А С Грибоедов биография

Александр Грибоедов

Биография

Как часто читатели запоминают автора только по одному произведению? Например, Кена Кизи помнят по «Пролетая над гнездом кукушки», Джерома Сэлинджера — по «Над пропастью во ржи», Харпер Ли — по «Убить пересмешника», а Патрика Зюскинда — по роману «Парфюмер». Перечисленные авторы и произведения – зарубежные, поэтому можно все списать на отсутствие переводов. Но как же тогда быть с отечественными авторами – с Александром Грибоедовым, например?

Детство и юность

Родился будущий писатель и дипломат в Москве. В учебниках по литературе пишут, что произошло это в январе 1785 года, однако специалисты в этом сомневаются – слишком удивительными тогда становятся некоторые факты из его биографии. Есть предположение, что Александр родился лет на пять раньше, а дату в документе написали другую, поскольку на момент рождения его родители не состояли в браке, что негативно воспринималось в те годы.

Александр Грибоедов в детстве

Кстати, в 1795 году у Александра Грибоедова родился брат Павел, который, к сожалению, скончался еще в младенческие годы. Скорее всего, именно его свидетельство о рождении позже послужило писателю. Саша родился в дворянской семье, которая вела свой род от перебравшегося в Россию поляка Яна Гжибовского. Фамилия Грибоедовых является дословным переводом фамилии поляка.

Мальчик рос любопытным, но в то же время степенным. Первое образование получал на дому, читая книги – отдельные исследователи подозревают, что это связано со скрытием даты рождения. Учителем Саши был популярный в те годы энциклопедист Иван Петрозалиус.

Усадьба Александра Грибоедова

Несмотря на степенность, за Грибоедовым водились и хулиганские выходки: однажды, во время посещения католической церкви, мальчик исполнил на органе народную плясовую песню «Камаринская», чем поверг священнослужителей и посетителей церкви в шок. Позже, уже будучи студентом Московского государственного университета, Саша напишет едкую пародию под названием «Дмитрий Дрянской», что также выставит его в невыгодном свете.

Еще до учебы в МГУ Грибоедов поступил на обучение в Московский университетский благородный пансион в 1803 году. В 1806 поступает на словесное отделение Московского госуниверситета, которое оканчивает через 2 года.

Родители Александра Грибоедова

После Грибоедов решает отучиться на еще двух отделениях – физико-математическом и нравственно-политическом. Александр получает степень кандидата наук. Он планирует продолжить обучение и дальше, но планы рушит наполеоновское вторжение.

Во время Отечественной войны 1812 года будущий писатель вступил в ряды добровольческого московского гусарского полка, которым руководил граф Петр Иванович Салтыков. Зачислен был в корнеты вместе с другими выходцами из дворянских семей – Толстых, Голицыных, Ефимовских и других.

Литература

В 1814 году Грибоедов начинает писать свои первые серьезные произведения, которыми становятся очерк «О кавалерийских резервах» и комедия «Молодые супруги», являющаяся пародией на французские семейные драмы.

В следующем году Александр перебирается в Санкт-Петербург, где и заканчивает службу. В Питере начинающий писатель знакомится с публицистом и издателем Николаем Ивановичем Гречем, в чьем литературном журнале «Сын Отечества» позже опубликует некоторые из своих произведений.

Александр Грибоедов в молодости

В 1816 становится членом масонской ложи «Соединенные друзья», а через год организует свою ложу – «Благо», которая будет отличаться от классических масонских организаций упором на русскую культуру. В это же время писатель начинает работу над «Горем от ума» — появляются первые идеи и наброски.

Летом 1817 года Грибоедов поступает на государственную службу в Коллегию иностранных дел, сначала в качестве губернского секретаря, а позже – в качестве переводчика. В этом же году происходит знакомство Грибоедова с Александром Пушкиным и Вильгельмом Кюхельбекером.

Александр Грибоедов и Александр Пушкин

С обоими он сдружится и еще не раз пересечется за свою короткую жизнь. Еще работая губернским секретарем, писатель пишет и издает стих «Лубочный театр», а также комедии «Студент», «Притворная неверность» и «Замужняя невеста». 1817 год ознаменован в жизни Грибоедова и другим событием – легендарной четверной дуэлью, поводом для которой послужила балерина Авдотья Истомина (как всегда, cherchez la femme).

Однако если быть точным, то в 1817-м стрелялись только Завадовский и Шереметев, а дуэль Грибоедова и Якубовича состоялась через год, когда писатель, отказавшись от места чиновника русской миссии в Америке, стал секретарем царского поверенного Симона Мазаровича в Персии. В пути к месту службы писатель вел дневник, в котором фиксировал свое путешествие.

Александр Грибоедов и Александр Якубович

В 1819 году Грибоедов завершил работу над «Письмом издателю из Тифлиса» и стихотворением «Прости, Отечество». Автобиографические моменты, связанные с периодом службы в Персии, также появятся в «Рассказе Вагина» и «Ананурском карантине». В этом же году получил Орден Льва и Солнца первой степени.

Работа в Персии была не по душе писателю, поэтому он даже обрадовался перелому руки в 1821 году, ведь благодаря травме писатель смог добиться перевода в Грузию – поближе к Родине. В 1822 году становится секретарем по дипломатической части при генерале Алексее Петровиче Ермолаеве. Тогда же пишет и издает драму «1812 год», посвященную Отечественной войне.

Памятник Александру Грибоедову

В 1823 году на три года покидает службу, чтобы вернуться на родину и отдохнуть. На протяжении этих лет живет в Петербурге, Москве и в имении старого товарища в селе Дмитровском. Заканчивает работу над первой редакцией комедии в стихах «Горе от ума», которую дает на рецензию пожилому уже баснописцу Крылову. Иван Андреевич по достоинству оценил произведение, однако предупредил, что цензоры не пропустят.

В 1824-м Грибоедов пишет стихотворение «Давид», водевиль «Обман за обманом», очерк «Частные случаи петербургского наводнения» и критическую статью «И сочиняют – врут, и переводят – врут». В следующем году начал работу над переводом «Фауста» Гете, но успел закончить только «Пролог в театре». В конце 1825 года из-за необходимости вернуться на службу был вынужден отказаться от поездки в Европу, вместо этого уехав на Кавказ.

Иллюстрация к комедии Александра Грибоедова «Горе от ума»

После участия в экспедиции генерала Алексея Александровича Вельяминова пишет стихотворение «Хищники над Чегелем». В 1826 году был арестован и отправлен в столицу по подозрению в декабристской деятельности, однако уже через полгода был выпущен на волю и восстановлен на службе из-за отсутствия прямых доказательств. Тем не менее, слежку за писателем установили.

В 1828 году Грибоедов принял участие в подписании Туркманчайского мирного договора. В этом же году получил Орден Святой Анны второй степени и женился. Больше писатель ничего не успех написать и опубликовать, хотя в его планах было много произведений, среди которых исследователи творчества особенно выделяют трагедии о Владимире Великом и Владимире Мономахе. По их словам, Грибоедов обладал потенциалом, не меньшим, чем у Шекспира.

Личная жизнь

Есть теория, что четверная дуэль 1817 года состоялась из-за короткой интриги Грибоедова с балериной Истоминой, но фактов, доказывающих эту гипотезу, нет. 22 августа 1828 года писатель женился на грузинской аристократке Нине Чавчавадзе, которую сам Александр Сергеевич называл Мадонной Барталоме Мурильо. Обвенчали пару в Сионском соборе, расположенном в Тифлисе (ныне – Тбилиси).

Александр Грибоедов и Нина Чавчавадзе

К концу 1828 года Александр и Нина поняли, что ожидают ребенка. Именно поэтому писатель настоял, чтобы жена осталась дома во время его очередной посольской миссии в следующем году, из которой он так и не вернулся. Новость о гибели мужа повергла юную девушку в шок. Случились преждевременные роды, ребенок родился мертвым.

Смерть

В начале 1829 года Грибоедов был вынужден по работе отправиться в составе посольской миссии к Фетх Али-шаху в Тегеран. 30 января на здание, в котором временно располагалось посольство, было совершено нападение многочисленной группы мусульманских фанатиков (больше тысячи человек).

Могила Александра Грибоедова

Спастись удалось всего одному человеку, по чистой случайности оказавшемуся в другом здании. Александр Грибоедов был обнаружен среди погибших. Его обезображенное тело узнали по травме левой руки, полученной во время дуэли с корнетом Александром Якубовичем в 1818 году.

Посмертно Грибоедова наградили Орденом Льва и Солнца второй степени. Похоронили писателя, как он и завещал — в Тифлисе, на горе Мтацминда, расположенной рядом с церковью Святого Давида.

Александр Грибоедов

Александр Сергеевич Грибоедов (1795-1829) – выдающийся русский дипломат, гениальный поэт, драматург, пианист и композитор. За свою недолгую 34-летнюю жизнь, этот блестящий ум сделал так много для отечества, что его имя навсегда вошло в историю литературы и русской дипломатии.

Гениальная пьеса «Горе от ума», которая до сих пор регулярно ставится в театрах, послужила источником многочисленных крылатых фраз.

Этот литературный шедевр не только увековечил его автора, но и стал величественным памятником человеческого гения, своего рода маяком, ярко освещающим дела и мысли сотен поколений.

Трагическая гибель Грибоедова заслуживает отдельного полнометражного фильма. В данной же статье мы кратко познакомим вас с личностью Грибоедова и расскажем интересные факты из его необыкновенной жизни.

Биография Грибоедова

Александр Грибоедов родился 4 января 1795 года в Москве, в обеспеченной родовитой семье. С детства Александр был чрезвычайно сосредоточен и необыкновенно развит. В 6-летнем возрасте он свободно владел тремя иностранными языками, в юности уже шестью, в частности в совершенстве английским, французским, немецким и итальянским. Отлично знал латынь и древнегреческий язык.

С детства Грибоедов приобрел навык к усидчивым ученым исследованиям, поражающим в его записных тетрадях и свидетельствующим, что из него мог выработаться серьезный ученый.

В 1803 году его отдали в Московский университетский благородный пансион. Через три года Грибоедов поступил на словесное отделение Московского университета. В 1808 году (в возрасте 13 лет) окончил словесное отделение университета со степенью кандидата словесных наук, но не оставил учёбу, а поступил на этико-политическое (юридическое) отделение философского факультета.

Он был в буквальном смысле слова вундеркиндом, поражающим не только глубиной своих дарований, но и поразительной разносторонностью их.

В 1810 году 15-летний Грибоедов получил степень кандидата прав и остался в университете для изучения математики и естественных наук.

Во время Отечественной войны 1812 года, когда неприятель появился на территории России, он вступил в Московский гусарский полк.

Весной 1816 года начинающий писатель оставил военную службу, а уже летом опубликовал статью «О разборе вольного перевода Бюргеровой баллады Ленора».

Дуэль

В 1817 году в Петербурге произошла знаменитая «четверная дуэль» Завадовского-Шереметева и Грибоедова-Якубовича.

В результате этой дуэли Шереметьев был серьезно ранен, и его надо было немедленно везти в город, вследствие чего Якубович и Грибоедов отложили свой поединок. Он состоялся в следующем, 1818 году, в Грузии.

Когда Якубович был переведён по службе в Тифлис, там же проездом оказался и Грибоедов, направляясь с дипломатической миссией в Персию. В результате их дуэли Грибоедов был ранен в кисть левой руки. Именно по этому ранению впоследствии удалось опознать обезображенный труп Грибоедова, после резни в русском посольстве в Тегеране.

Дипломат

В 1818 г. Грибоедов, отказавшись от места чиновника русской миссии в США, получил назначение на должность секретаря при царском поверенном в делах в Персии Семёне Мазаровиче.

Обременённый служебными хлопотами он, тем не менее, выучил арабский, турецкий, грузинский и персидский языки.

Поведением своим и характером он снискал себе уважение целой английской миссии в Тавризе и приобрел особенную благосклонность наследника престола, принца Аббаса-Мирзы, который истинно любил Грибоедова и находил удовольствие в его беседе.

В начале 1823 г. Грибоедов на время покинул службу и вернулся на родину, в течение двух с лишним лет живя в Москве и Петербурге.

В конце мая 1825 г., в связи со срочной необходимостью вернуться к месту службы, он отказался от намерения посетить Европу и уехал на Кавказ. В январе 1826 года он был арестован в крепости «Грозная» по подозрению в принадлежности к декабристам (см. восстание декабристов).

Грибоедова привезли в Петербург, однако следствие не смогло найти доказательств его принадлежности к тайному обществу.

В сентябре 1826 года он вернулся на службу в Тифлис и продолжил дипломатическую деятельность. Во время Русско-персидской войны Грибоедов активно участвовал в переговорах с представителями персидского шаха и разработке ключевых условий выгодного для России Туркманчайского мирного трактата.

В своём рапорте Николаю I командующий русскими войсками Паскевич высоко оценил роль Грибоедова в получении от Персии огромной по тем временам контрибуции в 20 млн рублей серебром.

Страх

Тут уместно вспомнить эпизод, описанный в письме самим Грибоедовым и наглядно демонстрирующем некоторые стороны его характера.

«В последнюю персидскую кампанию во время одного сражения мне случилось быть вместе с князем Суворовым. Ядро с неприятельской батареи ударилось подле князя, осыпало его землей, и в первый миг я подумал, что он убит.

Это разлило во мне такое содрогание, что я задрожал. Князя только оконтузило, но я чувствовал невольный трепет и не мог прогнать гадкого чувства робости. Это ужасно оскорбило меня самого. Стало быть, я трус в душе? Мысль нестерпимая для порядочного человека, и я решился, чего бы то ни стоило, вылечить себя от робости.

Я хотел не дрожать перед ядрами, в виду смерти, и при случае стал в таком месте, куда доставали выстрелы с неприятельской батареи. Там сосчитал я назначенное мною самим число выстрелов, потом тихо поворотил лошадь и спокойно отъехал прочь.

Знаете ли, что это прогнало мою робость? После я не робел ни от какой военной опасности. Но поддайся чувству страха – оно усилится и утвердится».

После этого Грибоедов выказывал такую неустрашимость в продолжение всей дальнейшей кампании, что обратил своею храбростью внимание Паскевича, который в письме к матери Грибоедова извещал ее: «Наш слепой (т. е. близорукий) совсем меня не слушается: разъезжает себе под пулями, да и только!».

Посол

Когда Грибоедов доставил в Петербург донесение о заключенном мире, его назначили послом в Иран. Однако назначение это, несмотря на столь высокий уровень доверия и не по годам оказанную честь, не радовало Грибоедова.

Друзья вспоминают, что его преследовали мрачные предчувствия:

– Там моя могила! Чувствую, что не увижу более России!

Заехав в Тулу, Грибоедов пробыл три дня у Бегичева и был очень мрачен. Бегичев заметил ему это, и Грибоедов, взявши его за руку, сказал с глубокой горестью:

– Прощай, брат Степан! Вряд ли мы с тобою более увидимся.

– К чему эти мысли и эта ипохондрия? – возразил Бегичев. – Ты не раз бывал в сражениях, но Бог тебя миловал.

– Я знаю персиян, – отвечал Грибоедов, – Аллаяр-хан мой личный враг, он меня уходит! Не подарит он мне заключенного с персиянами мира!

По пути на место назначения он провёл несколько месяцев в Тифлисе где 22 августа 1828 года женился на княжне Нине Чавчавадзе, с которой ему удалось прожить всего несколько счастливых недель.

Грибоедов и его жена Нина Чавчавадзе

25 сентября проезжая через Эривань, Грибоедов шутя, говорил провожающей его жене: «Не оставляй костей моих в Персии; если умру там, похорони меня в Тифлисе, в монастыре Святого Давида».

Через четыре месяца пребывания в Персии, произошла трагедия, лишившая Россию одного из лучших ее сынов.

Смерть

30 января 1829 года толпа из тысяч религиозных фанатиков ворвалась в русское посольство и устроила там кровавую резню. Были перебиты все находившиеся там люди. Спасся только один секретарь Иван Сергеевич Мальцов.

Грибоедов был убит вместе с 37 товарищами. Его тело было настолько изуродовано, что его опознали только по следу на кисти левой руки, полученному в знаменитой дуэли с Якубовичем.

Личность Грибоедова

В «Воспоминаниях о незабвенном Александре Сергеевиче Грибоедове» Фаддей Булгарин пишет следующее:

Его нельзя было любить иначе, как страстно, с энтузиазмом, потому что пламенная душа его согревала и воспламеняла все вокруг себя. С Грибоедовым благородный человек делался лучше, благороднее. Его нежная привязанность к другу, внимание, искренность, светлые, чистые мысли, высокие чувствования переливались в душу и зарождали ощущение новой, сладостной жизни. Его голос, взгляд, улыбка, приемы имели какую-то необыкновенную прелесть; звук его голоса проникал в душу, убеждение лилось из уст…

…Не могу написать ничего связного о Грибоедове: ибо, когда только должен вспомнить о душе его, о его качествах, сердце мое разрывается на части…

Изъясняясь приятно и правильно на всех языках, он отлично хорошо говорил по-русски, достоинство весьма редкое между образованными русскими. Красноречие его, всегда пламенное, было убедительно, потому что основывалось на здравом смысле и глубокой учености. Трудно было не согласиться с ним во мнении.

Он имел особенный дар, как все необыкновенные люди, убеждать и привлекать сердца. Знать его было то же, что любить. Более всего привязывало к нему его непритворное добродушие, которое, при необыкновенном уме, действовало на сердца, как теплота на природу.

– Жизнь народа, как жизнь человека, есть деятельность умственная и физическая, — говорил Грибоедов.

– Словесность — мысль народа об изящном. Греки, римляне, евреи не погибли от того, что оставили по себе словесность, а мы… мы не пишем, а только переписываем! Какой результат наших литературных трудов по истечении года, столетия? Что мы сделали и что могли бы сделать.

Рассуждая о сих предметах, Грибоедов становился грустен, угрюм, брал шляпу и уходил один гулять в поле или в рощу.

Мне не случалось в жизни ни в одном народе видеть человека, который бы так пламенно, так страстно любил свое отечество, как Грибоедов любил Россию. Он в полном значении обожал ее.

Каждый благородный подвиг, каждое высокое чувство, каждая мысль в русском приводила его в восторг. Если бы знали враги его, раздиравшие его литературную славу, как он радовался, находя в них хорошее!

Грибоедов, зная столько иностранных языков, любил читать русские книги, особенно переводы великих писателей. Когда я изъявил ему мое удивление на этот счет, он отвечал: «Мне любопытно знать, как изъяснены высокие мысли и наставления мудрецов, и может ли понимать их класс народа, не знающий иностранных языков? Это археологические и этнографические изыскания, любезный друг», – прибавил он с улыбкою.

Наглядно демонстрирует личность Грибоедова и его высокое понимание морали, чести и достоинства, следующая история. Однажды Фаддей Булгарин в статье «Литературные призраки», устами одного из своих героев передал некоторые идеи Грибоедова, услышанные им в личных разговорах.

Александр Сергеевич настолько рассердился на Булгарина за амикошонское разоблачение интимных бесед, равно как и за подобострастную лесть, которой не терпел, что разразился полным негодования письмом. Приведем некоторые выдержки из него:

«Милостивый государь, Фаддей Бенедиктович, тон и содержание этого письма покажутся вам странны, что же делать?! Вы сами тому причиной. Я долго думал, не решался, наконец принял твердое намерение – объявить вам истину.

Признаюсь, мне самому жаль, потому что с первого дня нашего знакомства вы мне оказали столько ласковостей; хорошее мнение обо мне я в вас почитаю искренним. Но, несмотря на все это, не могу далее продолжать нашего знакомства. Лично не имею против вас ничего; знаю, что намерение ваше было чисто, когда вы меня, под именем Талантина, хвалили печатано и, конечно, не думали тем оскорбить.

Но мои правила, правила благопристойности и собственное к себе уважение не дозволяют мне быть предметом похвалы незаслуженной или, во всяком случае, слишком предускоренной. Не думайте, чтобы какая-нибудь внешность, мнение других людей меня побудили к прерыванию с вами знакомства.

Верьте, что для меня моя совесть важнее чужих пересудов. Я просто в несогласии сам с собою: сближаясь с вами более и более, трудно самому увериться, что ваши похвалы были мне не по сердцу. Боюсь поймать себя на какой-нибудь низости, не выкланиваю ли я еще горсточку ладана! Расстанемтесь. Я бегать от вас не буду, но коли где встретимся, то без приязни и без вражды. Мы друг друга более не знаем.

Вы верно поймете, что, поступая, как я теперь, не сгоряча и по весьма долгом размышлении, не могу уже ни шагу назад отступить. Конечно, и вас чувство благородной гордости не допустит опять сойтись с человеком, который от вас отказывается.

Прощайте. Я об вас всегда буду хороших мыслей, даже почитаю долгом отзываться об вас с благодарностью. Вы обо мне думайте, как хотите.

Милостивый государь, ваш всепокорнейший А. Грибоедов».

Офицер

Тот же Булгарин рассказывает удивительную историю, произошедшую с ним в Варшаве. Однажды он случайно познакомился с юнкером, который лежал в госпитале.

Сам он был родом из Москвы, и, находясь на чужбине, серьезно заболел. Денег у него не было, поэтому Булгарин решил взять его к себе, где юношу начал лечить знакомый доктор.

Далее предоставим слово самому Булгарину:

«…С первого дня переселения ко мне юноша лег в постель и три месяца не вставал. Усилия медицины были бесполезны. Открылась жестокая чахотка, и он умер…

В течение трех месяцев я часто беседовал с ним. Он был чрезвычайно образован, начитан, имел удивительную память и был пристрастен к словесности, к поэзии, любил все высокое, благородное.

Рассказывая мне о Москве, о своей жизни, он с восторгом говорил об одном офицере своего полка, которого он знал в Москве, еще будучи в пансионе. Из дружбы к этому офицеру он пошел на военную службу и ему обязан был всем своим образованием, любовью к изящному, высокому, к поэзии природы.

Мой жилец писал несколько раз к этому офицеру и однажды получил от него письмо, в котором он уведомлял его, что приедет к нему в Варшаву. Больной прижимал к себе это письмо и плакал от радости… Я удивлялся этой необыкновенной привязанности и утешался…

Позже я узнал, что этим офицером был Грибоедов…»

Воспоминания о Грибоедове

Показательны отзывы о Грибоедове русского военачальника, дипломата и путешественника Муравьева-Карского, который считал Грибоедова своим соперником.

«Человек весьма умный и начитанный, – сказал он при первом знакомстве с поэтом». Чуть позже он через силу, явно нехотя, признает: «Человек сей очень умен и имеет большие познания». И наконец, не может уже подавить невольного восхищения: «Образование и ум его необыкновенны».

Грибоедов был дипломатом и экономистом, историком и лингвистом, музыкантом и композитором.

По воспоминаниям современников, он был потрясающим пианистом. Кстати, два знаменитых вальса Грибоедова можно послушать здесь.

Но главным делом своей жизни он считал поэзию.

– Поэзия! Люблю ее без памяти, страстно! – говорил он.

Поэзия воспринималась им как средство преобразования жизни — поэзия, находящая отклик в сердцах людей, воспламеняющая и вдохновляющая их. Такая поэзия требовала от поэта глубоких и разнообразных знаний.

Кто знает, если бы жизнь Грибоедова не оборвалась столь трагично и столь рано, быть может именно он стал бы первым поэтом России…

Памятник Грибоедову в Москве на Чистопрудном бульваре

На территории церкви Святого Давида на склоне горы Мтацминда, что в центре Тбилиси, покоится прах Грибоедова.

На его могиле вдова Нина Чавчавадзе, всю оставшуюся жизнь носившая траур по мужу и оплакивающая его смерть, поставила памятник, изображающий молящуюся и плачущую перед распятием женщину. На памятнике следующая надпись:

«Ум и дела твои бессмертны в памяти русской, но для чего пережила тебя любовь моя!»

А что вы можете сказать о Грибоедове? Напишите об этом в комментариях.

А С Грибоедов биография

Грибоедов Александр Сергеевич (1790 или 1795-1829)

Русский писатель, поэт, драматург, дипломат. Александр Грибоедов родился 15 января (по старому стилю — 4 января) 1795 (в некоторых источниках указан 1790) в Москве, в старинной дворянской семье. «Дворянский род Грибоедовых — шляхетского происхождения. Ян Гржибовский переселился в Россию в первой четверти XVII столетия. Его сын, Федор Иванович, был разрядным дьяком при царях Алексее Михайловиче и Федоре Алексеевиче и первый стал писаться Грибоедовым.» («Русский биографический словарь»)Детство прошло в московском доме любящей, но своенравной и непреклонной матери Александра — Настасьи Федоровны (1768-1839) (Новинский бульвар, 17). Александр и его сестра Мария (1792-1856; в замужестве — М.С.Дурново) получили серьезное домашнее образование: гувернерами были образованные иностранцы — Петрозилиус и Ион, для частных уроков приглашались профессора университета. В 1803 Александр был определен в Московский Благородный университетский пансион. В 1806 Александр Грибоедов поступил на словесный факультет Московского университета, который окончил в 1808 со званием кандидата словесности; продолжил обучение на этико-политическом отделении; в 1810 окончил юридический, а затем поступил на физико-математическй факультет. С момента обучения в университете и на всю жизнь Александр Сергеевич сохранил любовь к занятиям историей и к экономическим наукам. По окончании обучения по образованности Грибоедов превосходил всех своих сверстников в литературе и в обществе: владел французским, английским, немецким, итальянским, греческим, латинским языками, позднее освоил арабский, персидский и турецкий языки. В 1812, до нашествия на Россию Наполеона, Александр Сергеевич готовился к экзамену на степень доктора.

В 1812, несмотря на недовольство семьи, Грибоедов записался волонтером — корнетом в московский гусарский полк, набиравшийся графом Салтыковым, но пока он организовывался, Наполеон успел покинуть Москву, а затем и Россию. Война закончилась, но карьере чиновника Александр решил предпочесть мало привлекательную кавалерийскую службу в глухих закоулках Белоруссии. Три года он провел сначала в иркутском гусарском полку, потом в штабе кавалерийских резервов. В Бресте-Литовском, где корнет Грибоедов был прикомандирован к штабу резервов и состоял адъютантом при гуманном и образованном генерале от кавалерии А.С.Кологривове, в нем вновь пробудился вкус к книгам и творчеству: в 1814 он посылает в московский «Вестник Европы» свои первые статьи («О кавалерийских резервах» и «Описание праздника в честь Кологривова»). Побывав в 1815 в Петербурге и подготовив свой переход в коллегию иностранных дел, в марте 1816 Грибоедов вышел в отставку.

В 1817 Александр Грибоедов был зачислен в Коллегию иностранных дел, где вскоре стал числиться на хорошем счету. В Петербурге были напечатаны и поставлены его первые пьесы, он познакомился с А.С.Пушкиным, В.К.Кюхельбекером, П.Я.Чаадаевым. Служебное положение Грибоедова едва не испортило его участие в качестве секунданта в дуэли Шереметева с Завадовским, возмутившей всех ожесточением противников: по некоторым предположениям, после этой дуюли должна была состояться и дуэль между секундантами. По настоянию матери, чтобы дать улечься пересудам и смягчить гнев начальства, Александр Грибоедов должен был временно покинуть Петербург и ему, помимо его воли, было обеспечено место секретаря посольства в Персии. 4 марта 1819 Грибоедов въехал в Тегеран, но значительная часть службы прошла в Тавризе. Обязанности были несложные, что давало возможность усиленно заниматься персидским и арабским языками. Периодически Грибоедову приходилось ездить с деловыми поручениями в Тифлис; однажды он вывез из Персии и возвратил на родину группу русских пленных, несправедливо задержанных персидскими властями. Это предприятие обратило на Грибоедова внимание командующего русскими войсками на Кавказе Алексея Петровича Ермолова (1777-1861), разгадавшего в нем редкие дарования и оригинальный ум. Ермолов добился назначения Александра Грибоедова секретарем по иностранной части при главнокомандующем на Кавказе и с февраля 1822 он стал служить в Тифлисе. Здесь продолжилась работа над пьесой «Горе от ума», начатая еще до назначения в Персию.

После 5 лет пребывания в Иране и на Кавказе в конце марта 1823, получив отпуск (сначала краткий, а потом продленный и в общем охвативший почти два года), Грибоедов приезжает в Москву, а в 1824 — в Петербург. Комедия, завершенная летом 1824, была запрещена царской цензурой и 15 декабря 1825 в альманахе Ф.В.Булгарина «Русская Талия» были опубликованы только фрагменты. В целях пропаганды своих идей, декабристы стали распространять «Горе от ума» в десятках тысяч списков (в январе 1825 список «Горя от ума» был привезен и Пушкину в Михайловское). Несмотря на скептическое отношение Грибоедова к военному заговору будущих декабристов и сомнения в своевременности переворота, среди его друзей в этот период были К.Ф.Рылеев, А.А.Бестужев, В.К.Кюхельбекер, А.И.Одоевский. В мае 1825 Грибоедов вновь выехал из Петербурга на Кавказ, где и узнал о том, что 14 декабря восстание декабристов потерпело поражение.

В связи с открытием дела о декабристах, в январе 1826 в крепости Грозный Александр Грибоедов был арестован; Ермолов успел предупредить Грибоедова о прибытии фельдъегеря с приказом немедленно доставить его в следственную комиссию, и все компрометирующие бумаги были уничтожены. 11 февраля он был доставлен в Петербург и посажен на гауптвахту Главного штаба; среди причин было то, что на допросах 4 декабриста, в том числе С.П.Трубецкой и Е.П.Оболенский, назвали Грибоедова среди членов тайного общества и в бумагах многих арестованных находили списки «Горя от ума». Под следствием он находился до 2 июня 1826, но т.к. доказать его участие в заговоре не удалось, а сам он категорически отрицал свою причастность к заговору, его освободили из-под ареста с «очистительным аттестатом». Несмотря на это некоторое время за Грибоедовым был установлен негласный надзор. В сентябре 1826 Грибоедов продолжил дипломатическую деятельность, вернувшись в Тбилиси. Главнокомандующим на Кавказе был назначен Иван Федорович Паскевич (1782-1856), женатый на двоюродной сестре Александра Грибоедова — Елизавете Алексеевне (1795-1856). На Кавказ Грибоедов возвратился неохотно и серьезно думал об отставке, но просьбы матери заставили его продолжать службу.

В разгар русско-иранской войны Грибоедову поручают ведение отношений с Турцией и Ираном. В марте 1828 прибыл в Петербург, доставив выгодный для России Туркманчайский мирный договор, принесший ей значительную территорию и большую контрибуцию. В переговорах с Аббас-мирзой и подписании договора Александр Сергеевич Грибоедов принимал непосредственное участие. Уступки были сделаны персами против воли и Грибоедов, справедливо гордясь своим успехом, не скрывал своих опасений мести и скорого возобновления войны.

В апреле 1828 Грибоедов, пользовавшийся репутацией специалиста по персидским делам, был назначен полномочным министром-резидентом (послом) в Иран. Несмотря на нежелание ехать в Персию, отказаться от назначения было невозможно ввиду категорически заявленного желания императора. За годы службы на Востоке Грибоедов пригляделся к восточному быту и складу мысли и открывшаяся перед ним перспектива долгого житья в одном из центров застоя, самоуправства и фанатизма не вызывала в нем особого желания приступить к выполнению новых обязанностей; к назначению он отнесся как к политической ссылке.

По пути к месту назначения Грибоедов провел несколько месяцев в Грузии. В августе 1828, находясь в Тифлисе, он женился на дочери своего друга, грузинского поэта и генерал-майора Александра Гарсевановича Чавчавадзе (1786-1846), — княгине Нине Чавчавадзе (1812-1857), которую он знал еще девочкой. Несмотря на лихорадку, не оставившую его и во время брачного обряда, Александр Сергеевич, быть может, впервые испытал счастливую любовь, переживая, по его словам, такой «роман, который оставляет далеко за собой самые причудливые повести славящихся своей фантазией беллетристов». Молодой супруге только что пошел шестнадцатый год. После выздоровления он довез жену до Тавриза и отправился без нее в Тегеран, чтобы приготовить там все к ее приезду. 9 декабря 1828 они виделись в последний раз. О нежности, с которой он относился к своей маленькой «мурильевской пастушке», как он называл Нину, говорит одно из последних писем к Нине (24 декабря 1828, Казбин): «Бесценный друг мой, жаль мне тебя, грустно без тебя как нельзя больше. Теперь я истинно чувствую, что значит любить. Прежде расставался со ногими, к которым тоже крепко был привязан, но день, два, неделя — и тоска исчезала, теперь чем далее от тебя, тем хуже. Потерпим еще несколько, ангел мой, и будем молиться богу, чтобы нам после того никогда не разлучаться.»

Приехав в Тегеран, Грибоедов действовал иногда вызывающим образом, не уступал ни в чем строптивости персиян, настойчиво требуя уплаты контрибуции, нарушал этикет шахского двора, выказывая самому шаху возможно меньше уважения. Все это делалось вопреки личным склонностям и этими ошибками пользовались английские дипломаты, чтобы разжигать ненависть к послу в придворных сферах. Но более грозная ненависть к русским, поддерживаемая духовными лицами, разжигалась в народной массе: в базарные дни невежественной толпе втолковывали, что русских следует истребить как врагов народной религии. Зачинщиком восстания был тегеранский муджшехид (высшее духовное лицо) Месих, а его главными пособниками — улемы. По официальной версии целью заговора было нанесение некоторого урона русской миссии, а не резня. Когда в роковой день 11 февраля (по старому стилю — 30 января) 1829 года собралось около 100 тысяч человек (по показаниям самих персидских сановников), и масса фанатиков бросилась к дому посольства, руководители заговора потеряли власть над ними. Понимая, какой опасности подвергается, за день до смерти Грибоедов отправил во дворец ноту, заявляя в ней, что «ввиду неспособности персидских властей охранить честь и самую жизнь представителей России он просит свое правительство об отозвании его из Тегерана». Но было уже поздно. На следующий день произошло почти поголовное избиение русских (спастись удалось лишь советнику посольства Мальцову); особенно зверским было убийство Грибоедова: его обезображенное и изуродованное тело было найдено в груде трупов. Александр Сергеевич Грибоедов похоронен был в соответствии с его пожеланиями на горе Давида в Тифлисе — у монастыря святого Давида. На могильной плите — слова Нины Грибоедовой: «Ум и дела твои бессмертны в памяти русской, но для чего пережила тебя любовь моя?».

Среди произведений — пьесы, стихи, публицистика, письма: «Пьсьмо из Бреста Литовского к издателю» (1814; письмо к издателю «Вестника Европы»), «О кавалерийских резервах» (1814, статья), «Описание праздника в честь Кологривова» (1814, статья), «Молодые супруги» (1815, комедия; переделка пьесы Крезе де Лессера «Семейный секрет» 1807), «Своя семья, или Замужняя невеста» (1817, комедия; в соавторстве с А.А.Шаховским и Н.И.Хмельницким: Грибоедову принадлежат пять явлений второго акта), «Студент» (1817, комедия; в соавторстве с П.А.Катениным), «Притворная неверность» (1818, пьеса; в соавторстве с А.Жандром), «Проба интермедии» (1819, пьеса), «Горе от ума» (1822-1824, комедия; возникновение замысла — в 1816, первая постановка — 27 ноября 1831 в Москве, первая публикация, урезанная цензурой — в 1833, полная публикация — в 1862), «1812 год» (драма; отрывки опубликованы в 1859), «Грузинская ночь» (1827-1828, трагедия; публикация — 1859), «Частные случаи петербургского наводнения» (статья), «Загородная поездка» (статья). Музыкальные произведения: известно два вальса для фортепиано.

(Составитель краткой биографии А.С.Грибоедова — Елена Лавренова)


источники:

http://interesnyefakty.org/aleksandr-griboedov/

http://www.foxdesign.ru/aphorism/biography/griboedov.html