служба по охране побережья была беспокойной, так как постоянно приходилось гоняться за контрабандистами. В один из дней стоянки «Беджера» в заливе Монтего внезапно загорелся бриг «Глазго». Благодаря действиям Нельсона команда брига была спасена. В 1779 году двадцатилетний Нельсон становится полным капитаном и получает под командование 28-пушечный фрегат «Хинчинбрук». В первом самостоятельном плавании у берегов Америки он захватил несколько груженых судов, призовая сумма составила около 800 фунтов, часть этих денег он переслал отцу.
В 1780 году по приказу адмирала Паркера Нельсон покидает Ямайку, высаживает десант в устье реки Сан-Хуан, цель — захват форта Сан-Хуан. Форт был взят, но без Нельсона, которому было приказано вернуться на Ямайку, что спасло ему жизнь, так как большинство матросов умерло от желтой лихорадки. Больной лечился в доме адмирала Паркера, где он был принят как сын. С первым судном его отправляют в Англию лечиться. Он приезжает в курортный городок Бат, откуда пишет: «Я отдал бы все, чтобы снова быть в Порт-Ройале. Здесь нет леди Паркер, а слуги не обращают на меня никакого внимания, и я валяюсь как бревно». Выздоровление шло медленно. Он посещает брата Уильяма в Норфолке, узнает о желании брата стать судовым священником. Это приводит Горацио в ужас, он, как никто другой, зная морские нравы, осознает, что это дело невероятно трудное и неблагодарное. Однако брат остается при своем мнении.
Вскоре последовало назначение на «Албемарль», он был отправлен в Данию, затем служил в Квебеке. Здесь Горацио встретил свою первую любовь — 16-летнюю дочь начальника военной полиции Мэри Симпсон. Из его писем видно, что он никогда еще не испытывал подобных чувств и не имел опыт в делах любовных. Он мечтал, что увезет Мэри на родину и тихо заживет с ней в сельском Норфолке: «Что мне флот и что мне теперь карьера, когда я нашёл настоящую любовь!». Однако, предаваясь мечтам, влюбленный даже не удосужился спросить Мэри о ее чувствах к нему. Друзья уговорили его не делать пока предложение и проверить свои чувства, отправившись в Нью-Йорк — новый порт приписки «Албемарля». Здесь он знакомился с принцем Уильямом, будущим королем Англии Вильгельмом IV. Принц вспоминал: «Когда Нельсон прибыл в своем баркасе, он показался мне мальчиком в форме капитана».
В 1783 году взяв отпуск, он едет с другом во Францию, его неприятно удивляет эта страна — вечный враг Англии. Там Нельсон влюбляется в некую мисс Эндрюс, но взаимности от нее он так и не добивается. Он уезжает в Лондон и оттуда пишет брату: «В Лондоне столько соблазнов, что жизнь мужчины уходит на них целиком». К удивлению многих Нельсон хочет стать парламентарием и лоббировать интересы Адмиралтейства в парламенте, однако, когда первый лорд адмиралтейства предлагает ему вернуться на службу, тот немедленно соглашается, так с политикой было покончено. Ему предложили фрегат «Борей», который должен был нести дозорную службу в Вест-Индии. В штат судна Нельсону пришлось включить брата Уильяма, который так и не отказался от мысли нести Благую Весть морякам. У Порта Дил капитан узнал, что голландцы захватили 16 английских моряков, он отправил на борт голландского судна вооруженный отряд и открыл пушечные порты, моряки были отпущены и пополнили команду «Борея». В 1784 году фрегат вошел в гавань острова Антигуа, его приводили в порядок и нагружали запасами. Между тем капитан успел познакомиться и влюбиться в Джейн Моутрей, жену представителя Адмиралтейства на Антигуа, вскоре же чиновника отозвали в Англию и вместе с ним отбыла его красавица жена. Брат Уильям, разочаровавшись в должности судового священника, запил и тяжело заболел, его пришлось отправить домой в Англию.
Не сложились отношения у Нельсона и с командующим. Основной задачей Нельсона в Вест-Индии был контроль за соблюдением Навигационного акта, согласно которому в английские колониальные порты можно было ввозить товары исключительно на английских судах, таким образом английские купцы и судовладельцы получали монополию на торговлю и одновременно этот акт поддерживал британский флот.
После завоевания Соединенными Штатами независимости, американские суда стали иностранными и не могли торговать на тех же условиях, однако рынок сформировался, и американцы продолжали торговлю. Местные английские чиновники знали об этом, но молчали, так как получали весомый процент с контрабанды. Нельсон считал, если торговля американцев наносит ущерб Англии, она должна быть искоренена. Впоследствии он вспоминал: «В бытность свою колонистами американцы владели почти всею торговлей от Америки до Вест-Индийских островов, а когда война закончилась они забыли, что одержав победу, они стали иностранцами и теперь не имеют права торговать с британскими колониями. Наши губернаторы и таможенные чиновники делают вид, что по Навигационному акту у них есть право торговать, а население Вест-Индийских островов хочет того, что ему выгодно. Предварительно уведомив губернаторов, таможенников и американцев в том, что я собираюсь делать, я захватил множество судов, что и настроило против меня все эти группировки. Меня гнали от одного острова к другому, я подолгу даже не мог сойти на сушу. Но мои незыблемые моральные правила помогли мне выстоять, и когда в этой проблеме разобрались получше, я получил поддержку с родины. Я доказал, что должность капитана военного судна обязывает его соблюдать все морские законы и выполнять поручения Адмиралтейства, а не быть таможенником». На Нельсона писали жалобы, однако король обещал ему свою поддержку в случае суда. Капитан и представить себе не мог, что с вест-индийской контрабанды кормились не только местный генерал-губернатор и командующий эскадрой, но также огромное количество лондонских чиновников, так он приобрел в столице множество высокопоставленных врагов.
Новый жизненный этап начался с того, что Нельсона попросили доставить на остров Барбадос племянницу Джона Герберта мисс Перри Герберт. По прибытии его пригласили в гости и там он впервые увидел вторую племянницу Герберта молодую вдову Фрэнсис Нисбет, в домашнем кругу ее ласково именовали Фанни, от первого брака у нее был сын. Нельсон влюбился сразу: «У меня нет ни малейшего сомнения, что мы будем счастливой парой, а если не будем, то по моей вине». 11 марта 1787 года состоялась их свадьба. В 1787 году Нельсон покидает Вест-Индию, он едет домой, Фанни с сыном отбыли немного позднее. В 1793 году, с началом войны против Франции, получил должность капитана линейного корабля в составе Средиземноморской эскадры адмирала Сэмюэля Худа. В этом же году он принял активное участие в боевых действиях под Тулоном, в июле 1794 года командовал десантом на Корсике, получив ранение правого глаза при осаде крепости Кальви, а 13 июля 1795 года отличился в морском сражении, принудив к сдаче французский корабль, намного превосходивший по мощи его собственный.
14 февраля 1797 года участвовал в сражении у мыса Сент-Винсент (крайней юго-западной оконечности Португалии). По собственной инициативе он вывел свой корабль из линейного строя эскадры и осуществил маневр, имевший решающее значение для разгрома испанского флота. Два из четырех захваченных англичанами испанских кораблей были взяты на абордаж под личным командованием Нельсона, получившего за этот бой рыцарский крест ордена Бани и чин контр-адмирала синего флага (синей эскадры).
В июле 1797 года при неудачной попытке захватить порт Санта-Крус-де-Тенерифе Нельсон потерял правую руку. С 1798 года командовал эскадрой, направленной в Средиземное море для противодействия предпринятой Францией Египетской экспедиции 1798-1801. Английская эскадра не сумела помешать высадке французских войск в Александрии, однако 1-2 августа 1798 года Нельсону удалось разгромить французский флот при Абукире, отрезав армию Наполеона Бонапарта в Египте, сам Нельсон получил ранение в голову. В награду Георг III сделал Нельсона пэром-бароном Нила и Бернем-Торпа. В августе 1799 года за восстановление Османского господства в Египте был награжден Султаном Селимом III орденом полумесяца и пожалован челенком.
В Неаполе, куда Нельсон был послан для помощи Неаполитанскому королевству в борьбе с Францией, начался его роман с женой английского посла леди Эммой Гамильтон, продолжавшийся до самой смерти адмирала. Эмма родила ему дочь Горацию Нельсон. Помочь Неаполю Нельсон не успел, и город попал в руки французов. После освобождения Неаполя русской эскадрой адмирала Ф. Ф. Ушакова и капитуляции французского гарнизона Нельсон, несмотря на протесты русских союзников, запятнал своё имя жестокой расправой с французскими пленными и итальянскими республиканцами. 12 февраля 1799 года он был произведен в чин контр-адмирала красного флага.
В 1801 году был 2-м флагманом в эскадре адмирала Хайда Паркера при действиях в Балтийском море и бомбардировке Копенгагена, затем командовал эскадрой в Ла-Манше, которая была сформирована для противодействия Булонской флотилии французов. В 1803-1805 годах командующий эскадрой Средиземного моря, действовавшей против Франции и Испании. В сентябре 1805 года эскадра Нельсона заблокировала франко-испанский флот в Кадисе, а 21 октября разгромила его в Трафальгарском морском сражении, в котором Нельсон был смертельно ранен французским снайпером в первый день битвы, при наступлении на объединенные силы французского и испанского флота.
Тело Нельсона доставили в Лондон и 9 января 1806 года торжественно похоронили в соборе святого Павла, в Вестминстерском аббатстве в Лондоне где хоронят королей и самых выдающихся деятелей Англии.
В 1830 г. в самом центре Лондона по проекту строителя Букингемского дворца архитектора Дж. Нэша была создана Трафальгарская площадь, а еще через 12 лет, в 1842 г., в центре площади был установлен памятник адмиралу лорду Нельсону — колонна в три человеческих роста на постаменте высотой 50 метров, охраняемая бронзовыми львами — символами мощи Британской империи. На эту колонну пошло 16 т меди из расплавленных французских пушек, взятых в бою при Трафальгаре. Флагман Нельсона, «Виктори», также был увековечен — его поставили на вечный прикол во втором сухом доке Портсмутской военно-морской базы, где он вначале оставался флагманом Второго Морского Лорда, а затем стал экспонатом Музея королевского военно-морского флота.
Соединенное королевство и по сей день чтит память о своих героях. И через века эта память жива — Британия по достоинству отметила юбилей триумфа своего героя. В июне-июле 2005 г. прошли широкие торжества в старинном Портсмуте — на исторической базе королевского флота. Торжества, в которых приняли участие 167 морских судов и военных кораблей из 35 стран мира, начались 28 июня большим военно-морским парадом (история этих парадов насчитывает более 600 лет, а последний проходил в 1977 г.). В этот же день состоялся показательный бой деревянных кораблей, призванный дать определенное представление о морских боях парусных судов. 29 июня проходила интернациональная памятная церемония — чествование моряков, павших на службе родине. С 30 июня по 3 июля в Портсмуте состоялся Международный морской фестиваль. Его целью было повысить общественный интерес к флоту, в особенности военному, и его славной истории. Вторая часть торжеств будет проходить 21-23 октября — тогда королевский флот и с ним вся страна почтят память своего национального героя — адмирала Нельсона. Воды Канала пересечет линия бакенов-маяков, первый из которых будет зажжен 21 октября у борта «Виктори». Сияние этих огней можно считать в определенном роде символом — «деревянные стены», отделявшие Британию от континента при Нельсоне, уступили место участию в единой Европе. В честь адмирала организован торжественный ужин на борту его флагмана, церковная служба в лондонском соборе Святого Павла и ряд мероприятий на Трафальгарской площади.

Horatio Nelson ; 29 сентября 1758, Бёрнем-Торп (англ.) русск. , графство Норфолк — 21 октября 1805, мыс Трафальгар , Испания) — командующий британским флотом, вице-адмирал (1 января 1801), барон Нильский (1798), виконт (1801).

Биография

Детство и юность

Родился в семье приходского священника Эдмунда Нельсона (1722-1802) и Кэтрин Саклинг (1725-1767). Род Нельсонов был богословским . Священниками служили три поколения мужчин этой семьи. В семье Эдмунда Нельсона было одиннадцать детей, воспитывал он их строго, любил порядок во всём, считал свежий воздух и физические упражнения очень важными в деле воспитания, искренне верил в Бога, считал себя истинным джентльменом и отчасти даже учёным. Горацио рос болезненным ребёнком, небольшого роста, но с живым характером. В 1767 году умерла мать Горацио — Кэтрин Нельсон — в возрасте сорока двух лет. Эдмунд Нельсон после смерти супруги так и не женился. Горацио особенно сблизился с братом Уильямом, который впоследствии пошёл по стопам отца и стал священником. Горацио отучился в двух школах: начальной Даунем-Маркет и средней в Норвиче , изучил Шекспира и основы латыни, но склонности к учёбе у него не было.

В 1771 году в 12 лет он поступил юнгой на корабль своего дяди капитана Мориса Саклинга, героя Семилетней войны . Реакция дяди на желание Горацио поступить на флот была следующей: «Чем провинился бедный Горацио, что именно ему, самому хрупкому из всех, придётся нести морскую службу? Но пусть приезжает. Может, в первом же бою пушечное ядро снесёт ему голову и избавит от всех забот!» Вскоре дядюшкин корабль «Резонабль» был поставлен на консервацию, и Горацио по просьбе дяди перевели на линейный корабль «Триумф». Капитан «Триумфа» собирался идти в Вест-Индию , и именно в этом рейсе молодой Нельсон получил первые навыки морской службы. Впоследствии Нельсон вспоминал о первом плавании: «Если я и не преуспел в своём образовании, то, во всяком случае, приобрёл много практических навыков, отвращение к Королевскому флоту и усвоил девиз матросов: „В борьбе за награды и славу вперёд, отважный моряк!“» Затем он работал вестовым на другом корабле. После этого Саклинг забрал племянника к себе на «Триумф» в качестве мичмана . Корабль нёс дозорную службу, а капитан Саклинг занимался морским образованием племянника. Под руководством дяди Горацио овладел основами навигации, научился читать карту и исполнять обязанности канонира. Вскоре молодой Нельсон получает в своё распоряжение баркас и ходит на нём в устьях Темзы и Мидуэя.

Летом 1773 года была организована полярная экспедиция, в составе которой был и четырнадцатилетний Горацио, направленный служить на «Каркасс ». Экспедиция не принесла успеха и по сей день известна лишь тем, что в ней участвовал будущий герой. Однако и там Горацио поразил всех своей храбростью, когда ночью, увидев белого медведя, схватил мушкет и погнался за ним, к ужасу капитана корабля. Медведь, напуганный выстрелом пушки, скрылся, а по возвращении на корабль Нельсон взял всю вину на себя. Капитан, ругая его, в душе восхищался храбростью молодого человека. Полярные приключения закалили героя, и он жаждал новых подвигов.

В 1773 году он стал матросом 1-го класса на бриге «Сихорс». Почти год Нельсон провёл в Индийском океане. В 1775 году он свалился с приступом лихорадки, его доставили на судно «Дельфин» и отправили к берегам Англии. Обратное плавание длилось более шести месяцев. Много позднее Нельсон вспоминал о некоем видении на пути из Индии: «Некий свет, нисходивший с неба, сверкающее светило, зовущее к славе и триумфу» . По прибытии на родину его назначили на корабль «Вустер » четвёртым лейтенантом, то есть он был уже вахтенным начальником, хотя не имел ещё офицерского чина. Он нёс патрульную службу и сопровождал торговые караваны.

Участие в Американской революции и болезнь

Весной 1777 года Горацио Нельсон сдаёт экзамен на чин лейтенанта , как говорят, не без помощи своего всесильного дяди капитана Саклинга, который был председателем экзаменационной комиссии. Сразу же после удачно сданного экзамена он получает назначение на фрегат «Лоуэстоф », который отплывал в Вест-Индию. Офицерский тост перед отплытием: «За кровопролитную войну и сезон, несущий болезни!» Команда «Лоуэстофа» относилась к молодому лейтенанту с уважением и, когда он покидал фрегат, подарила ему на память шкатулку из слоновой кости в виде их фрегата. Нельсон перешел на флагманский корабль «Бристоль » под командованием Паркера.

В 1778 году Нельсон становится коммандером и получает назначение на бриг «Беджер », охраняющий восточный берег Латинской Америки. Служба по охране побережья была беспокойной, так как постоянно приходилось гоняться за контрабандистами. В один из дней стоянки «Беджера» в заливе Монтего внезапно загорелся бриг «Глазго». Благодаря действиям Нельсона команда брига была спасена.

В 1779 году двадцатилетний Нельсон становится полным капитаном и получает под командование 28-пушечный фрегат «Хинчинбрук ». В первом самостоятельном плавании у берегов Америки он захватил несколько груженых судов, призовая сумма составила около 800 фунтов, часть этих денег он переслал отцу.

В 1780 году по приказу адмирала Паркера Нельсон покидает Ямайку , высаживает десант в устье реки Сан-Хуан , цель — захват форта Сан-Хуан. Форт был взят, но без Нельсона, которому было приказано вернуться на Ямайку, что спасло ему жизнь, так как большинство матросов умерло от желтой лихорадки. Больной лечился от малярии в доме адмирала Паркера, где он был принят как сын. С первым судном его отправляют в Англию лечиться. Он приезжает в курортный городок Бат , откуда пишет: «Я отдал бы все, чтобы снова быть в Порт-Ройале . Здесь нет леди Паркер, а слуги не обращают на меня никакого внимания, и я валяюсь как бревно». Выздоровление шло медленно. Он посещает брата Уильяма в Норфолке, узнает о желании брата стать судовым священником. Это приводит Горацио в ужас, он, как никто другой, зная морские нравы, осознает, что это дело невероятно трудное и неблагодарное. Однако брат остается при своем мнении.

Влюблённость

Вскоре последовало назначение на «Албемарль», он был отправлен в Данию , затем служил в Квебеке . Здесь Горацио встретил свою первую любовь — 16-летнюю дочь начальника военной полиции Мэри Симпсон. Из его писем видно, что он никогда еще не испытывал подобных чувств и не имел опыт в делах любовных. Он мечтал, что увезет Мэри на родину и тихо заживёт с ней в сельском Норфолке: «Что мне флот и что мне теперь карьера, когда я нашёл настоящую любовь!» Однако, предаваясь мечтам, влюбленный даже не удосужился спросить Мэри о её чувствах к нему. Друзья уговорили его не делать пока предложение и проверить свои чувства, отправившись в Нью-Йорк — новый порт приписки «Албемарля». Здесь он знакомился с принцем Уильямом, будущим королём Англии Вильгельмом IV . Принц вспоминал: «Когда Нельсон прибыл в своём баркасе, он показался мне мальчиком в форме капитана» .

В 1783 году взяв отпуск, он едет с другом во Францию , его неприятно удивляет эта страна — вечный враг Англии . Там Нельсон влюбляется в некую мисс Эндрюс, но взаимности от неё он так и не добивается. Он уезжает в Лондон и оттуда пишет брату: «В Лондоне столько соблазнов, что жизнь мужчины уходит на них целиком». К удивлению многих, Нельсон хочет стать парламентарием и лоббировать интересы Адмиралтейства в парламенте, однако, когда первый лорд адмиралтейства предлагает ему вернуться на службу, тот немедленно соглашается, так с политикой было покончено. Ему предложили фрегат «Борей», который должен был нести дозорную службу в Вест-Индии. В штат судна Нельсону пришлось включить брата Уильяма, который так и не отказался от мысли нести Благую Весть морякам. У Порта Дил капитан узнал, что голландцы захватили 16 английских моряков, он отправил на борт голландского судна вооружённый отряд и открыл пушечные порты, моряки были отпущены и пополнили команду «Борея». В 1784 году фрегат вошёл в гавань острова Антигуа , его приводили в порядок и нагружали запасами. Между тем капитан успел познакомиться и влюбиться в Джейн Моутрей, жену представителя Адмиралтейства на Антигуа, вскоре же чиновника отозвали в Англию и вместе с ним отбыла его красавица жена. Брат Уильям, разочаровавшись в должности судового священника, запил и тяжело заболел, его пришлось отправить домой в Англию.

Не сложились отношения у Нельсона и с командующим. Основной задачей Нельсона в Вест-Индии был контроль за соблюдением Навигационного акта, согласно которому в английские колониальные порты можно было ввозить товары исключительно на английских судах, таким образом английские купцы и судовладельцы получали монополию на торговлю и одновременно этот акт поддерживал британский флот.

Ссора с торговцами

После завоевания Соединенными Штатами независимости американские суда стали иностранными и не могли торговать на тех же условиях, однако рынок сформировался, и американцы продолжали торговлю. Местные английские чиновники знали об этом, но молчали, так как получали весомый процент с контрабанды. Нельсон считал, если торговля американцев наносит ущерб Англии, она должна быть искоренена. Впоследствии он вспоминал: «В бытность свою колонистами американцы владели почти всею торговлей от Америки до Вест-Индийских островов, а когда война закончилась, они забыли, что одержав победу, они стали иностранцами и теперь не имеют права торговать с британскими колониями. Наши губернаторы и таможенные чиновники делают вид, что по Навигационному акту у них есть право торговать, а население Вест-Индийских островов хочет того, что ему выгодно. Предварительно уведомив губернаторов, таможенников и американцев в том, что я собираюсь делать, я захватил множество судов, что и настроило против меня все эти группировки. Меня гнали от одного острова к другому, я подолгу даже не мог сойти на сушу. Но мои незыблемые моральные правила помогли мне выстоять, и когда в этой проблеме разобрались получше, я получил поддержку с родины. Я доказал, что должность капитана военного судна обязывает его соблюдать все морские законы и выполнять поручения Адмиралтейства, а не быть таможенником». На Нельсона писали жалобы, однако король обещал ему свою поддержку в случае суда. Капитан и представить себе не мог, что с вест-индийской контрабанды кормились не только местный генерал-губернатор и командующий эскадрой, но также огромное количество лондонских чиновников, так он приобрёл в столице множество высокопоставленных врагов.

Женитьба

Новый жизненный этап начался с того, что Нельсона попросили доставить на остров Барбадос племянницу Джона Герберта мисс Перри Герберт. По прибытии его пригласили в гости и там он впервые увидел вторую племянницу Герберта молодую вдову Фрэнсис Нисбет, в домашнем кругу её ласково именовали Фанни, от первого брака у неё был сын. Нельсон влюбился сразу: «У меня нет ни малейшего сомнения, что мы будем счастливой парой, а если не будем, то по моей вине» . 11 марта 1787 года состоялась их свадьба.

Французские революционные войны

В 1787 году Нельсон покидает Вест-Индию, он едет домой, Фанни с сыном отбыли немного позднее. В 1793 году, с началом войны против Франции , получил должность капитана линейного корабля в составе Средиземноморской эскадры адмирала Сэмюэля Худа . В этом же году он принял активное участие в боевых действиях под Тулоном , в июле 1794 года командовал десантом на Корсике , получив ранение правого глаза при осаде крепости Кальви , а 13 июля 1795 года отличился в морском сражении, принудив к сдаче французский корабль, намного превосходивший по мощи его собственный.

14 февраля 1797 года участвовал в сражении у мыса Сент-Винсент (крайней юго-западной оконечности Португалии). По собственной инициативе он вывел свой корабль из линейного строя эскадры и осуществил маневр, имевший решающее значение для разгрома испанского флота. Два из четырех захваченных англичанами испанских кораблей были взяты на абордаж под личным командованием Нельсона, получившего за этот бой рыцарский крест ордена Бани и чин контр-адмирала синего флага (синей эскадры).

В июле 1797 года при неудачной попытке захватить порт Санта-Крус-де-Тенерифе Нельсон потерял правую руку.

Наполеоновские войны

С 1798 года командовал эскадрой, направленной в Средиземное море для противодействия предпринятой Францией Египетской экспедиции 1798-1801 . Английская эскадра не сумела помешать высадке французских войск в Александрии , однако 1-2 августа 1798 года Нельсону удалось разгромить французский флот при Абукире , отрезав армию Наполеона Бонапарта в Египте , сам Нельсон получил ранение в голову. В награду Георг III сделал Нельсона пэром-бароном Нила и Бернем-Торпа . В августе 1799 года за восстановление Османского господства в Египте был награждён Султаном Селимом III орденом полумесяца и пожалован челенком .

Если влияние Эммы Гамильтон и королевы Каролины сказалось, то несколько позднее (не в 1798, а в 1799 г.), и выразилось оно в позорящем память знаменитого английского адмирала попустительстве свирепому белому террору и даже в некотором прямом участии в безобразных эксцессах того времени…

Нельсон решил повесить адмирала Караччиоло , командовавшего флотом республиканцев. Он наскоро организовал военный суд и, побуждаемый своей любовницей леди Гамильтон, которая, собираясь уезжать, хотела обязательно присутствовать при повешении, приказал немедленно же исполнить приговор. Караччиоло был повешен в самый день суда 18 (29) июня 1799 г. на борту линейного корабля «Minerva». Тело Караччиоло весь день продолжало висеть на корабле. «Необходим пример»,- пояснял английский посол Гамильтон, вполне стоивший своей супруги

В 1801 году был 2-м флагманом в эскадре адмирала Хайда Паркера при действиях в Балтийском море и бомбардировке Копенгагена , затем командовал эскадрой в Ла-Манше , которая была сформирована для противодействия Булонской флотилии французов. В 1803-1805 годах командующий эскадрой Средиземного моря , действовавшей против Франции и Испании . В сентябре 1805 года эскадра Нельсона заблокировала франко-испанский флот в Кадисе , а 21 октября разгромила его в Трафальгарском морском сражении , в котором Нельсон был смертельно ранен французским снайпером в первый день битвы, при наступлении на объединённые силы французского и испанского флота. Мушкетная пуля, выпущенная с расстояния 15 метров, пробила золотой эполет адмирала, прошла через плечо, раздробила позвоночник и пробила лёгкое, наполнив его кровью .

Образ в кино

  • «Трафальгарская битва» (1911) — Сидней Бутс
  • «Нельсон» (1918) — Дональд Калтруп
  • «Романс леди Гамильтон» (1919) — Хамберстон Райт
  • «Леди Гамильтон» (1921) — Конрад Вейдт
  • «Нельсон» (1926) — Седрик Хардвик
  • «The Divine Lady» (1929) — Виктор Варкони
  • «Lloyd’s of London» (1936) — Джон Бартон и Дуглас Скотт
  • «Леди Гамильтон » (1941) — Лоренс Оливье
  • «Юный мистер Питт» (1942) — Стефен Хаггард
  • «Tyrant of the Sea» (1950) — Лестер Мэттью
  • «The Powder Monkey» (1951) — Эндрю Осборн / Ричард Лонгман
  • «Адмирал Ушаков » (1953) — Иван Соловьев
  • «Корабли штурмуют бастионы » (1953) — Иван Соловьев
  • «Тритон» (1961) — Роберт Джеймс
  • «Тритон» (1968), «Пегас» (1969) — Терри Скалли
  • «Carry on Jack» (1963) — Джимми Томпсон
  • «Le calde notti di Lady Hamilton» (1968) — Ричард Джонсон
  • «Летающий цирк Монти Пайтона » (1970) — Эрик Идл
  • «Bequest to the Nation» (1973) — Петер Финч
  • «The Duke of Wellington at Stratfield Saye» (1979) — Алан Пенн
  • «Я помню Нельсона (телесериал) » / «I Remember Nelson» (1982) — Кеннет Колли
  • «Наполеон и Жозефина » / «Napoleon and Josephine: A Love Story» (1987) — Николас Грейс
  • «Blackadder’s Christmas Carol» (1988) — Филипп Поуп
  • «Духи Альбиона (телесериал) » / «Ghosts of Albion» (2003-2004) — Энтони Дэниэлс
  • «Луиза Санфеличе » (2004) — Йоханнес Зилбершнайдер
  • «Trafalgar Battle Surgeon» (2005) — Роберт Линг
  • «Адъютанты любви » (2005) — Александр Абдулов

Напишите отзыв о статье «Нельсон, Горацио»

Примечания

Литература

  • // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб. , 1890-1907.
  • Нельсон Горацио // Советская военная энциклопедия. — М., 1978. — Т. 5.
  • Джордан Д. Горацио Нельсон. // Великие адмиралы. Сборник. — М.: АСТ , 2002. — ISBN 5-17-010478-2
  • Сакович А. Сент-Винсент. // Морской сборник. — 1916. — № 7.
  • Трухановский В. Г. Судьба адмирала: Триумф и трагедия. — М.: Молодая гвардия , 1984.
  • Хибберт К. Частная жизнь адмирала Нельсона. — М.: АСТ; АСТ Москва; Транзиткнига, 2006. — ISBN 5-17-031326-8 ; 5-9713-0604-9 ; 5-9578-1891-7
  • Шигин В. Адмирал Нельсон. — М.: Молодая гвардия, 2010. — ISBN 978-5-235-03278-1
  • Эджингтон Г. Адмирал Нельсон: История жизни и любви. — М.: Прогресс-академия , 1992. — ISBN 5-01-003662-2

Ссылки

  • Николай Скрицкий.
  • . На сайте «Хронос » .

Отрывок, характеризующий Нельсон, Горацио

Силы двунадесяти языков Европы ворвались в Россию. Русское войско и население отступают, избегая столкновения, до Смоленска и от Смоленска до Бородина. Французское войско с постоянно увеличивающеюся силой стремительности несется к Москве, к цели своего движения. Сила стремительности его, приближаясь к цели, увеличивается подобно увеличению быстроты падающего тела по мере приближения его к земле. Назади тысяча верст голодной, враждебной страны; впереди десятки верст, отделяющие от цели. Это чувствует всякий солдат наполеоновской армии, и нашествие надвигается само собой, по одной силе стремительности.
В русском войске по мере отступления все более и более разгорается дух озлобления против врага: отступая назад, оно сосредоточивается и нарастает. Под Бородиным происходит столкновение. Ни то, ни другое войско не распадаются, но русское войско непосредственно после столкновения отступает так же необходимо, как необходимо откатывается шар, столкнувшись с другим, с большей стремительностью несущимся на него шаром; и так же необходимо (хотя и потерявший всю свою силу в столкновении) стремительно разбежавшийся шар нашествия прокатывается еще некоторое пространство.
Русские отступают за сто двадцать верст – за Москву, французы доходят до Москвы и там останавливаются. В продолжение пяти недель после этого нет ни одного сражения. Французы не двигаются. Подобно смертельно раненному зверю, который, истекая кровью, зализывает свои раны, они пять недель остаются в Москве, ничего не предпринимая, и вдруг, без всякой новой причины, бегут назад: бросаются на Калужскую дорогу (и после победы, так как опять поле сражения осталось за ними под Малоярославцем), не вступая ни в одно серьезное сражение, бегут еще быстрее назад в Смоленск, за Смоленск, за Вильну, за Березину и далее.
В вечер 26 го августа и Кутузов, и вся русская армия были уверены, что Бородинское сражение выиграно. Кутузов так и писал государю. Кутузов приказал готовиться на новый бой, чтобы добить неприятеля не потому, чтобы он хотел кого нибудь обманывать, но потому, что он знал, что враг побежден, так же как знал это каждый из участников сражения.
Но в тот же вечер и на другой день стали, одно за другим, приходить известия о потерях неслыханных, о потере половины армии, и новое сражение оказалось физически невозможным.
Нельзя было давать сражения, когда еще не собраны были сведения, не убраны раненые, не пополнены снаряды, не сочтены убитые, не назначены новые начальники на места убитых, не наелись и не выспались люди.
А вместе с тем сейчас же после сражения, на другое утро, французское войско (по той стремительной силе движения, увеличенного теперь как бы в обратном отношении квадратов расстояний) уже надвигалось само собой на русское войско. Кутузов хотел атаковать на другой день, и вся армия хотела этого. Но для того чтобы атаковать, недостаточно желания сделать это; нужно, чтоб была возможность это сделать, а возможности этой не было. Нельзя было не отступить на один переход, потом точно так же нельзя было не отступить на другой и на третий переход, и наконец 1 го сентября, – когда армия подошла к Москве, – несмотря на всю силу поднявшегося чувства в рядах войск, сила вещей требовала того, чтобы войска эти шли за Москву. И войска отступили ещо на один, на последний переход и отдали Москву неприятелю.
Для тех людей, которые привыкли думать, что планы войн и сражений составляются полководцами таким же образом, как каждый из нас, сидя в своем кабинете над картой, делает соображения о том, как и как бы он распорядился в таком то и таком то сражении, представляются вопросы, почему Кутузов при отступлении не поступил так то и так то, почему он не занял позиции прежде Филей, почему он не отступил сразу на Калужскую дорогу, оставил Москву, и т. д. Люди, привыкшие так думать, забывают или не знают тех неизбежных условий, в которых всегда происходит деятельность всякого главнокомандующего. Деятельность полководца не имеет ни малейшего подобия с тою деятельностью, которую мы воображаем себе, сидя свободно в кабинете, разбирая какую нибудь кампанию на карте с известным количеством войска, с той и с другой стороны, и в известной местности, и начиная наши соображения с какого нибудь известного момента. Главнокомандующий никогда не бывает в тех условиях начала какого нибудь события, в которых мы всегда рассматриваем событие. Главнокомандующий всегда находится в средине движущегося ряда событий, и так, что никогда, ни в какую минуту, он не бывает в состоянии обдумать все значение совершающегося события. Событие незаметно, мгновение за мгновением, вырезается в свое значение, и в каждый момент этого последовательного, непрерывного вырезывания события главнокомандующий находится в центре сложнейшей игры, интриг, забот, зависимости, власти, проектов, советов, угроз, обманов, находится постоянно в необходимости отвечать на бесчисленное количество предлагаемых ему, всегда противоречащих один другому, вопросов.
Нам пресерьезно говорят ученые военные, что Кутузов еще гораздо прежде Филей должен был двинуть войска на Калужскую дорогу, что даже кто то предлагал таковой проект. Но перед главнокомандующим, особенно в трудную минуту, бывает не один проект, а всегда десятки одновременно. И каждый из этих проектов, основанных на стратегии и тактике, противоречит один другому. Дело главнокомандующего, казалось бы, состоит только в том, чтобы выбрать один из этих проектов. Но и этого он не может сделать. События и время не ждут. Ему предлагают, положим, 28 го числа перейти на Калужскую дорогу, но в это время прискакивает адъютант от Милорадовича и спрашивает, завязывать ли сейчас дело с французами или отступить. Ему надо сейчас, сию минуту, отдать приказанье. А приказанье отступить сбивает нас с поворота на Калужскую дорогу. И вслед за адъютантом интендант спрашивает, куда везти провиант, а начальник госпиталей – куда везти раненых; а курьер из Петербурга привозит письмо государя, не допускающее возможности оставить Москву, а соперник главнокомандующего, тот, кто подкапывается под него (такие всегда есть, и не один, а несколько), предлагает новый проект, диаметрально противоположный плану выхода на Калужскую дорогу; а силы самого главнокомандующего требуют сна и подкрепления; а обойденный наградой почтенный генерал приходит жаловаться, а жители умоляют о защите; посланный офицер для осмотра местности приезжает и доносит совершенно противоположное тому, что говорил перед ним посланный офицер; а лазутчик, пленный и делавший рекогносцировку генерал – все описывают различно положение неприятельской армии. Люди, привыкшие не понимать или забывать эти необходимые условия деятельности всякого главнокомандующего, представляют нам, например, положение войск в Филях и при этом предполагают, что главнокомандующий мог 1 го сентября совершенно свободно разрешать вопрос об оставлении или защите Москвы, тогда как при положении русской армии в пяти верстах от Москвы вопроса этого не могло быть. Когда же решился этот вопрос? И под Дриссой, и под Смоленском, и ощутительнее всего 24 го под Шевардиным, и 26 го под Бородиным, и в каждый день, и час, и минуту отступления от Бородина до Филей.

Русские войска, отступив от Бородина, стояли у Филей. Ермолов, ездивший для осмотра позиции, подъехал к фельдмаршалу.
– Драться на этой позиции нет возможности, – сказал он. Кутузов удивленно посмотрел на него и заставил его повторить сказанные слова. Когда он проговорил, Кутузов протянул ему руку.
– Дай ка руку, – сказал он, и, повернув ее так, чтобы ощупать его пульс, он сказал: – Ты нездоров, голубчик. Подумай, что ты говоришь.
Кутузов на Поклонной горе, в шести верстах от Дорогомиловской заставы, вышел из экипажа и сел на лавку на краю дороги. Огромная толпа генералов собралась вокруг него. Граф Растопчин, приехав из Москвы, присоединился к ним. Все это блестящее общество, разбившись на несколько кружков, говорило между собой о выгодах и невыгодах позиции, о положении войск, о предполагаемых планах, о состоянии Москвы, вообще о вопросах военных. Все чувствовали, что хотя и не были призваны на то, что хотя это не было так названо, но что это был военный совет. Разговоры все держались в области общих вопросов. Ежели кто и сообщал или узнавал личные новости, то про это говорилось шепотом, и тотчас переходили опять к общим вопросам: ни шуток, ни смеха, ни улыбок даже не было заметно между всеми этими людьми. Все, очевидно, с усилием, старались держаться на высота положения. И все группы, разговаривая между собой, старались держаться в близости главнокомандующего (лавка которого составляла центр в этих кружках) и говорили так, чтобы он мог их слышать. Главнокомандующий слушал и иногда переспрашивал то, что говорили вокруг него, но сам не вступал в разговор и не выражал никакого мнения. Большей частью, послушав разговор какого нибудь кружка, он с видом разочарования, – как будто совсем не о том они говорили, что он желал знать, – отворачивался. Одни говорили о выбранной позиции, критикуя не столько самую позицию, сколько умственные способности тех, которые ее выбрали; другие доказывали, что ошибка была сделана прежде, что надо было принять сраженье еще третьего дня; третьи говорили о битве при Саламанке, про которую рассказывал только что приехавший француз Кросар в испанском мундире. (Француз этот вместе с одним из немецких принцев, служивших в русской армии, разбирал осаду Сарагоссы, предвидя возможность так же защищать Москву.) В четвертом кружке граф Растопчин говорил о том, что он с московской дружиной готов погибнуть под стенами столицы, но что все таки он не может не сожалеть о той неизвестности, в которой он был оставлен, и что, ежели бы он это знал прежде, было бы другое… Пятые, выказывая глубину своих стратегических соображений, говорили о том направлении, которое должны будут принять войска. Шестые говорили совершенную бессмыслицу. Лицо Кутузова становилось все озабоченнее и печальнее. Из всех разговоров этих Кутузов видел одно: защищать Москву не было никакой физической возможности в полном значении этих слов, то есть до такой степени не было возможности, что ежели бы какой нибудь безумный главнокомандующий отдал приказ о даче сражения, то произошла бы путаница и сражения все таки бы не было; не было бы потому, что все высшие начальники не только признавали эту позицию невозможной, но в разговорах своих обсуждали только то, что произойдет после несомненного оставления этой позиции. Как же могли начальники вести свои войска на поле сражения, которое они считали невозможным? Низшие начальники, даже солдаты (которые тоже рассуждают), также признавали позицию невозможной и потому не могли идти драться с уверенностью поражения. Ежели Бенигсен настаивал на защите этой позиции и другие еще обсуждали ее, то вопрос этот уже не имел значения сам по себе, а имел значение только как предлог для спора и интриги. Это понимал Кутузов.
Бенигсен, выбрав позицию, горячо выставляя свой русский патриотизм (которого не мог, не морщась, выслушивать Кутузов), настаивал на защите Москвы. Кутузов ясно как день видел цель Бенигсена: в случае неудачи защиты – свалить вину на Кутузова, доведшего войска без сражения до Воробьевых гор, а в случае успеха – себе приписать его; в случае же отказа – очистить себя в преступлении оставления Москвы. Но этот вопрос интриги не занимал теперь старого человека. Один страшный вопрос занимал его. И на вопрос этот он ни от кого не слышал ответа. Вопрос состоял для него теперь только в том: «Неужели это я допустил до Москвы Наполеона, и когда же я это сделал? Когда это решилось? Неужели вчера, когда я послал к Платову приказ отступить, или третьего дня вечером, когда я задремал и приказал Бенигсену распорядиться? Или еще прежде. но когда, когда же решилось это страшное дело? Москва должна быть оставлена. Войска должны отступить, и надо отдать это приказание». Отдать это страшное приказание казалось ему одно и то же, что отказаться от командования армией. А мало того, что он любил власть, привык к ней (почет, отдаваемый князю Прозоровскому, при котором он состоял в Турции, дразнил его), он был убежден, что ему было предназначено спасение России и что потому только, против воли государя и по воле народа, он был избрал главнокомандующим. Он был убежден, что он один и этих трудных условиях мог держаться во главе армии, что он один во всем мире был в состоянии без ужаса знать своим противником непобедимого Наполеона; и он ужасался мысли о том приказании, которое он должен был отдать. Но надо было решить что нибудь, надо было прекратить эти разговоры вокруг него, которые начинали принимать слишком свободный характер.
Он подозвал к себе старших генералов.
– Ma tete fut elle bonne ou mauvaise, n»a qu»a s»aider d»elle meme, [Хороша ли, плоха ли моя голова, а положиться больше не на кого,] – сказал он, вставая с лавки, и поехал в Фили, где стояли его экипажи.

В просторной, лучшей избе мужика Андрея Савостьянова в два часа собрался совет. Мужики, бабы и дети мужицкой большой семьи теснились в черной избе через сени. Одна только внучка Андрея, Малаша, шестилетняя девочка, которой светлейший, приласкав ее, дал за чаем кусок сахара, оставалась на печи в большой избе. Малаша робко и радостно смотрела с печи на лица, мундиры и кресты генералов, одного за другим входивших в избу и рассаживавшихся в красном углу, на широких лавках под образами. Сам дедушка, как внутренне называла Maлаша Кутузова, сидел от них особо, в темном углу за печкой. Он сидел, глубоко опустившись в складное кресло, и беспрестанно покряхтывал и расправлял воротник сюртука, который, хотя и расстегнутый, все как будто жал его шею. Входившие один за другим подходили к фельдмаршалу; некоторым он пожимал руку, некоторым кивал головой. Адъютант Кайсаров хотел было отдернуть занавеску в окне против Кутузова, но Кутузов сердито замахал ему рукой, и Кайсаров понял, что светлейший не хочет, чтобы видели его лицо.
Вокруг мужицкого елового стола, на котором лежали карты, планы, карандаши, бумаги, собралось так много народа, что денщики принесли еще лавку и поставили у стола. На лавку эту сели пришедшие: Ермолов, Кайсаров и Толь. Под самыми образами, на первом месте, сидел с Георгием на шее, с бледным болезненным лицом и с своим высоким лбом, сливающимся с голой головой, Барклай де Толли. Второй уже день он мучился лихорадкой, и в это самое время его знобило и ломало. Рядом с ним сидел Уваров и негромким голосом (как и все говорили) что то, быстро делая жесты, сообщал Барклаю. Маленький, кругленький Дохтуров, приподняв брови и сложив руки на животе, внимательно прислушивался. С другой стороны сидел, облокотивши на руку свою широкую, с смелыми чертами и блестящими глазами голову, граф Остерман Толстой и казался погруженным в свои мысли. Раевский с выражением нетерпения, привычным жестом наперед курчавя свои черные волосы на висках, поглядывал то на Кутузова, то на входную дверь. Твердое, красивое и доброе лицо Коновницына светилось нежной и хитрой улыбкой. Он встретил взгляд Малаши и глазами делал ей знаки, которые заставляли девочку улыбаться.
Все ждали Бенигсена, который доканчивал свой вкусный обед под предлогом нового осмотра позиции. Его ждали от четырех до шести часов, и во все это время не приступали к совещанию и тихими голосами вели посторонние разговоры.
Только когда в избу вошел Бенигсен, Кутузов выдвинулся из своего угла и подвинулся к столу, но настолько, что лицо его не было освещено поданными на стол свечами.
Бенигсен открыл совет вопросом: «Оставить ли без боя священную и древнюю столицу России или защищать ее?» Последовало долгое и общее молчание. Все лица нахмурились, и в тишине слышалось сердитое кряхтенье и покашливанье Кутузова. Все глаза смотрели на него. Малаша тоже смотрела на дедушку. Она ближе всех была к нему и видела, как лицо его сморщилось: он точно собрался плакать. Но это продолжалось недолго.
– Священную древнюю столицу России! – вдруг заговорил он, сердитым голосом повторяя слова Бенигсена и этим указывая на фальшивую ноту этих слов. – Позвольте вам сказать, ваше сиятельство, что вопрос этот не имеет смысла для русского человека. (Он перевалился вперед своим тяжелым телом.) Такой вопрос нельзя ставить, и такой вопрос не имеет смысла. Вопрос, для которого я просил собраться этих господ, это вопрос военный. Вопрос следующий: «Спасенье России в армии. Выгоднее ли рисковать потерею армии и Москвы, приняв сраженье, или отдать Москву без сражения? Вот на какой вопрос я желаю знать ваше мнение». (Он откачнулся назад на спинку кресла.)
Начались прения. Бенигсен не считал еще игру проигранною. Допуская мнение Барклая и других о невозможности принять оборонительное сражение под Филями, он, проникнувшись русским патриотизмом и любовью к Москве, предлагал перевести войска в ночи с правого на левый фланг и ударить на другой день на правое крыло французов. Мнения разделились, были споры в пользу и против этого мнения. Ермолов, Дохтуров и Раевский согласились с мнением Бенигсена. Руководимые ли чувством потребности жертвы пред оставлением столицы или другими личными соображениями, но эти генералы как бы не понимали того, что настоящий совет не мог изменить неизбежного хода дел и что Москва уже теперь оставлена. Остальные генералы понимали это и, оставляя в стороне вопрос о Москве, говорили о том направлении, которое в своем отступлении должно было принять войско. Малаша, которая, не спуская глаз, смотрела на то, что делалось перед ней, иначе понимала значение этого совета. Ей казалось, что дело было только в личной борьбе между «дедушкой» и «длиннополым», как она называла Бенигсена. Она видела, что они злились, когда говорили друг с другом, и в душе своей она держала сторону дедушки. В средине разговора она заметила быстрый лукавый взгляд, брошенный дедушкой на Бенигсена, и вслед за тем, к радости своей, заметила, что дедушка, сказав что то длиннополому, осадил его: Бенигсен вдруг покраснел и сердито прошелся по избе. Слова, так подействовавшие на Бенигсена, были спокойным и тихим голосом выраженное Кутузовым мнение о выгоде и невыгоде предложения Бенигсена: о переводе в ночи войск с правого на левый фланг для атаки правого крыла французов.
– Я, господа, – сказал Кутузов, – не могу одобрить плана графа. Передвижения войск в близком расстоянии от неприятеля всегда бывают опасны, и военная история подтверждает это соображение. Так, например… (Кутузов как будто задумался, приискивая пример и светлым, наивным взглядом глядя на Бенигсена.) Да вот хоть бы Фридландское сражение, которое, как я думаю, граф хорошо помнит, было… не вполне удачно только оттого, что войска наши перестроивались в слишком близком расстоянии от неприятеля… – Последовало, показавшееся всем очень продолжительным, минутное молчание.
Прения опять возобновились, но часто наступали перерывы, и чувствовалось, что говорить больше не о чем.
Во время одного из таких перерывов Кутузов тяжело вздохнул, как бы сбираясь говорить. Все оглянулись на него.
– Eh bien, messieurs! Je vois que c»est moi qui payerai les pots casses, [Итак, господа, стало быть, мне платить за перебитые горшки,] – сказал он. И, медленно приподнявшись, он подошел к столу. – Господа, я слышал ваши мнения. Некоторые будут несогласны со мной. Но я (он остановился) властью, врученной мне моим государем и отечеством, я – приказываю отступление.

Краткая биография адмирала нельсона. Горацио Нельсон

Горацио Нельсон родился 29 сентября 1758 года в Бернем-Торпе, графство Норфолк, Англия. Мальчик вырос в семье священника. Начальное образование получил в школе, а в 12 лет поступил юнгой на корабль своего дяди, капитана Мориса Саклинга, героя Семилетней войны.

Навыки морской службы Нельсон получил во время плаваний на торговых и военных судах в Вест- и Ост-Индию, а также в полярной экспедиции 1773 года. Но по-настоящему его флотоводческая карьера началась в 1777 году, когда сдав экзамен на чин лейтенанта и хорошо проявив себя в войне с североамериканскими колонистами стал капитаном брига.

В 1780 году Нельсон участвовал в военных действиях против Испании в Гондурасе, где заболел дизентерией и едва не скончался, поэтому вынужден был вернуться в Англию на лечение. Но уже в следующем году командовал фрегатом в войне против Североамериканских колоний.

В 1784 гоуд на протяжении трех лет Горацио проходил службу в Вест-Индии, где вел упорную борьбу с контрабандой, поэтому не раз вступал в конфликт с местными высокопоставленными чиновниками, требуя от них строгого соблюдения законов. Не удивительно, что Нельсон нажил себе немало врагов среди них, поэтому, по возвращении в Англию, был фактически отстранен от службы на флоте и переведен на половинное жалованье. Более 5 лет Нельсон оставался не у дел, живя в деревне со своей семьей.

Только в 1793 году, с началом войны против Франции, Нельсон получил должность капитана линейного корабля в составе Средиземноморской эскадры. Принимал активное участие в боевых действиях под Тулоном, в 1794 году при осаде крепости Кальви на Корсике потерял правый глаз, а в 1795-м, проявив незаурядный полководческий талант, отличился в морском сражении и захватил французский корабль, намного превосходивший по мощи его собственный.

Но настоящая слава национального героя пришла к Нельсону после сражения 14 февраля 1797 года у мыса Сент-Винсент, Португалия, когда искусно и самостоятельно провел маневр, имевший решающее значение для разгрома испанского флота. За что был награжден рыцарским крестом ордена Бани и чином контр-адмирала. Однако в том же году при неудачной попытке захватить порт Санта-Крус, остров Тенерифе Нельсон потерял правую руку.

С 1798 года командовал эскадрой в Средиземном море, с целью противодействия предпринятой Францией Египетской экспедиции, с чем успешно справился и за что получил в награду титул пэра-барона и пожизненную пенсию в 2000 фунтов стерлингов.

Подавив неаполитанскую революцию, Нельсон получил от короля Обеих Сицилий Фердинанда IV титул герцога Бронте. Однако там же запятнал свое имя жестокой расправой с французскими пленными и итальянскими республиканцами.

По возвращении в Англию в 1801 году Нельсон произведен в вице-адмиралы и направлен в карательную экспедицию в Данию, где провел варварскую бомбардировку Копенгагена и сжег датский флот. За эту кампанию получил титул виконта.

В 1803 году, после возобновления войны с Францией, Нельсон возглавил британскую Средиземноморскую эскадру и после долгих преследований разгромил испано-французский флот в Трафальгарском сражении. Однако и сам вице-адмирал в этом бою был смертельно ранен.

Горацио Нельсон скончался 21 октября 1805 года у мыса Трафальгар, Испания. Его тело доставили в Лондон и 9 января 1806 года торжественно похоронили в соборе Святого Павла со всеми воинскими почестями.

Горацио Нельсон (Horatio Nelson). Родился 29 сентября 1758 года в Бёрнем-Торп, графство Норфолк — умер 21 октября 1805 года на мысе Трафальгар (Испания). Великий английский флотоводец, вице-адмирал (1 января 1801), барон Нильский (1798), виконт (1801).

Родился в семье приходского священника Эдмунда Нельсона (1722-1802) и Кэтрин Саклинг (1725-1767). Род Нельсонов был богословским. Священниками служили три поколения мужчин этой семьи. В семье Эдмунда Нельсона было одиннадцать детей, воспитывал он их строго, любил порядок во всем, считал свежий воздух и физические упражнения очень важными в деле воспитания, искренне верил в Бога, считал себя истинным джентльменом и отчасти даже ученым. Горацио рос болезненным ребенком, небольшого роста, но с живым характером.

В 1767 году умерла мать Горацио — Кэтрин Нельсон — в возрасте сорока двух лет. Эдмунд Нельсон после смерти супруги так и не женился. Горацио особенно сблизился с братом Уильямом, который впоследствии пойдет по стопам отца и станет священником. Горацио отучился в двух школах: начальной Даунем-Маркет и средней в Норвиче, изучил Шекспира и основы латыни, но склонности к учебе у него не было.

В 1771 году в 12 лет он поступил юнгой на корабль своего дяди капитана Мориса Саклинга, героя Семилетней войны. Реакция дяди на желание Горацио поступить на флот была следующей: «Чем провинился бедный Горацио, что именно ему, самому хрупкому из всех, придется нести морскую службу? Но пусть приезжает. Может, в первом же бою пушечное ядро снесет ему голову и избавит от всех забот!».

Вскоре дядюшкин корабль «Резонабль» был поставлен на консервацию, и Горацио по просьбе дяди перевели на линейный корабль «Триумф». Капитан «Триумфа» собирался идти в Вест-Индию и именно в этом рейсе молодой Нельсон получил первые навыки морской службы. Впоследствии Нельсон вспоминал о первом плавании: «Если я и не преуспел в своем образовании, то, во всяком случае, приобрел много практических навыков, отвращение к Королевскому флоту и усвоил девиз матросов: „В борьбе за награды и славу вперед, отважный моряк!“». Затем он работал вестовым на другом корабле. После этого Саклинг забирает племянника к себе на «Триумф» в качестве мичмана. Корабль нёс дозорную службу, а капитан Саклинг занимался морским образованием племянника. Под руководством дяди Горацио овладел основами навигации, научился читать карту и исполнять обязанности канонира. Вскоре молодой Нельсон получает в свое распоряжение баркас и ходит на нём в устьях Темзы и Мидуэя.

Летом 1773 года была организована полярная экспедиция, в составе которой был и четырнадцатилетний Горацио, направленный служить на «Каркасс». Экспедиция не принесла успеха и по сей день известна лишь тем, что в ней участвовал будущий герой. Однако и там Горацио поразил всех своей храбростью, когда ночью увидев белого медведя, схватил мушкет и погнался за ним к ужасу капитана корабля. Медведь, напуганный выстрелом пушки скрылся, а по возвращении на корабль Нельсон взял всю вину на себя. Капитан, ругая его, в душе восхищался храбростью молодого человека. Полярные приключения закалили героя, и он жаждал новых подвигов.

В 1773 году он становится матросом 1-го класса на бриге «Сихорс». Почти год Нельсон провел в Индийском океане. В 1775 году он свалился с приступом лихорадки, его доставили на судно «Дельфин» и отправили к берегам Англии. Обратное плавание длилось более шести месяцев. Много позднее Нельсон вспоминал о некоем видении на пути из Индии: «Некий свет, нисходивший с неба, сверкающее светило, зовущее к славе и триумфу». По прибытии на родину его назначили на корабль «Вустер» четвёртым лейтенантом, то есть он был уже вахтенным начальником, хотя не имел еще офицерского чина. Он нес патрульную службу и сопровождал торговые караваны.

Весной 1777 года Горацио Нельсон сдаёт экзамен на чин лейтенанта, как говорят, не без помощи своего всесильного дяди капитана Саклинга, который был председателем экзаменационной комиссии. Сразу же после удачно сданного экзамена он получает назначение на фрегат «Лоуэстоф», который отплывал в Вест-Индию. Офицерский тост перед отплытием: «За кровопролитную войну и сезон, несущий болезни!» Команда «Лоуэстофа» относилась к молодому лейтенанту с уважением и, когда он покидал фрегат, подарила ему на память шкатулку из слоновой кости в виде их фрегата. Нельсон перешел на флагманский корабль «Бристоль» под командованием Паркера.

В 1778 году Нельсон становится коммандером и получает назначение на бриг «Беджер», охраняющий восточный берег Латинской Америки. Служба по охране побережья была беспокойной, так как постоянно приходилось гоняться за контрабандистами. В один из дней стоянки «Беджера» в заливе Монтего внезапно загорелся бриг «Глазго». Благодаря действиям Нельсона команда брига была спасена.

В 1779 году двадцатилетний Нельсон становится полным капитаном и получает под командование 28-пушечный фрегат «Хинчинбрук». В первом самостоятельном плавании у берегов Америки он захватил несколько груженых судов, призовая сумма составила около 800 фунтов, часть этих денег он переслал отцу.

В 1780 году по приказу адмирала Паркера Нельсон покидает Ямайку, высаживает десант в устье реки Сан-Хуан, цель — захват форта Сан-Хуан. Форт был взят, но без Нельсона, которому было приказано вернуться на Ямайку, что спасло ему жизнь, так как большинство матросов умерло от желтой лихорадки. Больной лечился от малярии в доме адмирала Паркера, где он был принят как сын. С первым судном его отправляют в Англию лечиться. Он приезжает в курортный городок Бат, откуда пишет: «Я отдал бы все, чтобы снова быть в Порт-Ройале. Здесь нет леди Паркер, а слуги не обращают на меня никакого внимания, и я валяюсь как бревно». Выздоровление шло медленно. Он посещает брата Уильяма в Норфолке, узнает о желании брата стать судовым священником. Это приводит Горацио в ужас, он, как никто другой, зная морские нравы, осознает, что это дело невероятно трудное и неблагодарное. Однако брат остается при своем мнении.

Вскоре последовало назначение на «Албемарль», он был отправлен в Данию, затем служил в Квебеке. Здесь Горацио встретил свою первую любовь — 16-летнюю дочь начальника военной полиции Мэри Симпсон. Из его писем видно, что он никогда еще не испытывал подобных чувств и не имел опыт в делах любовных. Он мечтал, что увезет Мэри на родину и тихо заживет с ней в сельском Норфолке: «Что мне флот и что мне теперь карьера, когда я нашёл настоящую любовь!». Однако, предаваясь мечтам, влюбленный даже не удосужился спросить Мэри о ее чувствах к нему. Друзья уговорили его не делать пока предложение и проверить свои чувства, отправившись в Нью-Йорк — новый порт приписки «Албемарля». Здесь он знакомился с принцем Уильямом, будущим королем Англии Вильгельмом IV. Принц вспоминал: «Когда Нельсон прибыл в своем баркасе, он показался мне мальчиком в форме капитана».

В 1783 году взяв отпуск, он едет с другом во Францию, его неприятно удивляет эта страна — вечный враг Англии. Там Нельсон влюбляется в некую мисс Эндрюс, но взаимности от нее он так и не добивается. Он уезжает в Лондон и оттуда пишет брату: «В Лондоне столько соблазнов, что жизнь мужчины уходит на них целиком». К удивлению многих Нельсон хочет стать парламентарием и лоббировать интересы Адмиралтейства в парламенте, однако, когда первый лорд адмиралтейства предлагает ему вернуться на службу, тот немедленно соглашается, так с политикой было покончено. Ему предложили фрегат «Борей», который должен был нести дозорную службу в Вест-Индии. В штат судна Нельсону пришлось включить брата Уильяма, который так и не отказался от мысли нести Благую Весть морякам. У Порта Дил капитан узнал, что голландцы захватили 16 английских моряков, он отправил на борт голландского судна вооруженный отряд и открыл пушечные порты, моряки были отпущены и пополнили команду «Борея». В 1784 году фрегат вошел в гавань острова Антигуа, его приводили в порядок и нагружали запасами. Между тем капитан успел познакомиться и влюбиться в Джейн Моутрей, жену представителя Адмиралтейства на Антигуа, вскоре же чиновника отозвали в Англию и вместе с ним отбыла его красавица жена. Брат Уильям, разочаровавшись в должности судового священника, запил и тяжело заболел, его пришлось отправить домой в Англию.

Не сложились отношения у Нельсона и с командующим. Основной задачей Нельсона в Вест-Индии был контроль за соблюдением Навигационного акта, согласно которому в английские колониальные порты можно было ввозить товары исключительно на английских судах, таким образом английские купцы и судовладельцы получали монополию на торговлю и одновременно этот акт поддерживал британский флот.

После завоевания Соединенными Штатами независимости, американские суда стали иностранными и не могли торговать на тех же условиях, однако рынок сформировался, и американцы продолжали торговлю. Местные английские чиновники знали об этом, но молчали, так как получали весомый процент с контрабанды. Нельсон считал, если торговля американцев наносит ущерб Англии, она должна быть искоренена. Впоследствии он вспоминал: «В бытность свою колонистами американцы владели почти всею торговлей от Америки до Вест-Индийских островов, а когда война закончилась они забыли, что одержав победу, они стали иностранцами и теперь не имеют права торговать с британскими колониями. Наши губернаторы и таможенные чиновники делают вид, что по Навигационному акту у них есть право торговать, а население Вест-Индийских островов хочет того, что ему выгодно. Предварительно уведомив губернаторов, таможенников и американцев в том, что я собираюсь делать, я захватил множество судов, что и настроило против меня все эти группировки. Меня гнали от одного острова к другому, я подолгу даже не мог сойти на сушу. Но мои незыблемые моральные правила помогли мне выстоять, и когда в этой проблеме разобрались получше, я получил поддержку с родины. Я доказал, что должность капитана военного судна обязывает его соблюдать все морские законы и выполнять поручения Адмиралтейства, а не быть таможенником». На Нельсона писали жалобы, однако король обещал ему свою поддержку в случае суда. Капитан и представить себе не мог, что с вест-индийской контрабанды кормились не только местный генерал-губернатор и командующий эскадрой, но также огромное количество лондонских чиновников, так он приобрел в столице множество высокопоставленных врагов.

Новый жизненный этап начался с того, что Нельсона попросили доставить на остров Барбадос племянницу Джона Герберта мисс Перри Герберт. По прибытии его пригласили в гости и там он впервые увидел вторую племянницу Герберта молодую вдову Фрэнсис Нисбет, в домашнем кругу ее ласково именовали Фанни, от первого брака у нее был сын. Нельсон влюбился сразу: «У меня нет ни малейшего сомнения, что мы будем счастливой парой, а если не будем, то по моей вине». 11 марта 1787 года состоялась их свадьба.

В 1787 году Нельсон покидает Вест-Индию, он едет домой, Фанни с сыном отбыли немного позднее. В 1793 году, с началом войны против Франции, получил должность капитана линейного корабля в составе Средиземноморской эскадры адмирала Сэмюэля Худа. В этом же году он принял активное участие в боевых действиях под Тулоном, в июле 1794 года командовал десантом на Корсике, получив ранение правого глаза при осаде крепости Кальви, а 13 июля 1795 года отличился в морском сражении, принудив к сдаче французский корабль, намного превосходивший по мощи его собственный.

14 февраля 1797 года участвовал в сражении у мыса Сент-Винсент (крайней юго-западной оконечности Португалии). По собственной инициативе он вывел свой корабль из линейного строя эскадры и осуществил маневр, имевший решающее значение для разгрома испанского флота. Два из четырех захваченных англичанами испанских кораблей были взяты на абордаж под личным командованием Нельсона, получившего за этот бой рыцарский крест ордена Бани и чин контр-адмирала синего флага (синей эскадры).

В июле 1797 года при неудачной попытке захватить порт Санта-Крус-де-Тенерифе Нельсон потерял правую руку.

С 1798 года командовал эскадрой, направленной в Средиземное море для противодействия предпринятой Францией Египетской экспедиции 1798-1801.

Английская эскадра не сумела помешать высадке французских войск в Александрии, однако 1-2 августа 1798 года Нельсону удалось разгромить французский флот при Абукире, отрезав армию Наполеона Бонапарта в Египте, сам Нельсон получил ранение в голову. В награду Георг III сделал Нельсона пэром-бароном Нила и Бернем-Торпа. В августе 1799 года за восстановление Османского господства в Египте был награжден Султаном Селимом III орденом полумесяца и пожалован челенком.

В Неаполе, куда Нельсон был послан для помощи Неаполитанскому королевству в борьбе с Францией, начался его роман с женой английского посла леди Эммой Гамильтон , продолжавшийся до самой смерти адмирала. Эмма родила ему дочь Горацию Нельсон. Помочь Неаполю Нельсон не успел, и город попал в руки французов. После освобождения Неаполя русской эскадрой адмирала Ф. Ф. Ушакова и капитуляции французского гарнизона Нельсон, несмотря на протесты русских союзников, запятнал своё имя жестокой расправой с французскими пленными и итальянскими республиканцами. Тарле писал:

«Если влияние Эммы Гамильтон и королевы Каролины сказалось, то несколько позднее (не в 1798, а в 1799 г.), и выразилось оно в позорящем память знаменитого английского адмирала попустительстве свирепому белому террору и даже в некотором прямом участии в безобразных эксцессах того времени. Нельсон решил повесить адмирала Караччиоло, командовавшего флотом республиканцев. Он наскоро организовал военный суд и, побуждаемый своей любовницей леди Гамильтон, которая, собираясь уезжать, хотела обязательно присутствовать при повешении, приказал немедленно же исполнить приговор. Караччиоло был повешен в самый день суда 18 (29) июня 1799 г. на борту линейного корабля «Minerva». Тело Караччиоло весь день продолжало висеть на корабле. «Необходим пример», — пояснял английский посол Гамильтон, вполне стоивший своей супруги».

В 1801 году был 2-м флагманом в эскадре адмирала Хайда Паркера при действиях в Балтийском море и бомбардировке Копенгагена, затем командовал эскадрой в Ла-Манше, которая была сформирована для противодействия Булонской флотилии французов. В 1803-1805 годах командующий эскадрой Средиземного моря, действовавшей против Франции и Испании. В сентябре 1805 года эскадра Нельсона заблокировала франко-испанский флот в Кадисе, а 21 октября разгромила его в Трафальгарском морском сражении , в котором Нельсон был смертельно ранен французским снайпером в первый день битвы, при наступлении на объединенные силы французского и испанского флота.

Тело Нельсона доставили в Лондон и 9 января 1806 года торжественно похоронили в соборе святого Павла.

Труп адмирала везли в Лондон в бочке с бренди. Отсюда возник миф, что якобы моряки тайком от начальства через соломинки отпивали из этой бочки. Но это маловероятно, ведь тело покойного круглосуточно охраняли.

Бытует расхожее заблуждение, что адмирал Нельсон носил на правом глазу повязку. Однако это не так. Действительно, в боях на Корсике он получил осколочное ранение правого глаза песком и каменной крошкой. Его тут же перевязали и он вернулся в бой. Глаз он не потерял, но стал им хуже видеть.

У офицеров английского флота есть традиция не аплодировать, как обычно, двумя ладонями, а стучать по столу кулаком левой руки — память об одноруком адмирале.

Горацио Нельсон (англ. Horatio Nelson; 29 сентября 1758, Бёрнем-Торп, графство Норфолк — 21 октября 1805, мыс Трафальгар, Испания) — командующий британским флотом, вице-адмирал (1 января 1801), барон Нильский (1798), виконт (1801).

Биография

Детство и юность

Родился в семье приходского священника Эдмунда Нельсона (1722-1802) и Кэтрин Саклинг (1725-1767). Род Нельсонов был богословским. Священниками служили три поколения мужчин этой семьи. В семье Эдмунда Нельсона было одиннадцать детей, воспитывал он их строго, любил порядок во всём, считал свежий воздух и физические упражнения очень важными в деле воспитания, искренне верил в Бога, считал себя истинным джентльменом и отчасти даже учёным. Горацио рос болезненным ребёнком, небольшого роста, но с живым характером. В 1767 году умерла мать Горацио — Кэтрин Нельсон — в возрасте сорока двух лет. Эдмунд Нельсон после смерти супруги так и не женился. Горацио особенно сблизился с братом Уильямом, который впоследствии пошёл по стопам отца и стал священником. Горацио отучился в двух школах: начальной Даунем-Маркет и средней в Норвиче, изучил Шекспира и основы латыни, но склонности к учёбе у него не было.

В 1771 году в 12 лет он поступил юнгой на корабль своего дяди капитана Мориса Саклинга, героя Семилетней войны. Реакция дяди на желание Горацио поступить на флот была следующей: «Чем провинился бедный Горацио, что именно ему, самому хрупкому из всех, придётся нести морскую службу? Но пусть приезжает. Может, в первом же бою пушечное ядро снесёт ему голову и избавит от всех забот!» Вскоре дядюшкин корабль «Резонабль» был поставлен на консервацию, и Горацио по просьбе дяди перевели на линейный корабль «Триумф». Капитан «Триумфа» собирался идти в Вест-Индию, и именно в этом рейсе молодой Нельсон получил первые навыки морской службы. Впоследствии Нельсон вспоминал о первом плавании: «Если я и не преуспел в своём образовании, то, во всяком случае, приобрёл много практических навыков, отвращение к Королевскому флоту и усвоил девиз матросов: „В борьбе за награды и славу вперёд, отважный моряк!“» Затем он работал вестовым на другом корабле. После этого Саклинг забрал племянника к себе на «Триумф» в качестве мичмана. Корабль нёс дозорную службу, а капитан Саклинг занимался морским образованием племянника. Под руководством дяди Горацио овладел основами навигации, научился читать карту и исполнять обязанности канонира. Вскоре молодой Нельсон получает в своё распоряжение баркас и ходит на нём в устьях Темзы и Мидуэя.

Летом 1773 года была организована полярная экспедиция, в составе которой был и четырнадцатилетний Горацио, направленный служить на «Каркасс». Экспедиция не принесла успеха и по сей день известна лишь тем, что в ней участвовал будущий герой. Однако и там Горацио поразил всех своей храбростью, когда ночью, увидев белого медведя, схватил мушкет и погнался за ним, к ужасу капитана корабля. Медведь, напуганный выстрелом пушки, скрылся, а по возвращении на корабль Нельсон взял всю вину на себя. Капитан, ругая его, в душе восхищался храбростью молодого человека. Полярные приключения закалили героя, и он жаждал новых подвигов.

В 1773 году он стал матросом 1-го класса на бриге «Сихорс». Почти год Нельсон провёл в Индийском океане. В 1775 году он свалился с приступом лихорадки, его доставили на судно «Дельфин» и отправили к берегам Англии. Обратное плавание длилось более шести месяцев. Много позднее Нельсон вспоминал о некоем видении на пути из Индии: «Некий свет, нисходивший с неба, сверкающее светило, зовущее к славе и триумфу». По прибытии на родину его назначили на корабль «Вустер» четвёртым лейтенантом, то есть он был уже вахтенным начальником, хотя не имел ещё офицерского чина. Он нёс патрульную службу и сопровождал торговые караваны.

Участие в Американской революции и болезнь

Весной 1777 года Горацио Нельсон сдаёт экзамен на чин лейтенанта, как говорят, не без помощи своего всесильного дяди капитана Саклинга, который был председателем экзаменационной комиссии. Сразу же после удачно сданного экзамена он получает назначение на фрегат «Лоуэстоф», который отплывал в Вест-Индию. Офицерский тост перед отплытием: «За кровопролитную войну и сезон, несущий болезни!» Команда «Лоуэстофа» относилась к молодому лейтенанту с уважением и, когда он покидал фрегат, подарила ему на память шкатулку из слоновой кости в виде их фрегата. Нельсон перешел на флагманский корабль «Бристоль» под командованием Паркера.

Горацио Нельсон (Nelson Horatio) (29 сентября 1758, Бернем-Торп, графство Норфолк — 21 октября 1805, у мыса Трафальгар, Испания), флотоводец, имя которого стало символом военно-морской мощи Англии.

Родился в семье приходского священника. После нескольких лет учебы в школе поступил юнгой на корабль своего дяди, капитана Мориса Саклинга, героя Семилетней войны (1771), затем ходил на торговых и военных судах в Вест- и Ост-Индию, участвовал в полярной экспедиции (1773). Блестяще сдав экзамен на чин лейтенанта (1777) и хорошо проявив себя в войне с североамериканскими колонистами, Нельсон вскоре стал капитаном брига (1778), а затем — фрегата (1779). В 1780 году, участвуя в операции на реке Сан-Хуан в Гондурасе (ныне по ней проходит граница между Никарагуа и Коста-Рикой), он едва не умер от тяжелейшей дизентерии. В 1784-1787 годах Нельсон нес службу в Вест-Индии, где женился на вдове Фанни Нисбет, племяннице антильского плантатора (1787). Ведя упорную борьбу с контрабандой, он не раз вступал в конфликт с вышестоящими начальниками, требуя от них строгого соблюдения законов. Нажив себе таким образом немало врагов среди чиновников Адмиралтейства, он по возвращении в Англию был фактически отлучен от флота и, живя в деревне, целых пять лет ждал нового назначения. Только с началом войны против Франции (1793) Нельсон получил должность капитана линейного корабля в составе Средиземноморской эскадры. В 1793 году он принял активное участие в боевых действиях под Тулоном, в 1794 году командовал десантом на Корсике, потеряв при осаде крепости Кальви правый глаз, а 13 июля 1795 года отличился в морском сражении, принудив к сдаче французский корабль, намного превосходивший по мощи его собственный.

Нельсон — национальный герой.

Слава национального героя пришла к Нельсону после сражения 14 февраля 1797 года у мыса Сент-Винсент (крайней юго-западной оконечности Португалии). По собственной инициативе он вывел свой корабль из линейного строя эскадры и осуществил маневр, имевший решающее значение для разгрома испанского флота. Два из четырех захваченных англичанами испанских кораблей были взяты на абордаж под личным командованием Нельсона, получившего за этот бой рыцарский крест ордена Бани и чин контр-адмирала. В июле 1797 года при неудачной попытке захватить порт Санта-Крус (остров Тенерифе) Нельсон потерял правую руку. В мае 1798 года буря, разметавшая его эскадру, не позволила воспрепятствовать отплытию из Тулона египетской экспедиции Наполеона Бонапарта . Пустившись в погоню, Нельсон обнаружил флот противника в Абукирском заливе (устье Нила). Здесь он успешно применил передовую для того времени тактику ведения морского боя, заключавшуюся в стремлении атаковать превосходящими силами часть кораблей неприятеля, а затем обрушиться на остальные и уничтожить их. 1 августа на закате он бросил 10 линейных кораблей против 13 французских, стоявших на якоре под прикрытием береговой артиллерии, и в продолжавшемся всю ночь бою пленил и уничтожил 11 из них, не потеряв ни одного своего. Блокированная в Египте армия Бонапарта была обречена. В награду Георг III сделал Нельсона пэром-бароном Нила и Бернем-Торпа. В Неаполе, куда Нельсон привел после Абукира корабли на ремонт, начался его знаменитый роман с женой английского посла леди Эммой Гамильтон, продолжавшийся до самой смерти адмирала и в дальнейшем неоднократно описанный в художественной литературе. В 1799 году Нельсон оказал помощь королю Обеих Сицилий Фердинанду IV в подавлении неаполитанской революции, получив в благодарность титул герцога Бронте. По возвращении в Англию Нельсон был произведен в вице-адмиралы (1801) и назначен на пост 2-го флагмана Балтийской эскадры, направлявшейся против держав «вооруженного нейтралитета». 2 апреля 1801 года он сжег датский флот в гавани Копенгагена; за эту победу Нельсон получил титул виконта. В 1803 году, после возобновления войны с Францией, Нельсон возглавил британскую Средиземноморскую эскадру. Два года он гонялся за врагом, уклонявшимся от генерального сражения. Лишь 21 октября 1805 году у мыса Трафальгар (севернее Гибралтара) он встретился с объединенными силами испано-французского флота и, вновь отказавшись от устаревшей линейной тактики, наголову разгромил их. В этом бою Нельсон был смертельно ранен. Его тело доставили в Лондон и 9 января 1806 года торжественно похоронили в соборе Св. Павла. Сорок лет спустя впервые вышли из печати донесения и письма Нельсона («Dispatches and Letters of Vice-Admiral Lord Viscount Nelson», 1845), а сравнительно недавно — его последний дневник («Nelson`s Last Diary», 1971).

В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Нельсон.

Бёрнем-Торп, Норфолк, Великобритания

мыс Трафальгар, Испания

Королевский военно-морской флот Великобритании


источники:

http://cavk.ru/kratkaya-biografiya-admirala-nelsona.html

http://hopaclub.ru/other/kratkaya-biografiya-admirala-nelsona-goracio-nelson-biografiya/

Горацио Нельсон
Horatio Nelson
Вице-адмирал Горацио Нельсон
Дата рождения
Место рождения
Дата смерти
Место смерти
Принадлежность