А К Воронский биография

А К Воронский биография

Воронский Александр Константинович (псевдонимы Нурмин, Валентин, Анисимов) [27.8(8.9).1884, с.Хорошавка Кирсановского у. Тамбовской губ.— 13.8.1937, Москва] — прозаик, критик, редактор.

Родился в семье сельского священника. Воронский, скорее всего, как это нередко бывало с фамилиями русских священников, не родовая фамилия, она образована от названия реки Вороны, на которой расположено село, где был приход его отца.

В 1900 после окончания 1-го духовного училища в Тамбове он поступает в Тамбовскую духовную семинарию; незадолго до событий первой русской революции становится большевиком, выполняет партийные поручения. Один из активных участников бунта в семинарии, исключен из семинарии в 1905 за «политическую неблагонадежность». С этого времени — профессиональный революционер; вскоре он покидает родные места, живет на нелегальном положении в Петербурге и Гельсингфорсе.

18 сент. 1906 его настигает первый арест, за которым следует годичное заключение в крепости. Спустя полтора года — в февр. 1907 — второй арест и высылка на 2 года в Яренск Вологодской губ. Партийные задания бросают его то во Владимир, то в Саратов, то в Одессу. Воронский знакомится с видными большевиками — М.И.Ульяновой, М.В.Фрунзе, В.В.Воровским и др.

В 1911 впервые печатает свои очерки и статьи в одесской газете «Ясная заря».

В 1912 Воронский был избран от саратовской партийной организации делегатом знаменитой, руководимой В.И.Лениным Пражской партийной конференции, где близко познакомился с Г.К.Орджоникидзе, Л.Серебряковым и др. Следует отметить, что, в сущности, именно Воронский был инициатором издания общепартийной газеты, которая вскоре стала выходить под названием «Правда». Из Праги он возвращается представителем новоизбранного ЦК РСДРП(б); вскоре его арестовывают, отправляют на 3 года в ссылку в г.Кемь Архангельской губ.

В 1915-1917 он на подпольной партийной работе в Екатеринославе, затем руководит Советом солдатских депутатов в Кайдановском у. Минской губ.

События Октября 1917 застают Воронского в Одессе, где он возглавлял фракцию большевиков в Совете. Последующие 4 года он занят ответственной партийной работой: был членом ВЦИК, делегатом VIII и X съездов РКП(б), председателем Иваново-Вознесенского губкома, редактором губернской газеты «Рабочий край».

С января 1921 Воронский работает в Москве, в Главполитпросвете. Он выдвигает план создания первого «толстого» литетуратурного журнала коммунистической ориентации, вокруг которого могли бы собраться все талантливые новые литературные силы. Этот план был поддержан Лениным, Крупской и Горьким на совещании в Кремле. Такой журнал, «Красная новь», стал выходить с июня 1921. Воронский — редактор «Красной нови» и критик — весьма активно влиял на литературный процесс 1920-х. Он сделал очень многое в поддержку наиболее полного выражения лучших творческих тенденций в сложном литературном процессе послереволюционного десятилетия. «Красная новь» и руководимое Воронским издательство «Круг» сблизили писателей разных взглядов и поколений — «стариков» (М.Горький, А.Н.Толстой, М.М.Пришвин, А.П.Чапыгин и др.), т.н. «попутчиков» из нового литературного поколения («Серапионовы братья», «Перевал», И.Бабель, Б.Пильняк, Э.Багрицкий, Ю.Олеша, Л.Леонов и др.), некоторых т.н. «пролетарских писателей» (Н.Ляшко, А.Фадеев, Ю.Либединский, Ф.Гладков). Он полагал возможным издание романа «Мы» Е.Замятина, был одним из очень немногих, кто оценил ранние произведения М.Булгакова. Близкими «кругу Воронского» были С.Есенин и Б.Пастернак, Л.Сейфуллина, М.Светлов.

Потребности живого литературного процесса определили весь характер критической и теоретической работы Воронского. Его статьи по этим вопросам собраны в книгах «На стыке» (1923), «Искусство и жизнь» (1924), «Литературные типы» (1925), «Литературные записи» (1926), «Мистер Бритлинг пьет чашу до дна» (1927) и в итоговой книге «Искусство видеть мир» (1928). Критическая и редакторская работа В. не только восстановила против него лит. сектантов и экстремистов (прежде всего РАПП), но мало-помалу привела к отходу от большевистской, точнее, сталинской партийной и идеологической системы. Это сделало его участником внутрипартийных оппозиционных течений, обусловило конфликт с т.н. «линией партии» в литературе.

В 1927 Воронский был отстранен от работы в «Красной нови», а в марте 1929, в год «великого перелома», арестован, исключен из партии и сослан в Липецк.

В 1930 был возвращен из ссылки, восстановлен в партии, но от участия в современной литературной жизни отстранен. Работал в Госиздате редактором, готовил издание русских писателей XIX в.

Деятельность Воронского — критика, редактора, участника литературных боев, «Ивана Калиты» новой русской литературы, как говорили о нем современники (по выражению В.П.Полонского),— отодвинула на второй план другую весьма значимую часть его литературной биографии — работу собственно писательскую, несколько книг его прозы. А между тем начинал он, даже в условиях партийного подполья, скорее всего как беллетрист и эссеист. Таковы некоторые из его самых первых газетных выступлений в 1911.

В середине 1910-х он пишет ряд рассказов и посылает их Горькому; рассказы не были напечатаны, их рукописи затерялись.

Уже с середины 1920-х В. переходит к прозе, преимущественно на автобиографическом материале. Это книга «За живой и мертвой водой» (1927; 2-е, доп. изд.— 1928), роман «Глаз урагана» (1931), книга «Рассказы» (1932); в начале 1930-х он пишет роман «Бурса» (журнальная публикация — 1933, отд. изд.— 1966). В последние годы жизни он написал 2 книги для серии «ЖЗЛ»: «Гоголь» и «Желябов» (обе-1934).

В 1937 Воронский снова арестован и летом того же года погибает в заключении.

Реабилитирован в 1954.

В прозу Воронского широко входит автобиографический, личный материал, опыт пережитого, начиная с дней детства. В то же время это не «воспоминания» (такой подзаголовок был снят во всех изданиях книги «За живой и мертвой водой» после 1927). Писатель создает широкую картину многих и разных человеческих судеб, сливающихся в одной общей — народной, социальной судьбе, в судьбе России. Прозе Воронского свойствен требовательный нравственный самоанализ персонажей, дух искренней самопроверки без иллюзий. Его лирический герой — революционер Валентин — понимает, что, посягнув на вековечный традиционный порядок жизни, он не имеет права прятаться за догмы, жить партийными внушениями одного дня. Писатель дорожит всеми богатствами народного опыта, человеческого сознания, отстаивает право искусства видеть мир во всем его разнообразии и противоречиях, во всех переливах правды жизни.

В прозе Воронского о Первой мировой войне («Глаз урагана») звучит, как мало у кого из современников, протест против антигуманизма войны, ее апокалипсиса. Не случайно Воронский стал в начале 1930-х инициатором создания литературной организации, назначение которой он видел в том, чтобы объединить литературу в противостоянии пропаганде неизбежности войны, самому духу войны, ее неотвратимой трагедии. Но и этот замысел Воронского был отклонен: Сталин назвал Воронского «пацифистом», считая это его еще одной большой политической «ошибкой».

Проза Воронского не только яркий документ эпохи. Она включена в большую культурную традицию, находится среди таких книг русской прозы, как «Былое и думы» А.Герцена, «История моего современника» В.Короленко, «Жизнь Арсеньева» И.Бунина, автобиографическая проза М.Горького.

Использованы материалы кн.: Русская литература XX века. Прозаики, поэты, драматурги. Биобиблиографический словарь. Том 1. с. 432-434.

Далее читайте:

Сочинения:

Избранная проза. Бурса. За живой и мертвой водой: рассказы / вступ. статья В.Акимова. М., 1987;

Глаз урагана: повести / вступ. статья В.Акимова. Воронеж, 1990;

Искусство видеть мир. Портреты: статьи / вступ. статья Г. Белой. М., 1987.

Литература:

Шешуков С.И.Неистовые ревнители. Из истории литературной борьбы 20-х годов. 2-е изд. М., 1984;

Акимов В.М. В спорах о художественном методе. Л., 1979;

Александр Константинович Воронский: библиографический указатель / вступ. статья А.Г.Дементьева; сост. Э.П.Ефремов. Тамбов, 1984;

Vaagan R. Iskusstvo videt prekrasnoe. The Literary Aestetics of Aleksander Voronskij. 1921-28. Oslo, 2000;

Динерштейн Е.А. А.К. Воронский. В поисках живой воды. М., 2001.

А К Воронский биография

Воронский Александр Константинович (1884–1937)

Политический деятель, прозаик и публицист А. К. Воронский родился 8 сентября 1884 года в селе Хорошавка Кирсановского уезда Тамбовской губернии в семье священника. После смерти отца семья поселилась в селе Добринка Усманского уезда, где жила многочисленная родня, в том числе последний настоятель Чуевского Никольского храма Николай Иванович Добротворцев. Там и прошло детство А. К. Воронского.

После окончания в 1900 году 1-го Тамбовского духовного училища он поступил в Тамбовскую духовную семинарию, из которой в 1905 году был исключен за «политическую неблагонадежность».

С 1904 года Александр Константинович был членом РСДРП(б) и вел партийную работу в Петербурге, Владимире, Саратове, Тамбове, Одессе, в Крыму. Был в ссылке 4 года, отбывал тюремное заключение в течение 2,5 лет, в том числе год в крепости.

В 1911 году он начал публиковать свои первые статьи и очерки в одесской газете «Ясная заря». В 1912 году А. К. Воронский был делегатом Пражской конференции.

После революции он работал главным редактором газеты «Рабочий край» в Иваново-Вознесенске, сделав её одной из лучших в России. В начале 1920-х годов Александр Константинович отошёл от партийно-организационной работы и целиком отдался литературе. Ему принадлежала идея издавать первый советский «толстый» журнал «Красная новь», который начал выходить с июля 1921 года и А. К. Воронский был его редактором. Александр Константинович способствовал тому, чтобы в нем публиковалось всё лучшее, что было в литературе тех лет. Им было написано множество статей о писателях, ставших во многом благодаря его поддержке классиками советской литературы

Критические и теоретические статьи А. К. Воронского этих лет были собраны в книгах «На стыке» (1923), «Искусство и жизнь» (1924), «Литературные типы» (1924), «Литературные записи» (1926), «Мистер Бритлинг пьет чашу до дна» (1927), «Литературные портреты» (Т. 1-2. 1928-1929), «Искусство видеть мир» (1928).

Вскоре А. К. Воронский оказался в центре ожесточенной литературной полемики. Его обвиняли в преднамеренном пренебрежении к «пролетарским» писателям. Сам он одним из первых понял несочетаемость партийных директив с правдой искусства и не скрывал своих взглядов. В 1927 году он был отстранен от руководства «Красной новью», исключен из партии за принадлежность к троцкистской оппозиции.

В 1927 году А. К. Воронский был отстранен от руководства «Красной новью», выведен из редакции издательства «Круг», исключен из партии за принадлежность к троцкистской оппозиции и после ареста в январе 1929 года сослан в Липецк.

Режим липецкой ссылки был не очень строгим, но выступать на собраниях и в местной печати ему было запрещено. В Липецке Александр Константинович с семьей жил сначала в гостинице на Петровском спуске, потом во флигеле адвоката М. А. Дьячкова на улице Первомайской (дом не сохранился). К нему в гости приезжали И. Бабель, Л. Сейфуллина, Б. Пильняк, члены близкой ему группы «Перевал» – И. Катаев, Н. Зарудин и другие.

В Липецке им были написаны рассказы «Экспонат», «Завод», «Тюремные мелочи», «Федя-гверильяс», в которых узнаваем Липецк и его жители, а также новелла о А. И. Желябове «Бессонная память», три повести: «На перепутьях», «Будни», «Ольга».

Осенью 1929 года в связи с болезнью ему было разрешено вернуться в Москву, он был восстановлен в партии и назначен редактором отдела классической литературы в Гослитиздате.

В 1927 году вышла его первая книга, созданная на автобиографическом материале «За живой и мертвой водой», переизданная в дополненном виде в 1934 году. Её логическое продолжение – повесть «Глаз урагана» увидела свет в 1931 году. В 1931-1933 годах были опубликованы его сборники рассказов, в 1933 году появилась журнальная публикация романа «Бурса», в котором ожили впечатления добринского детства. В 1934 году в серии «Жизнь замечательных людей» были изданы книги «Желябов» и «Гоголь».

В 1935 году он был вновь исключен из партии, отстранен от работы и 1 февраля 1937 года арестован. 13 августа 1937 года А. К. Воронский был расстрелян. Его личное следственное дело было уничтожено. Спустя 20 лет, 7 февраля 1957 года он был полностью реабилитирован.

В течение десятилетий имя А. К. Воронского было «вычеркнуто» из советской истории. После расстрела его произведения были изъяты, долгое время не переиздавались.

Историк Липецкого края С. И. Кукрак пишет: «С юности связав свою жизнь с партией большевиков, Воронский раньше, чем многие его сотоварищи, увидел первые признаки деформации созданного при его участии режима и в меру своих сил пытался противостоять тоталитаризму в стране и в искусстве, за что и принял мученическую смерть. Но в отечественную культуру он вошел не как партийный функционер, а как выдающийся организатор, теоретик и критик советской литературы».

Именем А. К. Воронского в пос. Добринка названа улица.

Произведения автора

  • Гоголь. – М. : Журнально-газетное объединение, 1934. – 496 с.
  • Желябов. – М. : Журнально-газетное объединение, 1934. – 403 с. – (Жизнь замечательных людей. Серия биографий ; вып. 3, 4).
  • Литературно-критические статьи / вступ. ст. А. Г. Дементьева. – М. : Сов. писатель, 1963. – 423 с.
  • Бурса : роман / вступ. ст. А. Дементьева. – М. : Худож. лит., 1966. – 320 с.
  • За живой и мертвой водой : повесть / вступ. ст. Ф. Левина. – М. : Худож. лит., 1970. – 432 с.
  • Избранные статьи о литературе / вступ. ст. А. Г. Дементьева. – М.: Худож. лит., 1982. – 527 с.
  • Избранная лирика / сост. и подгот. текста Г. Воронской ; вступ. ст. В. Акимова. – М. : Худож. лит., 1987. – 655 с. : портр. – Содерж. : Бурса ; За живой и мертвой водой : повести ; Первое произведение ; Бомбы ; Из старых писем ; Из рассказов Валентина ; Броненосец ; Федя-гверильяс : рассказы.
  • Глаз урагана : повести / сост., подгот. текста, примеч. Г. А. Воронской ; вступ. ст. В. Акимова. – Воронеж: Центр.-Чернозем. кн. изд-во, 1990. – 234 с.: ил. – Содерж.: На перепутьях ; Будни ; Ольга ; Глаз урагана : повести.
  • Искусство видеть мир : портреты. Статьи. – М. : Сов. писатель, 1987. – 704 с.
  • Бессонная память : рассказы. – М.: Марекан, 2004. – 80 с.
  • Страда: [лит.-крит. ст.]. – М. : Антиква, 2004. – 359 с.
  • За живой и мертвой водой. – М. : Антиква, 2005. –
    • Т. 1. – 170 с.
    • Т. 2. – 375 с.
  • Мистер Бритлинг пьет чашу до дна : сб. ст. и фельетонов / вступ. ст. Н. Корниенко. – М.: Антиква, 2005. – 243 с.
  • Литературные записи. – М. : Антиква, 2006. – 211 с. : ил.
  • Сборник статей, опубликованных в газете «Рабочий край» : 1918-1920 гг. – М.: Антиква, 2006. – 388 с.
  • Гоголь / авт. вступ. ст. В. А. Воропаев. – М. : Молодая гвардия, 2009. – 447 с. : ил. – (Жизнь замечательных людей. Серия биографий. Малая серия ; вып.1).

Литература о жизни и творчестве

  • Волокитин В. А. А. К. Воронский // Путешествие по Липецкой области. – Воронеж, 1971. – С. 267-272.
  • Куприяновский П. Страницы биографии (литератора) А. К. Воронского // Русская литература. – 1982. – № 4. – С. 246-247.
  • Ефремов Э. П. Основоположник большевистской критики // Подъем. – 1984. – № 8. – С. 128-129.
  • Литературная деятельность А. К. Воронского // Вопросы литературы. – 1985. – № 2. – С. 78-104.
  • Медведева Л. Липецкая новелла А. К. Воронского // Подъем. – 1985. – № 10. – С. 115-118.
  • Акимов В. Наш современник Воронский : штрихи к портрету // Нева. – 1989. – № 8. – С. 178.
  • Белая Г. Дон-Кихоты 20-х годов: «Перевал» и судьба его идей / Г. Белая. – М.: Сов. писатель, 1989. – 415 с.
  • Неживой Е. С. Александр Воронский. Идеал. Типология. Индивидуальность / Е. С. Неживой. – М.: ВЗПИ, 1989. – 180 с.
  • «Может быть, позже многое станет более очевидным и ясным» : (из док. «партийного дела А. К. Воронского») // Вопросы литературы. – 1995. – Вып. 3. – С. 269-292. – Из содерж.: [о выселении А. К. Воронского в Липецк]. – С.: 274, 282.
  • Динерштейн Е. А. А. К. Воронский. В поисках живой воды / Е. А. Динерштейн. – М.: Росспэн, 2001. – 360 с. : ил. – (Люди России).
  • Поварцов С. Подготовительные материалы для жизнеописания Бабеля И. Э. // Вопросы литературы. – 2001. – № 2. – С. 202-232. – Из содерж.: О поездке И. Бабеля в Липецк к А. К. Воронскому.
  • Ветловский И. Александр Воронский // Добринский край: страницы истории / И. Ветловский, М. Сушков, В. Тонких. – Липецк, 2003. – С. 299-303.
  • О чем расскажут старые стены : [А. И. Левитов и А. К. Воронский в Тамбовской духовной семинарии] // История Тамбовского края: очерки по истории культуры и литературы: учеб. пособие по историческому и литературно-культурологическому краеведению. – Тамбов, 2005. – С. 113-114.
  • Шенталинский В. Расстрельные ночи // Звезда. – 2007. – № 5. – С. 67-102.
  • Елисеев В. «Имеет посторонние книги. » : [о док. Тамбов. обл. арх., которые дополняют биогр. А. К. Воронского] // Добринские вести [Добрин. р-н]. — 2013. — 30 апр. — С. 5.

Справочные материалы

  • Липецкая энциклопедия. – Липецк, 1999. – Т. 1. – С. 233.
  • Тамбовская энциклопедия. – Тамбов, 2004. – С. 106-107.
  • Замятинская энциклопедия. Лебедянский контекст. – Тамбов-Елец, 2004. – С. 110-118.
  • Славные имена земли Липецкой : биогр. справ. об извест. писателях, ученых, просветителях, деятелях искусства. – Липецк, 2007. – С. 124.
  • Гордость земли Усманской: крат. справ. биогр. знат. людей, прославивших отчий край. – Усмань, 2005. – Кн. 2. – С. 54.

Персоналии

Захарова Татьяна Михайловна (1931).

Писатель-публицист Герой Социалистического Труда Татьяна Михайловна Захарова родилась 21 января 1931 года в.

Бибикова-Раевская Екатерина Ивановн.

Писательница-мемуаристка и художница. Родилась в с. Сергиевское Данковского уезда, дочь участника войны 1812 года.

Семёнов Николай Петрович (1823–1904.

Публицист, поэт-переводчик. Родился в родовом имении Рязанка близ села Урусово Раненбургского уезда.

Памятные места

Музей писателя В. Д. Ряховского (с.

Музей находится в школе с. Перехваль, где родился и жил писатель.

Памятник С. А. Есенину (г. Липецк).

Памятник установлен во дворе школы № 69. Автор памятника: скульптор В. Л. Челядин.

Дом-музей Е. И. Замятина (г. Лебедя.

Музей находится в доме, где писатель родился и провел свои детские годы.

© 2013-2021 Литературная карта Липецкой области. Все права защищены.

Воронский, Александр Константинович

Александр Константинович Воронский (27 августа [8 сентября] 1884 года, с. Хорошавка, Тамбовская губерния — 13 августа 1937 года, Москва) — российский революционер-большевик, писатель, литературный критик и теоретик искусства. Член ВКП(б) (1904—1927, 1930—1934).

Биография

Ранние годы

Родился в семье православного священника. Когда ему было пять лет, умер отец, и мать с двумя детьми переехала в село Чуевка Усманского уезда Тамбовской губернии, где жили её отец, тоже священник, братья и сёстры.

После окончания бурсы поступил в духовную семинарию. Учился в тамбовской семинарии, откуда был исключён из 5 класса ввиду «политической неблагонадёжности».

Революционер

В 1904 году в Тамбове вступил в РСДРП(б), затем в течение ряда лет работал в Санкт-Петербурге, Владимире, Тамбове, Екатеринославе, Саратове, Николаеве и других городах. Был в ссылке 4 года, отбывал тюремное заключение в течение 2,5 лет, в том числе год в крепости. Был арестован в 1906 году и приговорен к году заключения, сидел в Петропавловской крепости. В 1908 году был арестован и приговорен к двум годам ссылки в Яренск Вологодской губернии.

В 1911 году дебютировал под псевдонимом «Нурмин» (от названия станции Нурма, где он некоторое время жил). В 1912 году был делегатом Пражской конференции РСДРП(б).

После Февральской революции 1917 года работал в Одесском Совете, в Иваново-Вознесенском губисполкоме, в Иваново-Вознесенске редактировал газету «Рабочий край». С 1917 по 1920 год был членом ВЦИКа. Участник подавления Кронштадского мятежа.

Литературный критик

В начале 1920-х становится одним из ведущих марксистских теоретиков в области литературы.

С 1921 по 1927 год редактировал один из трёх ведущих литературно-художественных журналов «Красная новь», а с 1922 по 1927 — «Прожектор». Организатор и идеолог группы «Перевал».

Председатель правления издательства «Круг». Печатался также под псевдонимом Нурмин.

Посвящение Воронскому предваряет поэму Сергея Есенина «Анна Снегина».

Воронский — один из первых советских критиков юношеской литературы. Само становление детской литературы являлось, по мнению такого глубокого литературоведа, как Воронский, критерием зрелости отечественной словесности своего времени.

Утверждают, что он являлся членом Русского психоаналитического общества.

Литературно-политическая борьба

В 1923 году примкнул к Левой оппозиции в ВКП(б), подписал «Заявление 46-ти» с оговоркой «состояние партии требует принятия радикальных мер, ибо в партии в настоящее время не благополучно». В целом заявление было направлено на критику существующего руководства партии, которое «стоит перед тяжёлым общеэкономическим кризисом», в то время как руководство партии не удовлетворяет требованиям дня. «Под внешней формой официального единства мы на деле имеем односторонний приспособляемый к взглядам и симпатиям узкого кружка подбор людей и направление действий, — указывалось в письме. — В результате искаженного такими узкими расчетами партийного руководства партия в значительной степени перестает быть тем живым самодеятельным коллективом, который чутко улавливает живую действительность, будучи тысячами нитей связанным с этой действительностью. Вместо этого мы наблюдаем все более прогрессирующее. разделение партии на секретарскую иерархию и мирян, на профессиональных партийных функционеров, подбираемых сверху, и прочую партийную массу, не участвующую в общественной жизни».

Товарищ и единомышленник Воронского писатель Борис Пильняк подтверждал, что литераторы стремились утвердиться на почве чистого искусства и выйти из-под влияния партии. При этом в острой политической полемике литераторов Воронский, выступавший за объединение всех сил под руководством партии, противостоял «напостовцам», стоявшим на жестких позициях диктатуры пролетариата и классовой борьбы даже в художественном творчестве.

Журнал «Красная новь» во главе с Воронским вступил в острую полемику с журналом «На посту» о классовости искусства, о писателях-попутчиках, о кружках и группировках, об отношении к «молодняку» и т. д. «На самом деле все это были отнюдь не межгрупповые споры: «организованному упрощению культуры» (М. Левидов), которым занимались Пролеткульт, «напостовцы» и журнал «Леф», противостояла борьба за сохранение искусства как специфической сферы человеческого духа, специфического способа познания мира», — считает исследователь этой эпохи Г.А. Белая.

Постановление Политбюро ЦК РКП(б) от 18 июня 1925 года «О политике партии в области художественной литературы» литераторов 1920-х годов условно разделило писателей на три категории:

  • крестьянские;
  • попутчики (то есть те, кто активно не высказывался против советской власти, но и не полностью соглашался с ее деятельностью);
  • пролетарские писатели.

Возложив руководство в целом на пролетарских писателей, резолюция подчеркнула: «партия поддерживает все отряды советских писателей». Пока «гегемонии пролетарских писателей ещё нет, партия должна помочь этим писателям заработать себе историческое право на такую гегемонию». Партия должна бороться против коммунистического чванства, «должна всячески бороться против легкомысленного и пренебрежительного отношения к старому культурному наследству, а равно и к специалистам художественного слова». По отношению к попутчикам как колеблющимся между буржуазной и коммунистической идеологией «должна здесь быть директива тактичного и бережного отношения к ним, то есть такого подхода, который обеспечивал бы все условия для возможно более быстрого их перехода на сторону коммунистической идеологии». В постановлении партийное руководство высказалась за свободное соревнование творческих сил, форм и методов, подчёркивая необходимость создания литературы, рассчитанной на действительно массового читателя. «Частью этого массового культурного роста является рост новой литературы пролетарской и крестьянской в первую очередь, начиная от ее зародышевых, но в то же время небывало широких по своему охвату форм (рабкоры, селькоры, стенгазеты и проч.) и кончая идеологически осознанной литературно-художественной продукцией».

Хотя в этой резолюции не были упомянуты имена боровшихся в 1920-е годы литературных групп, им была дана всесторонняя оценка, считает исследователь эпохи С. И. Шешуков. Фактически нашла поддержку позиция А. Воронского, ратовавшего за объединение писателей, во главе с коммунистами, для совместной творческой работы, за преемственность литературного наследия, за отражение жизни во всех её красках, а не только жизни пролетариата, за коллегиальность в противоположность комчванству. Напостовцы это ранее категорически отвергали.

При этом в резолюции некоторые позиции Воронского были подвергнуты осуждению: то, что он не признавал пролетарских писателей и не поддерживал желания творческой молодёжи идти в литературу.

Троцкистское выступление

В 1927 году после Троцкистской демонстрации был исключён из рядов ВКП(б) в числе 75 активных троцкистов и 23 антисоветчиков во главе с Т. В. Сапроновым (23 человека) и отправлен в ссылку. В период ссылки в Липецке писал автобиографическую прозу о годах своей юности и начале подпольной деятельности. В 1929 году заявил об отходе от оппозиции и в 1930 году получил разрешение вернуться в Москву, где был назначен редактором отдела классической литературы в Гослитиздате.

Его дочь вспоминала: «к Сталину (Александр Константинович) относился очень скептически».

В 1935 году арестован. Повторно арестован 1 февраля 1937 года. Расстрелян 13 августа 1937 года в Москве; прах захоронен на Донском кладбище. Арестованный вслед за ним за шпионаж его товарищ Борис Пильняк в своих показаниях ссылался на пагубное влияние Воронского, представив его инициатором написания «Повести непогашенной луны», организатором писательских групп «Перевал» и «30-е годы», последняя из которых хотя и распалась, но продолжала действовать и собираться неформально.

Реабилитирован 7 февраля 1957 года.

Александр Константинович Воронский. Фото из следственного дела, 1937 год

Взгляды на искусство

Взгляды Воронского были близки Троцкому («Литература и революция»). Как и Троцкий, осуждал принципы Пролеткульта и выступал за постепенное привлечение в советскую литературу интеллигенции.

Идеологи РАПП в полемике с его взглядами ввели в обиход понятие «воронщина», употреблявшееся ими как бранное слово.

Фигуру Воронского в советскую литературу возвратил профессор МГПИ, исследователь советских литературных дискуссий 1920-х годов Степан Иванович Шешуков. А.Воронский стал героем книги его аспирантки Г. А. Белой «Дон-Кихоты 1920-х годов».

Семья

  • Жена — Сима Соломоновна, урожённая Песина (1889 или 1883, Мелитополь – 1943, Ташкент). 3 сентября 1937 года осуждена ОСО как ЧСИР на 8 лет ИТЛ. Срок отбывала в Темниковских лагерях НКВД (Мордовия). 2.10.1939 переведена в Сегежлаг (инвалидный пункт). Отсюда она 01.08.1941 г. попала в Карагандинский ИТЛ (АЛЖИР). Освобождена 21.02.1943, выехала в Ташкент к родной сестре, Саре Вилиновой, где вскоре и умерла.
    • Дочь — Галина (1916—1991), дважды репрессирована.

Адреса в Москве

  • 1921 — 1-й дом Советов (Гостиница «Националь»).
  • 1937 — Москва, ул. Серафимовича, д. 2 (Дом правительства), кв. 357.

Сочинения

  • В. И. Ульянов (Н. Ленин). (К 50-летию со дня рожд.) Иваново-Вознесенск, Изд. Ив.-Возн. Турагентства Центропечати, 1920. 16 с. 16 000 экз.
  • На стыке. Сборник статей. М.—Пг., Гос. изд., 1923. 352 с. 7 000 экз.
  • Искусство и жизнь. Сборник статей. М.—Пг., «Круг», 1924. 327 с. 3 000 экз.
  • Искусство как познание жизни и современность. Иваново-Вознесенск, «Основа», 1924. 64 с. 3 000 экз.
  • Ленин и человечество. Л., Гос. изд., 1924. 64 с. 50 000 экз.; 2-е изд. 1924. 64 с. 20 000 экз.
  • За живой и мертвой водой. Воспоминания. 1927. 254 с. 5 000 экз.; 2-е изд. [М.], Артель писат. «Круг», 1927. 251 с. 6 000 экз.; Изд. 3-е. М, «Федерация», 1931. 433 с. 10 000 экз.
  • За живой и мертвой водой. [М.], Моск. т-во писателей, 1934. 534 с. 5 200 экз.
  • Литературные типы. Л., «Круг», [1925]. 244 с. 3 000 экз.; 2-е изд. доп. [М.], 1927. 268 с. 4 000 экз.
  • Мистер Бритлинг пьет чашу до дна. Сборник статей и фельетонов. [М.], «Круг», 1927. 231 с. 4 000 экз.
  • Искусство видеть мир, 1928.
  • Литературные портреты. В двух томах. Т. I. М., «Федерация», [1928]. 471 с. 4 000 экз.; Т. 2. М., «Федерация», [1929]. 328 с. 4 000 экз.
  • Глаз урагана, 1931.
  • Бурса, «Советская литература», 1933. 336 с 5250 экз.
  • Литературно-критические статьи, 1963.
  • За живой и мёртвой водой, 1970 (проза).
  • Статьи, Ann Arbor, 1980.
  • Избранные статьи о литературе, 1982.
  • Избранное, 1976.
  • Избранная проза. М.: Художественная литература, 1987.
  • Гоголь / Вступ. ст. В. А. Воропаева. — 2-е изд. — М.: Молодая гвардия, 2011. — 448 с.: ил. — (Жизнь замечательных людей. Малая серия. Вып. 24).
  • Гоголь. — М.: Молодая гвардия, 2019. — 300 с.
  • За живой и мёртвой водой. — М.: Common place, 2019. — 496 с.
  • Варонскі А. Вока ўрагану. Аповесць. Койданава. 2008. 69 с.

Память

  • Улица в п. Добринка Липецкой области.
  • Мемориальная доска в Тамбове на здании бывшей семинарии, где учился А. К. Воронский (установлена в 1984 году).
  • В 1997 году Тамбовская областная администрация учредила премию имени А. К. Воронского.


источники:

http://map.lib48.ru/index.php/personalii/zhili-prebyvali-v-lipetskom-krae/58-voronskij-a-k

http://gnezdoparanoika.ru/stati/4786-voronskiy-aleksandr-konstantinovich.html