А П Ермолов биография

Ермолов Алексей Петрович

Биография

А. П. Ермолов родился 24 мая (4 июня) 1777 года в Москве, в семье отставного майора артиллерии Петра Алексеевича Ермолова (1747-1832), мценского уездного предводителя дворянства. Учился в Московском университетском благородном пансионе.

В 1787 году А. П. Ермолов был записан унтер-офицером в Лейб-гвардии Преображенский полк. В 1791 году он был произведен в поручики и с чином капитана выпущен в Нижегородский драгунский полк. С конца 1792 года А. П. Ермолов — старший адъютант генерал-прокурора графа А. М. Самойлова. С марта 1793 года он был квартирмейстером 2-го бомбардирского батальона. С октября 1793 года – репетитор (младший преподаватель) в Артиллерийском инженерном шляхетском корпусе.

А. П. Ермолов служил под командованием А. В. Суворова в Польской кампании 1794-1795 годов. Командовал батареей при штурме Праги, за отличия был награжден орденом Святого Георгия 4-й степени. Участвовал в Персидском походе 1796 года, за командование батареей при осаде крепости Дербент в мае 1796 года был удостоен ордена Святого Владимира 4-й степени с бантом.

В первые годы царствования Павла I А. П. Ермолов был членом тайного Смоленского офицерского политического кружка. В ноябре 1798 года он был арестован по обвинению в антиправительственной деятельности, содержался в Алексеевском равелине Петропавловской крепости. Вскоре А. П. Ермолов был освобожден, а следствие по его делу прекращено. Однако через две недели Ермолов был вновь арестован и сослан «на вечное житье» в Кострому. С воцарением Александра I в 1801 году он был помилован и возвращен из ссылки.

С июня 1801 года А. П. Ермолов командовал конно-артиллерийской ротой. Он участвовал в Русско-австро-французской войне 1805 года и Русско-прусско-французской войне 1806-1807 годов. В сражении при Прейсиш-Эйлау (1807) полковник Ермолов командовал конной артиллерией, своими действиями обеспечил перелом в битве в пользу русской армии. Был награжден орденом Святого Владимира 3-й степени и обратили на себя внимание военачальников.

С августа 1807 года А. П. Ермолов командовал 7-й артиллерийской бригадой в составе дивизии генерала Д. С. Дохтурова. За отличия в сражении при Гутштадте (1807) был награжден орденом Святого Георгия 3-й степени. В сражениях при Гейльсберге и Фридланде А. П. Ермолов командовал батареями левого фланга, проявил храбрость и выдающиеся способности артиллерийского начальника.

В 1807 году А.П.Ермолов подал в отставку из-за разногласий с А. А. Аракчеевым, но по просьбе Александра I остался в армии. В марте 1808 года он был произведен в генерал-майоры и стал одновременно инспектором конно-артиллерийских рот. С октября 1809 года А. П. Ермолов командовал артиллерийской бригадой в дивизии генерала А. А. Суворова, а затем резервными войсками на галицийской границе. С мая 1811 года был командиром Гвардейской артиллерийской бригады, а позже одновременно командовал Гвардейской пехотной бригадой (Лейб-гвардии Измайловский и Литовский полки). С марта 1812 года А. П. Ермолов — командир Гвардейской пехотной дивизии.

Во время Отечественной войны 1812 года А. П. Ермолов по настоянию М. Б. Барклая-де-Толли был назначен начальником штаба 1-й Западной армии. Участвовал в разработке планов русских армий, в том числе сражения при Смоленске. В сражении при Валутиной Горе командовал правой колонной. За руководство войсками в этом бою был произведен в генерал-лейтенанты.

Во время Бородинского сражения 26 августа (7 сентября) 1812 А. П. Ермолов фактически выполнял обязанности начальника штаба М. И. Кутузова. Он лично возглавил контратаку 3-го батальона Уфимского пехотного полка на занятую французами батарею Раевского, был контужен картечью. После Бородинского сражения был начальником штаба объединенных армий.

На совете в Филях 1 (13) сентября 1812 года А. П. Ермолов выступал против оставления Москвы и предлагал дать французам сражение. Позднее он участвовал в боях при Малоярославце, Вязьме, Красном.

С конца ноября 1812 года А. П. Ермолов исполнял обязанности начальника штаба 1-й Западной армии. В декабре 1812 года стал командующим артиллерией действующей армии.

А. П. Ермолов принял участие в Заграничном походе русской армии 1813-1814 годов. В апреле 1813 года он был командиром 2-й гвардейской пехотной дивизии. В сражении при Кульме возглавлял 1-ю гвардейскую дивизию, а после ранения генерала А. И. Остермана-Толстого принял его корпус. Прямо на месте битвы Александр I возложил на А. П. Ермолова знаки ордена Святого Александра Невского. От прусского короля Фридриха Вильгельма III за Кульм он получил крест Красного орла 1-й степени.

С конца мая 1814 года А. П. Ермолов командовал Обсервационной армией на австрийской границе. С мая по ноябрь 1815 года был командиром Гвардейского корпуса. По окончании кампании 1815 года А. П. Ермолов был награжден орденом Святого Георгия 2-й степени.

С 1816 года А. П. Ермолов командовал Отдельным Грузинским (с 1820 года — Кавказским) корпусом, занимал должности управляющего гражданской частью в Грузии, Астраханской и Кавказской губерниях и одновременно чрезвычайного и полномочного посла в Персии. В 1817 году посещал с миссией Персию, способствовал восстановлению дипломатических отношений с Тегераном. Возглавляя военную и гражданскую власть на Кавказе, проводил жесткую колониальную политику, руководил завоеванием Северного Кавказа.

Есть основания полагать, что А. П. Ермолов знал о существовании заговора декабристов, и не только не принимал никаких мер против его участников в Отдельном кавказском корпусе, но даже предупреждал некоторых о грозящей им опасности. Результаты проведенного расследования стали причиной недоверия императора Николая I к своему наместнику на Кавказе.

Во время Русско-персидской войны 1826-1828 годов А. П. Ермолов вступил в конфликт с генералом И. Ф. Паскевичем и в марте 1827 года подал в отставку «по домашним обстоятельствам». Отставка Ермолова вызвала большой резонанс и сильное недовольство в обществе.

С декабря 1831 года А. П. Ермолов был членом Государственного совета. В 1837 году был переименован в генералы от артиллерии. В марте 1839 года он был уволен в отпуск «до излечения болезни».

В 1855 году, в начальный период Крымской войны, А. П. Ермолов был избран начальником государственного ополчения в 7 губерниях, но принял эту должность только по Московской губернии. В мае 1855 года из-за разногласий с командованием покинул этот пост.

А. П. Ермолов скончался в Москве 11 (23) апреля 1861 года. Похоронен в фамильной усыпальнице Ермоловых в Свято-Троицкой церкви в Орле.

А п ермолов краткая биография. Генерал а.п

выдающийся русский военачальник и государственный деятель

Краткая биография

Алексе́й Петро́вич Ермо́лов (24 мая (4 июня) 1777, Москва — 11 (23) апреля 1861, Москва) — выдающийся русский военачальник и государственный деятель, участник многих крупных войн, которые Российская империя вела с 1790-х по 1820-е. Генерал от инфантерии (1818) и генерал от артиллерии (1837). Главнокомандующий на первом этапе Кавказской войны (до 1827 года). Автор мемуаров.

Происхождение и ранние годы

Ермолов родился в Москве в 1777 году. Родом из небогатых дворян Орловской губернии. Его отец, Пётр Алексеевич Ермолов (1747-1832), был помещиком, владельцем небольшого имения в 150 душ крестьян в Мценском уезде Орловской губернии. В царствование Екатерины II (1762-1796) он занимал должность правителя канцелярии генерал-прокурора графа А. Н. Самойлова, а с вступлением на престол Павла I вышел в отставку и поселился в своей деревне Лукьянчикове. Ермоловы происходят от ордынского мурзы Арслана-Ермола.

Мать — Мария Денисовна Каховская, урождённая Давыдова, находилась во втором браке за его отцом, в первом же браке была за генералом Михаилом Васильевичем Каховским, от которого имела сына и двух дочерей. По отзывам современника, была «барыня умная, но капризная и никого не щадила злословием». По матери Алексей Ермолов находился в родстве с Давыдовыми, Потёмкиными, Раевскими, Орловыми и Каховскими. Знаменитый партизан и поэт Денис Давыдов доводился ему двоюродным братом.

Как тогда было принято, ещё во младенчестве, Ермолов был записан в военную службу: в 1778 году он был зачислен каптенармусом лейб-гвардии Преображенского полка, а вскоре — сержантом этого полка. Первоначально воспитывался в доме своих родственников, орловских помещиков Щербинина и Левина.

Образование получил в Московском университетском пансионе, куда принимались мальчики 9-14 лет дворянского происхождения. Пансион готовил к военной, статской, придворной и дипломатической службе. Был определён в Благородный пансион (1784) на попечение к профессору И. А. Гейму, у которого учился до 1791. Судьбой молодого Ермолова неоднократно интересовался директор Московского университета П. И. Фонвизин и за успехи в учёбе дарил ему книги.В детстве Ермолов зачитывался Плутархом, особенно жизнеописаниями Цезаря и Александра Македонского. Зачислен унтер-офицером в лейб-гвардии Преображенский полк 5 января 1787 года.

В армии

А. П. Ермолов. «Русские портреты XVIII и XIX столетий»

В 1792 году в чине капитана гвардии 15-летний Алексей переехал в Петербург и был зачислен в Нижегородский драгунский полк, стоявший на Кавказе. Он, однако, остался в Петербурге адъютантом при генерал-прокуроре графе Самойлове, у которого отец Ермолова был тогда правителем канцелярии. Вскоре Ермолов поступил в шляхетский артиллерийский корпус, выгоднее других тогдашних учебных заведений обставленный научными средствами. В 1793 году Ермолов выдержал экзамен с особым отличием и, в составе корпуса Дерфельдена, уже артиллеристом, выступил в поход против Польши.

Польская кампания

В 1794 году начал служить под начальством Александра Суворова. Получил боевое крещение во время Польской кампании (подавления Польского восстания под предводительством Костюшко). Отличился, командуя батареей, при штурме предместья Варшавы, за что был удостоен ордена Святого Георгия 4-й степени.

Командировка в Италию и война первой коалиции

9 января 1795 года Ермолов вернулся в Санкт-Петербург, где был определён во 2-й бомбардирский батальон. Однако в том же году по протекции графа А. Н. Самойлова он был командирован с доверенным чиновником по финансовым делам Вюрстом в Италию. Последний направлялся туда с целью решения банковских вопросов в Генуэзской республике.

Для Ермолова та командировка с Вюрстом носила чисто формальный характер, так как сам он в коммерческих делах был абсолютно «бесполезен» и, соответственно, никаких обязанностей не нёс. При этом, граф А. А. Безбородко выдал Ермолову рекомендательное письмо на имя австрийского канцлера барона Ф. фон Тугута, с просьбой позволить данному русскому юноше в составе австрийских войск принять участие в боевых действиях против французов в Италии. После передачи письма адресату, Ермолов, в ожидании ответа, принялся путешествовать по городам Италии, посещая музеи и прочие значимые культурные объекты. Именно в то время Ермолов заложил основы своих коллекции гравюр и личной библиотеки.

По получении разрешения на зачисление в действующую австрийскую армию, Ермолов был прикомандирован к Главной квартире австрийского главнокомандующего генерала Девиса, который после участия в сражении с турецкими войсками при Рымнике в 1789 году питал к русским «величайшее уважение» . Там он в качестве волонтёра был причислен к кроатской иррегулярной лёгкой кавалерии, в частях которой принимал участие в боевых действиях против французской армии на севере Италии в Приморских Альпах.

Персидский поход

В 1796 году принимал участие в Персидском походе под начальством генерала Валериана Зубова, который считался его покровителем. За отличное усердие и заслуги при осаде крепости Дербент был удостоен ордена Святого Владимира 4-й степени с бантом. Получил чин подполковника. Между войнами жил в Москве и Орле.

Опала

В 1798 году, вскоре после ареста его старшего брата графа Александра Михайловича Каховского, Ермолов также был арестован, а затем уволен со службы и отправлен в ссылку в своё поместье по делу о создании Смоленского офицерского политического кружка и по подозрению в участии в заговоре против императора Павла. Члены кружка обменивались вольнодумными взглядами, предвещавшими декабристов, и в переписке отзывались о государе «крайне непочтительно». Юный Ермолов знал о деятельности и планах руководителей «организации» немного. Тем не менее его дважды брали под стражу и продержали целый месяц в Алексеевском равелине Петропавловской крепости.

После военного суда Ермолов был сослан на житье в Кострому. Здесь ссылку с ним делил казак Матвей Платов, ставший с той поры его другом. Ермолов усердно занимался самообразованием, выучился у местного протоиерея латинскому языку и в подлиннике читал римских классиков, уделяя особое внимание «Запискам о Галльской войне». Костромской губернатор предлагал ему своё заступничество перед императором, но Ермолов оставался в ссылке до смерти Павла. Помилован указом Александра I от 15 марта 1801 года.

Войны с Наполеоном

Войны коалиций (1805-1807)

Освобождённый Ермолов, по собственному его признанию, «с трудом получил (в 1802 г.) роту конной артиллерии», расположенную в Вильне. Мирная служба его томила. «Мне 25 лет, — занес он тогда в свои записки, — недостает войны». Последняя запись не заставила себя долго ждать: начались война коалиций с наполеоновской Францией (1805, 1806-1807).

Битва при Прейсиш-Эйлау
(художник Жан-Антуан-Симеон Форт)

В 1805 году рота Ермолова была назначена в состав армии Кутузова, двинутой в помощь Австрии против Франции. Догоняя армию, Ермолов шёл все время «ускоренными маршами», но, несмотря на 2-месячный поход, представил по дороге свою роту Кутузову в таком образцовом порядке, что последний сказал, что будет иметь его в виду, и оставил роту в своём распоряжении как резерв артиллерии.

Под Амштеттеном Ермолов был в первый раз в бою с конной артиллерией. Он остановил неприятеля и дал эскадронам возможность собраться и удержаться на месте под сильным натиском противника, а занятием одной возвышенности и метким огнём не допустил неприятеля устроить батарею, которая могла нанести большой вред русским войскам. Однако награды за этот подвиг Ермолов не получил из-за противодействия Аракчеева. Во время смотра в Вильне тот высказал неудовольствие утомленностью лошадей роты Ермолова, на что услышал: «Жаль, Ваше сиятельство, что в артиллерии репутация офицеров зависит от скотов». Будущий военный министр принял это замечание на свой счёт и, будучи уязвлён, какое-то время препятствовал карьере молодого офицера в артиллерии. Впоследствии стал его покровителем.

Под Аустерлицем, когда дивизия генерал-адъютанта Уварова была смята и обращена в бегство французской конницей, Ермолов не поддался общей панике и остановил свою батарею, «предполагая действием оной удержать преследующую нас конницу». Но первые же орудия, которые он мог «освободить от подавляющей их собственной кавалерии», сделав несколько выстрелов, были взяты, люди переколоты, и сам Ермолов, под которым была убита лошадь, захвачен в плен. Он был уже близко от французской линии, когда на выручку ему явился полк елисаветградских гусар и отбил его у французов. Наградами за эту кампанию Ермолову были орден святой Анны 2 степени и чин полковника.

В ходе русско-прусско-французской войны (1806-1807) Ермолов отличился в битве при Прейсиш-Эйлау в феврале 1807 года. Бомбардировкой из орудий своей конно-артиллерийской роты Ермолов остановил наступление французов, чем спас армию. Причём огонь был открыт им без всякого приказания, по собственной инициативе.

При атаке французов при Гейльсберге на замечание офицеров о том, что не пора ли уже открывать огонь, полковник Ермолов сказал: «Я буду стрелять тогда, когда различу белокурых от черноволосых».

В 1807 году 29-летний Алексей Ермолов вернулся в Россию с репутацией одного из первых артиллеристов русской армии. С 1809 года командовал резервными войсками в Киевской, Полтавской и Черниговской губерниях.

Ермолов любил рисоваться перед молодыми офицерами и разыгрывать «русскую» карту, что обеспечивало его популярность среди младшего офицерства. Рассказывают, что как-то в 1811 году Ермолов ездил на главную квартиру Барклая-де-Толли, где правителем канцелярии был Безродный. «Ну что, каково там?» — спрашивали его по возвращении. — «Плохо, — отвечал Алексей Петрович, — все немцы, чисто немцы. Я нашел там одного русского, да и тот Безродный». «Сердце Ермолова так же черно, как его сапог», — такой отзыв Александра I приводит в своих записках генерал Левенштерн (со слов полковника Криднера).

Отечественная война

Перед началом Отечественной войны назначен начальником Главного штаба 1-й Западной армии. Это было насмешкой судьбы, ибо с командующим армией Барклаем у Ермолова были отношения холодные, чисто служебные, с Багратионом же, командующим 2-й Западной армией, — дружеские, сердечные, а между тем отношения обоих командующих между собою были крайне натянуты, даже явно враждебны. «Человек с достоинством, но ложный и интриган», — так аттестовал своего начальника штаба Барклай. 34-летний Ермолов, таким образом, попал в щекотливое и затруднительное положение; как мог, он старался смягчить эти отношения, устранить раздражение, сгладить шероховатости.

Александр I при отъезде своём из армии поручил Ермолову с полной откровенностью осведомлять себя письмами о всех событиях в армии. Из лиц, бывших в армии, он ни о ком (кроме генерала Эртеля) не отозвался дурно, хотя записки его и полны резкими характеристиками многих. Однако письма эти, данные императором для прочтения Кутузову при отправлении его к армии, всё же изменили отношение последнего к Ермолову, сменив старое расположение подозрительностью, а став затем известными и Барклаю де Толли, породили ещё большую холодность этого «ледовитого немца» к Ермолову. Вследствие всего этого положение Ермолова в конце кампании 1812 года было таково, что он писал одному из своих друзей: «Служить не хочу и заставить меня нет власти».

Во время отхода за Смоленск генерал Ермолов, по уполномочию от Барклая, совершенно самостоятельно и блестяще руководил боем у села Заболотье (7 августа), занимался организацией обороны Смоленской крепости.

Контратака Алексея Ермолова на захваченную батарею Раевского в ходе Бородинского сражения. Хромолитография А. Сафонова (начало XX века)

В начале Бородинского сражения Ермолов находился при Кутузове, который после полудня, в критический для левого фланга русской армии момент, послал туда Ермолова с поручением «привести в надлежащее устройство» артиллерию 2-й армии. Проезжая неподалёку от батареи Раевского, он обнаружил, что она взята неприятелем, а русская пехота обращена в беспорядочное бегство. Ермолов тут же приказал бывшим при нём конноартиллерийским ротам занять фланговую, относительно утерянной батареи, позицию и открыть по неприятелю огонь, а сам, взяв 3-й батальон Уфимского пехотного полка, который ещё не участвовал в «деле», повёл его навстречу бегущей русской пехоте. Остановив последнюю и собрав её в «беспорядочную толпу, состоявшую из людей разных полков» , Ермолов приказал барабанщику бить «На штыки» и лично повёл «сборную команду» на господствующую высоту, на которой находилась занятая неприятелем батарея Раевского. За 20 минут курган был взят русскими, а его защитники большей частью перебиты.

Чтобы не подвергнуть пехоту артобстрелу неприятельских батарей и возможного внезапного удара стоявших в «полном устройстве» неприятельских полков дивизионного генерала Ш. Морана, Ермолов велел прекратить дальнейшее наступление. Однако, не имея возможности остановить «увлечённых успехом» солдат, Ермолов приказал драгунам генерал-майора К. А. Крейца зайти русской пехоте с фронта и «гнать её обратно» . В течение трёх часов Ермолов оставался на батарее, руководя её обороной, пока не получил ранение в шею.

Из рапорта Кутузова о подвиге Ермолова:

При устроении 1-й армии и приготовлении оной к бою содействовал с большою деятельностью и благоразумием, и когда неприятелю удалось взять центральную батарею и опрокинуть часть 7-го корпуса, который оную прикрывал то сей генерал кинулся сам вперёд, ободрил своим примером солдат, и вмиг сия батарея опять была взята и неприятель, в оной находящийся, весь истреблён, при каком случае взят в плен французский генерал Бонами.

На совете в Филях генерал Ермолов высказался за новый бой под Москвой. После отступления в тарутинский лагерь по вине Ермолова была отложена атака на мюратовский авангард: Кутузов не смог разыскать начальника штаба, ибо в это время он где-то трапезничал. Вместе с тем именно Ермолов настоял на том, чтобы предупредить Наполеона в Малоярославце. Упорная защита этого города заставила свернуть французскую армию на старый, пройденный уже ею и разорённый путь, что привело её к катастрофе.

Узнав от своего прежнего подчинённого Сеславина, что армия Наполеона идёт от Тарутина по боровской дороге, Ермолов на свой страх, именем главнокомандующего, изменил направление корпуса Дохтурова, двинув его спешно на Малоярославец. После сражения под Малоярославцем, в обороне которого Ермолов сыграл важнейшую роль, он, по поручению Кутузова, шёл все время в авангарде армии при отряде Милорадовича, отдавая ему приказания именем главнокомандующего. Наградой Ермолова за Отечественную войну стал только чин генерал-лейтенанта, данный ему за сражение при Валутиной горе (Заболотье). Представление же Барклая де Толли о награждении Ермолова за Бородино орденом св. Георгия 2 степени было проигнорировано Кутузовым.

Заграничный поход

В декабре 1812 года, перед заграничным походом, Ермолов был назначен начальником артиллерии всех действующих армий. По словам Ермолова, — «Вместе с звучным сим именем получил я, — пишет, — часть обширную, расстроенную и запутанную, тем более, что в каждой из армий были особенные начальники артиллерии и не было ничего общего» .

С апреля 1813 года командовал различными соединениями.

После поражения русско-прусской армии при Лютцене 20 апреля 1813 года, руководивший тем сражением генерал от кавалерии граф П. Х. Витгенштейн назвал причиной того поражения ― недостаток зарядов для артиллерии, обвинив в том Ермолова, вследствие чего, последний 2 мая был снят с занимаемой им должности. Позже Ермолов был временно переведён на должность начальника 2-й гвардейской пехотной дивизии, вместо тяжело заболевшего генерал-лейтенанта Н. И. Лаврова.

9 мая во время отступления союзных армий под Бауценом, Ермолову был поручен арьергард. Находясь в его хвосте, Ермолов довольно продолжительное время отбивал атаки французских войск под началом самого Наполеона I, дав тем самым успешно отступить союзникам за реку Лёбау без крупных потерь. Граф П. Х. Витгенштейн, отдавая ему справедливость, в донесении Александру I писал:

Я оставил на поле сражения на полтора часа Ермолова, но он, удерживаясь на нём со свойственным ему упрямством гораздо долее, сохранил тем Вашему Величеству около 50 орудий.

На следующий день Ермолов был атакован войсками генералов Латур-Мобура и Ренье у Кетица и отступил к Рейхенбаху.

В сражении под Кульмом, состоявшемся 29-30 августа, возглавлял 1-ю гвардейскую дивизию, а после ранения генерала А. И. Остерман-Толстого принял его сводный отряд. Находился в центре сражения. На протяжении целого дня против вдвое превосходящего по численности противника. Под конец сражения, в расположение отряда со своей кавалерией прибыл генерал-лейтенант князь Д. В. Голицын, который как старший в чине должен был принять командование войсками. К нему тут же в качестве подчинённого явился Ермолов, однако князь Д. В. Голицын, из благородных побуждений, заявил ему

Алексей Петрович, победа за Вами, довершайте её; если вам нужна будет кавалерия, я охотно и немедленно вышлю её по первому Вашему требованию.

Когда уже после сражения флигель-адъютант привёз раненому А. И. Остерман-Толстому орден Святого Георгия 2-го класса, последний сказал ему, что «этот орден должен бы принадлежать не мне, а Ермолову, который принимал важное участие в битве и окончил её с такой славой» . Тем не менее, Остерман-Толстому тот орден был вручён, а Ермолов прям на месте битвы был награждён орденом Св. Александра Невского, а от прусского короля за то сражение получил крест Красного орла 1-й степени. В дальнейшем Денис Давыдов писал:

Знаменитая Кульмская битва, которая в первый день этого великого по своим последствиям боя, принадлежала по преимуществу Ермолову, служит одним из украшений военного поприща сего генерала.

Победа в первый день Кульмского сражения, которая принадлежала исключительно русской гвардии и её начальнику генерал-лейтенанту Ермолову, обеспечила союзным войскам возможность отхода в Богемию. Ермолову было предоставлено составить реляцию о том сражении, в которой он указал, в частности, что победа в нём досталась русским благодаря «непоколебимому мужеству войск и распорядительности графа Остермана-Толстого» , при этом почти умолчав о своих командовании и заслугах. Граф Остерман-Толстой, ознакомившись с реляцией, несмотря на «невыносимые» боли от ранения, собственноручно написал Ермолову:

Довольно возблагодарить не могу Ваше превосходительство, находя лишь только, что Вы мало упомянули о генерале Ермолове, которому я всю истинную справедливость отдавать привычен.

Граф А. И. Остерман-Толстой А. П. Ермолову.

В сражении за Париж в марте 1814 года Ермолов командовал объединённой русской, прусской и баденской гвардиями. На завершающем этапе он по личному указанию Александра I во главе гренадерского корпуса атаковал высоту Бельвиль (восточные ворота Парижа) и вынудил неприятеля капитулировать. Ему же император поручил написать манифест о взятии Парижа. За отличие при его взятии Ермолов был награждён орденом Святого Георгия 2-й степени.

После подписания в мае 1814 года Парижского мира Александр I направил Ермолова в находившийся на границе с Австрией Краков в качестве командующего 80-тысячного обсервационной армией, дислоцированной в Герцогстве Варшавском. Войска на границе нужны были России, поскольку в преддверии запланированного конгресса в Вене ожидалось несогласие со стороны Австрии при определении новых границ.

В апреле 1815 года Ермолову в подчинение вместо резервных войск был передан 6-й корпус, временно составленный из двух пехотных, одной гусарской дивизий и нескольких казачьих полков. Тогда же он по приказу выдвинулся из Кракова и перешёл границу, направившись во Францию. 21 мая он уже был в Нюрнберге, а 3 июня — на границе с Францией.

Однако в ходе этого второго похода во Францию сражений русских войск с французскими не произошло, так как английскими и прусскими войсками после ряда сражений (Катр-Бра, Линьи, Вавр) армия Наполеона была окончательно разгромлена в битве при Ватерлоо 18 июня 1815 года. Ермолов с войсками всё же вступил во Францию, а Александр I отправился в Париж.

После прибытия на Рейн Ермолову, вместо 6-го корпуса, с которым он пришёл, был дан гренадерский корпус, часть которого последовала в Париж для содержания при государе караула, так как гвардии при армии не находилось. В Париже Алексей Петрович испросил увольнение в отпуск по болезни на шесть месяцев. С гренадерским корпусом Ермолов возвратился в Царство Польское. 20 июля 1815 года он находился в Варшаве, где состоялось торжественное объявление о восстановлении Царства Польского и обнародование конституции, и был свидетелем, как войска польской армии присягнули императору Александру I как царю польскому.

В ноябре 1815 года, Алексей Ермолов сдал корпус генерал-лейтенанту И. Ф. Паскевичу и, получив отпуск, выехал в Россию. В начале 1816 года он отправился в Орловскую губернию в село Лукьянчиково, в котором проживал его престарелый отец.

Служба на Кавказе

Назначение командующим Отдельным грузинским корпусом

Пока Ермолов находился в отпуске в Орловской губернии, в Санкт-Петербурге решалась его дальнейшая служба. Граф А. А. Аракчеев рекомендовал Александру I Ермолова на пост военного министра России. Из его заявления:

«Армия наша, изнурённая продолжительными войнами, нуждается в хорошем министре Назначение Ермолова было бы для многих весьма неприятно, потому, что он начнёт с того, что перегрызётся со всеми; но его деятельность, ум, твёрдость характера, бескорыстие и бережливость вполне бы его оправдали» .

Ранее, уже по окончании наполеоновских войн, Ермолов в беседе с графом А. А. Аракчеев и князем П. М. Волконским как-то обмолвился, что он «был бы очень доволен, если бы ему поручили главное начальство на Кавказе» . Когда о том желании Ермолова узнал Александр I, то он был крайне удивлён, так как в то время в Петербурге не придавали особого значения Кавказу и назначали туда, как правило, «второстепенных генералов» , несоответствующих «заслугам и служебному положению Ермолова» . Тем не менее, Александр I, преследуя далеко идущие военно-политические цели на Кавказе, а также учитывая обстоятельства Большой игры, рескриптом от 6 апреля 1816 года назначил Ермолова командующим Отдельным Грузинским корпусом (с августа 1820 ― Отдельный Кавказский корпус ).

Вызвав Ермолова в Санкт-Петербург, Александр I официально объявил ему об этом назначении, а от себя прибавил:

«Я никак не думал, что ты можешь желать сего назначения, но таким свидетелям, как граф Алексей Андреевич и князь Пётр Михайлович [Аракчеев и Волконский] я должен поверить» .

Кроме этого, Ермолов также был назначен главноуправляющим гражданской частью на Кавказе и Астраханской губернии, и в то же время чрезвычайным и полномочным послом России в Персию.

В сентябре Ермолов прибыл на границу Кавказской губернии, в октябре приехал на Кавказскую линию в город Георгиевск, а оттуда сразу же выехал в Тифлис. 12 октября, приняв дела у бывшего на тот момент командующим ОГК генерала от инфантерии Н. Ф. Ртищева, он официально вступил в свою должность.

Посольство в Персию

По обозрении границы с Персией отправился в 1817 году чрезвычайным и полномочным послом ко двору персидского шаха Фетх-Али, где провёл много месяцев. При дворе шаха Ермолов зачастую вёл себя вызывающе. Так, русский посланник не преминул напомнить о сокрушении Персии монголами и даже заявил, что Чингисхан — его прямой предок. Тем не менее Ермолов сумел добиться высокого расположения к себе шаха. Вопрос с областями, отошедшими к России по Гюлистанскому трактату был решён.

При этом Ермоловым было продемонстрировано его бескорыстие. По завершении посольства он принял подарки только от шаха и визиря, а подарки от министров вернул. Кроме того, как отмечал сопровождавший Ермолова в Персию, бывший на тот момент штабс-капитаном, Н. Н. Муравьёв-Карский:

Он имел случай обогатиться одним посольским жалованием, но он отказал, довольствуясь жалованием, принадлежащим к его чину.

За успешное выполнение миссии Ермолов 8 февраля 1818 года был награждён чином генерала от инфантерии.

Кавказская война

Командуя русскими войсками на Кавказе, Ермолов запретил изнурять войска бессмысленной шагистикой, увеличил мясную и винную порцию, разрешил носить вместо киверов папахи, вместо ранцев холщовые мешки, вместо шинелей зимой полушубки, выстроил войскам прочные квартиры, на сбереженные им суммы от командировки в Персию выстроил в Тифлисе госпиталь и всячески старался скрасить тяжёлую жизнь войск.

Ермолов затеял строительство на Северном Кавказе многих крепостей, таких как Нальчик, Внезапная и Грозная. В 1819 году в состав ермоловского корпуса включили Черноморское казачье войско. Ермолов предоставил казакам землю по берегам Кубани и дал двухлетнюю отсрочку платы за неё. В декабре того же года совершил поход в аул Акуша. В результате недолгого сражения ополчение акушинцев было разбито, а население Акуши было приведено к присяге на верность российскому императору.

В 1823 году Ермолов руководилл боевыми действиями в Дагестане, а в 1825 году воевал с чеченцами. Имя Ермолова стало грозою горцев, и кавказские женщины ещё долго после того пугали им своих детей. Он вполне «сознательно сеял семена розни между горцами и натравливал одни племена на другие». В 1820 году составил текст молитвы для мусульман Кавказа с восхвалением императора Александра I и наилучшими пожеланиями в его адрес. Молитва не прижилась.

Во время поездки Ермолова в Персию к Фетх Али-шаху чеченцы взяли в заложники начальника штаба корпуса полковника Шевцова и стали требовать за него выкуп в 18 телег серебра. Вместо традиционного в таких случаях затяжного торга о размерах выкупа с целью его снижения Ермолов направил в Чечню несколько казачьих сотен, которые взяли в аманаты 18 наиболее уважаемых старейшин крупнейших аулов. Ермолов довёл до сведения горцев, что в случае, если за месяц Шевцов не получит свободу, аманаты будут повешены. Русского полковника освободили без выкупа.

На небольшие доступные ему средства Ермолов довольно много сделал для Кавказского края: модернизировал Военную грузинскую дорогу и иные пути сообщения, устроил лечебные заведения при минеральных водах, содействовал притоку русских поселенцев. В Закаспийский край он командировал H. H. Муравьева. Прозванный «проконсулом Кавказа», Ермолов правил им почти полновластно, с холодным расчётом, планомерно, настойчиво и энергично осуществляя свой план замирения края

Русско-персидская война 1826-1828 годов

Ермолов предупреждал императора Николая I, что Персия открыто готовится к войне. Николай I ввиду обострявшегося конфликта с Турцией был готов за нейтралитет Персии уступить ей южную часть Талышского ханства. Однако князь А. С. Меншиков, которого Николай I направил в Тегеран с поручением обеспечить мир любой ценой, не смог ничего добиться и покинул иранскую столицу.

В июле 1826 года иранская армия без объявления войны вторглась в пределы Закавказья на территорию Карабахского и Талышского ханств. Персы заняли Ленкорань и Карабах, после чего двинулись к Тифлису. Основная масса пограничных «земских караулов», состоявших из вооружённых конных и пеших крестьян-азербайджанцев, за редкими исключениями, сдала позиции вторгшимся иранским войскам без особого сопротивления или даже присоединилась к ним.

В конце августа 1826 года войска Отдельного Кавказского корпуса под командованием Алексея Ермолова полностью очистили Закавказье от иранских войск и военные действия были перенесены на территорию Ирана.

Получив от Ермолова донесение о вторжении персов, Николай I, не доверяя Ермолову (он подозревал его в связях с декабристами) направил к нему в начале августа, за две недели до коронации, своего фаворита Паскевича. Новоприбывшему было передано командование войсками Кавказского округа, хотя формально он подчинялся Ермолову, что привело к конфликту, для разрешения которого был послан генерал-адъютант И. И. Дибич. Он принял сторону Паскевича, вёл себя по отношению к Ермолову развязно и даже оскорбительно, чуть ли не устраивая ему пристрастные допросы. В своих донесениях царю Дибич писал, что «пагубный дух вольномыслия и либерализма разлит между войсками» корпуса Ермолова. Не остался без внимания и факт благосклонного приёма Ермоловым сосланных на Кавказ и разжалованных в рядовые декабристов, которые были даже «званы на некоторые офицерские обеды» .

Отставка

3 марта 1827 года Ермолов подал в отставку «по домашним обстоятельствам». 27 марта он был освобождён от всех должностей. Уведомляя Ермолова об отставке, Николай I писал ему: «По обстоятельствам настоящих дел в Грузии, признав нужным дать войскам, там находящимся, особого Главного начальника, повелеваю Вам возвратиться в Россию и оставаться в своих деревнях впредь до моего повеления» . Вместе с Ермоловым были уволены в отставку и его сподвижники («ермоловцы»), признанные «вредными».

По мнению Паскевича, Ермолова отстранили от командования за самоуправные поступки, за то, что войска были распущены, в дурном состоянии, без дисциплины, и за то, что в корпусе воровство было необыкновенное; люди были неудовлетворены жалованием за несколько лет, во всём нуждались, материальная часть находилась вся в запущении. Вновь коронованный Николай I хотел на место Ермолова назначить Александра Рудзевича, но это намерение осталось не исполненным. Новый император был не лучшего мнения о Ермолове и прямо писал И. И. Дибичу: «Я Ермолову менее всех верю» .

Вместе с тем истинные причины смещения Ермолова были очевидны — подозрения царя в причастности Ермолова к заговору декабристов. «По наговорам, по подозрению в принятии участия в замыслах тайного общества сменили Ермолова» , — писал декабрист А. Е. Розен. Тайная агентура доносила, что «войско жалеет Ермолова» , «люди [солдаты] горюют» в связи с его отставкой. Преданность ему солдат и офицеров были столь велики, что Николай I всерьёз опасался возможных волнений в Кавказском корпусе. Отставка Ермолова вызвала большой резонанс в передовых общественных кругах.

В отставке

В 1827 году Николай I отправил Ермолова в отставку. Первое время экс-проконсул жил в усадьбе Лукьянчиково под Орлом, где по дороге в Эрзерум в 1829 году его навестил А. С. Пушкин, оставивший о том следующее свидетельство:

С первого взгляда я не нашёл в нём ни малейшего сходства с его портретами, писанными обыкновенно профилем. Лицо круглое, огненные, серые глаза, седые волосы дыбом. Голова тигра на Геркулесовом торсе. Улыбка неприятная, потому что не естественна. Когда же он задумывается и хмурится, то он становится прекрасен и разительно напоминает поэтический портрет, писанный Довом. Он был в зелёном черкесском чекмене. На стенах его кабинета висели шашки и кинжалы, памятники его владычества на Кавказе. Он, по-видимому, нетерпеливо сносит своё бездействие. О стихах Грибоедова говорит он, что от их чтения — скулы болят.

С 1831 года член Государственного совета. Был почётным членом Императорской академии наук (1818), членом Российской академии (1832) и почётным членом Московского университета (1853). Занимался разработкой карантинного устава. Позволял себе лёгкую фронду: «Нарочито ходит не в мундире, а в чёрном сюртуке и единственной наградой Георгия 4-го класса».

В 1848 году Ермолов собирался ехать за границу вместе с братьями Лихачёвыми, которых всегда любил. Но, по воспоминаниям М. Погодина, не получил разрешения.

С началом Крымской войны в конце 1853 года 76-летний Ермолов был избран начальником государственного ополчения в семи губерниях, но принял эту должность только по Москве. В мае 1855 года из-за старости покинул этот пост. Скончался 11 (23) апреля 1861 года в Москве.

В духовном завещании он сделал следующие распоряжения о своём погребении:

Завещаю похоронить меня как можно проще. Прошу сделать гроб простой, деревянный, по образцу солдатского, выкрашенный жёлтою краскою. Панихиду обо мне отслужить одному священнику. Не хотел бы я ни военных почестей, ни несения за мною орденов, но как это не зависит от меня, то предоставляю на этот счёт распорядиться, кому следует. Желаю, чтобы меня похоронили в Орле, возле моей матери и сестры; свезти меня туда на простых дрогах без балдахина, на паре лошадей; за мною поедут дети, да Николай мой, а через Москву, вероятно, не откажутся стащить меня старые товарищи артиллеристы.

Москва провожала генерала двое суток, а жители Орла по прибытии тела на Родину устроили ему грандиозную панихиду. Площадь перед Троицкой церковью, где шло отпевание Ермолова, и все прилегающие улицы были заполонены людьми. В Санкт-Петербурге, на Невском проспекте, во всех магазинах были выставлены его портреты.

Ермолов похоронен в Орле, рядом со своим отцом, в особом приделе Троицко-Кладбищенской церкви. На одной из стен могильного склепа вделана доска с простой надписью: «Алексей Петрович Ермолов, скончался 12 апреля 1861 года». Публикацию его архива осуществил в Париже эмигрант П. В. Долгоруков.

  • 5 января 1787 года — в службу вступил каптенармусом, в л.-гв. Преображенский полк;
  • 28 сентября 1788 года — сержантом;
  • 1 января 1791 года — капитаном, переведён в Нижегородский драгунский полк;
  • 1791 год — назначен старшим адъютантом в штаб генерал-поручика Самойлова;
  • 18 марта 1793 года — квартирмейстером, во 2-й бомбардирский батальон;
  • 26 августа 1793 года — произведён в капитаны;
  • 8 октября 1793 года — переведён в Артиллерийский кадетский корпус;
  • 9 января 1795 года — во 2-й бомбардирский батальон;
  • 11 января 1797 года — произведён в майоры;
  • 20 января 1797 года — поступил в батальон генерал-лейтенанта Эйлера;
  • 1 февраля 1798 года — в подполковники;
  • 26 декабря 1798 года — отставлен от службы;
  • 1 мая 1801 года — принят вновь в службу в 8-й артиллерийский полк;
  • 9 июня 1801 года — переведён в конно-артиллерийский батальон;
  • 4 мая 1806 года — произведён в полковники;
  • 26 августа 1806 года — по разделении полков на бригады поступил в 7-ю бригаду командиром;
  • 10 марта 1808 года — произведён в генерал-майоры;
  • 1 октября 1809 года — по переименовании бригады поступил в 9-ю бригаду;
  • 10 мая 1811 года — назначен командиром л.-гв. Артиллерийской бригады;
  • 7 августа 1812 года — за отличие в сражении произведён в генерал-лейтенанты;
  • 9 апреля 1816 года — назначен командиром Отдельного Грузинского корпуса;
  • 20 февраля 1818 года — за благоразумное и успешное окончание возложенного на него посольства в Персии, произведён в генералы от инфантерии.

В походах находился:

  • с 1 мая 1794 года — в Польше; 13 октября, участвовал в сражении при переправе чрез р. Буг; 23 — был при построении батарей днём против Варшавского предместья Праги, под сильною канонадою; 24 — на штурме укрепления Праги командовал особою батареей, за что награждён, 1 января 1795 года, орденом Св. Георгия 4 кл.;
  • с 26 апреля 1796 года по 24 февраля 1797 года — был в Персии; 9 мая, при осаде Дербента командовал батареею; участвовал в усмирении горских народов, за что награждён орденом Св. Владимира 4 ст.;
  • с 26 августа 1805 года по 26 января 1806 года — был в Австрии и участвовал в сражениях: в октябре, при Амштетене и при Кремсе; 20 ноября, при Аустерлице; за кампанию награждён орденом Св. Анны 2 кл.;
  • с 25 октября 1806 года по 7 июня 1807 года — находился в Пруссии, в сражениях против французов: 14 декабря 1806 года, при Голимине, за что награждён золотою шпагою, с надписью «за храбрость»; 13 января 1807 года, при Морунгене; 24 — при Вольфсдорфе; 26 — при Ландсберге; 27 — при Прейсиш-Эйлау, за что награждён орденом Св. Владимира 3 ст.; 20 февраля, при Цехерне; 24 мая, при Альткирхене; 25 — при прогнании неприятеля за р. Пассаргу, за что получил, 26 августа 1807 года, орден Св. Георгия 3 кл.; 27 — при защите переправы чрез р. Пассаргу; 28 — прикрывал отступление армии чрез р. Алле в Гутштадт; 29 — при Гейльсберге; и 2 июня, при Фридланде, за что получил орден Св. Анны, с алмазами; в продолжение всей кампании командовал авангардной артиллерией;
  • в 1812 году — командовал гвардейскою пехотною дивизиею, а затем, в звании начальника главного штаба 1-й Западной армии, находился в сражениях при Витебске и при Смоленске; 7 августа, при с. Заболотье, близ Смоленска, за что награждён чином генерал-лейтенанта; 24 и 26 августа, при Бородине, за что получил орден Св. Анны 1 кл.; 6 октября, при Тарутине; 12 — при Малоярославце, куда был командирован с корпусом генерала Дохтурова, за что получил орден Св. Владимира 2 кл.; 22 — при Вязьме, где командовал отрядом; 4, 5 и 6 ноября, при Красном, в авангарде генерала Милорадовича, за что получил шпагу, алмазами украшенную;
  • в 1813 году — 20 апреля, в звании начальника артиллерии действующих армий, был в сражении при Люцене; 8 мая, при Бауцене, командовал отрядом и арьергардом, за что награждён алмазными знаками ордена Св. Александра Невского; 16 августа, находился в сражении при Пирне; 17 — при Кульме, в Богемии; 4 октября, при Лейпциге;
  • в 1814 году — 18 марта, при взятии Парижа, за что награждён, 26 марта 1814 года, орденом Св. Георгия 2 кл.;
  • в 1818-1826 годы — на Кавказской линии, в Дагестане и Кабарде, при покорении горских народов.

Высочайшим приказом от 25 ноября 1827 года уволен от службы, по домашним обстоятельствам, с мундиром. Назначен членом Государственного совета 6 декабря 1831 года; получил орден Св. Андрея Первозванного в 1832 году.

Личная жизнь

Портрет А. П. Ермолова кисти П. Захарова-Чеченца, примерно 1843 год.

Н. Ф. Дубровин, один из первых биографов Ермолова, считал его определяющей характеристикой «неограниченное честолюбие». Либерально настроенные современники возлагали на него большие надежды, хотя до конца его никто не понимал. «Сфинкс новейших времён», — так аттестовал властителя Кавказа служивший под его начальством А. С. Грибоедов.

Ермолов был холост, хотя в 1810 году едва не женился. Благодаря своей природной стати пользовался успехом у женщин:

«Ермолов имел своеобразную наружность, напоминающую нечто львиное: огромный рост, богатырское сложение, крупные черты лица под шапкою густых волос, сдвинутые брови с глубокой складкой между ними придавали его лицу суровое выражение, небольшие огненные серые глаза глядели строго и определённо.»

Вместе с тем, у ряда современников сложилось впечатление, что сам он «избегал» женского общества. Объяснение этому можно найти в его воспоминаниях:

«Вместе с Волынскою губерниею оставил я жизнь самую приятную. Скажу в коротких словах, что страстно любил W., девушку прелестную, которая имела ко мне равную привязанность. В первый раз в жизни приходила мне мысль о женитьбе, но недостаток состояния обеих сторон был главным препятствием, и я не в тех уже был летах, когда столько удобно верить, что пищу можно заменять нежностью. Впрочем, господствующею страстью была служба, и я не мог не знать, что только ею одною могу я достигнуть средств несколько приятного существования. Итак, надобно было превозмочь любовь. Не без труда, но я успел…»

Во время войны на Кавказе, как и другие офицеры, Ермолов держал при себе несколько наложниц «из азиатцев». C девушкой Тотай из кумыкского аула Кака-Шура он заключил «кебинный брак». Сам по себе факт заключения кебинного союза подвергается сомнению, так как подобная форма брака категорически запрещена в суннитском направлении ислама, к которому принадлежали народы Дагестана, в том числе кумыки. От разных связей Ермолов прижил сыновей Виктора (Бахтияра) (от кумычки Сюйды), Севера и Клавдия (оба от Тотай) и Петра (от Султанум; умер в юности), получивших от Александра II права законных детей, а также дочь Софию (Сапият, ум. 1870), оставшуюся в мусульманстве и вышедшую замуж за горца Махай-Оглы из аула Гели.

Награды

  • Орден Святого Георгия 4-й степени (01.01.1795)
  • Орден Святого Владимира 4-й степени с бантом (1796)
  • Орден Святой Анны 2-й степени (24.02.1806)
  • Золотая шпага «За храбрость» (13.04.1807)
  • Орден Святого Владимира 3-й степени (26.04.1807)
  • Орден Святого Георгия 3-й степени (26.08.1807)
  • Орден Святой Анны 1-й степени (26.08.1812)
  • Орден Святого Владимира 2-й степени (15.02.1813)
  • Золотая шпага «За храбрость» с алмазами (11.09.1813)
  • Орден Святого Александра Невского (11.11.1813)
  • Алмазные знаки к ордену Святого Александра Невского (31.12.1813)
  • Орден Святого Георгия 2-й степени (26.03.1814)
  • Орден Святого Владимира 1-й степени (01.01.1821)
  • Орден Святого апостола Андрея Первозванного (17.09.1835)
  • Орден Белого орла (1835)
  • Прусский орден «Pour le Mérite» (03.1807)
  • Прусский Орден Красного орла 1-й степени (1813)
  • Австрийский военный орден Марии Терезии 3-й степени (1813)
  • Баденский Орден Военных заслуг Карла Фридриха (1814)
  • Прусский Кульмский крест (1816)
  • Персидский орден Льва и Солнца 1-й степени с алмазами (27.08.1817)
  • Корона к прусскому ордену «Pour le Mérite» (22.07.1858)

Личная библиотека

В 1855 году А. П. Ермолов продал своё универсальное книжное собрание Московскому университету, всего около 7800 томов книг по истории, философии, искусству, военному искусству; преимущественно книги на французском, итальянском, английском, немецком языках. На многих экземплярах сохранились дарственные надписи и автографы известных исторических деятелей (В. А. Жуковского, Д. В. Давыдова, А. С. Норова, Якова Виллие и др.). В коллекции представлено также более 160 атласов и карт.

В 1907 году личный архив Ермолова был передан в Главный архив Министерства иностранных дел в Москве.

В настоящий момент личная библиотека Ермолова хранится в Отделе редких книг и рукописей Научной библиотеки МГУ им. М. В. Ломоносова. Сохранена владельческая расстановка книг по 29 разделам, большинство книг сохранили свои уникальные переплёты, созданные по заказу Ермолова.

Память

Объекты

В Орле

  • Правый придел орловской Свято-Троицкой церкви — фамильная усыпальница Ермоловых. Сооружён 15 октября 1867 году на средства, выделенные императором Александром II в память великих заслуг генерала от артиллерии Алексея Петровича Ермолова. Рядом с ним покоятся его отец Пётр Алексеевич (1748-1832), сын генерал-майор Клавдий Алексеевич (1823-1895) и невестка Варвара Николаевна (1825-1897).
  • В Орле, где похоронен Ермолов, в 1911 году по решению городской Думы именем А. П. Ермолова была названа улица, ведущая от городского парка к его могиле, а также было объявлено о сборе средств на установку памятника генералу. Деньги на памятник собрали и немалые, однако сначала помешала Первая мировая война, а затем Октябрьская революция окончательно похоронил эти планы. С 1924 года улица Ермолова носит название Пионерской, а улицей Ермолова назвали другую улицу, где находится дом отца Алексея Петровича.
  • Вторую попытку установить памятник предприняли почти через 100 лет. Одной из центральных площадей города (напротив кинотеатра «Октябрь») в 2003 году присвоено название «площадь Ермолова». На площади Ермолова разбит живописный сквер, где 4 июня 2002 года был заложен камень с памятной надписью, что на этом месте будет открыт памятник Ермолову. В июне 2012 года камень демонтировали, и началось возведение постамента для памятника. В июле памятник привезли к месту установки Памятник был открыт 27 июля 2012 года. Высота скульптуры составляет пять с половиной метров, постамента — четыре метра. Памятник в Пятигорске
    • В Грозном в 1888 году у землянки, в которой жил Ермолов при закладке крепости Грозная, на высоком четырёхгранном каменном постаменте был сооружён бронзовый бюст генералу Ермолову, подаренный главнокомандующим Кавказского военного округа генерал-лейтенантом А. М. Дондуковым-Корсаковым (бюст был изготовлен скульптором А. Л. Обером). Землянку окружала решётка, вход в ограду был оформлен в виде каменной плиты, увенчанной крепостными зубцами. На железной двери помещалась надпись: «Здесь жил Алексей Петрович Ермолов». В 1921 году бюст был снесён.
    • В 1951 году в Грозном был установлен новый бюст Ермолову (скульптор И. Г. Твердохлебов). При Советской власти, по возвращении чеченцев в Грозный после их депортации в 1944 году, бюст неоднократно взрывали (фольклорно ― 12 раз). Однако после каждого раза его восстанавливали по новой. Вновь был снесён в 1991 году во времена правления Джохара Дудаева.
    • станица Ермоловская Терской области — с 1990 года село Алхан-Кал Чеченской республики.
    • Ермоловск — прежнее название посёлка Леселидзе, Абхазия. Основан в XIX веке как селение Ермоловск, названное в честь министра земледелия А. С. Ермолова, который в 1894 году побывал в этом селении. Встречающееся в литературе указание на связь ойконима с именем известного генерала Ермолова, главнокомандующего в Кавказской войне, ошибочно.
    • В 2008 году в городе Минеральные Воды Ставропольского края по решению Городской Думы в сквере «Надежда», переименованном в сквер Ермолова, установлен памятник «Главнокомандующему на Кавказе, Генералу А. П. Ермолову».
    • В Ставрополе на бульваре Генерала Ермолова (вдоль проспекта Карла Маркса) установлен памятник — бюст на постаменте.
    • В сентябре 2010 года памятник Ермолову открыт в Пятигорске (сквер на ул. Лермонтова). Памятник представляет собой скульптуру генерала на коне.
    • Памятник русскому военачальнику и государственному деятелю был установлен 4 октября, на 130-летие Минеральных Вод, в сквере «Надежда» неподалёку от Покровского собора города. Скульптуру высотой 2,85 метра установили на трёхметровый гранитный пьедестал. В торжественном митинге, прошедшем в честь открытия памятника, участвовали руководители края и депутаты Государственной Думы, казаки Терского войска и представители национальных диаспор. По словам одного из главных инициаторов создания монумента, атамана Минераловодского отдела Ставропольского казачьего округа Терского казачьего войска Олега Губенко, памятник стоимостью около 4 млн руб. можно назвать поистине всенародным. В деле создания монумента приняли участие более 300 предприятий, организаций и простых людей из разных регионов. 21 октября 2011 года, неизвестными вандалами осквернён памятник генералу А. П. Ермолову в городе Минеральные Воды. Весь памятник измазан жёлтой краской, этой же краской нанесены оскорбительные надписи на здании местной администрации и соседнем заборе из профнастила.

    Другие

    • В 1962 году именем генерала названа улица в Москве (улица Генерала Ермолова).
    • улицы Ермолова в Дербенте, Можайске, Пятигорске, Кисловодске, Черкесске, Ессентуках, Георгиевске, Михайловске (Ставропольского края).
    • улица Ермоловская — прежнее название ул. Чернышевского, Грозный; ул. 1 Мая, Владикавказ; ул. Малюгиной, Ростов-на-Дону; ул. Читадзе, Тбилиси;
    • в Москве конная статуя работы Александра Бурганова установлен 6 сентября 2012 на ул. Профсоюзная в районе Коньково
    • именем генерала названа кадетская школа в Ставрополе

    В нумизматике

    • В 2012 году Центральным банком Российской Федерации была выпущена монета (2 рубля, сталь с никелевым гальваническим покрытием) из серии «Полководцы и герои Отечественной войны 1812 года» с изображением на реверсе портрета генерала от инфантерии А. П. Ермолова.

    В художественной литературе

    • Беспалова, Татьяна Генерал Ермолов. Роман. — М.: Дрофа, 2014. — 416 с. — (Всемирная история в романах).

    В музыке

    Российская фолк-металл группа GjeldRune посвятила Ермолову песню. «GjeldRune – Ермолов»

    Облик ермоловских войск

    Специфические условия войны на Кавказе, когда войска имели весьма ограниченный состав, а подход подкреплений и подвоз снаряжения был затруднен, вынудило русское командование приспосабливаться к новым непривычным условиям борьбы, внося необходимые перемены.

    Например, боевые действия на Кавказе вынудили изменить походный порядок движения войск. Если изначально сильным являлся авангард отряда, которому приходилось нередко первым попадать под удар противника, держась до подхода основных сил, то на Кавказе наоборот — усиленным являлся арьергард, замыкавший движение.

    Горцы нередко пропускали вперед передовой отряд и основные силы и нападали на арьергард, которому не принять бой было невозможно, а любая задержка по времени грозила тем, что он отстанет от основных сил и будет уничтожен. Одной из особенностей войн на Кавказе стало достаточно широкое использование служебных собак. Собаки несли караульную службу при охране укреплений – как правило, в ночное время они выпускались за вал укреплений до утра. Широко использовались собаки и во время походов в боковых цепях колон. Для содержания собак специально выделялись определенные деньги от казны.

    В отношении вооружения войск Ермолов отдавал предпочтение гладкоствольному оружию, позволявшему за счет сравнительно высокой скорострельности, компенсировать недостаточную точность большой плотностью (залповая стрельба) и интенсивностью огня.

    Нарезное оружие получает распространение у застрельщиков, составлявших охранные цепи колонн и действовавших обычно в паре. Причем застрельщику рекомендовалось не производить выстрела до того момента пока его напарник не успеет вновь зарядить штуцер. В ближнем бою, если позволяла местность, русская пехота проводила штыковые атаки в сомкнутом строю, опрокидывая численно превосходящего врага. Успеху штыковых атак способствовало и распространенное у горцев суеверия о том что быть заколотым штыком — значит уподобиться свинье, что считалось позорной смертью.

    Ведение боевых действий в специфических условиях Кавказа наложило отпечаток на обмундирование войск Кавказского корпуса. Начиная с ермоловских времен происходят значительные изменения во внешнем облике казачьих частей и регулярных войск. Это было вызвано необходимостью приспособиться к условиям несения службы и ведения войны, а так же слабым снабжением войск, когда быстро изнашиваемое обмундирование было невозможно заменить новым.

    Кубанское линейное казачье войско по сути заимствовало экипировку и вооружение черкесов. В пехоте на смену высоким киверам приходят папахи и фуражки. Сапоги, как правило, берегли, заменяя нередко их горскими кожаными лаптями. Для ношения патронов нашиваются газыри. На смену ранцам приходят вещевые мешки.

    Алексей Петрович Ермолов

    (04.06.1777 года [Москва]- 23.04.1861 года [Москва])

    Генерал от инфантерии, генерал от артиллерии. Генерал Ермолов был одним из самых известных и популярных людей России первой половины XIX в. Этой славы он добился участием в трех войнах с Наполеоном, деятельностью по управлению Кавказом, государственным умом, независимым и благородным характером. «Ты ратный брат, ты жизнь полкам», — писал о Ермолове после Бородино поэт В.Жуковский. «Сфинксом новейшего времени» назвал правителя Кавказа Александр Грибоедов. «Я прошу Вас дозволить мне быть Вашим историком», — обращался к Ермолову А.Пушкин.

    Алексей Петрович происходил из старинной, но небогатой дворянской семьи Орловской губернии. По обычаю того времени, еще в малолетстве он был записан в службу в лейб-гвардии Преображенский полк. Образование получил в Благородном пансионе при Московском университете, впоследствии дополнил его большой начитанностью. В чине капитана состоял адъютантом при генерал-прокуроре А.Самойлове, затем, неудовлетворенный этой службой, перешел в артиллерию. Большая часть жизни Ермолова будет связана с этим грозным оружием войны.

    В 1794 г. молодой артиллерийский офицер в составе войск Суворова действовал против повстанцев в Польше, за отвагу получил из рук полководца орден святого Георгия 4-й степени. Через два года участвовал в Персидском походе армии В.Зубова, за доблесть при штурме Дербента награжден орденом святого Владимира 4-й степени и чином подполковника.

    Военная карьера Ермолова неожиданно прервалась в 1798 г.: за участие в офицерском политическом кружке «Вольнодумцы» он был заключен в Петропавловскую крепость, а затем Павел 1 сослал его в Кострому. Там он часто проводил время в обществе другого опального — казачьего генерала М.Платова. Указом вступившего на престол Александра 1 «О прощении людей» Алексей Петрович был помилован.

    По возвращении из ссылки он получил в командование конно-артиллерийскую роту в Вильне. Несмотря на прилежную службу, Ермолов имел несчастье не понравиться инспектору всей артиллерии генералу А.А.Аракчееву. При проверке роты тот измучил солдат и офицеров придирками, когда же в конце он выразил удовлетворение содержанием в роте лошадей, Ермолов мрачно ответил: «Жаль, ваше сиятельство, что в армии репутация офицера часто зависит от скотов». Аракчеев долго не мог простить Ермолову такого сарказма. «Мне остается, — говорил Алексей Петрович, — или выйти в отставку, или ожидать войны, чтобы с конца своей шпаги добыть себе все мною потерянное». К счастью, ожидание войны оказалось недолгим.

    В 1805 г., с началом русско-австро-французской войны, рота Ермолова вошла в состав армии М.Кутузова и заслужила высокую оценку своими действиями в кампании. За мужество и распорядительность в сражении под Аустерлицем Алексей Петрович получил чин полковника. В русско-прусско-французской войне 1806 — 1807 гг. он проявил себя доблестным артиллерийским командиром, отличился в сражениях и боях под Голыминым, Морунгеном, Прейсиш-Эйлау, Гутштадтом, Гейльсбергом, Фридландом. В сражении под Прейсиш-Эйлау Ермолов отослал лошадей и передки орудий в тыл, заявив подчиненным, что «об отступлении и помышлять не должно». Под Гейльсбергом в ответ на замечание, что французы близко и пора открывать огонь, ответил: «Я буду стрелять, когда различу белокурых от черноволосых». В сражении под Фридландом.находился в самом пекле битвы, чудом остался жив. Получил за подвиги три ордена и золотую шпагу, но из-за недоброжелательного отношения Аракчеева остался без чина генерал-майора, к которому его дважды представлял сам брат царя — Константин Павлович. Ермолов хотел уйти из армии, но ценивший его Александр 1 воспрепятствовал этому.

    После объяснений с Ермоловым Аракчеев переменил к нему свое отношение и с тех пор стал ему покровительствовать. В 1809 г. Алексей Петрович получил чин генерал-майора и назначение инспектором конно-артиллерийских рот, затем стал командиром отряда резервных войск на юго-западных границах. Молодой горячий генерал не раз просился поехать на театр войны с Турцией, но не получил на это разрешения. В 1811 г. его перевели в Петербург командиром гвардейской артиллерийской бригады.

    С началом Отечественной войны 1812 г. Ермолов был назначен начальником штаба 1-й Западной армии Барклая-де-Толли. Как и командующий 2-й Западной армией П.Багратион, Алексей Петрович тяготился отступлением и планом Барклая, но все же смирял свое самолюбие «во имя пользы отечества». По личной просьбе Александра 1 писал ему обо всем происходившем. Как начальник штаба, он много сделал для сглаживания отношений между Барклаем-де-Толли и Багратионом и для успешного соединения двух армий под Смоленском; явился организатором обороны этого города, затем удачно руководил войсками в бою при Лубине, был произведен в генерал-лейтенанты.

    В сражении у Бородино Ермолов находился при главнокомандующем М.Кутузове. В разгар битвы Кутузов направил его на левый фланг, во 2-ю армию, где был тяжело ранен Багратион, и Ермолов помог преодолеть там смятение войск. Увидев, что центральная батарея Раевского взята французами, он организовал контратаку, отбил батарею и руководил ее обороной, пока не был контужен картечью.

    Кутузов высоко ценил боевые качества Ермолова, но, считая его доверенным лицом императора, не очень благоволил к нему (за Бородино Барклай-де-Толли представил Ермолова к ордену святого Георгия 2-й степени, но главнокомандующий ограничился орденом святой Анны 1-й степени). В свою очередь, энергичный Ермолов сетовал на оборонительную стратегию Кутузова и вызвал его неудовольствие, когда на военном совете в Филях высказался против оставления Москвы без сражения.

    После ухода из Москвы Алексей Петрович, исполняя обязанности начальника объединенного штаба 1-й и 2-й армий, сыграл видную роль в сражении под Малоярославцем, где он отдавал распоряжения от имени главнокомандующего. Выдвинув корпус Дохтурова на Калужскую дорогу, он преградил путь армии Наполеона и сражался весь день до подхода главных сил. Наполеон был вынужден отступать по разоренной Смоленской дороге.

    После перехода через Неман Ермолов возглавил артиллерию союзных армий, с апреля 1813 г. командовал различными соединениями. В 1813 — 1814 гг. умело действовал в сражении под Бауценом, покрыл себя славой в битве под Кульмом, в боях за Париж руководил гренадерским корпусом, награжден орденом святого Георгия 2-й степени.

    По возвращении в Россию Ермолов был рекомендован Аракчеевым на пост военного министра. «Правда, он начнет с того, — говорил Аракчеев, — что перегрызется со всеми, но его деятельность, ум, твердость характера, бескорыстие и бережливость его бы впоследствии оправдали». Александр 1 предпочел дать 38-летнему генералу другую должность. В 1816 г. Алексей Петрович был назначен главнокомандующим в Грузию и командиром отдельного Грузинского (Кавказского) корпуса; через два года произведен в генералы от инфантерии.

    В течение 11 лет Ермолов твердой рукой управлял Кавказом, действуя планомерно и расчетливо, соединяя жесткость и суровость с уважительным отношением к мирному населению. «Штурм Кавказа будет стоить дорого, — считал он, — так поведем же осаду». Свою политику на Кавказе главнокомандующий определил так: «Я медленно спешу». Ермолов провел ряд военных операций в Чечне, Дагестане и на Кубани, построил новые крепости (Грозная, Внезапная, Бурная), усмирил беспокойства в Имеретии, Гурии и Мингрелии, присоединил к России Абхазию, Карабахское и Ширванское ханства. Он поощрял развитие на Кавказе торговли и промышленности, улучшил Военно-Грузинскую дорогу. При нем создавались лечебные учреждения на минеральных водах, был основан Пятигорск, а из крепости Кислой вырос город Кисловодск.

    Правитель Кавказа привлекал на службу в свои войска даровитых и образованных людей. Он возрождал суворовские традиции в обучении и воспитании войск, за что солдаты и офицеры отвечали ему любовью. Генерал-патриот покровительствовал сосланным на Кавказ декабристам, те даже прочили его в члены будущего Временного правительства. После того, как командир Кавказского корпуса промедлил с приведением своих войск к присяге новому царю — Николаю 1, в Петербурге усилились слухи о планах властолюбивого Ермолова отделить Кавказ от России. Алексей Петрович лишь иронически усмехался и все более мрачнел.

    Вторжение персидских войск в пределы Грузии в 1826 г. послужило для Николая 1 поводом к обвинению Ермолова в непредусмотрительности и к посылке на Кавказ генерала Паскевича с особыми полномочиями от царя. Поручив Паскевичу командование войсками, Ермолов вскоре подал прошение об отставке, которое было удовлетворено в марте 1827 г.

    Едва достигнув 50-летнего возраста, человек кипучей энергии, огромного административного и боевого опыта, Ермолов оказался обреченным на бездействие и более 30 лет прожил в Москве и Орле. Известный поэт И.Крылов откликнулся на отставку Ермолова баснями «Конь» и «Булат» — о неумении плохого наездника использовать прекрасного боевого коня и о булатном клинке, заброшенном и ржавеющем без пользы.

    Уважение российского общества к опальному генералу сохранялось, поэтому Николай 1 в 1831 г. назначил его членом Государственного совета, однако от участия в заседаниях совета Ермолов уклонялся. Он изредка выезжал инспектировать войска и присутствовать на военных смотрах. В 1837 г. был пожалован генералом от артиллерии. С началом Крымской войны 1853 — 1856 гг. московское дворянство избрало Ермолова начальником губернского ополчения, но для 76-летнего Алексея Петровича эта должность была лишь почетной. Умер Ермолов 11 апреля 1861 г. в Москве и по завещанию похоронен в Орле, рядом с отцом, в церкви Троицкого кладбища.

    «Лучше от Терека до Сунжи оставлю
    пустынные степи, нежели в тылу укреплений наших потерплю разбои».

    Имя выдающегося русского полководца и государственного деятеля, Алексея Петровича Ермолова неразрывно связано с судьбой нашего Отечества в 19 столетии. Изучение жизни и деятельности А.П.Ермолова по авторским монографиям и многочисленным публикациям, собственным запискам генерала вызывает у независимо мыслящих современных историков все больший интерес к судьбе этого славного полководца, его ратным подвигам во славу русского , его военным и административным мерам на Кавказе по укреплению могущества нашей родной страны.

    Несправедливая опала полководца со стороны властей при жизни, а затем тотальное замалчивание роли личности генерала Ермолова в русской военной истории во времена советской власти и в современной РФ, не может не оставлять в душе горечь и обиду. Возникает желание напомнить хотя бы вкратце нынешнему поколению о жизни и его великих заслугах перед Россией.

    Алексей Петрович появился на свет в самом сердце нашей Родины, городе Москве, происходил из старинной, но небогатой дворянской семьи Орловской губернии. В его характере отчетливо проявлялись отцовские и материнские начала, придавшие ему с ранних лет особенный облик — гордость, независимость и вместе с тем скромность, серьезность. Воспитанный в духе уважения и даже преклонения перед всем русским — языком, обычаями, историей, Ермолов никогда не кичился своим дворянским происхождением. Полученное им домашнее воспитание он впоследствии дополнил большой начитанностью. Стремясь дать сыну хорошее образование, отец определил его с семи лет в университетский благородный пансион. 5 января 1787 года на десятом году жизни Алексей Ермолов был зачислен унтер-офицером в лейб-гвардии Преображенский полк. В сентябре следующего года его произвели в сержанты, а вскоре и в офицеры, и к 1791 году он имел уже чин поручика. Получив назначение на должность старшего адъютанта при генерал-прокуроре в Петербурге, правителем канцелярии которого был его отец, юный офицер продолжал упорно совершенствовать свое образование, занимался под руководством известного петербургского математика Лясковского. Блестяще выдержав экзамен, он в августе 1793 года был переведен в капитаны артиллерии с причислением младшим преподавателем к Артиллерийскому инженерному шляхетскому корпусу.

    Свое боевое крещение он получил под началом легендарного русского полководца Суворова. С первых дней польской кампании 1794 года юноша постоянно искал случая отличиться, выказать умение и отвагу. Именно эти качества капитан Ермолов проявил, командуя своей батареей при штурме предместья Варшавы, за что был удостоен ордена Георгия Победоносца четвертого класса. Тогда ему шел лишь 18-й год.

    Вторую боевую награду Ермолов получил на Кавказе в войне с Персией за отличное усердие и заслуги при осаде крепости Дербент в августе 1796 года, где командовал батареей. Он был удостоен ордена Князя Владимира четвертой степени с бантом. Второй боевой орден он заслужил в 19 лет. Будучи в чине подполковника, он в числе многих офицеров прогрессивных европейских взглядов пострадал от своеволия нового императора Павла I. В 1798 году вместе с другими офицерами — членами политического кружка, неудовлетворенными новыми порядками в армии, был арестован его брат от первого брака матери A.M. Каховский. А в конце того же года за смелую переписку с братом оказался в Алексеевском равелине Петропавловской крепости и Ермолов. Через некоторое время он был направлен в ссылку в Кострому, которая могла бы быть сколь угодно долгой. После смерти Павла I ставший в 1801 году императором Александр I уже на другой день даровал свободу всем «узникам совести», в т.ч. и Ермолову. Арест, заточение в Алексеевском равелине и ссылка наложили сильный отпечаток на его личность и всю дальнейшую жизнь, научили его быть крайне осторожным и скрытным, что, однако, вполне уживалось с его острыми, язвительными афоризмами, которые способствовали его популярности, особенно среди офицерской молодежи, видевшей в нем человека независимых взглядов, презирающего лесть и угодничество. Теперь он жил одной мыслью — посвятить себя России и своему народу.

    В сражениях русской армии с Наполеоном 1805-1807 годов закалялся полководческий талант офицера-артиллериста Ермолова. За доблесть в войне с Наполеоном 1805 года он был удостоен ордена Св. Анны II степени. Во второй войне с Наполеоном, в сражении при Прейсиш-Эйлау в 1807 году, блистательные действия полковника Ермолова, где он командовал десятками орудий конной артиллерии, обеспечившими перелом в битве в пользу русской армии, обратили на себя внимание русских военачальников. После войны 1806-1807 годов Ермолов вернулся в Россию с репутацией одного из первых артиллеристов русской армии. Его по заслугам оценили такие полководцы, как Кутузов и Багратион, другие видные военачальники. Находясь после военной кампании на отдыхе у родителей в Орле, А.П. Ермолов получил известие о производстве в генерал-майоры и назначении инспектором конногвардейских рот. В этом новом звании он отправился в 1809 году для осмотра конной артиллерии в молдавской армии. В 1811 году Ермолов вступает в командование гвардейской артиллерийской бригадой в Петербурге, а в марте 1812 года по пути к западным границам России он получил высочайшее повеление быть командующим гвардейской пехотной дивизией. Таким образом, к началу Отечественной войны с Наполеоном 25-летний Ермолов — это уже блестящий боевой генерал, кавалер многих заслуженных боевых наград.

    Эпоха Отечественной войны с Наполеоном — одна из самых славных страниц русской истории. Массовый героизм, готовность к самопожертвованию русских солдат, офицеров и генералов стали важнейшим фактором победы в этой войне ради спасения Отечества. Примечательно, что среди героев войны особое место принадлежит генералу Ермолову. В самом начале боевых действий Александр I назначил генерал-майора Ермолова на должность начальника главного штаба Западной армии, которой командовал военный министр Барклай-де-Толли. С этого времени, Ермолов — непосредственный участник всех более или менее крупных сражений и боев Отечественной войны 1812 года как во время наступления французской армии, так и в период ее изгнания из России. В тяжелых боях под Смоленском за отличие и особенно за участие в сражении при Валутиной горе 7 августа, в результате которого неприятель не смог захватить важный участок соединения дорог и отрезать часть 1-й армии, Ермолов по представлению Барклая-де-Толли был произведен позднее в генерал-лейтенанты. С 17 августа Ермолов становится фактически начальником штаба Кутузова. В Бородинской битве генерал находился при самом Кутузове. Он принимал адъютантов с донесениями и обо всем важнейшем докладывал главнокомандующему. В критический, решающий момент сражения он совершил выдающийся подвиг. Обнаружив по пути с резервом во 2-ю армию, что французы взяли верх на Курганной высоте и захватили редут Раевского, Ермолов мгновенно принял решение восстановить здесь порядок, выбить неприятеля из редута, господствующего над всем полем сражения и справедливо названного ключом Бородинской позиции. Он развернул отступавшие с высоты части и сам лично возглавил атаку, с поднятой саблей первым побежал на крутизну. Множество солдат, обгоняя Ермолова, бросились вверх в штыковую атаку. Батарея Раевского была отбита. Потеря стратегической высоты поколебала всю наступательную мощь противника. После Бородинского сражения Алексей Петрович был награжден орденом Св. Анны 1-й степени. По меткому выражению Ермолова, в сражении при Бородине «французская армия расшиблась о русскую». Он убежденно считал, что в Бородинском бою все русское воинство увенчало себя бессмертной славой. Ермолов сыграл решающую роль в пресечении попытки Наполеона отступать на Калугу. После трехдневных ожесточенных боев за Малоярославец французской армии ничего не оставалось, как повернуть с Калужской дороги и отходить на Можайск, Вязьму, по пепелищам сожженных городов и селений старой Смоленской дороги, где его ожидал голод и русские партизанские отряды. Приняв предложение начальника главного штаба армии Ермолова, Кутузов начал свое знаменитое параллельное преследование, которое привело французскую армию к катастрофе. После сражения под Красным Ермолов получил звание генерал-лейтенанта.

    Блестящие способности и воинскую доблесть проявил генерал-лейтенант Ермолов в заграничных походах союзных войск. Некоторое время Ермолов командовал артиллерией во всех армиях. В кампании 1813 года участвовал в сражениях при- Дрездене, Люцене, Бауцене, Кульме. Кампания 1814 года началась уже за Рейном, в пределах Франции. Особо отличился Ермолов в битве за Париж. По личному указанию императора Александра I Ермолов во главе гвардейской пехоты атаковал высоту Бельвиль — восточные ворота Парижа и вынудил французов капитулировать. Александр I поздравил Ермолова с блестящим успехом союзной гвардии, вручив ему знаки Св. Георгия 2-й степени. Писать текст манифеста о взятии Парижа император доверил именно Ермолову. 19 марта 1814 г. союзные войска торжественно вошли в Париж. Алексей Петрович получил должность начальника гвардейского корпуса. Авторитет Ермолова настолько возрос, что его кандидатуру рассматривали как наиболее вероятную на пост военного министра. В апреле 1816 года последовал рескрипт Александра I о назначении Ермолова наместником Кавказа. Император рассчитывал, что талантливый и энергичный генерал и государственный деятель способен выполнить задачи укрепления позиций России на Кавказе. В то же время в исследовательской литературе высказывается предположение, что Александр I преследовал также цель удалить на Кавказ очень популярного в передовых кругах России генерала.

    А.П. Ермолов выехал на Кавказ c полномочиями командира отдельного Грузинского корпуса, управляющего гражданской частью в Грузии, Астраханской и Кавказской губерниях, а также в качестве чрезвычайного посла в Персии. Сложная дипломатическая миссия Ермолова заключалась в том, что в ответ на территориальные претензии персов русский император, утомленный продолжительными войнами в Европе, для сохранения мира допускал возможность возвращения Персии чего-то из недавних завоеваний в Закавказье. Ермолов решил сам возглавить посольство, чтобы не допустить никаких уступок. В результате его принципиальной и гибкой позиции дипломатическая четырехмесячная миссия завершилась тем, что 16 августа он получил документ, где было объявлено, что шах приязнь русского государя предпочитает пользе, которую мог бы получить от приобретения земель. Между Россией и Персией были установлены дипломатические отношения. 8 февраля 1818 года чрезвычайно милостивым рескриптом Ермолов за успешное выполнение возложенного на него дипломатического поручения был произведен в генералы от инфантерии. План военной и административной деятельности на Кавказе включал в себя приведение в подданство горских народов Северного Кавказа и завершение образования административного устройства на Кавказе. Центром управления огромным краем была древняя столица Грузии Тифлис. В Чечне проживал самый жестокий и коварный из кавказских народов, своими набегами и разбоями наводивший страх на окрестные области и державший под контролем все движение по Военно-Грузинской дороге. Поэтому Ермолов начал с Чечни. В 1818 году он оттеснил чеченцев за реку Сунжу, в низовьях которой им была основана первая русская крепость — Грозная. С неумолимой последовательностью, планомерно двигался Ермолов на воинственные горские племена. 25 мая 1818 года войска перешли за Терек. Удивительно, но говоря о покорении Кавказа, всякий сразу же вспомнит А.П. Ермолова. Не он начинал Кавказскую войну, не он ее закончил, но все-таки имя Ермолова оказалось здесь самым блистательным. Объяснение тому можно найти в книге замечательного русского историка, генерал-лейтенанта В.А. Потто «Кавказская война»: «Эпоха Ермолова была для Кавказа прежде всего эпохой полного изменения внутренней политики. Наши традиционные отношения к завоеванным ханствам и горским народам были фальшивы в самом своем основании… Все наши сношения с мелкими кавказскими владениями носили характер каких-то мирных переговоров и договоров, причем Россия всегда являлась как бы данницей. Большей части не только дагестанских и иных ханов, но даже чеченским старшинам, простым и грубым разбойникам, Россия платила жалованье, поддерживая тем в них алчность и возбуждая в других зависть и стремление набегами вынудить Россию платить дань и им… С появлением Ермолова на Кавказе все это прекратилось. Принципом Ермолова было, что золото – не охрана от неприятеля, а приманка его, и он стал давать цену только железу, которое и заставил ценить более золота. «Хочу, — говорил он, — чтобы имя мое стерегло страхом наши границы крепче цепей и укреплений, чтобы слово мое было для азиатов законом, вернее неизбежной смерти. Снисхождение в глазах азиатов – знак слабости, и я прямо из человеколюбия бываю строг неумолимо. Одна казнь сохранит сотни русских от гибели». В этих словах вся система Ермолова. Он смотрел на все мирные и немирные племена, населявшие Кавказские горы, если не как на подданных России, то рано или поздно долженствующих сделаться ими, и во всяком случае требовал от них безусловного повиновения. И прежняя система подкупа и задариваний в его руках сменилась системой строгих наказаний, мер суровых, доходящих до жестокости, но всегда неизменно соединенных с правосудием и великодушием. Ермолов, постигая в полном объеме неизбежность грядущих событий, первый вступил на настоящий путь отношений к кавказским народам – путь военный, путь открытой борьбы, исход которой для России не мог подлежать сомнению. Он сознательно поставил себе задачу завоевания Кавказских гор и, прекрасно понимая характер театра предстоящих военных действий, создал и новую целесообразную программу их. «Кавказ, — говорил он, смотря на вздымавшиеся перед ним горы, — это огромная крепость, защищаемая многочисленным полумиллионным гарнизоном. Надо штурмовать ее или овладеть траншеями. Штурм будет стоить дорого, так поведем же осаду». И в этих словах вся сущность руководящей деятельности Ермолова. Не возникает никаких сомнений в том, что многие постулаты ермоловской доктрины не утрачивают своего значения и в наши нелегкие дни.

    Политические и стратегические задачи диктовали необходимость включения в состав России горного пояса, отделявшего Россию от добровольно присоединившихся и присоединенных к ней закавказских земель. Укрепив за Россией восток, главнокомандующий обратил внимание на запад. Для защиты Кабарды, добровольно вошедшей в состав России еще в 1557 году, от набегов «закубанских» горцев и турецких войск он поставил крепости в долинах рек Баксан, Чегем, Нальчик и др. Одновременно он перенес Военно-Грузинскую дорогу на левый берег Терека, что позволило обеспечить надлежащее сообщение с Закавказьем. Русские получили, как писал Ермолов, «свободный вход в Грузию, который отнять нет никакой возможности». Помимо военных операций генерал взялся за строительство на Кавказе лечебных и оздоровительных учреждений, затем последовало создание знаменитых ныне курортов — Пятигорска и Кисловодска, Жепезноводска и Ессентуков, по сути выстроенных руками русских солдат. А.П. Ермолов остался исторической эпохой для Кавказа, памятник великому полководцу украшал центр города Грозного до 1921 года. По словам А.С. Пушкина, «Кавказский край, знойная граница Азии — любопытен во всех отношениях. Ермолов наполнил его своим именем и благотворным гением. «.

    Во время междуцарствия 1825 г. Ермолов не стал спешить с принесением присяги Кавказским корпусом императору Николаю I. Одновременно с этим покровительствовал сосланным на Кавказ декабристам. С 1826 г. правительство начало сбор сведений о деятельности А.П. Ермолова. Во время русско-турецкой войны 1826-1828 гг. на Кавказ для командования войсками «под главным начальством Ермолова» был направлен генерал И.Ф. Паскевич (фаворит нового императора), который фактически должен был сместить А.П. Ермолова. В 1827 г. за связь с декабристами А.П. Ермолов был отозван с Кавказа и уволен в отставку. Выйдя в отставку, А.П. Ермолов приехал в родовое село Лу-кьянчиково близ Орла, где поселился потом с сыновьями. Он проживал здесь под присмотром земской полиции. Там его часто навещал один из лучших друзей генерала, поэт и гусар, герой Отечественной войны 1812 года, Денис Давыдов. В 1831 г. Ермолов приехал в Москву. Популярность бывшего проконсула Кавказа была чрезвычайно велика во всех слоях общества. Секретные жандармские агенты доносили, что Ермолова постоянно посещают приезжающие в Москву военные, что сочувственное отношение к нему можно наблюдать не только среди дворян и чиновников, но и среди торговых людей. Император Николай I вынужден был считаться с общественным мнением и, чтобы прекратить невыгодные для правительства толки о Ермолове, решил использовать его на службе. По распоряжению императора Ермолов был введен в состав Государственного Совета. В 1837 году в связи с празднованием 25-летия Бородинской битвы Ермолову дали звание генерала от артиллерии. Однако после ознакомления со своими обязанностями в Государственном Совете Ермолов убедился, что он «здесь совсем лишний человек». В 1839 году он настоял на своем возвращении из столицы в Москву и в заседаниях Государственного Совета больше участия не принимал. В период 30-летнего пребывания в Москве, которое Ермолов называл «московским сидением», он уделял много времени приведению в порядок своих записок о войнах с Наполеоном, об Отечественной войне 1812 года и заграничных походах, о времени пребывания на Кавказе. Из этих материалов он составил последовательный рассказ о своей жизни. В связи с тяжелой обстановкой в Крыму в период Крымской войны в январе 1855 года был издан манифест о всеобщем государственном ополчении. И уже в феврале 1855 года заслуженного полководца Ермолова москвичи избрали начальником ополчения своей губернии, такая же честь ему была оказана еще в шести губерниях. До самой смерти Ермолов живо интересовался происходящими в мире событиями.

    А.П. Ермолов скончался 11 апреля 1861 года на 85-м году жизни. Он завещал похоронить его в Орле, рядом с могилой отца, «как можно проще». Москва же провожала его двое суток, а жители Орла по прибытии тела на Родину устроили герою-земляку грандиозную панихиду. Его похоронили со всеми почестями у церковной стены на Троицком кладбище, рядом с могилой отца. Именем Ермолова были названы улицы в Москве, Орле, Пятигорске.

    Героическая биография А.П.Ермолова – образец самоотверженного служения Родине и своему народу, достойный пример для воспитания патриотизма и лучших человеческих качеств у наших современников.

    Взгляд посетителей невольно притягивает к себе портрет довольно молодого генерала с решительным и волевым лицом. Понимаешь, что художник изобразил его в один из решительных моментов военного сражения. Это портрет известного генерала, народного любимца, человека с неординарной судьбой и характером, Алексея Петровича Ермолова. Отечественная история знает его как талантливого военачальника, смелого воина, преданного гражданина своего Отечества, уважаемого дворянина, презирающего идолопоклонничество и принципиального в деле служения своему государю-императору. Весь жизненный путь Алексея Петровича пример для подражания истинного патриота России.

    Биография генерала Ермолова кратко

    Родился Ермолов в 1777 году в семье небогатых дворян Орловской губернии. Его отец честно служил императрице Екатерине II, а при Павле I вышел в отставку и поселился в небольшом родовом имении. Мать была в родстве с Давыдовыми, Потемкиными, Раевскими, Орловыми. Однако, как писал в своих мемуарах сам Ермолов, — «Звонкость имен не дополнилась звоном монет”. Он сожалел о том, что не смог получить более достойного образования из-за отсутствия средств. Грамоте его обучал крепостной по букварю, а потом мальчика отправили в Москву, в Благородный пансион при университете. В век Екатерины отроки взрослели быстро, и уже в 14 лет Алексей получает чин гвардейского поручика. Столичная жизнь оказалась для него слишком дорогой, и он отпрашивается в действующую армию.

    В составе Нижегородского драгунского полка, в чине капитана, он попадает в Молдавию, когда турецкая компанию уже закончилась. Но зато вспыхнуло Польское восстание, и там-то Ермолов получил боевое крещение под началом . Из рук знаменитого полководца получил он свою первую награду – орден Св. Георгия. К концу воинской службы их будет и не счесть.

    Падения и взлеты

    В 1798 году молодой офицер, отличающийся не только мужеством, но и прямотой суждений, по доносу попадает сначала в крепость под арест, а позже в ссылку в Костромскую губернию. Человек энергичный, Ермолов не терял даром времени – выучился игре на кларнете и изучил латынь. Взошедший на престол возвращает Ермолова на военную службу, и он участвует в военных кампаниях 1805-1807 годов. Отечественную войну 1812 года провел начальником штаба при главнокомандующем, что не мешало часто оказываться в гуще боевых действий. Во время Бородинского сражения взял на себя непосредственное командование и отбил у французов знаменитую батарею Раевского.

    В 1813 году под его командованием была сосредоточена Императорская гвардия, которая проявила себя геройски во время заграничного похода русской армии. Всегда при сабле, готовый в любую минуту ринуться в бой, Ермолов со своими молодцами дрался при Кульме, Дрездене, героически сражался под Лейпцигом, брал . Как самому образованному среди генералов, Алексею Петровичу император поручил написание Манифеста о взятии Парижа. В 1815 году, после окончания войны и потеряв терпение от неблагодарности начальства, Ермолов берет отпуск и уезжает в родовое имение.

    Генерал Ермолов – покоритель Кавказа

    40-летний генерал мечтает поправить свое здоровье на минеральных водах, но оказался он на Кавказе отнюдь не праздным курортником, а военным и административным наместником. Не захотел русский император видеть строптивого генерала военным министром, а отправил его на Кавказ – усмирять и благоустраивать, приводить к цивилизации эту непокорную многонациональную цитадель. Алексей Петрович, как и всегда, оправдал надежды государственных мужей. Очень емко и метко охарактеризовал Пушкин деятельность Ермолова на Кавказе: Поникни снежной головой, Смирись, Кавказ,– идет Ермолов.

    К завоеванию Кавказа, который был сплошной крепостью, защищаемой гарнизоном в полмиллиона человек, он отнесся со стратегией «медленного поспешания”. Как некоторые современники генерала, так и наши современники, считали его меры излишне жестокими. Своим критикам генерал ответил в своих мемуарах, что нельзя «жестокость здешних нравов укротить мягкосердечием”. Меч и огонь, хитрость и дипломатия – все методы использовал он для достижения цели. Усмирил Имеретию, Гурию, Мингрелию. Присоединил к России Абхазию, Карабахское и Ширванское ханства. Не прощая набеги и грабежи, окружил горные районы кольцом укреплений. Планомерно завоевывая Чечню и Дагестан, разрушал аулы, но при этом и основывал новые поселения и крепости – Бурная, Грозная, Внезапная, Нальчик. Некоторые превратились со временем в руины, а другие в современные, цветущие города. Сколько сделал он на Кавказе за всего 10 лет, другой не осилил бы и за сто.

    Достижения Ермолова на Кавказе

    Значительно улучшил Военно-Грузинскую дорогу. Отстроил курорты Кисловодск и Пятигорск. Отстроил Тифлис, превратив его в современный город с европейской архитектурой. Отыскивал способную местную молодежь и отправлял их учиться в Россию. И многое, многое другое. Ермолов – пример настоящего, достойного гражданина своей Отчизны. Умер и похоронен в Москве в 1861 году.

    Алексей Ермолов. Лев Кавказа, рожденный командовать армиями

    Популярные

    Статья: Основатель русского масонства – генерал-аншеф Джеймс Кейт

    Статья: Т-10. Последний тяжеловес Советской армии

    Статья: Забвению не подлежит. Истоки насилия неонацистов над военнопленными

    Мнение эксперта: Денацификация Германии и Украины: общее и особенное

    Статья: Надежная броня Т-72. Бронетехника специальной военной операции на Украине

    Статья: Почему не началась химическая война?

    Статья: Россия требует от Латвии освободить арестованного блоггера Кирилла Федорова

    Статья: История фейков и подделок: кто стал крестным отцом газетных уток из Бучи

    Статья: Битва БТРов. Бронетехника специальной военной операции на Украине

    Статья: Крутое пике украинского «Стрижа» над Европой

    4 июня исполняется 243 года со дня рождения одного из самых храбрых и прославленных русских полководцев – генерала Алексея Петровича Ермолова

    Всю свою сознательную жизнь Алексей Петрович посвятил России. С малых лет и до самой смерти он оставался верным солдатом Отечества, был участником всех войн, которые вела наша страна на протяжении его жизни. Он снискал себе славу жесткого, иногда даже жестокого, но смелого и справедливого полководца и управленца.

    Суворовым воспитан

    Алексей Ермолов родился 4 июня 1777 года в Москве. Семья была из мелких дворян, но несмотря на небольшой по тем временам достаток, мать будущего героя, Мария Каховская, была из знатного рода – урожденная Давыдова. Поэтому Ермолов приходился дальним родственником многим известным людям своего времени. К примеру, Денис Давыдов, прославленный гусар и партизан Отечественной войны 1812 года, приходился ему двоюродным братом.


    Источник: https://artefact.app

    Отец воспитывал Алексея в строгости и с детства привил ему чувство любви к родине, почтения к истории и военной службе. С семи лет Алексей выбрал для себя карьеру военного. Как и все дворянские дети, был зачислен в лейб-гвардии Преображенский полк. Отличался большим рвением в учебе и службе, уже в 17 лет принял первый бой.

    Под командованием величайшего полководца своего времени фельдмаршала А.В. Суворова Ермолов проявил исключительную храбрость во время Польской кампании 1794 года. За это Алексей Петрович был награжден орденом Святого Георгия IV степени в столь юном возрасте. Причем получил его из рук живой легенды – самого Суворова.

    Затем Ермолов участвовал в Итальянских походах при штабе Австрийской армии, где мог познакомиться с тактикой австрийцев. А в 1796 году принимал участие в Персидском походе, где был награжден за отвагу при осаде Дербента.

    После этого пошли годы опалы, Павел I не жаловал юного героя уволил его со службы и сослал. Однако новый император Александр I помиловал Ермолова, его талант снова стал востребован, у России появился новый опасный враг – Наполеон Бонапарт.

    Гроза французов

    «Мне 25 лет, недостает войны»

    Из дневника А. П. Ермолова

    Алексей Петрович участвовал во всех без исключения кампаниях против французов. Сражения при Прейсиш-Эйлау и Аустерлице, Амштеттене, Грейльсберге – в каждом из них отличился молодой подполковник.


    Ермолов ведет солдат на батарею Раевского при Бородине. Источник: http://info.edu.turku.fi

    Под Аустерлицем Ермолов, командовавший тогда конно-артиллерийской батареей, не поддался общей панике и под огнем и ударами кавалерии развернул орудия, до последней возможности сдерживал натиск французов. Весь личный состав погиб, под Ермоловым убило лошадь, он попал в плен. Чудом его смогли отбить наши гусары, и он тут же вернулся в строй.

    По возвращении в Россию Ермолов уже был очень известным боевым командиром. Его безмерно уважали молодые офицеры, за его «русскость», он часто противостоял офицерам-«немцам». И к нему прислушивались старшие командиры, хоть и ладить с жестким Ермоловым было тяжело, он смог делом доказать свою компетентность. В 1808 году произведен в генерал-майоры.

    Герой Отечественной войны

    Начавшаяся вскоре Отечественная война 1812 года принесла подлинную славу, солдатскую и всенародную любовь герою-генералу. Ермолов отличился в деле у Заболотья, затем и в ходе Смоленского сражения. Тогда же генерал стал пользоваться большим расположением императора Александра I, мог ему писать и в целом стал «его человеком».


    Источник: http://hrono.ru

    Во время Бородинского сражения Ермолов буквально спас положение всем известной батареи Раевского. Алексей Петрович на коне лично возглавил контратаку русской пехоты, собрал отступающие полки и выбил французов с батареи. Во время знаменитого совета в Филях Ермолов настаивал на еще одном сражении. Не зря на знаменитом полотне он изображен стоящим и горячо протестующим против решения сдать Москву.

    Затем были бои под Малоярославцем, Тарутином. А после того как француза выбили из России, Ермолов отправился в Заграничный поход русской армии.

    Везде Ермолов (уже генерал-лейтенант) проявлял отменную храбрость и умело руководил войсками. После боя под Бауценом появилось донесение П. Х. Витгенштейна русскому императору: «Я оставил на поле сражения на полтора часа Ермолова, но он, удерживаясь на нем со свойственным ему упрямством гораздо долее, сохранил тем Вашему Величеству около 50 орудий». Под Кульмом, руководя гвардией, Ермолов буквально вырвал победу из рук французов. Именно ему император доверил составить манифест о взятии Парижа.


    Ермолов на Кавказе. Источник: https://artefact.app

    Затем Ермолов командовал в Польше, прикрывал Австрийскую границу. Пожалуй, нельзя было сыскать человека более доверенного для императора Александра I, чем Алексей Петрович Ермолов, это отмечал даже могущественный А.А. Аракчеев. Во время короткого отпуска решалась судьба о назначении Ермолова, и здесь выдалось совсем неожиданное заключение. Вместо должности военного министра, которую все прочили Ермолову, он получает назначение на Кавказ, о чем и сам просил, потому был не против.

    «Проконсул Кавказа»

    В 1816 году Ермолов становится наместником императора на Кавказе с исключительными полномочиями. Он обладал всей полнотой власти и даже вёл внешнеполитические переговоры. К примеру, провел переговоры с Персией в 1817 году, подтвердив границы России и заодно обеспечив безопасность Закавказью от внешнего вторжения. Здесь Алексей Петрович смог проявить себя как жесткий и умеющий добиваться цели дипломат, император был впечатлен и произвел Ермолова в звание генерала от инфантерии.


    Источник: https://regnum.ru

    Обезопасив себя о врага внешнего, Ермолов стал устраивать дела внутренние. В то время горцы часто восставали, на Кавказе было неспокойно, требовалось эту ситуацию переломить. И Ермолову это удалось. В России его стали называть «лев Кавказа» или «проконсул Кавказа» на древнеримский манер.

    На деле Алексей Петрович действительно много сделал для Кавказа. Жесткими мерами он смог замирить большую часть горцев и принудить их к миру и верности России. Заложил крепости Нальчик, Грозная и Внезапная. Модернизировал Военно-Грузинскую дорогу, отстраивал города и инфраструктуру. И всё это проводилось без свойственных крупным чиновникам хищений и злоупотреблений. Наладив отношения с казаками, он расселил их по черноморской линии, обеспечив им льготы по плате за землю.


    Ермолов в старости, 1860-й год. Источник: http://www.aif.ru

    Сам он говорил об этом периоде своей жизни так: «Хочу, чтобы имя мое стерегло страхом наши границы крепче цепей и укреплений, чтобы слово мое было для азиатов законом, вернее неизбежной смерти. Снисхождение в глазах азиатов — знак слабости, и я прямо из человеколюбия бываю строг неумолимо. Одна казнь сохранит сотни русских от гибели и тысячи мусульман от измены».

    При этом он не злоупотреблял строгостью и властью, сами горцы его боялись и уважали, а через много лет пленный имам Шамиль сам просил о встрече с Ермоловым, – так высок был его авторитет даже после его долгого отсутствия на Кавказе.

    После Кавказа

    В 1827 году Алексея Петровича отозвали в Россию. Новый император Николай I не жаловал полководца. Долгое время Алексей Петрович занимал высокие государственные посты, работал на благо России в Государственном совете. В годы Крымской войны, 76-летний генерал возглавлял ополчение (это была почетная должность).


    Памятник Ермолову в Орле. Источник: https://artefact.app

    11 (23) апреля 1861 года Алексей Петрович Ермолов скончался в Москве. В свойственной манере он завещал похоронить себя как можно более просто: в солдатском гробу и с одним священником. Просил не устраивать пышных похорон и отпеваний, хотел только, чтобы его старые товарищи-артиллеристы пришли пронести гроб с его телом, думал не откажут.

    Москва прощалась с генералом двое суток, а в Орле, где он завещал похоронить себя рядом с отцом, собралась огромная толпа. В столице – Санкт-Петербурге – портреты генерала вывесили во всех окнах и витринах магазинов. Россия искренне любила своего героя-генерала, душой преданного Отечеству. Останься он на Кавказе дольше, вероятно, будущих войн и восстаний можно было бы избежать. А имя генерала Ермолова, как и память о нем, до сих пор грозно реет над Кавказскими вершинами. Там говорят: кто из разбойников затеет злое дело, сквозь горный ветер до сих пор может слышать предупреждающий рык «льва Кавказа».


    источники:

    http://kerchtt.ru/a-p-ermolov-kratkaya-biografiya-general-a-p-ermolov-i-kostromskoi/

    http://histrf.ru/biblioteka/b/alieksiei-iermolov-liev-kavkaza-rozhdiennyi-komandovat-armiiami