Абрам Морозов Википедия биография

Савва Тимофеевич Морозов

Фото Все

Видео Все

Убийство в Каннах. Савва Морозов | Телеканал «История»

«Исторические хроники» с Николаем Сванидзе. 1902 год. Савва Морозов

Сериал Савва Морозов Все серии 1-4 подряд Детектив,Драма,Биография

Савва Морозов — биография

Савва Морозов имел в своем владении огромное ткацкое производство, ему принадлежали лесозаготовки и рудники. Морозов был хозяином химических заводов и больниц, газет и даже театра.

В начале XX-го века в Москве было всего чуть больше двух десятков богатых купеческих семей, причем 7 из них носили фамилию Морозовы. Самый заметный след в истории развития отечественной экономики оставил купец Савва Морозов. Он был не только текстильным магнатом, купцом и меценатом, но высокообразованным человеком, оказывающим поддержку большевистской партии. Его часто называют «новым русским», но не таким, как современные нувориши, лишенные духовности самодуры-богачи.

Савва Морозов: начало пути

Родился Савва Морозов 3 февраля 1862 года в городе Зуево Московской губернии. Его родители были купцами-старообрядцами. Именно с деда Саввы Васильевича, бывшего крепостного, берет свое начало славная династия Морозовых. Отец мальчика – Тимофей Морозов стоял у истоков создания Никольской хлопчатобумажной мануфактуры, возглавлял Московскую биржу.

На фото Савва Морозов

Маму Саввы звали Мария Симонова, ее предками тоже были старообрядцы, которым принадлежали бумаготкацкие фабрики. Савва был самым младшим из шестерых детей супругов Морозовых. Когда он родился, в семье уже подрастали четыре старшие дочери и сын Сергей, который спустя годы руководил Музеем кустарного творчества. Еще четверо детей Морозовых умерли вскоре после рождения.

Детство будущего купца и мецената прошло в усадьбе, принадлежащей семье Морозовых. Их дом располагался рядом с Ивановским монастырем, в Трехсвятительском переулке.

Когда мальчик подрос, его отдали на учебу в четвертую московскую гимназию. После ее окончания Савва продолжил обучение в Императорском Московском университете, отдав предпочтение физико-математическому факультету. Из его стен молодой человек вышел дипломированным физиком. Еще до завершения учебы Морозов написал большую статью, которая освещала тему разработки химических красителей. В 1885 году Савва Морозов поступил в Кембридж, где снова изучал химию и писал диссертацию. Именно в эти годы его новым интересом стала текстильная промышленность, Савва вникал во все тонкости производства, знакомился с процессом на Манчестерских фабриках. В 1886 году Морозов вернулся в Россию, и прослушал курс лекций профессора Менделеева.

Семейное дело

Трудовая биография Саввы Морозова началась по возвращении на родину. К тому времени отец семейства серьезно болел, и молодому человеку пришлось стать во главе Трехгорного пивоваренного товарищества и возглавить Никольскую мануфактуру, носившую название «Саввы Морозова сын и Ко». Он начал с того, что занялся улучшением жизни и условий труда своих рабочих. Вскоре его люди уже жили в новых казармах, могли получить квалифицированную медицинскую помощь в медпунктах, для стариков Савва создал дом престарелых. Морозов не пожалел денег и на обустройство парка, в котором проходили народные гулянья, и на открытие библиотеки. Его работницы могли рассчитывать на оплачиваемый декретный отпуск, самых толковых и сообразительных рабочих Морозов отправлял на учебу в вузы и колледжи.

В итоге рабочие кадры на производстве Морозова были намного развитее и грамотнее, чем у других работодателей. Савва никогда не увольнял работников без веских причин, директорам, которые выгоняли людей неправомерно, грозило серьезное наказание. Ни одна выставка или ярмарок не обходились без участия Никольской мануфактуры, и ее продукция всегда удостаивалась первых призов. У рабочих Морозова был нормально обустроенный быт, поэтому и трудились они с большей отдачей. Выпускаемая ими продукция была более качественной, чем у соседей, и по количеству они тоже опережали конкурентов. Сырьем для работы мануфактуры служил хлопок, который выращивался на принадлежащих Морозову хлопковых полях в Туркестане.

Нельзя не отметить вклад Саввы Морозова в развитие отечественной химической отрасли. В 1890-м его фабрики в Пермской губернии начинают производить химические реагенты – древесный и метиловый спирт, уксусную кислоту, денатурат, ацетон, древесный уголь. В 1905-м он стал одним из создателей акционерного общества соединенных химических заводов «С.Т.Морозов, Крель и Оттман». В 90-е годы Морозов стал во главе Нижегородской ярмарки, вошел в члены Совета торговли и мануфактур, и в Общество по содействию развития легкой промышленности.

Савва Морозов входил в выборное Московское биржевое общество вплоть до 1905 года. Он долгие годы возглавлял Нижегородский выставочный павильон, и именно поэтому удостоился чести приветствовать царя, прибывшего на его открытие. Вклад Морозова в развитие российской промышленности отметило Министерство финансов, и в 1892-м ему вручили орден Святой Анны III степени, а в 1896-м он был награжден таким же орденом, только уже II степени. В первые годы двадцатого века российского предпринимателя Морозова всерьез увлекли либеральные идеи.

Фабрики Саввы Морозова

Он познакомился с земцами-конституционалистами, потом с социал-демократами. Благодаря его деньгам начали выходить газеты «Искра», «Борьба», «Новая жизнь». Несколько позже Морозов нелегально помогал революционному движению, даже укрыл в своем доме большевика Баумана. Савва лично знал Максима Горького и Леонида Красина, друга Ленина.

После событий 1905 года, названных впоследствии «кровавым воскресеньем», Морозов написал письмо, в котором рассмотрел причины, вызвавшие забастовки.

Он собирался отправить его в вышестоящие инстанции. Морозов писал, что нельзя расправляться с мирными забастовками, нельзя отнимать право рабочих на свободу слова и печати. Он призывал обеспечить всех школьным образованием и личной неприкосновенностью.

Однако ни его мать Мария Морозова ни основные пайщики Никольской мануфактуры, не стали на сторону Саввы. В марте 1905-го они собрали совещание и приняли решение уничтожить это послание. У Саввы началась депрессия, которая отягощалась глубоким нервным расстройством. Спустя месяц Мария Морозова сумела добиться созыва медицинского консилиума, в который входили известные врачи – Ф.А.Гриневский, Г.И.Россолимо, Н.Н.Селивановский. Они тщательно изучили состояние Саввы и настоятельно рекомендовали ему продолжить лечение на курорте.

Меценатство

Следуя семейным традициям, Савва никогда не жалел денег на благотворительность. Друзьями Морозова были Станиславский и Немирович-Данченко. В 1898-м именно Морозов стоял у истоков создания МХАТа, который и выжил только благодаря денежным вливаниям предпринимателя, и до настоящего времени представляет собой гордость русской культуры. В 1901-м Морозов заведовал его финансовой частью. На строительство и содержание театра Морозов истратил баснословную сумму – пятьсот тысяч рублей, или две своих годовых зарплаты.

Имя Саввы Морозова теперь украшает значок театра, выпущенный к десятилетней годовщине его основания. Там же есть и портрет Немировича-Данченко и Станиславского. Не оставлял предприниматель без внимания и студентов, постоянно спонсируя Московский университет. Морозов участвовал в строительстве лечебниц, богаделен и приютов. Кроме этого Савва был известным конезаводчиком, разводил породистых рысаков, многие из которых выходили победителями в московских скачках.

Личная жизнь

В 1888-м женой Саввы Морозова стала Зинаида Зимина, отцом которой был известный богородский купец Г.Е.Зимин. До этого Зинаида уже была замужем за двоюродным племянником Морозова, но их брак распался. Савва был настолько влюблен, что даже не ждал благословения родителей, которые были категорически против этого брака. Вероисповедание их семьи не позволяло жениться на разведенной женщине, но Савва настоял на своем. Спустя полгода после обряда венчания они уже стали родителями сына Тимофея. В 1890-м у них родилась дочка Мария, спустя пять лет еще одна дочь Елена, и в 1903-м родился сын, названный в честь отца – Саввой.

Савва Морозов с семьей

В 1893-м в собственность Саввы Морозова перешел дом на Спиридоновке, принадлежавший ранее купцу Аксакову. На протяжении пяти лет Савва перестраивал его по специальному проекту, автором которого был Ф.О.Шехтель. Новый особняк предпринимателя вскоре принял первых гостей, именно там проходили частые балы, гостями которых были самые известные люди того времени.

В 1898-м в личной жизни Морозова произошли большие перемены — он влюбился. Его пассией была Мария Желябужская (Юрковская), которая служила в Московском театре и выходила на его подмостки под псевдонимом Андреева. Она состояла в социал-демократической партии и иногда выполняла задания, полученные от Владимира Ульянова(Ленина). Именно Мария сумела полностью изменить политические пристрастия Морозова и убедить его финансировать их партию. Их отношения закончились в 1904-м, ветреная любовница бросила Морозова ради Максима Горького. Этот разрыв был для предпринимателя ударом ниже пояса.

Смерть

По настоянию медицинского консилиума, собранного его матерью, Морозов в мае 1905-го отправился сразу в Германию, а потом переехал в Канны. Его сопровождала жена и лечащий доктор Селивановский. В личной жизни Саввы снова наступил мир и покой, он сблизился с супругой. Однако 13 мая (26 мая по новому стилю) его нашли застреленным в собственном номере престижной гостиницы «Ройяль-отель». Рядом с ним лежала записка, в которой предприниматель просил никого не винить в его смерти.

Могила Саввы Морозова

Зинаида Морозова и многочисленные друзья их семьи подозревали, что случившееся просто хотят представить как суицид, а на самом деле Савву застрелили. Однако раскрыть это преступление особо не стремились ни французские, ни российские власти. К тому же мать погибшего также настоятельно рекомендовала придерживаться версии самоубийства, потому что не хотела, чтобы об отношениях ее сына с революционерами стало известно всем. О выдаче экспертного заключения, которое подтвердило аффектное состояние покойного, побеспокоилась медицинская комиссия, созданная в Москве. Благодаря этому Савву Морозова похоронили на Рогожском кладбище.

Память

Имя Саввы Морозова не кануло в лету, его жизнь и деятельность часто воссоздают отечественные кинематографисты. В 1967 году на экраны вышла лента «Николай Бауман», где роль Морозова досталась Ефиму Копеляну, в другой картине под названием «Красный дипломат. Страницы жизни Леонида Красина», исполнителем образа Саввы стал Донатас Банионис.

Роль Саввы Морозова в фильме «Николай Бауман»

В 2007-м на экраны вышел многосерийный проект «Савва Морозов», в котором главного героя сыграл Сергей Векслер. Спустя четыре года сняли документальный проект «Роковая любовь Саввы Морозова», в котором использованы архивы семьи Морозовых.

Ссылки

Для нас важна актуальность и достоверность информации. Если вы обнаружили ошибку или неточность, пожалуйста, сообщите нам. Выделите ошибку и нажмите сочетание клавиш Ctrl+Enter .

Абрам Морозов Википедия биография

Абрам Абрамович Морозов

Абрам Абрамович Морозов (1839–1882) – московский купец, потомственный почётный гражданин, директор правления Тверской мануфактуры.

Тимофей Саввич Морозов создал прекрасное предприятие в Твери для двух своих племянников: Абрама и Давида. Большую роль в развитии мануфактуры сыграл Абрам Абрамович, при котором расширяется производственный комплекс, покупаются новые участки земли с лесными угодьями.

Абрам Морозов – сложный по характеру, способный идти на риск. Один из таких рисков чуть не стоил ему состояния. В 1870-х гг. в России наблюдается некоторое «затишье» с суровыми тканями. Он отдал распоряжение скупить все суровье. Тверская мануфактура нажила на этом большие деньги, что вскружило Морозову голову. Но очередная сделка сорвалась, мануфактура была на грани разорения.

От чрезмерных перегрузок нервная система Морозова дала сбой. Родственники все чаще стали замечать перемены в его психике. Тогда в дело вмешался тесть, Алексей Иванович Хлудов, известный текстильный фабрикант, который пригласил для освидетельствования лучших врачей, они и подтвердили диагноз: полное сумасшествие. Неудачная сделка была аннулирована.

Все тяготы болезни легли на плечи жены, Варвары Алексеевны Морозовой. Вопрос о том, где муж будет находиться во время лечения, даже не стоял, хотя друг семьи и прекрасный врач Сергей Сергеевич Корсаков предлагал госпитализацию. Пять лет они боролись с недугом, но болезнь прогрессировала, и в конце концов Абрам Абрамович скончался.

Великие коллекционеры братья Морозовы

Морозовы, купцы и предприниматели из старообрядцев, со всей страстью занимались благотворительностью и меценатством, чем прославили свою семью.

Из крепостных в миллионеры

Из нескольких строк в мемуарах Фёдора Шаляпина можно легко понять, что речь идет о Морозовых:

«…российский мужичок, вырвавшись из деревни смолоду, начинает сколачивать своё благополучие будущего купца или промышленника в Москве. Он торгует сбитнем на Хитровом рынке, продаёт пирожки на лотках, льёт конопляное масло на гречишники, весело выкрикивает свой товаришко и косым глазком хитро наблюдает за стежками жизни, как и что зашито и что к чему как пришито… А там, глядь, у него уже и лавочка или заводик. А потом, поди, он уже 1-й гильдии купец. Подождите — его старший сынок первый покупает Гогенов, первый покупает Пикассо, первый везёт в Москву Матисса. А мы, просвещённые, смотрим со скверно разинутыми ртами на всех непонятных ещё нам Матиссов, Мане и Ренуаров и гнусаво — критически говорим: «Самодур…» А самодуры тем временем потихонечку накопили чудесные сокровища искусства, создали галереи, музеи, первоклассные театры, настроили больниц и приютов на всю Москву…»

Основатель будущей текстильной империи, Савва Васильевич Морозов, в конце 18-го века получил от старообрядческой общины капитал на первое предприятие. Это было приданое жены — 5 рублей. На предприятии работало всего несколько человек. Через два поколения его семья стала одной из самых богатых в Москве.

В старообрядческой среде было принято и считалось хорошим тоном заниматься благотворительностью. Не стали исключением и Морозовы. Они старались улучшить условия жизни своих рабочих, строили и поддерживали медицинские учреждения и систему образования. Построенную ими в Москве больницу до сих пор называют Морозовской, а Морозовская коллекция живописи известна на весь мир. Братья-меценаты, погодки, Михаил и Иван Морозовы стали собирать каждый свою коллекцию.

Михаил Морозов, старший брат

Михаил Морозов умер очень рано, в 33 года. Он был яркий, полный сил, энергичный человек, который успел много сделать за свою короткую жизнь. Он поддерживал театр, дружил с литераторами и артистами, содержал свой интеллектуальный салон, и первым стал собирать коллекцию живописи, сначала русской, а потом и западной. Его собрание было небольшим, по сравнению с теми результатами, которых достиг его младший брат. Собрал её Михаил Морозов за довольно небольшой период времени, буквально за несколько лет, когда он получил свою часть капитала и у него появилась такая возможность. Он первый из русских коллекционеров купил Ван Гога, но для этого ему нужно было пройти огромный путь внутреннего духовного и интеллектуального развития.

Для современного человека в этом нет ничего удивительного, мы видели десятки и сотни работ Ван Гога, а для человека 19-го века, который впервые увидел работы мало кому известного голландца, это было шоком. Это было явление, которое существовало вопреки всем канонам, и традиции, и благопристойности. Чтобы начать собирать такое, нужно было обладать недюжинной храбростью.

Кроме того, такую живопись надо было ещё и найти. Ведь это по сути был андеграунд. Такие картины не выставлялись, ими не торговали ведущие маршаны. Надо было как-то попасть в этот мир парижских мастерских и туда нужно было ещё найти дорогу.

Иван Морозов, младший брат

Страстью к коллекционированию актуальной живописи Михаил заразил и Ивана, чьё первое приобретение относится к этому же времени. Любой коллекционер, как и любой художник, должен был пройти определённые ступени развития, и Морозовы проходили их очень быстро. Все художники-авангардисты прошли через этап импрессионизма. Это можно сравнить с тем, что без разбега невозможно перепрыгнуть пропасть.

Михаил и Иван пришли к пониманию новой живописи эволюционно, постепенно. Этот путь начинался через русских художников, среди друзей Морозовых были Константин Коровин, Валентин Серов и Игорь Грабарь, то есть люди, которые находились на максимальном уровне развития и созвучия с новейшими европейскими течениями.

Иван тоже начал с приобретения полотен русских художников, и продолжал их покупать и дальше. Он начал свою коллекцию с картин Левитана и Коровина, художников русского импрессионизма, а в годы Первой мировой войны он стал первым крупным коллекционером, который включил в своё собрание произведения Марка Шагала. Путь был пройден огромный.

Французские картины для своей коллекции он приобретал на ощупь, и не сразу самые радикальные вещи. Начал он, например, приобретать Клода Моне с «Эффекта тумана», вещи нежной, спокойной, не взрывной. Он тщательно взвешивал каждую свою новую покупку. Известен рассказ о том, что у него в коллекции была целая стена работ Сезанна с одним пропуском. И он объяснял, что здесь должен висеть «голубой» Сезанн, то есть вещь последнего периода художника. И он ее выбирал очень долго. У него был выбор, и он хотел получить самое лучшее. У него были «глаз» и «нюх». Вот так формировалась его коллекция. Талант коллекционера — это особый дар, присущий не каждому.

Судьба коллекции Михаила и Ивана Морозовых

После смерти Михаила Морозова его вдова, Маргарита Кирилловна, урождённая Мамонтова, передала его коллекцию Третьяковской галерее. После революции она осталась в Москве, прожила долгую, но тяжёлую жизнь и умерла в 1958 году.

Драматически сложилась судьба Ивана Морозова и его собрания. У него отобрали фабрику, коллекцию национализировали, а в большей части его дома разместилось общежитие какого-то наркомата. Ему оставили три маленькие комнатки. Его даже не назначили директором собственной коллекции, а всего лишь помощником хранителя. Несколько месяцев Иван Морозов продержался в этой роли, но всё-таки эмигрировал в Швейцарию, где не перенеся разлуки с коллекцией, вскоре умер.

Многое можно было продать, было бы желание, но к счастью продали очень немного. Все картины из коллекций Морозовых остались в России, за исключением четырёх. В голодные 1920−1930 годы американскому предпринимателю, внуку основателя компании «Зингер» Стивену Кларку советским правительством были проданы «Ночное кафе» Винсента ван Гога, портрет «Мадам Сезанн в оранжерее», «Горничная» Огюста Ренуара и «Зеленая певица» Эдгара Дега.

Дальнейшее объединение и разъединение коллекций

После национализации в Москве сначала появилось два новых музея западного современного искусства, Первый — Щукинский, второй — Морозовский. Потом их объединили в Морозовском особняке на Пречистенке. Коллекцию Ивана Морозова объединили с коллекцией Сергея Щукина, и произошла трагедия. Оба собрания потеряли лицо. Они превратились в братьев-близнецов — Щукин-Морозов, и десятилетиями о них так и писали как о близнецах, через дефис. А они абсолютны разные. Морозов и Щукин видели по-разному, искали разное и находили.

В таком виде музей просуществовал до 1941 года, во время войны его эвакуировали, а по её окончании не открыли, и многие вещи так и хранились упакованными, а большие холсты, такие как «Танец» Матисса, были просто накатаны на валы без подрамников. И они так лежали долго, пока в 1948 году не началась война с космополитизмом, с западным влиянием и с буржуазным искусством. На самом высоком уровне было принято решение музей закрыть. Постановление политбюро предписывало ликвидировать его в десятидневный срок. Злопыхателей у музея всегда было много, а Академия художеств, в таком виде, в каком она тогда существовала, просто визжала от восторга, они были счастливы, потому что воспринимали это как долгожданную и окончательную победу единственно правильного «изма» — социалистического реализма над формализмом.

Картины стали делить люди, которые очень хорошо понимали, их ценность. Разделом занимались профессионалы, с одной стороны — директор Пушкинского музея Сергей Меркуров, скульптор-монументалист, который всех этих художников-авангардистов по своим парижским годам просто знал лично. А с другой стороны был академик Иосиф Орбели, он об этом ничего не знал, но у него была жена, Антонина Изергина, историк искусств. Она возглавляла отдел нового искусства Эрмитажа и очень хорошо всё понимала, давая мужу грамотные рекомендации.

Подобные передачи начались ещё в начале 1930-х годов. Москва уже тогда делилась картинами из коллекций Морозовых и Щукина, получая взамен классическое искусство из Эрмитажа, и таких траншей ещё до войны было несколько, потому что в Музее современного западного искусства помещалось далеко не всё. Это очень маленькое здание. Морозовский особняк был в своей экспозиционной части — это всего 500 квадратных метров. У них были огромные фонды, и они начали ими делиться ещё до войны.

А в этот раз, всё делилось строго пополам. Пополам, но не совсем. Москва по-хозяйски брала себе то, что можно будет когда-нибудь выставить, если заглянуть далеко вперёд и предположить, что пройдёт время и режим станет более мягким. А в Ленинград отдавали то, что они считали, что в Советском Союзе выставлено не будет НИКОГДА, и поэтому Эрмитаж получил самых лучших Пикассо и Матиссов. А в остальном, всё по-честному, есть восемь картин — четыре сюда, а четыре сюда. И нельзя сказать, что кто-то остался в обиде, но такой акцент на возможно/невозможно был.

Время воссоздавать коллекции

Через сто лет после насильственного слияния и разъединения собраний настало время их триумфального возвращения. В июне 2019 года в Москве ГМИИ имени А. С. Пушкина открылась выставка «Щукин. Биография коллекции», а в Петербурге в Государственном Эрмитаже — «Братья Морозовы. Великие русские коллекционеры». Эти выставки такие же разные, как и коллекции Сергея Щукина и братьев Морозовых. Если в Москве сделана попытка поместить картины из Щукинского собрания в контекст своего времени и развесить их так, как их видел сам коллекционер и его гости, то в Эрмитаже полотна из коллекций Морозовых говорят сами за себя и не нуждаются в обрамлении.

Автор — заместитель заведующего Отделом западноевропейского искусства Государственного Эрмитажа.

  • Изображение анонса и лида: Wikimedia Commons


источники:

http://projects.tverlib.ru/morozovsky_gorodok/abram_abramovich.html

http://diletant.media/articles/45259542/