Адель Блох Бауэр биография

«Золотая Адель» или «Портрет Адели Блох-Бауэр», Густава Климта, 1907

  • Автор:Густав Климт
  • Музей: Новая галерея (Нью-Йорк)
  • Год: 1907

Описание картины:

Торжество золота наглядно демонстрирует первый вариант «Портрета Адели Блох-Бауэр». Здесь фон полотна и платье героини буквально светятся золотом. Лицо, шея и руки модели трактованы реалистично, а ее платье уже становится частью декорации, частично сливаясь с абстрактным фоном. Адель Блох-Бауэр, дочь зажиточного еврейского банкира, покровительствовала художнику. Именно с нее была написана уже упоминавшаяся «Юдифь».

Интересно, что этот портрет, называемый также «Золотая Адель», стал золотым и в переносном смысле. Находившееся в государственном музейном собрании Австрии полотно было по суду передано наследнице Адели, у которой впоследствии его выкупил за поистине баснословные деньги основатель недавно открытого в Нью-Йорке музея «Новая галерея».

Адель блох бауэр биография. «Женщина в золотом»

Это история, в которой есть любовь и ненависть, измена и месть, погоня и жертвоприношение. Морали здесь нет — какая может быть мораль у истории, в которой участвуют гений Густав Климт, роковая женщина Адель Блох-Бауэр, картина стоимостью 135 миллионов долларов, Адольф Гитлер, Джордж Буш-младший, Правительство США и народ Австрии?

Наверное, вы уже догадались, что речь идет о картине Густава Климта «Портрет Адели Блох-Бауэр», или «Золотой Адели».

А начиналось все так:

1904 год. Фердинанд Блох-Бауэр шел по мощеному тротуару, насвистывая веселую мелодию, помахивая тростью, иногда останавливаясь и вежливо кланяясь встречным господам.

Он уже все для себя решил. Сначала, конечно, он хотел ее убить, но в еврейских семьях не принято убивать жен за измену. Развестись он тоже не мог — в еврейских семьях не принято разводиться. Особенно в таких семьях, как у него и его жены Адели — в элитных семьях австрийской еврейской диаспоры. В таких семьях брачные союзы заключаются навечно. Деньги должны идти к деньгам, капитал к капиталу.

Этот брак был одобрен родителями с обеих сторон. Отец Адели, Мориц Бауэр, крупный банкир, Председатель Ассоциации Австрийских Банкиров, долго искал достойных женихов для своих дочерей, и выбрал братьев Фердинанда и Густава Блох, занимавшихся сахарным производством и имевшим несколько предприятий, акции которых непрерывно росли.

На свадьбе пировала вся Вена, а после слияния капиталов обе семьи стали Блох-Бауэрами. И теперь крупнейший сахарозаводчик в Европе Фердинанд Блох-Бауэр шел по мостовой и чувствовал, как на его голове, под роскошным атласным цилиндром, растут ветвистые рога. Только ленивый не обсуждал бурный роман его жены Адели и художника Густава Климта. Он не спал много ночей подряд, он лежал и таращился в темноту, пока не придумал свою месть…Адельке…Так он называл ее — не Адель, а Аделька.

Пусть он не был таким образованным и начитанным, как Адель, но он тоже кое-что знал, и мог знать, например,что древние индейцы, чтобы разлучить влюбленных, приковывали их цепями друг к другу и держали вместе, пока они не начинали ненавидеть друг друга так же сильно, как недавно любили.

Эта идея пришла ему во сне. Ему приснилось, что его сахарная империя развалилась на маленькие сахарные кусочки, и маленькие человечки растащили все по своим маленьким норкам, а у него остался только портрет его жены Адели.

Он закажет ему (Климту) портрет Адели! И пусть Климт сделает 100 эскизов, пока его не станет выворачивать от нее. Он не сможет долго — ему надо менять натурщиц, любовниц, наложниц, окружающих его женщин. Иначе он задыхается. Недаром ему приписывают четырнадцать внебрачных детей. Пусть пишет этот портрет несколько лет! И пусть Аделька видит, как чувства Климта угасают. Пусть поймет, на кого она его, Фердинанда Блох-Бауэра, променяла!

И расстаться они не смогут. Контракт — дело серьезное. А в нем штраф, превышающий сумму контракта в десятки раз. Фердинанд сможет легко разорить Климта.

Коллекционная монета с фрагментом «Адель» номиналом 50 евро. Рыночная стоимость — 505 евро.

Фердинанд решил заказать Климту портрет Адели и назвать картину «Портрет Адели Блох-Бауэр», таким образом увековечив свою фамилию.

Обласканный властями Климт был очень модным и востребованным художником, его картины были хорошим вложением капитала, и Фердинанд это отлично понимал. За несколько последних лет Климт и его брат объездили всю страну, оформляя то павильон минеральных вод в Карлсбаде, то столичный Бургтеатр, то виллу императрицы Сисси. В двадцать шесть Климт получил золотой орден «За заслуги», в двадцать восемь — императорскую премию.

Поэтому Фердинанд очень тщательно готовил контракт с Климтом, этим вопросом занимались его лучшие юристы, и теперь было важно, чтобы Климт подписал бумаги.

Когда Фердинанд пришел домой, Адель возлежала на кушетке в гостиной и курила, как обычно, сигариллу в мундштуке. Она любила яблочный табак. Ее тонкий гибкий стан напоминал пантеру на отдыхе, так она была грациозна. Тонкие черты лица и темные волосы были хороши. Адель привыкла к счастливому «ничегонеделанью».

Она выросла в очень богатой семье, окруженная армией прислуги. В те времена почему-то девушкам нельзя было обучаться в университете, но родители Адели дали ей хорошее домашнее образование. Адель была дамой весьма романтичной, читала классику на четырех языках и удивительным образом сочетала болезненную воздушную хрупкость с горделивой спесью миллионерши. В замужестве Адель развлекала себя содержанием модного салона, где собирались поэты, художники и весь цвет светского общества Вены. Там они с Густавом и познакомились.

Пройдя в гостиную, Фердинанд предложил Адели переодеться, поскольку он пригласил Климта на обед. При упоминании о Климте Адель вспыхнула, и это не укрылось от глаз мужа. Густав Климт прибыл без опоздания, на всякий случай захватив с собой раму для картины.

Очень интересно, но он всегда начинал с рамы. Его брат изготавливал красивую раму, а Климт вписывал туда свой шедевр. Обед прошел спокойно, не считая того, что Густав и Адель упорно не хотели смотреть друг на друга. Фердинанд же напротив, был весел и непрерывно шутил.

После обеда все трое собрались в гостиной, и между ними состоялся примерно такой диалог:

Фердинанд (официально): — Господин Климт! Вы, вероятно, уже догадались, что я пригласил Вас, чтобы сделать заказ и потому захватили с собой подрамник? Я бы хотел заказать Вам необычный портрет моей жены Адели.

Климт: — Чем же он должен быть необычен?

Фердинанд: — Тем, что должен просуществовать минимум несколько веков!

Климт (заинтересованно): — Интересно, интересно… несколько веков. Не знаю. Мне интересно изображать важнейшие точки жизни человека: Зачатие, Беременность, Рождение, Юность, Полдень Жизни, Старость..

Фердинанд: — Но Библию написали люди, Сикстинскую Мадонну нарисовал человек и эти произведения живут в веках! Вот и Вы сделайте портрет моей жены, как Мадонну Австро-Венгерской Империи и пусть этот портрет живёт в веках!

Климт: — Вы ставите передо мной очень трудную задачу!

Фердинанд: — А мы никуда не торопимся. Я заплачу Вам хороший аванс, чтобы Вы не думали о деньгах.

Климт: — Подобная картина может потребовать и дополнительных затрат.

Климт: — Например, платье я хотел бы отделать золотыми пластинами…

Фердинанд: — Если Вы собираетесь отделать платье моей жены золотом, и привлечь внимание к нижней части картины, то я куплю колье в надежде привлечь внимание к верхней части картины.

Адель (иронично): — Вот вы уже всю меня и поделили. Мне остаётся только «сложить ручки на груди», чтобы привлечь внимание к средней части картины.

Фердинанд: — Мне бы хотелось, чтобы портрет моей жены не содержал обнаженных мест, как ваш портрет Юдифи.

Климт: — Разумеется. Я сделаю эскиз, и только после вашего одобрения приступлю к основной работе.

Увидев сумму контракта, Густав Климт подписал его, даже не читая. Он, конечно, подозревал, что является гениальным художником, но цена, которую предложил ему Фердинанд, его просто ошеломила.

Около ста эскизов написал Климт к этому портрету. И работал над ним четыре года.

Фердинанд был доволен. Картина была закончена (а ведь многие картины так и остались незаконченными) и полностью отвечала его замыслу. Они с Аделью повесили ее в гостиной их Венского дома.

Очевидно, что отношения Климта и Адели плавно угасли. Через некоторое время после начала работы над картиной Адель заболела и Климту приходилось делать затяжные перерывы в работе.

Адель болела, и при этом много курила, чаще всего проводя целый день, не вставая с постели. Бог так и не дал им с Фердинандом детей. Она пыталась родить три раза и каждый раз дети умирали. Всю свою нерастраченную материнскую любовь Адель перенесла на детей своей сестры, особо выделяя свою племянницу Марию Блох-Бауэр. Мария часто приходила посидеть с больной тетей, они обсуждали последние веяния моды и фасоны платьев для первого бала Марии. А также картины художника Климта, которых в доме Адели и Фердинанда набралось уже более десяти штук.

Фердинанд проводил время, посвящая его работе в своей сахарной империи. Он так и не сказал Адели, что знал о ее отношениях с Густавом.

Время шло, приближалась Первая Мировая война. «Золотой период» в жизни Климта кончился, уступив место удручающим картинам с изображением смерти и конца света. Климт очень тяжело переносил события, происходящие в мире. Война повлияла на него губительно. И в возрасте 52 лет, в 1918 году, Климт внезапно умер от удара в своей мастерской, на руках у своей извечной спутницы Эмилии Флеге.

Эмилия Флеге и Густав Климт

Адель пережила его на семь лет и умерла в 1925 году, тихо скончавшись после менингита. Перед смертью Адель попросила Фердинанда завещать три картины, в том числе и «Портрет Адели Блох-Бауэр», венскому музею Бельведер.

Фердинанд жил один, жизнь его становилась все тяжелее и тяжелее, поскольку Австрия в 1938 году вошла в состав Германии, и нацисты начали охоту на австрийских евреев. В этом же году Фердинанду удалось бежать в Швейцарию, бросив все свое имущество на попечение семьи брата.

Картина оставалась в гостиной, близилась Вторая Мировая Война.

Густав Блох-Бауэр, родной брат Фердинанда, приходился мужем сестры Адель. В их семье было пятеро детей, та самая Мария, навещавшая Адель во время болезни была самой младшей. Как ни странно, жили они очень скромно, одевались просто и детям позволяли только самое дешевое итальянское мороженое. Вне семейного сахарного бизнеса отец Марии был неплохим музыкантом и другом Ротшильда, который привозил в их дом виолончель работы Страдивари, и тогда там собиралась практически вся неравнодушная к высокому искусству Вена.

Когда Мария была подростком, ее связывала нежная дружба с Алоисом Кунстом из гимназии, что была неподалеку от той, где она училась. Она часто приглашала его в дом своей тети Адели и они вместе рассматривали картину. Мария даже пригласила Алоиса на свой первый бал. А это значило, что Алоис был представлен и одобрен родителями Марии, которые считали его культурным и воспитанным молодым человеком.

Тетя Адель разрешила Марии надеть свое бриллиантовое колье, в котором позировала Климту. Мария запомнила этот бал на всю жизнь. Они с Алоисом знали, что у картины есть свой секрет. Если смотреть на Адель под определенным углом и загадать желание, то по уголкам губ можно определить улыбается Адель или хмурится. Если улыбается — желание сбудется.

Густав Климт, «Танцовщица» (1916-1918 гг.)

Но замуж Мария вышла за другого. Фредерик Альтман был оперным певцом, сыном крупного промышленника. Деньги к деньгам, капитал к капиталу. Видимо, его родители были более состоятельными. Они поженились в 1938 году, накануне вторжения Германии в Австрию. Но, несмотря на договорной брак, Мария очень любила своего мужа и прожила с ним всю свою жизнь. Знаменитое бриллиантовое колье, в котором Адель Блох-Бауэр позировала Густаву Климту, ее дядя Фердинанд подарил ей в качестве свадебного подарка.

Когда нацисты начали охоту на австрийских евреев, Фердинанд бежал в Швейцарию, а мужа Марии Фредерика схватили и отправили в Гестапо. Немного позднее он оказался в концентрационном лагере в Дахау, где тысячи евреев превращались в черный дым после того, как передавали все свое имущество немецким властям.

Гестаповцы ворвались в дом Марии в Вене и забрали все драгоценности и виолончель Страдивари, а бриллиантовое колье Адели просто сунули в мешок (были очевидцы, что в этом колье несколько раз потом появлялась на людях жена Генриха Гиммлера). Мария ничего не жалела и сразу подписала все нужные бумаги, в которых отказывалась от всего движимого и недвижимого имущества. Она готова была сделать все, только чтобы спасти мужа от смерти.

Мария ждала, что со дня на день заберут и «Золотую Адель». Она почти не удивилась, когда за картиной, в сопровождении отряда гестаповцев, пришел ее школьный друг Алоис Кунст. Кунст сотрудничал с фашистами, собирая для них коллекцию живописи, часть которой осела в тайниках и подвалах Третьего Рейха. Когда она спросила, как он мог стать предателем, он сказал, что так он может сделать для Австрии гораздо больше.

Адольф Гитлер положительно относился к творчеству Густава Климта. Они встречались с Климтом, когда Гитлер пытался поступить в Академию Живописи в Вене. Тогда Климт уже был почетным профессором этой академии. В то время Гитлер зарабатывал себе на жизнь тем, что рисовал небольшие картинки с видами Вены и продавал их туристам в ресторанах и трактирах. Он пришел к Климту, чтобы показать свои работы и, может быть, взять несколько уроков живописи.

В 2015 году состоялась премьера фильма «Женщина в золотом» режиссера Саймона Кертиса с Хелен Миррен и Райаном Рейнольдсом в главной роли, рассказывающего историю Марии Альтманн, которая пытается вернуть в семью портрет Адели Блох-Бауэр — один из шедевров, написанных Густавом Климтом.

«365»изучил картины австрийского мастера с целью разгадать, кто же эти женщины, которых загадочно смотрят на нас с его полотен.

Густав Климт родился 14 июля 1862 года в австро-венгерском городе Баумгартен в семье художника-гравера и ювелира Эрнеста Климта. В семье было семь детей: три мальчика и четыре девочки. Кстати, все трое сыновей Эрнеста стали художниками.

Сначала Густав учится рисовать у своего отца, но затем поступает в венское художественно-ремесленное училище при Австрийском музее искусства, где специализируется на архитектурной живописи. Тогда образцом для Густава был художник Ганс Макарт, представитель академизма. И, кстати, в отличие от большинства юных художников того времени, Климт соглашается с канонами академической живописи и не выступает против принципов консервативного академического рисунка.

Густав, его брат Эрнст и их друг Франц Матч с 1880 года работали вместе – они украшали фресками театры, музеи. В 1888 году Густав Климт удостаивается награды «Золотой крест» — ее ему вручает император Франц Иосиф за заслуги в искусстве. Но через некоторое время в жизни Климта наступает переломный момент: его отец и брат умирают, и вся ответственность за семью ложится на Густава.

Эти события не могли пройти бесследно – художественный взгляд Климта меняется, начинает развиваться его собственный стиль. В 1897 году Климт возглавляет Сецессион – художественное объединение новаторов, созданное в противовес консервативным представителям искусства. Густав Климт – основоположник модерна в австрийской живописи. В его работах чаще всего можно встретить четкий силуэт и орнаментализм. Вообще, главный предмет его работ – женское тело. Большинство его картин пронизаны эротизмом.

Портрет Адели Блох-Бауэр I (1907)

Картина известна также как “Золотая Адель” или “Австрийская Мона Лиза”.

Адель – дочь генерального директора венского банковского союза. В 1903 году Густав Климт получил заказ на портрет Адели от ее мужа, Фердинанда Блох-Бауэра, но картина “Золотая Адель” увидела свет только в 1907 году – за четыре года Климт сделал более ста набросков для нее. Эта картина считается одной из самых значительных работ художника.

Портрет Адели Блох-Бауэр II (1912)

Этот портрет, среди других работ Климта, висел в доме Адель до ареста ее семьи нацистами во время Второй мировой войны. Австрийский музей, в котором картина оказалась после войны, отказался возвращать ее владельцам. Но после судебного разбирательства эта и ещё несколько картин художника были возвращены Марии Альтманн, племяннице Фердинанда Блох-Бауэра, в 2006 году.

Юдифь с головой Олоферна

Юдифь – героической образ молодой женщины, спасшей свой еврейский народ от ассирийского пленения, отрубив голову вражескому полководцу Олоферну.

История Юдифи вдохновляла многих художников в истории мирового искусства. Климт же представил Юдифь в образе соблазнительницы, смелой и отчаянной. Здесь она – роковая победительница. Девушка выходит из шатра Олоферна, еще полуобнаженная, в руках несет голову врага. Несмотря на ее надменный взгляд, героиня у Климта остаётся хрупкой и женственной.

Портрет создан в 1901 году. Моделью послужила его излюбленная Адель Блох-Бауэр, дочь генерального директора венского банковского союза. Хотя факт ее позирования Климт не афишировал.

Работа вызвала противоречивые толки. Юдифь не была счастлива в браке, и победа над Олоферном стала своего рода вызовом всему мужскому обществу. Не зря Климт изобразил ее нарочито чувственной, в золотых тонах, что означают символ торжества.

Три возраста женщины (1905)

На картине Климт изобразил круговорот жизни: с одной стороны — умиротворенная молодая женщина с ребенком на руках, с другой – старая, подавленная женщина. Они контрастируют даже красками, которая задают настроение: молодость изображается светлой, лучезарной, в то время как старость тут серая, обреченная. Искусствоведы называют круговорот жизни — одним из центральных мотивов работ художника.

Даная (1907-1908)

Картина «Даная» — иллюстрация мифа о Зевсе. Согласно этому мифу он влюбился в девушку Данаю и, чтобы овладеть ею, пролился золотым дождем, после чего Даная родила Персея. Климт отбрасывает все детали и запечатлевает именно момент любви Зевса и Данаи. Несмотря на то, что для многих картин художника характерен мотив эротизма, «Даная» — самая откровенная из его работ.

Дама с веером (1917-1918)

Создавая образ восточной женщины на этой картине, Густав Климт не изображал какую-то конкретную женщину, здесь образ – собирательный. Моделями для картины послужили грация и изящество.

Дама в шляпе и боа (1909)

Несмотря на то, что мы видим только часть лица дамы, практически один только взгляд, художник смог передать в нем всю силу ее характера. Несмотря на то, что ее тело полностью закрыто, картина не лишена эротизма: его, опять же, передает этот полный уверенности и загадки взгляд.

Портрет Фрицы Ридлер (1906)

На первый взгляд кажется, что этот портрет жены государственного чиновника донельзя скромен. Но это только на первый взгляд: повнимательнее посмотрев на ее лицо, мы видим сдержанную чувственность: полуоткрытый рот, румянец. Да и кресло, на котором она сидит, украшено «павлиньими глазами» — символикой с сексуальным подтекстом.

Надежда I (1903)

Герма работала моделью, чтобы прокормить семью. После того, как Герма забеременела, работу она хотела оставить, но Климт не мог допустить ухода одной из любимых моделей. Получился очень трогательный портрет: несмотря на глубокий взгляд будущей матери, выражающий спокойствие, на фоне мы можем разглядеть пугающие гримасы, которые можно расшифровать как угрозы и страхи за ребенка.

Дева (1913)

«Дева» Климта – история превращения девушки в женщину. Главная героиня картины спокойно спит, выражение ее лица также безмятежно, непорочно, можно разглядеть ночную рубашку. А в это время в ее сон проникают более искушенные и чувственные женщины, какой героине только еще предстоит стать. Но этот мир уже очень близко подобрался к девушке, окутал ее.

Девушка с голубой вуалью (1903)

В этой работе очень много внимания художник уделил волосам модели: он тщательно проработал их, а цвет фона и вуали прекрасно контрастирует с цветом волос. Они – главное украшение девушки. Несмотря на открытое тело, картина получилась в меру выдержанной, не откровенно эротичной. Есть предположение, что натурщицей выступила модель Герма, знакомая нам по картине «Надежда I».

Текст: Анна Симонаева, Софья Зубарева

Сегодняшний пост включает фотографии с выставки, рассказ о моем визите и том, кому действительно принадлежит эта картина.

Густав Климт «Портрет Адели Блох-Бауэр I»(1907)

Жаркий нью-йоркский полдень, четырнадцатый день мая, четверг. Очередь в галерею немецкого и австрийского искусства Neue Gallery New York растягивается от входа на углу 86-й улицы вдоль по пятому, музейному, авеню. «Минут тридцать придется подождать», — объясняет плотный темнокожий секьюрити. После выхода фильма «Женщина в золотом» на встречу с прекрасной Адель Блох-Бауер, запечатленной Густавом Климтом на большом квадратном (138 x 138 cm) холсте в 1907 году, спешат все ценители искусства. Я не исключение…

Вывеска на пятом авеню. Очередь в галерею прерывается у парадной дома номер 1045 и начинается снова. © ПП

Американская прописка у еврейской австрийки относительно недавно: с 2006 года. До этого на протяжении десятилетий она слыла жемчужиной венского дворца Belvedere, экспонаты которого принадлежат австрийскому государству (о моем визите в Belvedere — ). Фильм «Женщина в золотом» британского кинорежиссера Саймона Кёртиса с Хелен Миррен в роли племянницы Адель Марии Альтман (1916-2011), рассказывает историю возвращения картины семье Блох-Бауэров, бежавших из Австрии во время Холокоста и в конечном счете обосновавшихся в Калифорнии.

«Я не хочу, чтобы картина покинула Австрию, — призналась Мария Альтман в 2004 году журналисту газеты Chicago Tribune . — Я просто хочу справедливости.» На протяжении долгих лет она пыталась наладить диалог с Австрией о возвращении изъятых фашистами предметов искусств (или адекватной компенсации), но все усилия были тщетны. Пока в 2000 году Альтман не засудила Австрию — и — шесть лет спустя — выиграла. Пять картин кисти Густава Климта, включая первый портрет Адель Блох-Бауэр, a.k.a «Женщина в золотом», были переданы 88-летней наследнице.

Мария Альтман на фоне первого портрета её тети Адель Блох-Бауэр, a.k.a. «Женщины в золотом», который Густав Климт закончил в 1907 году. © Lawrence K. Ho, Los Angeles Times

Не нужно объяснять, каким громогласным было судебное дело. Речь шла о шедевре, ассоциирующимся с Австрией, визитной карточке главного государствнного музея, своего рода венской «Моной Лизой», если хотите. Австрийское рекламное агентство Gewista тот час поместило «Женщину в золотом» на городские билборды: «Не стало Адель! Всё, что нам осталось, — поместить её на рекламный плакат…»

Адель Блох-Бауэр была единственной, кого Густав Климт писал дважды. Супруга чешского сахарного барона Фернандина Блох-Бауера, она слыла организатором венских салонов, покровительницей искусств и близким другом художника.

Второй портрет Адели Блох-Бауэр, законченный Густавом Климтом в 1912 году. Также был возвращен наследнице после громогласного судебного дела 2006-го года и вскоре проданный на аукционе Christie’s. Находится в частной коллекции, но с 2014 с ним можно «повидаться» в нью-йоркской MOMе.

Иконоподобный портрет писался много лет. Изначально он должен был стать подарком к свадебному юбилею родителей Адели, но у художника не получилось закончить работу к сроку. Первые наброски были сделаны в 1903 году, четыре года до завершения.

Густав Климт «Первые наброски к портрету Адели Блох-Бауэр (I)» (1903)

Известно, что в декабре 1903 Густав Климт побывал в раннехристианской базилике Сан-Витале в Равенне (Италия) и что первый портрет Аделb Блох-Бауер создан под впечатлением от увиденных там византийских мозаик VI столетия. Таких, как образ Царицы Феодоры, святой византийской императрицы, чье имя переводится как «божий дар», а образ на древней равеннской стене — крупные серьги, корона, платья — то ли часть костюма, то ли его украшения, то ли огибающий фигуру нимб… — не понять. А еще — большие глаза, смотрящие в упор — и мимо тебя.

Царица Феодора. Храм Сан-Витале в Равенне. Мозаика 538-547 гг.

А теперь всмотритесь в климтовский портрет двадцатишестилетней Адели. Фотографическая точность продолговатого лица, лебединая шея, легко и изящно сложенные у груди белоснежные ладони. Не понятно сидит эта женщина или стоит; золото обрамляет её по контуру, являясь то ли началом сложноструктурного фона, то ли продолжением безупречной шелковой накидки, то ли прямоугольником, то ли кругом… Мозаикой.

Обратите внимание на инициалы А.Б.Б. в нижнем углу. Адель. Блох. Бауер. На фирменную подпись Климта в верхней часте ровного квадрата. На повсеместные глаза-обереги и на кофеинки-«заплатки». Портрет настолько абстрагирован от реального мира, настолько преображен (и приукрашен, и позолочен), что напоминает тотем, идол, икону. Художник использовал материалы из самых разных стран, а еще золото, много-много настоящего золота. Адель растворяется в своем обрамлении, она совершенна, хотя совсем таковой не была (хотя бы потому, что хромала). Она бесподобна.

Теперь взгляните в её глаза. Забудьте про фильм «Женщина в золотом» (если уже его посмотрели), про конфискацию, скандальный суд, возращение наследникам. Забудьте о её возрасте и ранней смерти (в тридцать четыре от минингита). Что Вы видете в этих больших зеленоватых глазах? Что говорят Вам эти нежные кроваво-алые губы?

Густав Климт «Портрет Адели Блох-Бауэр I»(1907), деталь.

Все должно было быть совершенно иначе. Согласно завещанию, составленному Адель в 1923 году за два года до своей кончины, портрет должен был попасть в австрийскую государственную коллекцию, но не сразу, а после смерти супруга Фердинанда. Когда Германия захватила Австрию в 1938 году, Фердинанду пришлось бежать, сперва в Чехию, потом в Швейцарию, а всё имущество, включая картины Климта (каковых в семейной коллекции было пять), было конфисковано фашистами. В 1941 году коллекция была приобретена австрийским государством и выставлена в Belvedere, что и позволило им утверждать: наше.

Фердинанд Блох-Бауер умер в Цюрихе в 1945 году, завещая свое имущество (в своем большинстве — конфискованное) — племянникам и племянницам, в том числе Марии Альтман. К судебному делу 2000 года Альтман осталась единственной живущей наследницей. Её обижало нежелание австрийских властей идти на диалог. Она знала — жить осталось недолго, нужно воевать до последнего.

В июне 2006 года на аукционе Christie’s был установлен рекорд: полотно, которому нет и ста лет, продано за 135 миллионов долларов. Купил его Рональд Лаудер , президент мирового еврейского конгресса и сын основателей косметической империи Ester Lauder, для своей галереи Neue Gallery. Отныне «Женщина в золотом» — американка.

Фотографии с выставки, приуроченной к выходу фильма «Женщина в золотом»

Жаркий нью-йоркский полдень, четырнадцатый день мая, четверг. Отстояв тридцать минут в очереди, захожу в светлый зал галереи. Вместо билета выдают значок, надеваю его и поднимаюсь по изящной спиральной лестнице на встречу с Адели. Мы уже однажды виделись, мельком, во время моего первого визита в галерею. Но тогда я пришла смотреть на работы Эгона Шиле, а c «Женщиной в золотом» едва обменялась кивком-приветствием. Сегодня же я иду именно к ней. Рассматриваю её долго, дотошно, не переставая думать: вот кто действительно картина всех картин, вот кто настоящая «Мона Лиза». Роскошная, великолепная, загадочная.

Густав Климт.Портрет Адели Блох-Бауэр I, 1907г.

В этой истории участвуют: Густав Климт, роковая женщина Адель Блох-Бауэр, картина стоимостью 135 миллионов долларов, племянница Мария Альтман, правительство США и Австрии.

О МОДЕЛИ И ХУДОЖНИКЕ

Познакомимся ближе с Аделью Блох-Бауэр.

Отец Адели, Мориц Бауэр, крупный банкир, Председатель Ассоциации Австрийских Банкиров, долго искал достойных женихов для своих дочерей, и выбрал братьев Фердинанда и Густава Блох, занимавшихся сахарным производством и имевшим несколько предприятий, акции которых непрерывно росли.

Адель Бауэр в 1899 году будучи 18 лет от роду вышла замуж за значительно более старшего по возрасту Фердинанда Блоха. До этого ее сестра Мария вышла замуж за брата Фердинанда Блоха — Густава. Обе семьи взяли фамилию Блох-Бауэр.

Мария Альтман, племянница и наследница Адели Блох-Бауэр, описывала свою тетку так: «Постоянно страдающая головной болью, курящая, как паровоз, ужасно нежная и томная. Одухотворенное лицо, самодовольная и элегантная».Семья Фердинанда и Адели принадлежала к избранному слою крупной еврейской буржуазии того периода.

В их салоне собирались живописцы, писатели и такие известные социал-демократы, как Карл Реннер и Юлиус Тандлер.В число художников, которых поддерживала семья Блох-Бауэр, входил и Густав Климт.
Их дружба началась в 1899 году. Адель Блох-Бауэр четыре раза становилась моделью для картин Густава Климта и не подозревала, что помимо всемирной славы ее имя будет замешано и в скандале.

Уже в 1901 году Климт написал «Юдифь I», для которой послужила моделью сама Адель Блох-Бауэр, хотя этот факт нигде не афишировался. Через восемь лет Климт написал «Юдифь II».Обе картины являются воплощениями роковой женщины Климта. Его Юдифь – не библейская героиня, а скорее, жительница Вены, его современница, о чем свидетельствует ее модное, возможно, дорогое шейное украшение.

Картину «Юдифь II» часто в каталогах и журналах называют «Саломеей». Искусствоведы были уверены, что Климт имел в виду именно Саломею, типичную роковую женщину, о которой в конце века вышли книги и полотна Гюстава Моро, Оскара Уайльда, Обри Бердслея, Франца фон Штука и Макса­ Клингера.

Друг Климта Альфред Басс записал в своем дневнике: «Когда я увидел «Саломею» Густава – я понял, что все женщины, которых я знал до сих пор, были ненастоящими. Когда я увидел его «Поцелуй» – понял, что не любил никогда по-настоящему. Когда я увидел эскиз к «Юдифи» – осознал самое страшное, что и не жил я вовсе, а если и жил, то ненастоящей жизнью»

Говорят,что муж знал о связи своей жены Адели с Густавом Климтом и при подписании контракта на новою картину поставил несколько условий,в том числе,
чтобы художник нарисовал 100 эскизов.Фердинанд надеялся,что Адель при таком долгом позировании надоест Климту. Так это было или нет,но он оказался прав.

В 1903 году Климт получил от Фердинанда Блоха заказ на официальный портрет жены. В следующие четыре года художник создал более 100 набросков для картины, прежде чем в 1907 году смог представить на всеобщее обозрение свою «Золотую Адель», на которой модели было 26 лет.Идею картины художник придумал сразу, а сто набросков понадобилось, чтобы точно определить положение рук и головы. Этот портрет, часто называемый «Австрийской Моной Лизой», считается одним из самых значительных полотен Климта.

РАССМОТРИМ ПОБЛИЖЕ ЗОЛОТУЮ АДЕЛЬ

Изящная женская фигурка сидит в кресле. Свободного пространства над и под ней нет, она занимает всю вертикаль картины. Изображение головы кажется обрезанным вверху. Чёрные, убранные наверх волосы и непропорционально большой красный рот контрастируют с чрезвычайно бледной, почти бело-голубой кожей.

Женщина держит сцепленные в динамическом изгибе руки перед грудью и смотрит прямо на зрителя, чем достигается усиление визуального воздействия.Поверх обтягивающего фигуру платья наброшена шаль. Она струится, расширяясь от рук к нижнему краю картины. Здесь также преобладают золотые тона. Декольте платья украшает тонкая кайма из прямоугольников и широкая полоса с двойным рядом треугольников.

Затем использован узор из беспорядочно расположенных стилизованных глазков, вписанных в треугольники. Накидка с орнаментом из спиралей, фигур-листьев и едва обозначенных складок кажется чуть светлее платья.

Говорят, что свои портреты Климт писал с обнаженных моделей, а уже потом закрывал тела плоскими орнаментальными одеждами. Возможно, и так, но то, что пуританская публика называла «испорченностью», буквально сочится с этого полотна.Но при этом художник точно изобразил молодую женщину, уставшую от собственной респектабельности, от богатой жизни, превратившейся в золотую клетку, и желающую вырваться на свободу.

Натуралистично были изображены только лицо, плечи и руки. Интерьер вместе с развевающимся платьем и мебель лишь обозначены и, переходя в орнамент, становятся абстрактными, что отвечало колористической гамме и формам, которые использовал Климт на рубеже веков.
Кресло, также золотое, выделяется на общем фоне только благодаря рисунку из спиралей — на нём полностью отсутствуют какие-либо тени, полутона или контуры. Небольшой салатово-зелёный фрагмент пола вносит цветовой акцент в общую гамму и помогает придать фигуре устойчивость.
В 1912 году художник пишет ещё один портрет Адели Блох-Бауэр.

Фердинанд Блох-Бауэр приобрёл помимо первого «Портрета Адели Блох-Бауэр I» и второй — «Портрет Адели Блох-Бауэр II», а также ещё четыре пейзажа: «Березовая роща», «Замок Каммер на озере Аттерзее III» «Яблоня I», «Дома в Унтерахе-ам-Аттерзее».

Готовый «Портрет Адели Блох-Бауэр I» в 1907 году был сразу выставлен в ателье художника в Вене и в этом же году появился в журнале «Немецкое искусство и декорация», а потом и на международной художественной выставке в Манхайме.

В 1910 г. портрет находился в зале Климта в рамках IX международной экспозиции вВенеции. До 1918 г. портрет не выставлялся и находился в распоряжении Фердинанда и Адели Блох-Бауэр. С1918 по 1921 гг. — в австрийской государственной галерее.

Адель Блох-Бауэр умерла 24 января 1925 г., оставив завещание, в котором просила своего мужа после его смерти передать два её портрета и четыре пейзажа кисти Густава Климта австрийской государственной галерее.Но он этого не сделал,передав австрийской галерее,только один пейзаж.

Во время войны Фердинанд Блох-Бауэр бежал сначала в Чехословакию, а потом в Швейцарию. Картины вместе с большей частью его состояния остались в Австрии.Его состояние и собрание живописи было экспроприировано нацистами. В 1941 г. австрийская галерея выкупила полотна Климта «Портрет Адели Блох-Бауэр I» и «Яблоня I»

Адольф Гитлер положительно относился к творчеству Густава Климта. Они встречались с Климтом, когда Гитлер пытался поступить в Академию Живописи в Вене. Тогда Климт уже был почетным профессором этой академии. В то время Гитлер зарабатывал себе на жизнь тем, что рисовал небольшие картинки с видами Вены и продавал их туристам в ресторанах и трактирах.

Фердинанд Блох-Бауэр умер 13 ноября 1945 г. в Цюрихе. Перед смертью он отменил в своём завещании дарение картин австрийским музеям.Поскольку у Фердинанда и Адели детей не было, наследниками Фердинанд назначил детей своего брата – Марию Альтман, Луизу Гутманн и Роберта Бентли. Незадолго до своей смерти он нанял венского адвоката Ринеша для защиты интересов наследников.

В 1946 году Австрия объявила все правовые акты, созданные нацистами, недействительными. Однако при возвращении хозяевам конфискованных нацистами художественных ценностей Австрия применяла к собственникам тактику добровольно-принудительной передачи ими музеям художественных шедевров в обмен на разрешение вывезти из страны основную часть их собраний.

Так же произошло и с пятью картинами Климта: они остались в Австрийской галерее – в обмен на то, что наследники Блох-Бауэров получили возможность вывезти основную часть коллекции.Казалось бы, в истории можно было поставить точку, но в 1998 году Австрия приняла Закон о реституции предметов искусства, который обязывал вернуть произведения искусства, разграбленные нацистами, и позволял любому гражданину запросить в музеях информацию о том, каким путем произведения искусства попали в их фонды.

В этом же году австрийский журналист, работая в архивах, обнаружил документы, в которых была сфальсифицирована передача картин Климта в Австрийскую галерею Бельведер. Если помните, Фердинанд Блох-Бауэр в 1936 году подарил галерее только один пейзаж.

Последовала серия статей на эту тему, и единственная из живых наследников Блох-Бауэров, гражданка США Мария Альтман, узнав об этом, обратилась в суд. В феврале 2006 года знаменитая «Золотая Адель» и еще четыре картины Климта после судебного процесса «Мария Альтман против Австрийской республики» по решению международного суда стали личной собственностью 79-летней Марии Альтман, жившей с 1942 года в Лос-Анджелесе.

При этом правительство Австрии заявляло о своем желании сохранить в стране работы Климта. Австрия предприняла беспрецедентные в истории государства меры по спасению национального достояния: велись переговоры с банками о займе на покупку картин, правительство страны обратилось к населению с просьбой о помощи, намереваясь выпустить «облигации Климта».

Общественность объявила подписку по сбору средств, и пожертвования стали поступать не только от австрийцев. Однако цена в 150 млн. долларов, запрошенная Марией Альтман, в течение месяца взлетела до 245, а затем и до 300 млн. После такого «алчного поведения» наследницы Австрия отказалась от права преимущественной покупки картин, и пять картин Климта были перевезены в Лос-Анджелес.

У Марии Альтман был редкий шанс войти в историю Австрии, проявив благородство и оставив полотна Климта на его родине. Конечно, не безвозмездно, ведь первоначальная оценка в 150 млн. долларов рассматривалась в Австрии как справедливая компенсация. Однако последующий взлет цены в два раза и неуступчивость Альтман, конечно, не прибавили симпатии к этой пожилой женщине на родине художника.

Кроме того, фактически было нарушено завещание самой Адели Блох-Бауэр, которая пожелала передать картины Австрийской галерее. Парадоксально, но волю Адели как бы выполнил нацистский режим, передав галерее картины Климта. Надо отметить, что портреты Адели, несмотря на разгул антисемитизма в Австрии того времени, выставлялись в музее и во времена нацизма.

В начале февраля 2006 года более четырех тысяч австрийцев и гостей Вены пришли в галерею Бельведер, чтобы последний раз увидеть пять картин Климта, которые перешли в частные руки. «Золотая Адель» была визитной карточкой венской галереи Бельведер, она долгие годы была помещена на обложки каталогов и альбомов о музее.

14 февраля 2006 года картины улетели за океан, а уже 19 июня в газетах появилось сообщение о том, что «Портрет Адели Блох-Бауэр I» приобрел за 135 млн. долларов Рональд Лаудер и поместил его в своей Новой галерее в Нью-Йорке. Теперь «Золотой Аделью» могут любоваться жители и гости Нью-Йорка, а всем прочим остается видеть знаменитую картину Климта на сувенирной продукции.
Кроме двух портретов Адели было переданы и три пейзажа.

7 февраля 2011 года Марии Альтман не стало, но ее наследники, даже при их большом желании, не смогли бы подарить картины Климта австрийской галерее Бельведер, поскольку все они уже были распроданы частным лицам.

Здесь можно посмотреть текст с иллюстрациями.http://maxpark.com/community/6782/content/3200699

Фото: Густав Климт, Neue Galerie New York, Общественное достояние

Как отомстить за измену своей жене и ее талантливому любовнику, да так, чтобы при этом сохранить свое лицо, имя и капитал? Самый богатый сахарозаводчик Европы 1903 года, Фердинанд Блох-Бауэр, придумал совершенно изысканную месть. Он предложил любовнику, художнику Густаву Климту, написать такой портрет его жены Адель, чтобы тот просуществовал несколько веков и был любим всеми. Сначала Густав Климт обрадовался, работа над портретом давала бы ему.

Как отомстить за измену своей жене и ее талантливому любовнику, да так, чтобы при этом сохранить свое лицо, имя и капитал? Самый богатый сахарозаводчик Европы 1903 года, Фердинанд Блох-Бауэр, придумал совершенно изысканную месть. Он предложил любовнику, художнику Густаву Климту, написать такой портрет его жены Адель, чтобы тот просуществовал несколько веков и был любим всеми.

Сначала обрадовался, работа над портретом давала бы ему возможность беспрепятственно встречаться с Адель и любоваться ею хоть целые сутки. Потом он понял, в какую страшную ловушку поймал его Фердинанд. Сделать картину на века оказалась не так просто, тем более, что в контракте были оговорены обязательные условия: не менее 100 эскизов, для ее отделки используются золотые пластины, картина должна светиться. Конечно, если художнику надоест рисовать взаперти, он может отказаться от работы, но тогда ему придется выплатить штраф, который в десятки раз превышал сумму контракта.

Вполне возможно, модный тогда гений Густав Климт, даже и не читал этого контракта, как только узнал о его сумме. Таких дорогих картин ему еще никто не заказывал. Хотя Климт как раз вошел в золотую пору своего творчества, он был востребован в Австрии, участвовал в оформлении павильона минеральных вод в Карлсбаде, императорской виллы Сисси, Бургтеатра. Был отмечен императорской премией и золотым орденом «За заслуги». Климту было двадцать шесть лет, он был невероятно молод и свеж, по сравнению со зрелым сахарозаводчиком, за которого 18-летнюю Адель отдали в целях преумножения семейного богатства.

Отец Адель был известным , и он заключил выгодную сделку с семейством Блох-Бауэр, в результате которой произошло полное слияние капиталов и образование двух семей. Сестра Адели, Мария, вышла за брата Фердинанда Блох-Бауэра – Густава.

Это были очень респектабельные еврейские семьи, которые вели аристократический образ жизни и для того, чтобы развлечься приглашали к себе в дом известных литераторов, художников и музыкантов. К слову, Адели родители дали довольно хорошее домашнее образование, она была начитана, знала несколько языков, разбиралась в живописи и музыке. На одной из вечеринок Адель и познакомилась с молодым Климтом. И между ними вспыхнула любовь. Художник написал несколько картин, изображающих обнаженную женскую фигуру, в которых явно угадывалась Адель («Юдифь»). Но он был страстной, увлекающейся натурой, постоянно менял любовниц, натурщиц, поговаривали, что имел четырнадцать внебрачных детей.

Заказав ему , Фердинанд надеялся на то, что непостоянная натура художника сама себя накажет. И Адель так ему надоест, что он не сможет больше без отвращения на нее смотреть. Он где-то вычитал, что древние индейцы, если хотели разлучить влюбленных, привязывали их друг к другу и держали вместе так долго, пока те не проникались такой же сильной ненавистью, какой недавно была любовь.

Обманутый муж ни слова не сказал жене и Климту о том, что знает об их связи. Но пытка ежедневным присутствием и созданием «великой» светящейся картины, действительно, постепенно убила их любовь. Адель часто болела, курила свои бесконечные сигариллы, целые дни проводила в праздности. Бог не дал ей хорошего здоровья, долгое время у нее рождались мертвые дети. А тут еще этот надоедливый Климт, который требует от нее долгого позирования. Адель это раздражало. Их отношения постепенно угасали.

Наконец, в 1907 году, через четыре года «Портрет Адели Блох-Бауэр I» был готов. Сначала он украсил гостиную в доме Блохов, а потом попал в ателье художника в Вене и в журнал «Немецкое искусство и декорация», а затем и на международную художественную выставку в Манхайме.

Фердинанду было лестно, что о нем и его жене узнает весь мир. И это было действительно так. Картина стала европейским чудом, ее называли «Золотая Адель» или «Австрийская Мона Лиза». Австрийцы гордились шедевром и считали его национальным достоянием. Но после смерти Адели, Климта и Фердинанда, судьба картины оказалась в руках наследников Блох-Бауэр, которые уехали в Америку. И знаменитая картина с другими полотнами Густава Климта, которые уже считались достоянием австрийского художественного музея, были переданы Марии Альтман, дочери брата Фердинанда.

Через сто лет после создания картина была перевезена в Лос-Анджелес, так как сумму, которую загадала владелица для выкупа полотен Климта, музей даже с помощью австрийцев, откликнувшихся на призыв собрать средства, предоставить не смог. Это было 300 миллионов долларов.

«Золотая Адель» могла бы остаться на родине, если бы Мария Альтман проявила благородство и сделала королевский жест, подарив картины музею или хотя бы не повышая на них цену. Может быть, австрийцам и удалось бы собрать 155 миллионов, сумма, в которую первоначально оценивалось наследие художника. Но наследница не пожелала этого сделать.

И «Золотая Адель», которая уже стала легендой художественного мира, которую многократно копировали, переиначивали и даже воспевали в стихах, уехала в Америку. Провожать из Австрии в Лос-Анджелес картину, которая была символом Австрии на протяжении ста лет, вышла, кажется вся Австрия. Люди плакали.

А в Америке «Золотую Адель» выкупил у хозяйки богач Рональд Лаудер за рекордную для произведений искусства цену – 135 миллионов долларов. Теперь картина выставлена в «Музее австрийского и немецкого искусства», основанного этим владельцем парфюмерного концерна «Эстри Лаудэр» и любителем живописи. И ее может увидеть каждый желающий, чтобы понять, как золото и страсть к деньгами могут погубить даже самое сияющее чувство. На картине хрупкая бледная девушка с изогнутыми тонкими руками словно заточена в золотой саркофаг, и глаза ее грустны, будто просят зрителя, чтобы он вытащил ее из этой золотой клетки.

«золотая адель» или «портрет адели блох-бауэр», густава климта, 1907

Адель Бауэр в 1899 году будучи 18 лет от роду вышла замуж за значительно более старшего по возрасту Фердинанда Блоха. До этого ее сестра Мария вышла замуж за брата Фердинанда Блоха — Густава. Обе семьи взяли фамилию Блох-Бауэр.

Мария Альтман, племянница и наследница Адели Блох-Бауэр, описывала свою тетку так: «Постоянно страдающая головной болью, курящая, как паровоз, ужасно нежная и томная. Одухотворенное лицо, самодовольная и элегантная».

  1. Семья Фердинанда и Адели принадлежала к избранному слою крупной еврейской буржуазии того периода.
  2. В их салоне собирались живописцы, писатели и такие известные социал-демократы, как Карл Реннер и Юлиус Тандлер.
  3. В число художников, которых поддерживала семья Блох-Бауэр, входил и Густав Климт.

Их дружба началась в 1899 году. Адель Блох-Бауэр четыре раза становилась моделью для картин Густава Климта и не подозревала, что помимо всемирной славы ее имя будет замешано и в скандале.

  • Юдифь I, 1901,
  • Уже в 1901 году Климт написал «Юдифь I», для которой послужила моделью сама Адель Блох-Бауэр, хотя этот факт нигде не афишировался.
  • Юдифь II, 1909

Через восемь лет Климт написал «Юдифь II» являются воплощениями роковой женщины Климта. Его Юдифь – не библейская героиня, а скорее, жительница Вены, его современница, о чем свидетельствует ее модное, возможно, дорогое шейное украшение.

Картину «Юдифь II» часто в каталогах и журналах называют «Саломеей». Искусствоведы были уверены, что Климт имел в виду именно Саломею, типичную роковую женщину, о которой в конце века вышли книги и полотна Гюстава Моро, Оскара Уайльда, Обри Бердслея, Франца фон Штука и Макса­ Клингера.

Друг Климта Альфред Басс записал в своем дневнике: «Когда я увидел «Саломею» Густава – я понял, что все женщины, которых я знал до сих пор, были ненастоящими. Когда я увидел его «Поцелуй» – понял, что не любил никогда по-настоящему. Когда я увидел эскиз к «Юдифи» – осознал самое страшное, что и не жил я вовсе, а если и жил, то ненастоящей жизнью»

Интересная версия.

Говорят,что муж знал о связи своей жены Адели с Густавом Климтом и при подписаниии контракта на новою картину поставил несколько условий,в том числе ,

чтобы художник нарисовал 100 эскизов.Фердинанд надеялся,что Адель при таком долгом позировании надоест Климту. Так это было или нет,но он оказался прав.

В 1903 году Климт получил от Фердинанда Блоха заказ на официальный портрет жены. В следующие четыре года художник создал более 100 набросков для картины, прежде чем в 1907 году смог представить на всеобщее обозрение свою «Золотую Адель», на которой модели было 26 лет.

Портрет Адели Блох-Бауэр 1907г или ЗОЛОТАЯ АДЕЛЬ

Идею картины художник придумал сразу, а сто набросков понадобилось, чтобы точно определить положение рук и головы. Этот портрет, часто называемый «Австрийской Моной Лизой», считается одним из самых значительных полотен Климта и австрийского «югендстиля» в целом.

Изящная женская фигурка сидит в кресле. Свободного пространства над и под ней нет, она занимает всю вертикаль картины. Изображение головы кажется обрезанным вверху. Чёрные, убранные наверх волосы и непропорционально большой красный рот контрастируют с чрезвычайно бледной, почти бело-голубой карнацией.

Женщина держит сцепленные в динамическом изгибе руки перед грудью и смотрит прямо на зрителя, чем достигается усиление визуального воздействия.

Поверх обтягивающего фигуру платья наброшена шаль. Она струится, расширяясь от рук к нижнему краю картины. Здесь также преобладают золотые тона. Декольте платья украшает тонкая кайма из прямоугольников и широкая полоса с двойным рядом треугольников.

Затем использован узор из беспорядочно расположенных стилизованных глазков, вписанных в треугольники. Накидка с орнаментом из спиралей, фигур-листьев и едва обозначенных складок кажется чуть светлее платья.

Говорят, что свои портреты Климт писал с обнаженных моделей, а уже потом закрывал тела плоскими орнаментальными одеждами. Возможно, и так, но то, что пуританская публика называла «испорченностью», буквально сочится с этого полотна.

Но при этом художник точно изобразил молодую женщину, уставшую от собственной респектабельности, от богатой жизни, превратившейся в золотую клетку, и желающую вырваться на свободу.

Натуралистично были изображены только лицо, плечи и руки. Интерьер вместе с развевающимся платьем и мебель лишь обозначены и, переходя в орнамент, становятся абстрактными, что отвечало колористической гамме и формам, которые использовал Климт на рубеже веков.

Кресло, также золотое, выделяется на общем фоне только благодаря рисунку из спиралей — на нём полностью отсутствуют какие-либо тени, полутона или контуры. Небольшой салатово-зелёный фрагмент пола вносит цветовой акцент в общую гамму и помогает придать фигуре устойчивость.

В 1912 году художник пишет ещё один портрет Адели Блох-Бауэр.

  1. Портрет Адели Блох-Бауэр II, 1912
  2. Фердинанд Блох-Бауэр приобрёл помимо первого «Портрета Адели Блох-Бауэр I» и второй — «Портрет Адели Блох-Бауэр II», а также ещё четыре пейзажа: «Березовая роща», «Замок Каммер на озере Аттерзее III» «Яблоня I», «Дома в Унтерахе-ам-Аттерзее».
  3. Готовый «Портрет Адели Блох-Бауэр I» в 1907 году был сразу выставлен в ателье художника в Вене и в этом же году появился в журнале «Немецкое искусство и декорация», а потом и на международной художественной выставке в Манхайме.

В 1910 г. портрет находился в зале Климта в рамках IX международной экспозиции вВенеции. До 1918 г. портрет не выставлялся и находился в распоряжении Фердинанда и Адели Блох-Бауэр. С1918 по 1921 гг. — в австрийской государственной галерее.

Адель Блох-Бауэр умерла 24 января 1925 г., оставив завещание, в котором просила своего мужа после его смерти передать два её портрета и четыре пейзажа кисти Густава Климта австрийской государственной галерее.Но он этого не сделал,передав австрийской галерее,только один пейзаж.

Во время войны Фердинанд Блох-Бауэр бежал сначала в Чехословакию, а потом в Швейцарию. Картины вместе с большей частью его состояния остались в Австрии.Его состояние и собрание живописи было экспроприировано нацистами. В 1941 г. австрийская галерея выкупила полотна Климта «Портрет Адели Блох-Бауэр I» и «Яблоня I»

Адольф Гитлер положительно относился к творчеству Густава Климта. Они встречались с Климтом, когда Гитлер пытался поступить в Академию Живописи в Вене. Тогда Климт уже был почетным профессором этой академии. В то время Гитлер зарабатывал себе на жизнь тем, что рисовал небольшие картинки с видами Вены и продавал их туристам в ресторанах и трактирах.

Фердинанд Блох-Бауэр умер 13 ноября 1945 г. в Цюрихе. Перед смертью он отменил в своём завещании дарение картин австрийским музеям.

Поскольку у Фердинанда и Адели детей не было, наследниками Фердинанд назначил детей своего брата – Марию Альтман, Луизу Гутманн и Роберта Бентли. Незадолго до своей смерти он нанял венского адвоката Ринеша для защиты интересов наследников.

В 1946 году Австрия объявила все правовые акты, созданные нацистами, недействительными. Однако при возвращении хозяевам конфискованных нацистами художественных ценностей Австрия применяла к собственникам тактику добровольно-принудительной передачи ими музеям художественных шедевров в обмен на разрешение вывезти из страны основную часть их собраний.

Так же произошло и с пятью картинами Климта: они остались в Австрийской галерее – в обмен на то, что наследники Блох-Бауэров получили возможность вывезти основную часть коллекции.

Казалось бы, в истории можно было поставить точку, но в 1998 году Австрия приняла Закон о реституции предметов искусства, который обязывал вернуть произведения искусства, разграбленные нацистами, и позволял любому гражданину запросить в музеях информацию о том, каким путем произведения искусства попали в их фонды.

В этом же году австрийский журналист, работая в архивах, обнаружил документы, в которых была сфальсифицирована передача картин Климта в Австрийскую галерею Бельведер. Если помните, Фердинанд Блох-Бауэр в 1936 году подарил галерее только один пейзаж.

Последовала серия статей на эту тему, и единственная из живых наследников Блох-Бауэров, гражданка США Мария Альтман, узнав об этом, обратилась в суд.

В феврале 2006 года знаменитая «Золотая Адель» и еще четыре картины Климта после судебного процесса «Мария Альтман против Австрийской республики» по решению международного суда стали личной собственностью 79-летней Марии Альтман, жившей с 1942 года в Лос-Анджелесе.

При этом правительство Австрии заявляло о своем желании сохранить в стране работы Климта. Австрия предприняла беспрецедентные в истории государства меры по спасению национального достояния: велись переговоры с банками о займе на покупку картин, правительство страны обратилось к населению с просьбой о помощи, намереваясь выпустить «облигации Климта».

Общественность объявила подписку по сбору средств, и пожертвования стали поступать не только от австрийцев. Однако цена в 150 млн.

долларов, запрошенная Марией Альтман, в течение месяца взлетела до 245, а затем и до 300 млн.

После такого «алчного поведения» наследницы Австрия отказалась от права преимущественной покупки картин, и пять картин Климта были перевезены в Лос-Анджелес.

У Марии Альтман был редкий шанс войти в историю Австрии, проявив благородство и оставив полотна Климта на его родине. Конечно, не безвозмездно, ведь первоначальная оценка в 150 млн.

долларов рассматривалась в Австрии как справедливая компенсация. Однако последующий взлет цены в два раза и неуступчивость Альтман, конечно, не прибавили симпатии к этой пожилой женщине на родине художника.

Кроме того, фактически было нарушено завещание самой Адели Блох-Бауэр, которая пожелала передать картины Австрийской галерее. Парадоксально, но волю Адели как бы выполнил нацистский режим, передав галерее картины Климта. Надо отметить, что портреты Адели, несмотря на разгул антисемитизма в Австрии того времени, выставлялись в музее и во времена нацизма.

В начале февраля 2006 года более четырех тысяч австрийцев и гостей Вены пришли в галерею Бельведер, чтобы последний раз увидеть пять картин Климта, которые перешли в частные руки. «Золотая Адель» была визитной карточкой венской галереи Бельведер, она долгие годы была помещена на обложки каталогов и альбомов о музее.

14 февраля 2006 года картины улетели за океан, а уже 19 июня в газетах появилось сообщение о том, что «Портрет Адели Блох-Бауэр I» приобрел за 135 млн.

долларов Рональд Лаудер и поместил его в своей Новой галерее в Нью-Йорке.

Теперь «Золотой Аделью» могут любоваться жители и гости Нью-Йорка, а всем прочим остается видеть знаменитую картину Климта на сувенирной продукции.

  • Кроме двух портретов Адели было переданы и три пейзажа.
  • Берёзовая роща.
  • Яблоня.
  • Дома в Унтерахе близ Аттерзее, 1916
  • 7 февраля 2011 года Марии Альтман не стало, но ее наследники, даже при их большом желании, не смогли бы подарить картины Климта австрийской галерее Бельведер, поскольку все они уже были распроданы частным лицам.
  • Источники.

«Золотая Адель» картина Густава Климта и ее удивительная история

Хочу рассказать Вам красивую историю, в которой есть и любовь и измена, боль и радость, погоня за богатством и жертвенность. Удивительная история любви Адели Блох-Бауэр и Густава Климта, увековеченная в картине «Золотая Адель», которая стала наказанием для влюбленных

Кто ты «Золотая Адель» и в чем твоя тайна?

« Адель Блох-Бауэр» или «Золотая Адель» — картина, известная всем и тиражируемая сейчас в разных вариациях на сувенирной продукции.
Эта картина вошедшая в историю на века -именно так и хотел ее заказчик.

Эта красивая дама, изображенная на картине Гюстова Климта -дочь крупного банкира из Вены, еврейского происхождения, который, к тому же, являлся Председателем Ассоциации австрийских банкиров -Морица Бауэр.

У Морица было две дочери, обе — прекрасно образованные , начитанные девушки, владеющие несколькими языками, с изящными манерами.

Конечно же, отец был озабочен подбором достойных кандидатов на роль мужей для своих девочек.

Фотография Адель Блох-Бауэр

Его выбор остановился на братьях Фердинанде и Густаве Блох.
Братья были успешными предпринимателями в области сахарного производства. Они имели несколько предприятий и акции их компании поднимались в цене.
В 1899 году состоялась свадьба-пышное пиршество на всю Вену.

Адель на тот момент было всего 18 лет и ее мужем стал старший брат, Фердинанд Блох, который был значительно старше ее. А сестра Мария вышла замуж на Густава -младшего брата.

  • Обе семьи принадлежали к избранному слою еврейской буржуазии и объединив свои капиталы, взяли фамилию Блох-Бауэр.

Фотография Фердинанда Блох-Бауэр.

Семья Блох- Бауэр оказывала поддержку некоторым социал-демократам, писателям и художники. Одним из них был Густав Климт.
Адель Блох-Бауэр неоднократно позировала Густаву для его картин и совсем не думала, что ее имя будет не только прославлено в веках, но и будет замешено в скандальной истории.

Поговаривали, что Адель и Густава связывала не только дружба. Их романтические отношения обсуждали все.

И Фердинанд чувствовал, как с каждым днем, все больше и больше, под его роскошным цилиндром на голове пробиваются рога.
Он был взбешен и обдумывал план мести.

Сначала ему хотелось убить Адель, потом он хотел просто развестись… Однаков семьях принадлежащих к элитным родам, где брачные союзы обговаривались родственниками и заключались на века, было не принято разводиться из-за измены супругов.

Ведь капиталы таких союзов должны сливаться и приумножаться.
Но Фердинанд мечтал отомстить и решил сделать следующее…

Он слышал, что индейцы, для того чтобы убить чувства влюбленной пары, приковывали их цепями друг к другу и держали вместе так долго, пока те не начинали испытывать отвращение друг к другу. Вот такая пытка постоянной близостью.

Коварная месть близостью, пришла Фердинанду во сне. Снилось, что он разорен, все имущество растащили мелкие людишки, а из многочисленного богатства, что у него остался только портрет жены Адель.

И Фердинанд решает заказать у Густава Климта такой портрет жены, который действительно, мог бы увековечить род Блох-Бауэров.

А Климту он решил поставить условие — пусть сделает 100 эскизов Адели, пусть он рисует до тех пор, пока его не будет тошнить от ее постоянного присутствия.

Фердинанд, зная любвеобильность Климта, был уверен, что тот не выдержит долгое присутствие одной и той же модели — ему постоянно нужна смена натурщиц, иначе, он начинал «задыхаться».
Вот и решил, Фердинанд: «Пусть пишет этот портрет годами. Пусть Аделька видит, как его чувства угасают!». Тогда уж она, наверняка поймет свою ошибку.

А чтобы влюбленная парочка не смогла отказаться, он подготовил контракт, тщательно продуманный лучшими юристами. Ведь он понимал, что художник, на тот момент, был очень модным и востребованным.

Климт , на тот момент занимался оформлением различных объектов по всей стране, среди которых павильон минеральных вод в Карлбаде, имение императрицы Сисси, столичный театр. Поэтому контракт должен был максимально заинтересовать художника в плане гонорара.

Однако, за неисполнение условий контракта предусматривался такой штраф, который мог бы с легкостью и разорить самого художника-любовника.

Картины Густава Климта, которые по завещанию перешли Маоии Альтман

Фердинанд приглашает Густава Климта на обед. Адель всеми силами старалась не показать охватившего ее смятения, но легкий румянец, появившейся на ее щеках не остался не замеченным мужем. Сам Фердинанд при этом был весел и много шутил.
Художник прибыл вовремя, обед прошел спокойно, правда влюбленные голубки старались не смотреть друг на друга, чтобы не выдать своих чувств.

После обеда Фердинанд и Климт приступили к обсуждению контракта. Договорились достаточно быстро. Увидев сумму контракта Густав согласился не раздумывая. Он понимал, что за его картины платят хорошо, но эта цифра его просто ошеломила.

Климт работал над этой картиной почти четыре года и сделал примерно сто эскизов, как и договаривались. Картина получилась великолепной и заняла почетное место в доме Блох -Бауэров . Фердинанд остался доволен работой.
А вот отношения Адели и Густава постепенно угасали, как и предполагал Фердинанд.

Адель часто болела и много курила. Несколько попыток родить ребенка заканчивались их смертью. Свои не растраченные чувства она переносила на детей сестры. Особенно близка ей была племянница Мари. С ней они много болтали, обсуждали последние новости, модные фасоны платьев и, конечно же, картины Климта.

Жизнь Густава Климта закончилась в 1918 году, когда ему было 52 года. Наступление Первой Мировой войны отразилось на его творчестве негативно.

Золотые краски картин сменились мрачными, да и сюжеты были связаны со смертью. Он умер в присутствии своей любовницы Эмилии Флеге от удара.

Адель скончалась от менингита спустя семь лет после его смерти. Свои картины она завещала венскому музею Бельведер.

«Портрет Адели Блох-Бауэр» и Густав Климт

Судбьа Фердинанда сложилась тоже не просто. Спасаясь от преследования евреев , он вынужден был бежать в Швейцарию, оставив все имущество семье брата на попечение и картину «Золотая Адель» в том числе.

Дальше стоит рассказать о племяннице Адель Блох- Бауэр -Марии , которой после замужества носила фамилию Альтман. Именно она стала продолжателем истории с этой картиной.

Мария была последним ребенком семье Густава — брата Фердинанда. Несмотря на свою известность, семья Густава вели достаточно скромный образ жизни и не баловали с своих детей излишествами.

Отец Марии, помимо сахарного бизнеса увлекался музыкой и был неплохим музыкантом .

В их семье часто собирались ценители искусства и слушали звучание виолончели Страдивари, которую привозил в их дом Ротшильд –оин с Густавом были друзьями.

Фотографи Марии Альтман -племянница Адель Блох-Бауэр

В подростковом возрасте Мария была увлечена Алоисом Кунстом, мальчиком из соседней гимназии. Алоиса считали достойным мальчиком и хорошо принимали в семье Марии. Алоис был приглашен на первый бал Марии, которые до сих пор популярны в Вене. Поэтому случаю, тетя Адель позволила ей надеть на этот праздник знаменитое колье, в котором она позировала Густаву Климту.

Это было не забываемо для девушки. Марии и Алоису нравилась картина тетушки Адели и они считали, что у картины есть своя загадка. Молодые люди загадывали желание и внимательно влядывались в картину под определенным углом и если им казалось, что уголки губ Адель приподнимаются в улыбке, то желание обязательно сбудется, а если Адель хмурится -то удача не на их стороне.

Алоис Кунст и юная Мари на фоне знаменитого портрета тети Адель

Но Марии и Алоису не стали мужем и женой. Мария стала женой Федерика Альтмана, сына крупного промышленника. Сам же Федерик был оперным певцом. Этот союз тоже был устроен родителями, но молодые люди смогли полюбить друг друга и прожили вместе всю жизнь. А бриллиантовое колье любимой тети Адели было подарено Марии на свадьбу.

Во время охоты на евреев, дядя Фердинанд бежал в Швейцарию, а мужа Марии Федерика нацисты отправили в гестапо. У евреев отбирали все имущество и отправляли в гестапо. Так и Федерико отправили в концлагерь Дохао.

Мария с легкостью расставалась с имуществом семьи, подписывая все бумаги – так она пыталась спасти мужаю Гестаповцы разграбили весь дом. Забрали и колье тети Адели.

Говорят, что это колье потом видели несколько раз на жене Генриха Гимлера.

Картину «Адель Блох-Бауэр» тоже забрали. И пришел забирать ее тот самый Алоис Кунст, который дружил с Марией в юности. Алоис перешел на сторону фашистов, став предателем.

Ему казалось, что в сотрудничестве с фашистами он принесет большую пользу Австрии.

Но как бы там ни был, именно Алоис Кунст бережно хранил долгие годы «Золотую Адель» и после войны эта картина заняла свое место в музее Бельведер, как и хотела умирающая Адель. А Алоис Кунст возглавил этот музей, став его директором.

Музей Бельведер в Вене

Что же стало с Марией и ее мужем? Марии все же удалось спасти Фердинанда из гестапо и супруги переехали сначала в Англию, а потом -в США, где и получили гражданство.

Дядя Фердинанд умер в Швейцарии, вдали от родственников. Но перед смертью оставил завещание, согласно которого все свое имущество завещалось детям брата Густава Блох-Бауэра -ведь капитал должно работать для семьи.

Об этом завещании долгое время ничего не было известно, пока любопытный журналист Хубертус Чернин не откопал его.

Хубертус понимал, что если он поможет Марии ( а она единственная, кто осталс в живых из семьи на тот период) получить эти картины, то счастливая миллионерша не поскупится на кругленькую сумму. Так все и произошло.

Долгие семь лет Австрия пыталась удержать картины у себя, но в результате долгих судебных разбирательств, Австрия должна была вернуть несколько картин Марии Альтман и «Золотая Адель» тоже.

Мария Альтман вернула картину «Золотая Адель»

Мария вначале хотела оставить картину на территории Австрии, получив за нее вознаграждение в 155 млн. долларов. Эта сумма была слишком большой, но Министерство Культуры всеми силами старалась сохранить картину.

С банками велись переговоры о займе, населении Австрии тоже стремилось оказать помощь в сохранении национального достояния. И когда практически вся сумма была собрана, Мария повысила цену в два раза.

Жители Вены провожали картину, которая долгие годы была визитной карточкой города с большим сожалением.

Спустя некоторое время Мария Альтман продала «Портрет Адель Блох-Бауэр» Рональду Лаудэру, владельцу парфюмерного концерна «Эсти Лаудэр». Теперь картина находится в «Музее австрийского и немецкого искусства», владельцем которого стал Рональд Лаудэр И теперь картина находится там в полной безопасности.

Мария Альтман умерла в 2011 году в возрасте 94 года.

Многочисленная сувенирная продукция с изображением Адели Блох-Бауэр

Вот такая интересная история о ЛЮБВИ!

Если эта заметка о непростых взаимоотношениях увековеченных в картине Вам понравилась -поделитесь ей со своими друзьями! Я буду вам очень признательна!

Пожалуйста, не забудьте нажать на кнопочки социальных сетей — поделитесь с друзьями! Тем самым вы окажете мне огромную помощь в развитии блога

Женщины Густава Климта

На фоне популярности фильма «Женщина в золотом» режиссера Саймона Кертиса мы сделали подборку из 11 самых известных женских портретов первого австрийского художника-модерниста

В 2015 году состоялась премьера фильма «Женщина в золотом» режиссера Саймона Кертиса с Хелен Миррен и Райаном Рейнольдсом в главной роли, рассказывающего историю Марии Альтманн, которая пытается вернуть в семью портрет Адели Блох-Бауэр — один из шедевров, написанных Густавом Климтом.

«365»изучил картины австрийского мастера с целью разгадать, кто же эти женщины, которых загадочно смотрят на нас с его полотен.

Густав Климт родился 14 июля 1862 года в австро-венгерском городе Баумгартен в семье художника-гравера и ювелира Эрнеста Климта. В семье было семь детей: три мальчика и четыре девочки. Кстати, все трое сыновей Эрнеста стали художниками.

Сначала Густав учится рисовать у своего отца, но затем поступает в венское художественно-ремесленное училище при Австрийском музее искусства, где специализируется на архитектурной живописи.

Тогда образцом для Густава был художник Ганс Макарт, представитель академизма.

И, кстати, в отличие от большинства юных художников того времени, Климт соглашается с канонами академической живописи и не выступает против принципов консервативного академического рисунка.

Ганс Макарт. Женский портрет

Густав, его брат Эрнст и их друг Франц Матч с 1880 года работали вместе – они украшали фресками театры, музеи. В 1888 году Густав Климт удостаивается награды «Золотой крест» — ее ему вручает император Франц Иосиф за заслуги в искусстве. Но через некоторое время в жизни Климта наступает переломный момент: его отец и брат умирают, и вся ответственность за семью ложится на Густава.

Эти события не могли пройти бесследно – художественный взгляд Климта меняется, начинает развиваться его собственный стиль.

В 1897 году Климт возглавляет Сецессион – художественное объединение новаторов, созданное в противовес консервативным представителям искусства. Густав Климт – основоположник модерна в австрийской живописи.

В его работах чаще всего можно встретить четкий силуэт и орнаментализм. Вообще, главный предмет его работ – женское тело. Большинство его картин пронизаны эротизмом.

Портрет Адели Блох-Бауэр I (1907)

Картина известна также как “Золотая Адель” или “Австрийская Мона Лиза”.

Адель – дочь генерального директора венского банковского союза. В 1903 году Густав Климт получил заказ на портрет Адели от ее мужа, Фердинанда Блох-Бауэра, но картина “Золотая Адель” увидела свет только в 1907 году – за четыре года Климт сделал более ста набросков для нее. Эта картина считается одной из самых значительных работ художника.

Портрет Адели Блох-Бауэр II (1912)

Адель Блох-Бауэр II

Этот портрет, среди других работ Климта, висел в доме Адель до ареста ее семьи нацистами во время Второй мировой войны. Австрийский музей, в котором картина оказалась после войны, отказался возвращать ее владельцам. Но после судебного разбирательства эта и ещё несколько картин художника были возвращены Марии Альтманн, племяннице Фердинанда Блох-Бауэра, в 2006 году.

Юдифь с головой Олоферна (1901)

Юдифь с головой Олоферна

Юдифь – героической образ молодой женщины, спасшей свой еврейский народ от ассирийского пленения, отрубив голову вражескому полководцу Олоферну.

История Юдифи вдохновляла многих художников в истории мирового искусства. Климт же представил Юдифь в образе соблазнительницы, смелой и отчаянной. Здесь она – роковая победительница. Девушка выходит из шатра Олоферна, еще полуобнаженная, в руках несет голову врага. Несмотря на ее надменный взгляд, героиня у Климта остаётся хрупкой и женственной.

Портрет создан в 1901 году. Моделью послужила его излюбленная Адель Блох-Бауэр, дочь генерального директора венского банковского союза. Хотя факт ее позирования Климт не афишировал.

Работа вызвала противоречивые толки. Юдифь не была счастлива в браке, и победа над Олоферном стала своего рода вызовом всему мужскому обществу. Не зря Климт изобразил ее нарочито чувственной, в золотых тонах, что означают символ торжества.

Три возраста женщины (1905)

Три возраста женщины

На картине Климт изобразил круговорот жизни: с одной стороны — умиротворенная молодая женщина с ребенком на руках, с другой – старая, подавленная женщина. Они контрастируют даже красками, которая задают настроение: молодость изображается светлой, лучезарной, в то время как старость тут серая, обреченная. Искусствоведы называют круговорот жизни — одним из центральных мотивов работ художника.

Даная (1907-1908)

Картина «Даная» — иллюстрация мифа о Зевсе. Согласно этому мифу он влюбился в девушку Данаю и, чтобы овладеть ею, пролился золотым дождем, после чего Даная родила Персея. Климт отбрасывает все детали и запечатлевает именно момент любви Зевса и Данаи. Несмотря на то, что для многих картин художника характерен мотив эротизма, «Даная» — самая откровенная из его работ.

Дама с веером (1917-1918)

Создавая образ восточной женщины на этой картине, Густав Климт не изображал какую-то конкретную женщину, здесь образ – собирательный. Моделями для картины послужили грация и изящество.

Дама в шляпе и боа (1909)

Дама в шляпе и боа

Несмотря на то, что мы видим только часть лица дамы, практически один только взгляд, художник смог передать в нем всю силу ее характера. Несмотря на то, что ее тело полностью закрыто, картина не лишена эротизма: его, опять же, передает этот полный уверенности и загадки взгляд.

Портрет Фрицы Ридлер (1906)

Портрет Фрицы Ридлер

На первый взгляд кажется, что этот портрет жены государственного чиновника донельзя скромен. Но это только на первый взгляд: повнимательнее посмотрев на ее лицо, мы видим сдержанную чувственность: полуоткрытый рот, румянец. Да и кресло, на котором она сидит, украшено «павлиньими глазами» — символикой с сексуальным подтекстом.

Надежда I (1903)

Герма работала моделью, чтобы прокормить семью. После того, как Герма забеременела, работу она хотела оставить, но Климт не мог допустить ухода одной из любимых моделей. Получился очень трогательный портрет: несмотря на глубокий взгляд будущей матери, выражающий спокойствие, на фоне мы можем разглядеть пугающие гримасы, которые можно расшифровать как угрозы и страхи за ребенка.

Дева (1913)

«Дева» Климта – история превращения девушки в женщину. Главная героиня картины спокойно спит, выражение ее лица также безмятежно, непорочно, можно разглядеть ночную рубашку. А в это время в ее сон проникают более искушенные и чувственные женщины, какой героине только еще предстоит стать. Но этот мир уже очень близко подобрался к девушке, окутал ее.

Девушка с голубой вуалью (1903)

Девушка с голубой вуалью

В этой работе очень много внимания художник уделил волосам модели: он тщательно проработал их, а цвет фона и вуали прекрасно контрастирует с цветом волос. Они – главное украшение девушки. Несмотря на открытое тело, картина получилась в меру выдержанной, не откровенно эротичной. Есть предположение, что натурщицей выступила модель Герма, знакомая нам по картине «Надежда I».

Анна Симонаева, Софья Зубарева

Прощай, «Золотая Адель»!

Недавно Австрия попрощалась со своим национальным достоянием — юридическая справедливость восторжествовала, и теперь «Золотую Адель» Густава Климта нельзя будет увидеть ни в одном из музеев мира

Для Австрии художник Густав Климт (1862 — 1918) — все равно что Пикассо для Испании или Ван Гог для Нидерландов. Самой известной его работой считается «Портрет Адели Блох-Бауэр I» (его еще называют «Золотая Адель» или «Австрийская Мона Лиза») — вершина «золотого периода» Климта, визитка Австрии… В феврале 2006 года знаменитая «Золотая Адель» и еще четыре картины Климта по решению международного суда стали личной собственностью гражданки США Марии Альтман, единственной наследницы австрийского фабриканта Блох-Бауэра.

ИСКУССТВО ЗАВЕЩАТЬ

Адель, жена сахарного фабриканта Фердинанда Блох-Бауэра и знаменитая модель Климта, умерла в 1925 году: в завещании она просила мужа, чтобы после его смерти ее знаменитые портреты были переданы в Австрийскую галерею. Фердинанд полностью волю жены не выполнил, он передал галерее лишь один пейзаж Климта.

В 1938 году, после оккупации Австрии Германией, еврей Блох-Бауэр был вынужден бежать в Цюрих. Он умер в 1945-м, оставив завещание в пользу племянницы и двух племянников (своих и жены).

Большая коллекция предметов искусства Блох-Бауэров, включая пять картин Климта (и «Золотая Адель» в их числе), была конфискована фашистской Германией и передана Австрийской галерее.

В 1946 году Австрия объявила все правовые акты, мотивированные нацистской идеологией, недействительными.

Однако при возвращении хозяевам конфискованных нацистами художественных ценностей Австрия применяла к собственникам тактику добровольно-принудительной передачи ими музеям художественных шедевров в обмен на разрешение вывоза из страны основной части их собраний.

Так же произошло и с пятью картинами Климта: они остались в Австрийской галерее — за то, что наследники Блох-Бауэров получили возможность вывезти основную часть коллекции.

Эта практика Австрийской Республики долгое время вызывала нарекания.

Наконец, в ответ на обвинения в нарушении международного права в 1998 году в Австрии был принят новый закон о реституции, согласно которому жертвы войны могли претендовать на возвращение ЛЮБОЙ собственности, находящейся ныне в музеях и галереях (к 2006 году бывшим владельцам и их наследникам уже было возвращено более 5 тысяч предметов искусства, включая 15 работ Климта). Парадоксальная ситуация привела к тому, что, восстанавливая юридическую справедливость, Австрия начала на глазах терять свои шедевры — такие, без которых меняется культурный вес страны. Кульминацией стало «дело Альтман» — дело о пяти знаменитых полотнах Климта.

СТРАСТИ ПО КЛИМТУ

Единственная из живых наследников Блох-Бауэров, Мария Альтман, гражданка США, узнав об этой правовой коллизии, обратилась к австрийскому правительству, ответа не последовало. Тогда Альтман вначале обратилась в австрийский суд, а затем, будучи гражданкой США, в американский.

Возможность рассмотрения дела в американском суде была совсем не очевидна. Действительно, все события относились к пред- и послевоенному периоду, происходили в другом государстве, а оспариваемые картины никогда не находились на территории США.

Но в 2003 году американский окружной суд все-таки принял к рассмотрению иск Марии Альтман против Австрийской Республики и вынес вердикт в пользу наследницы. В 2005 году уже в Верховном суде США слушался вопрос о возможности рассмотрения иска Альтман против суверенного государства.

На основании акта об ограничении суверенитета в особых случаях, принятого в США 1976 году, Верховный суд постановил, что для государственной неприкосновенности существуют «ретроактивные исключения, в тех случаях, когда речь идет о собственности, захваченной в нарушение международного права», и это дело может рассматриваться в американском суде (Фердинанд Блох-Бауэр не являлся австрийским подданным, и конфискацию его имущества сочли нарушением международного права). О том, насколько этот вопрос сложен и неоднозначен, свидетельствует хотя бы то, что вердикт был принят шестью голосами судей Верховного суда «за» при трех «против».

Альтман понимала, что исполнения решения американского суда суверенной Австрией она, в силу весьма преклонного возраста, может и не дождаться. Австрии же было важно перенести решение вопроса под свою юрисдикцию.

Это позволило бы государству в какой-то мере сохранить лицо, да и судебные издержки в Верховном суде США уже стоили Австрии 3,5 млн евро. Обе стороны пришли к соглашению о перенесении рассмотрения дела о наследстве в арбитражный суд на территории Австрии.

Как отмечалось в решении арбитражного суда, полной ясности в том, кто же из супругов Блох-Бауэров (Адель или Фердинанд) являлся собственником картин, нет до сих пор.

Однако по законодательству Австрии, существовавшему на момент смерти Адели в 1925 году, сомнения в семейных имущественных спорах трактовались в пользу мужа (сейчас это, конечно, уже не так).

В частности, и на этом основании 16 января 2006 года арбитражный суд подтвердил право собственности на пять картин Климта из Австрийской галереи за 79-летней Марией Альтман. Этот прецедент будут изучать на факультетах права многих университетов: в нем ставились под сомнения многие, казавшиеся незыблемыми, принципы юриспруденции. Неясным остается и ответ на проклятый вопрос о том, где же проходит временная граница по делам о реституции.

С ВЕЩАМИ НА ВЫВОЗ

После суда Альтман заявила журналистам, что не настаивает на вывозе картин из Австрии, ее вполне удовлетворит получение стоимости полотен по «справедливой цене». Австрия предприняла беспрецедентные в истории государства меры по спасению национального достояния. Велись переговоры с банками о займе на покупку картин.

Кроме того, правительство страны обратилось к населению с просьбой о помощи, намереваясь выпустить «облигации Климта». Общественность объявила подписку по сбору средств. Пожертвования стали поступать, и не только от австрийцев.

Однако «справедливая цена» в течение месяца взлетела со 150 млн долларов до 245, а затем и до 300! Это огромные деньги для Австрии (даже первоначальная сумма в 150 млн долларов вдвое превышает годовой бюджет всех австрийских музеев).

Договориться с представителями Альтман австрийским властям не удалось, и 2 февраля федеральный канцлер Шуссель объявил о прекращении переговоров.

Стране не под силу так быстро собрать требуемую сумму, и где уверенность, что за это время цена не возрастет еще больше…

Адвокат Марии Альтман Рэндольф Шёнберг сообщил, что уже получил несколько предложений (в том числе и из Австрии) о покупке картин частными лицами.

Самим фактом продажи полотен будет нарушено завещание Адели Блох-Бауэр, которая пожелала передать картины Австрийской галерее (а ведь Мария Альтман является наследницей и по ее линии).

Парадоксально, но волю Адели в какой-то мере исполнил нацистский режим, передав галерее картины Климта. Портреты Адели, несмотря на разгул антисемитизма в Австрии того времени, выставлялись в музее и во времена нацизма.

Демократическое же судопроизводство привело в конечном счете к нарушению желания Адели, не говоря уже о миллионах австрийцев, которых лишили их национальной иконы.

У Марии Альтман был редкий шанс войти в историю Австрии, проявив благородство и оставив полотна Климта на его родине.

Конечно, не безвозмездно, и первоначальная оценка в 150 млн долларов рассматривалась в Австрии как справедливая компенсация.

Однако последующий взлет цены в два раза и неуступчивость Альтман и ее представителей, конечно, не прибавили симпатии к этой пожилой женщине на родине художника. (К слову, семья Альтман всегда была весьма состоятельной.)

Австрия же пережила шок.

Невозможно представить Бельведер без австрийской «Моны Лизы»: достаточно сказать, что именно репродукция «Золотой Адели» украшает обложку современного путеводителя по Бельведеру… Во время работы арбитражного суда музей получил анонимное послание с угрозой уничтожить полотна Климта в случае решения об их передаче Альтман. Картины от греха подальше убрали в запасники. Угрожавшего разыскала полиция, он отпираться не стал, заявив, правда, что угрозу исполнять не собирался…

В феврале 2006 года более четырех тысяч австрийцев и гостей Вены пришли в Бельведер, чтобы последний раз увидеть пять картин Климта, которые переходят в частные руки. Вскоре полотна были вновь изъяты из экспозиции, и после экспертизы будут переданы наследнице Блох-Бауэров.

Описание картины Густава Климта «Портрет Адели Блох Бауэр I» (Золотая Адель)

Описание картины Густава Климта «Портрет Адели Блох Бауэр I» (Золотая Адель)

«Золотая Адель» – это наиболее значимое полотно Густава. Портрет Австрийской Моны Лизы заслужил скандальную славу. В 2006 г. его продали за огромную сумму – больше ста миллионов долл. США. В 2015 г. про это полотно была снята кинолента «Женщина в золотом».

Картина с изображением Адели Блох-Бауэр создавалась под влиянием искусства Византии. Художник вдохновился византийским искусством после визита в Венецию и Равенну. После посещения церквей, он перенес стиль и манеру украшения золотом церковных мозаик, на свои полотна.

Адель художник изобразил с использованием преимущественно холодных тонов. Лицо, руки эффектно выделяются среди других эпизодов картины. Портрет можно разделить на две части (вертикально): с правой стороны находится Адель, слева полотно пустое, только слабый намек на домашнюю обстановку. В нижней части полотна художник расположил подол платья Адель.

Климт не боялся проводить эксперименты с разнообразными техниками, которые использовались в живописи. Он искал новые облики для своих работ.

В 1907 году портрет «Золотой Адели» выставили в мастерской живописца в Австрии. В 1910 году его выставляли в Италии. Позднее, семья Блох-Бауэр не выставляла полотно до 1918 года. Во время военных действий в Европе, Гитлер не забрал картину в свою коллекцию – Адель родилась еврейкой. Поэтому такое полотно не могло находиться ни в Рейхстаге, ни вообще в нацисткой Германии.

Адель Блох-Бауэр завещала после своей смерти все картины Австрийской галерее. К сожалению, сегодня уже не удастся выполнить завещание женщины в золотом – все полотна была распроданы в частные коллекции.

(2 votes, average: 5.00


источники:

http://tattoo-club.ru/adel-bloh-bauer-biografiya-zhenshchina-v-zolotom-iz-veny-v-nyu-iork/

http://gavrilin-dshi.ru/skulptura/zolotaya-adel-ili-portret-adeli-bloh-bauer-gustava-klimta-1907.html