А Ф Адашев биография

Алексей Адашев — биография, новости, личная жизнь

Алексей Адашев

Алексей Федорович Адашев. Родился в 1510 году — умер в 1561 году в Юрьеве-Ливонском (Дерпт). Русский воевода, окольничий, фаворит и приближенный царя Ивана Грозного. Начальник Челобитного приказа, постельничий, хранитель личного архива царя и печати «для скорых и тайных дел».

Алексей Адашев родился в 1510 году.

Отец — Федор Григорьевич Адашев (ум. 1556), стольник, затем окольничий (1547) и боярин (1553), дипломат и воевода, сын Григория Адаш Ивановича Ольгова и внук Ивана Головы Ольгова, происходил из костромских дворян Ольговых. Подписывался в грамотах Ольговым, Головиным и Адашевым.

Брат — Даниил Федорович Адашев (ум. 1561).

Впервые Алексей Адашев упоминается 3 февраля 1547 года вместе с братом Даниилом на свадьбе царя Ивана Грозного в должности ложничего и мовника, то есть он стелил брачную постель государя и сопровождал новобрачного в баню.

Большим влиянием на царя Адашев стал пользоваться вместе со знаменитым благовещенским священником протопопом Сильвестром после страшных московских пожаров в апреле и в июне 1547 года и убиения возмутившимся народом царского дяди князя Юрия Васильевича Глинского. Эти события, рассматриваемые как кара Божия за грехи, произвели нравственный переворот в молодом впечатлительном царе, который говорил: «Вошел страх в душу мою и трепет в кости мои, смирился дух мой, умилился я и познал свои согрешения».

С этого времени царь, нерасположенный к знатным боярам, приблизил к себе двух неродовитых, но лучших людей своего времени, Сильвестра и Адашева. Иван нашел в них, а также в царице Анастасии Романовне и в митрополите Макарии нравственную опору и поддержку.

Время так называемого правления Сильвестра и Адашева было временем широкой и благотворной государственной деятельности (созыв 1-го земского собора для утверждения Судебника в 1550 году, созыв церковного собора Стоглава в 1551 году, покорение Казани в 1552 году и Астрахани (1556 год); дарование уставных грамот, определивших самостоятельные суды общин; большое разверстание поместий, упрочившее содержание служилых людей (в 1553 году).

В 1550 году царь Иван IV Грозный пожаловал Адашева в окольничие.

Адашев руководил работами по составлению официальной «разрядной книги» и «государева родословца», редактировал материалы официальной летописи — «Летописи начала царствования».

Выделялась и дипломатическая деятельность Адашева по ведению множества возлагавшихся на него переговоров: с казанским царем Шиг-Алеем (1551 и 1552), ногайцами (1553), Ливонией (1554, 1557, 1558), Польшей (1558, 1560), Данией (1559).

Значение Сильвестра и Адашева при дворе создало им и врагов, из коих главными были Захарьины, родственники царицы Анастасии. Его враги особенно воспользовались неблагоприятно для Адашева сложившимися обстоятельствами во время болезни царя в 1553 году.

Опасно заболев, царь написал духовную и потребовал, чтобы двоюродный брат его князь Владимир Андреевич Старицкий и бояре присягнули его сыну, младенцу Дмитрию. Но Владимир Андреевич отказался присягать, выставляя собственные права на престол по смерти Иоанна и стараясь составить себе партию.

Сильвестр, видимо, склонялся на сторону Владимира Андреевича. Алексей Адашев, правда, присягнул беспрекословно Дмитрию, но отец его, окольничий Федор Адашев, прямо объявил больному царю, что они не хотят повиноваться Романовым, которые будут управлять за малолетством Дмитрия.

Иоанн выздоровел и уже другими глазами стал смотреть на предавших его друзей. Равным образом сторонники Сильвестра потеряли теперь расположение царицы Анастасии, которая могла подозревать их в нежелании видеть ее сына на престоле. Однако царь в первое время не обнаруживал враждебного чувства или под радостным впечатлением выздоровления, или из боязни затронуть могущественную партию и порвать старые отношения, а в 1553 году пожаловал Федора Адашева боярской шапкой.

Поездка царя в Кирилло-Белозерский монастырь, предпринятая в 1553 году с царицей и сыном Дмитрием, сопровождалась обстоятельствами, также неблагоприятными для Адашева: во-первых, дорогой скончался (утонул) царевич Дмитрий, и тем исполнилось предсказание Максима Грека, переданное царю Адашевым, во-вторых, Иоанн увиделся во время этой поездки с бывшим коломенским владыкой Вассианом Топорковым, любимцем отца Ивана IV, и, конечно, беседа Вассиана была не в пользу Сильвестра и его партии.

С того времени царь стал тяготиться своими прежними советниками и поступал по-своему: Ливонская война была начата вопреки Сильвестру, который советовал завоевать Крым. Болезненная подозрительность Ивана IV, усиливаемая наговорами враждебных партии Сильвестра людей, вражда сторонников Сильвестра к Анастасии и ее родным, неумелое старание Сильвестра сохранить влияние на царя грозой Божия гнева произвели постепенно полный разрыв Иоанна с его прежними советниками.

До опалы в 1560 году Алексей Адашев заведовал Царским архивом.

В мае 1560 года отношение царя к Адашеву были таковы, что последний нашел неудобным оставаться при дворе и отправился в почетную ссылку в Ливонию 3-м воеводой Большого полка, предводимого князем Мстиславским и Морозовым.

«Пискаревский летописец» говорит о царской опале на Адашевых как о времени, когда «почал множитца грех земской и опришнина зачинатися». В этой части «Пискаревского летописца» относительно жизни Адашева в опале в Юрьеве-Ливонском сказано следующее: «А житие его было: всегда пост и молитва безспрестани, по одной просвире ел на день. И посла его убити князь велики. Пригнал гонец убити, а он преставился за день и лежит в гробу». Иван IV имел основания придерживаться противоположного мнения о поведении Адашева и его сторонников после крушения так называемой «Избранной рады». В своем первом послании к князю Андрею Курбскому он писал: «исперва же убо казнью конечною ни единому коснухомся; всем же убо, иже к ним не приставшим, повелехом от них отлучатися, и к ним не пристаяти, и сию убо заповедь положивше и крестным целованием утвердихом; и понеже убо от нарицаемых тобою мучеников и согласных им наша заповедь ни во что же положися и крестное целование преступивше, не токмо осташа от тех изменников, но и болми начаша им помогати и всячески промышляти, дабы их на первый чин возвратити и на нас лютейшее составити умышления… сего ради повинныя по своей вине тако суть прияли».

После смерти царицы Анастасии 7 августа 1560 года нерасположение Ивана IV к Адашеву усилилось, царь приказал перевести его в Дерпт и посадить под стражу. Здесь Адашев заболел горячкой и через два месяца скончался. Естественная смерть спасла его от царской расправы, так как в ближайшие годы все родственники Адашева были казнены. Так и закончилась династия Адашевых.

Алексей Адашев на Памятнике 1000-летие России в Великом Новгороде

В 1590 году возникло дело по челобитью новгородских помещиков С. Е. Парского и О. С. Молотеинова, об отделе им в Бежецкой пятине порозжих земель в додачу к их поместным окладам. В данном деле помещена выпись из отдельных книг Е. С. Белкина-Отяева и подъячего Ш. Баучарова 7069 (1560-1561 г.) с сообщением об отведении в Топальской волости земель А. Ф. Адашева и Д. Ф. Адашева «в вотчину против их вотчины и купель, и матери их вотчины приданные переславские, и Даниловы приданные вотчины».

В данном случае это была «опальная дача» А. Ф. и Д. Ф. Адашевых «за опалу зачитали по четвертем, мерили мох и болота, и отделяли им тот мох и болота в пашни место». Из выписи следует, что С. Е. Парскому в 1571-1572 г. было отделено поместье в 190 четей в Топальской волости «из Настасьина поместья Олексеевы жены Адашева». Общие размеры владений Адашевых в Топальской волости Бежецкой пятины, составили 265 обеж в одном поле, а в трех полях 795 обеж, то есть 3975 десятин, взамен имевшихся вотчин. Сохранилвсь жалованная грамота И. В. Шереметьеву от 9 октября 1560 года, по которой ему передавалась костромская вотчина А. Ф. Адашева — село Борисоглебское с слободою Бошаровою, 55 деревнями и сельцом, насчитывающая по писцовым книгам А. Дашкова 1551-1552 г. середней и худой земли 1534 десятины в трех полях.

Топальская волость была избрана Иваном Грозным для «опальной дачи» Адашевым не случайно. Эта волость в прошлом принадлежала И. В. Ляцкому, активному участнику заговора Михаила Глинского в 1534 г. против правительства матери Ивана IV Елены Глинской. После бегства в Литву И. В. Ляцкого эта волость была передана И. П. Головину, тому самому Головину, который на глазах у малолетнего Грозного драл на митрополите Макарии мантию, о чем царь не мог забыть спустя много лет. И. В. Ляцкого и И. П. Головина связывали к тому же с Адашевыми и родственные узы. И. В. Ляцкий по отцу являлся двоюродным братом И. Ю. Захарьина, а исследователями уже давно отмечен факт родственной близости между Захарьиными и Адашевыми, сыгравший большую роль в возвышении Адашевых при дворе Ивана Грозного. И. П. Головин был женат на дочери А. Ф. Адашева — Анне.

Таким образом, «пожалование» Топальской волости в 1560 г. Адашевым было сделано совершенно в духе грозного царя. «Собаке-изменнику» Адашеву давалась волость, бывшая прежде за «изменниками» И. В. Ляцким и И. П. Головиным, находившимся к тому же в родственных отношениях с Адашевыми.

Личная жизнь Алексея Адашева:

Жена — Анастасия Захаровна Сатина.

Единственная дочь Анна Алексеевна была женой окольничего Ивана (большого) Петровича Головина.

В синодике Московского Чудова монастыря на стр. 115 имеется запись: «род Алексея Федоровича Адашева: Григория. Агрипину. Схимника Евсигнея. Конана. Оулианию. Данила. Петра. Тарха. Иноку Александру».

Образ Алексея Адашева в кино:

2009 — Иван Грозный — в роли Алексея Адашева актер Дмитрий Куличков;

Дмитрий Куличков в роли Алексея Адашева

2020 — Грозный — в роли Алексея Адашева актер Антон Феоктистов

Антон Феоктистов в роли Алексея Адашева

последнее обновление информации: 05.12.2020

Алексей Адашев

Биография

Алексей Адашев был приближенным русского царя Ивана Грозного, хранителем личного архива и владельцем печати для «тайных дел». В звании воеводы и окольничего мужчина стал незаменимым советником, но сохранить привилегированное положение до конца жизни не сумел.

Детство и юность

О ранней биографии Алексея Адашева, происходившего из рода Ольговых, исследователям истории государства российского не известно почти ничего. Его предки из Костромской области владели обширными сельскими вотчинами и, судя по сохранившимся свидетельствам, не упускали своего.

Отец, отличавшийся значительными способностями, в молодости состоял на царской службе и, скорее всего, был приближенным владыки в районе 1500-х годов. Мать будущего воеводы, как обыкновенная русская женщина, воспитывала детей, появившихся в браке, и следила за состоянием домашних счетов.

В отрочестве Алеша с братом Даниилом, позже участвовавшим в казанском походе, с помощью влиятельного родителя получили место при дворе. Юноши подружились с князем Иваном, старшим сыном Василия III, и часто проводили вместе время в палатах или летнем шатре.

Видимо, это обстоятельство способствовало тому, что в дальнейшем Адашев исполнял обязанности ложничего на венчании государя с первой женой. Он провожал новобрачного в баню и стелил свадебное ложе, что по обычаям веками считалось традиционной народной игрой.

После заключения официального союза с Анастасией Романовной Захарьиной-Юрьевой Иван приблизил к себе Алексея в качестве советника по важным делам. Летом 1547 года молодой человек без титула дворянина поступил на государеву службу и присоединился к высшим кругам.

Личная жизнь

Адашев, боярин по рождению, рано позаботился о личной жизни и с согласия предков сыграл свадьбу с благородной богатой княжной. Анастасия Сатина, представительница знаменитой династии московских Рюриковичей, по доброй воле вышла замуж и стала преданной женой.

Красавица славянской национальности участвовала в бракосочетании государя и, по всей видимости, помогала невесте в утомительных сборах под венец. Вместе с супругом и его близкими женщина добилась высокого положения и, по мнению ряда исследователей, тоже имела доступ во дворец.

Со временем семья приближенного русского царя Ивана Грозного пополнилась дочерью Анной Алексеевной, ставшей единственной из детей. Она, унаследовавшая красоту матери, вышла замуж за дворянина и прожила с членом знатного рода счастливые годы.

В начале 1561 года Иван истребил род Адашева, от рук приближенных погибла супруга и единокровный брат Даниил. Считалось, что печальной участи избежала наследница окольничего, но эту информацию документально и устно никто не подтвердил.

Государственная служба

После серии страшных пожаров, разоривших московские подворья, а также растерзания их зачинщиков, принадлежавших к знатным родам, Иван IV, пришедший к власти, изменил ход российской истории, обратившись за поддержкой к неблагородным, но светлым умам.

Алексей Адашев с попом Сильвестром попал в царское окружение и в мгновение ока очутился на привилегированном посту. Мужчина имел законные полномочия для руководства Избранной радой и созыва Земского собора в 1550 году.

Советник Ивана стал инициатором ряда реформ в Русском государстве, поэтому в отечественной истории удостоился особой главы. В качестве царского окольничего боярин разрабатывал Стоглав и Судебник, которые стали основанием для плетения политической канвы.

В 1552 году, когда произошло взятие Казани, Адашев участвовал в переговорах с Шиг-Алеем, татарским царем. Последующие дипломатические поручения на землях Польши и Ливонии заставили государственного деятеля на длительное время покинуть дом.

В отсутствие Алексея враги и завистники под предводительством родственников царицы Анастасии решили избавиться от воеводы и изгнать его из дворца. Благодатной почвой для начала заговора стала болезнь Ивана Грозного, заставившая позаботиться о наследнике в ожидании трагического конца.

Правитель потребовал, чтобы подданные присягнули на верность младенцу Дмитрию, но князь Владимир Андреевич Старицкий неожиданно предъявил права на трон. Когда бояре и придворные поддержали старшего претендента, Адашев, как человек преданный государю, был разгневан.

К счастью, Иван IV поправился, и Алексей вернулся на службу, где заимел ряд единомышленников из числа благородных людей. Среди них были Андрей Курбский, Петр Шуйский и Семен Микулинский, а также другие представители боярских и княжеских семей.

В 1560-х годах, когда началась война в Ливонии, царский окольничий с согласия государя покинул дворец и Москву. Заговорщики из рода Романовых воспользовались сложившимися обстоятельствами, и вскоре их желания сбылись.

Иван Грозный, переживший гибель потенциального наследника, отвернулся от Алексея по наущению жены. Преданного человека, с детства знакомого, царь определил в изгнание, и Адашев оказался в Эстонии, далеко за пределами родной страны.

Поп Сильвестр, бывший соратник и последователь окольничего, был заключен в монастырские стены, где властвовал будущий митрополит Филипп. Таким образом русский правитель совершил трагическую ошибку, считая, что уничтожает болезненный опасный полип.

Смерть

В начале 1560-х годов люди царя арестовали Адашева и подвергли его заточению подальше от российских границ. Мужчина узнал, что многочисленные родственники, супруга Анастасия и дочь Анна из-за преследований и гонений лишились имущества до последних крупиц.

Со временем он узнал и о казни родственников по приказу Ивана IV, что вызвало бурю гнева в адрес жестокого царя. Узник прибалтийской крепости размышлял о произошедшем, чувствуя себя непокаявшимся грешником в келье пещерного монастыря.

Окольничий не справился с переживаниями о печальной участи близких и через месяц после случившегося ослаб здоровьем и заболел. Смерть по причине нервного истощения в начале 1561 года бывший царский приближенный воспринял как лучший удел.

АДАШЕВ, АЛЕКСЕЙ ФЕДОРОВИЧ

АДАШЕВ, АЛЕКСЕЙ ФЕДОРОВИЧ (?–1560) – известный русский государственный деятель времен Ивана Грозного (думный дворянин, сокольничий, постельничий), руководитель правительства Избранной рады.

Год и место рождения неизвестны. Происходил из костромских дворян, считался «рода не слишком знатного, но доброго», связанного с московским боярством.

Впервые упомянут в 1547 на царской свадьбе в должности «ложничего» и «мовника», то есть он стлал брачную постель государя и сопровождал новобрачных в баню. Приобрел большое влияние на царя во время московского пожара 1547, когда царь стал приближать к себе людей неродовитых, но преданных. Благодаря своим талантам и преданности самодержцу, Адашев оказался в числе руководителей «Избранной рады» – царских советников, мужей разумных и совершенных (Н.М.Карамзин), ставших фактически неофициальным правительством в 1540–1550-х. Созданная в 1549, Избранная рада (руководимая Адашевым, имевшим в ней статус думного дворянина) оттеснила на время Боярскую думу от управления страной, а сам Адашев, «заедино» со священником Благовещенского собора Сильвестром, выдвинулся в крупнейшие государственные деятели. Время Избранной рады, руководимой Адашевым, было периодом широкой и плодотворной деятельности и самого царя, и его правительства. С именем Адашева и его правительства связан ряд реформ, укрепивших царскую власть (созван первый Земский собор, церковный Стоглавый собор, дарованы «уставные грамоты», упрочившие положение служилых людей). Вместе с другими членами Избранной рады, А.Ф.Адашев активно участвовал в разработке Судебника 1550. В эти же годы он был произведен в сокольничие.

В начале 1550-х продолжилось начатое в конце 15 в. создание органов управления отраслями государственной жизни – приказов. Высшим контрольным органом – Челобитным приказом – царь поставил руководить Адашева. Адашев лично рассматривал многие челобитные, поступавшие с мест. Источники сохранили его личные характеристики (суров, властен, не подчинявшихся ему заставлял приводить на службу, «сковав»). Его современник князь Андрей Курбский считал его «подобным земному ангелу», так как Адашев слыл человеком аскетичным, справедливым и глубоко религиозным. В окружении царя он (наряду с Сильвестром, Курбским и др.) принадлежал к кругу убежденных реформаторов – оппозиционеров родовитого боярства и был потому «общей вещи зело полезен» (А.Курбский).

Адашев проводил политику реформ, отражавших интересы значительных кругов феодалов и способствовавших централизации власти. Он немало способствовал отмене системы кормлений и осуществлению военной реформы (созданию «избранной тысячи» воинов из дворян, которых обеспечивали землей под Москвой). Умный и энергичный работник, он (как постельничий) был приближен к царю настолько, что стал хранителем его личного архива и государственной печати «для скорых и тайных дел».

Около 1550 стал казначеем, возглавил финансовое ведомство.

Руководил написанием официальных Разрядных книг и Государева родословца, а также Летописца начала царства.

Постоянно участвовал в переговорах с иностранными послами, в том числе с казанским царем Шиг-Алеем (1551 и 1552) и с Ногайской ордой (1553). Проводил активную внешнюю политику, руководил дипломатической подготовкой присоединения Казанского и Астраханского ханств, инженерными работами во время осады Казани в 1552.

Весной 1553 царь Иван IV серьезно заболел, составил духовную (завещание) и потребовал присягнуть своему малолетнему сыну Дмитрию. Царева воля была оспорена лишь двумя царедворцами – двоюродным братом царя старицким князем Владимиром Андреевичем и отцом А.Ф.Адашева окольничим Федором Адашевым. Лично А.Ф.Адашев присягнул на верность Дмитрию (как того хотел царь), но его отец объявил больному Ивану IV, что не желает повиноваться Романовым, которые будут управлять страной за малолетством Дмитрия.

Когда царь выздоровел, его отношение к семье Адашевых резко изменилось. Несмотря на прошлые заслуги, А.Ф.Адашева отправили на дипломатическую работу и тем самым отдалили от столичных дел. В 1555–1556 Адашев вел переговоры, обосновывавшие присоединение к России Астраханского ханства. После удачного завершения этой миссии он настаивал на продолжении борьбы с крымскими татарами и развитии этого направления внешней политики. Однако Иван IV предпочел начать Ливонскую войну за выход к Балтийскому морю (1558–1584).

Не согласный с этим решением царя, Адашев все-таки неоднократно участвовал вместе с И.М.Висковатым в переговорах с Ливонией (1554, 1557, 1558), а затем с Польшей (1558, 1560) и Данией (1559), то есть безоговорочно выполнял все дипломатические поручения царя на первом этапе Ливонской войны. Однако несмотря на такую преданность, в мае 1560 Адашев был отправлен Иваном IV в почетную ссылку – все в ту же Ливонию воеводой большого полка. Царская опала была вызвана возросшей в это время болезненной подозрительностью Ивана IV, а также тем, что политика Избранной рады уже перестала отражать интересы растущего дворянства. Сам же Адашев все больше превращался в оппозиционера. Формально его правительство пало в результате разногласий с Иваном Грозным в проведении внешней политики. На самом деле – конец 1550-х подвел черту под давним соперничеством между царем и реформаторами, отвергавшими насилие и террор на путях централизации.

7 августа 1560 умерла жена Ивана IV Анастасия Романова-Захарьина. Царь поверил слухам, что она была отравлена людьми, связанными с А.Ф.Адашевым, и сослал подозреваемого в Дерпт (Тарту). Там Адашев был отдан под негласный надзор и через два месяца скончался при невыясненных обстоятельствах (якобы – от горячки).

Н.М.Карамзин писал об Адашеве: «Сей времянщик – краса века и человечества». Многими русскими дореволюционными историками Адашев оценивался как филантроп и гуманист 16 в. Увековечен на Памятнике 1000-летию России в Новгороде (1862). Советские исследователи старались подчеркнуть классовый характер политики руководимого Адашевым правительства.

Лев Пушкарев, Наталья Пушкарева

Бахрушин С.В. «Избранная рада» Ивана Грозного. – В кн. Бахрушин С.В. Научные труды, т. 2. М., 1954
Шмидт С.О. Правительственная деятельность А.Ф.Адашева. – В кн. Ученые записки МГУ, вып. 167. М., 1954
Смирнов И.И. Очерки политической истории Русского государства 30–50-х гг. XVI в. М. – Л., 1958
Зимин А.А. Реформы Ивана Грозного. М., 1960


источники:

http://24smi.org/celebrity/121346-aleksei-adashev.html

http://www.krugosvet.ru/enc/istoriya/ADASHEV_ALEKSE_FEDOROVICH.html