А Е Ферсман биография

ФЕРСМАН, АЛЕКСАНДР ЕВГЕНЬЕВИЧ

ФЕРСМАН, АЛЕКСАНДР ЕВГЕНЬЕВИЧ (1883–1945) – советский геохимик.

Родился 27 октября (8 ноября) 1883 в Петербурге, однако почти все детские и юношеские годы провел на юге России, в Крыму, близ Симферополя, в селении, которое впоследствии получило имя Ферсманово, и в Одессе. Уже в пять лет научился читать, а в шестилетнем возрасте, по его собственным словам, сделался «страстным минералогом». Бродя по каменистым откосам недалеко от дома, он с помощью молотка «добывал» блестящие кристаллики горного хрусталя, пробравшись в заброшенные каменоломни и крымские пещеры, находил удивительные камни. Например, однажды среди находок любознательного мальчика оказался прозрачный кристалл исландского шпата, сквозь который буквы в книге казались двойными (как известно, этот минерал обладает двойным лучепреломлением). Другие экспонаты его коллекции были не менее примечательны.

Увлечение камнями продолжилось и позже, когда Ферсман стал учеником Одесской классической гимназии. Потом он писал, что экскурсии в горах и вдоль берега моря научили его «очень трудной и сложной обязанности естественника – наблюдать». Учеба давалась ему легко, но ему всегда хотелось узнать больше, поэтому он много читал. Коллекции красивых камней собирали многие его сверстники, но только для Ферсмана минералогия стала делом всей жизни. В доме Ферсманов часто бывал профессор Новороссийского университета П.Г.Меликишвили (Меликов), который убеждал Александра: «…Ты не должен отходить от минералогии и химии, между этими науками нет границ».

В 1901 Александр Евгеньевич, окончив гимназию, поступил в Новороссийский (ныне Одесский) университет, но уже через год, узнав, что в Московском университете есть хорошая кафедра геологии, перевелся туда. К этому времени коллекция минералов стала очень большой, и Ферсман переправил ее в Москву, чтобы передать университетскому музею.

В Московском университете Ферсман учился у профессора минералогии Владимира Ивановича Вернадского, выдающегося ученого и замечательного педагога. Вернадский создал новое направление в минералогии: он считал, что эта наука должна заниматься не только описанием минералов и изучением их свойств, но раскрывать законы их происхождения и изменения, «рождения» и «жизни», так как с любым минералов, попавшим в «непривычные условия», со временем происходят определенные превращения, поскольку входящие в его состав химические элементы вступают в реакции и дают новые соединения.

Ферсман оказался лучшим учеником Вернадского. Еще студентом он написал пять научных работ (первая из них была опубликована, когда Ферсману было всего 20 лет). По окончании университета, в 1907, он был командирован продолжать образование за границу: сначала в Париж, где он работал у французского минералога А.Лакруа, потом в Гейдельберг, в лабораторию норвежского геохимика В.М.Гольдшмидта.

В 1909 вернулся в Россию, в Московский университет, теперь уже в качестве преподавателя, и продолжил работать с Вернадским. Вернадский и Ферсман создали новую науку – геохимию, изучающую поведение химических элементов в земной коре.

«Еще недавно было время, когда массы значков полезных ископаемых лежали в беспорядке па пестром ковре нашей геологической карты. Казалось, не было никаких строгих законов, которые рассеивали бы эти знаки по полям разного цвета: одни из них накапливались вместе в горных районах, другие заполняли поля бывших морей и материков. Сейчас мы знаем, что распределение этих точек подчиняется глубочайшим законам геохимии», – писал Ферсман. Он пришел к выводу, что распределение полезных ископаемых – результат сложных путей миграции химических элементов, результат химических реакций веществ в определенной физико-химической обстановке.

В это время в Москве на средства, пожертвованные городу генералом А.Л.Шанявским (1837–1905), был открыт «Университет Шанявского» (полное название: Московский городской народный университет им. Шанявского), который, начиная с 1908 и вплоть до 1919, действовал как общедоступное учебное заведение с программами высшего и среднего образования. В 1910 Ферсман становится профессором этого университета, а в 1912 читает студентам первый университетский курс геохимии.

В том же 1912 он стал профессором минералогии Высших женских курсов (Бестужевские курсы) в Петербурге, организовал и редактировал журнал «Природа» и одновременно приступил к работе старшим хранителем Минералогического музея Академии наук (где позже, в 1919–1930, будет директором).

Однако он не мыслил науки, оторванной от жизни, не приносящей пользы человеку. «В основе каждой истинной науки лежит связь теории и практики», – говорил Ферсман. Он стремился раскрыть богатства недр страны, освободить Россию от необходимости ввозить из других стран минеральное сырье (уголь, фосфориты и пр.), для этого нужно было организовывать геологоразведочные экспедиции в неизученные регионы страны. Руководителем и участником таких экспедиций, зачастую совершаемых на свои собственные средства, стал А.Е.Ферсман.

В 1915 ученые во главе В.И.Вернадским добились организации при Академии наук Комиссии по изучению естественных производительных сил России (КЕПС). Ферсман стал секретарем этой комиссии и одним из энергичнейших ее деятелей. В том же году при Комитете военно-технической помощи по инициативе Ферсмана была организована Комиссия сырья и химических материалов, которую он и возглавил. Наступило время активного геологического изучения российских просторов.

Академик Ферсман (он был избран в действительные члены Академии наук в 1919) стал организовывать одну экспедицию за другой. Исследовательскую работу он начал на Урале, а потом участвовал в экспедициях на Кольский полуостров, Тянь-Шань, Кавказ, в Кызылкумы и Каракумы, на Алтай, в Забайкалье и в другие места. Особое значение для практики имели исследования Хибинских тундр (с 1920) и Мончетундры (с 1930), где при участии Ферсмана были открыты месторождения апатита и медно-никелевых руд. В Каракумах он обнаружил большие залежи самородной серы. После экспедиции Ферсмана началась разработка месторождения серы в Каракумах и был построен первый в СССР серный завод. Ферсман участвовал и в экспедициях по поиску редких и рассеянных элементов и радия.

Участие в экспедициях не мешало ему выполнять множество обязанностей. Он был академиком-секретарем (1924–1927), вице-президентом (1927–1929) и членом президиума Академии наук СССР (1929–1945), директором Радиевого института (1922–1926), Института аэросъемки (1927–1934), Института кристаллографии, минералогии и геохимии им. М.В.Ломоносова (1930–1939), Института геологических наук АН СССР (1942–1945), председателем Кольской базы АН СССР (1930–1945), Уральского филиала АН СССР (1932–1938). Во время Второй мировой войны Ферсман возглавлял Комиссию научной помощи Советской Армии при отделении геолого-географических наук АН СССР (1941–1945).

Он напечатал свыше тысячи научных статей и книг. Будучи одним из основоположников геохимии, Ферсман написал фундаментальный труд в этой области – четырехтомник Геохимия (1933–1939). Лондонское геологическое общество присудило за него Ферсману высшую награду – платиновую медаль им. Волластона. Большое внимание Ферсман уделял проблеме содержания химических элементов на Земле и их миграции. Разрабатывая проблему энергетики природных неорганических процессов, он предложил геоэнергетическую теорию, в которой связал последовательность образования минералов с величинами энергии кристаллических решеток.

Одним из первых Ферсман обосновал необходимость применения геохимических методов при поисках месторождений полезных ископаемых: например, еще в 1926 он наметил впервые так называемый Монголо-Охотский геохимический пояс. В течение 25 лет уделял большое внимание изучению пегматитовых жил, в которых часто содержатся ценные минералы, стремясь выявить законы распределения минералов. В результате длительных наблюдений и исследований гранитных пегматитов он создал большой научный труд Пегматиты (1931), признанный в геологии классическим. Эта работа имеет не только научное, но и практическое значение, она облегчает поиск полезных ископаемых в ходе геологоразведочных работ. Монография Пегматиты на долгое время определила направление изучения пегматитового сырья и связанных с ним редкоземельных минералов.

Ферсмана увлекало изучение «рождения» самоцветов и цветных камней – голубых топазов, зеленых изумрудов, фиолетовых аметистов, розовых и малиновых турмалинов, пестрых яшм и многих других. Он не только был крупнейшим знатоком драгоценных и поделочных камней, но обладал незаурядным литературным даром, написал целый ряд популярных книг и статей – таких как Цвета минералов, Воспоминания о камне, Занимательная минералогия, Занимательная геохимия, Путешествие за камнем, Рассказы о самоцветах и др. В книгу Воспоминания о камне вошли рассказы Искры прошлого, Саамская кровь, Синий камень Памира, Лазуритовый слон, Поцелуй, В огне вулканов.

Труд А.Е.Ферсмана был высоко оценен, ему присуждена Премия им. В.И.Ленина (1929), Государственная премия СССР (1942), он награжден орденом Трудового Красного Знамени. Именем Ферсмана названы минералы: ферсмит – титано-ниобиевый оксид и ферсманит – титано-ниобиевый силикат. На доме, где в 1920–1936 жил А.Е.Ферсман (набережная Лейтенанта Шмидта, 1/2), – сооружена мемориальная доска, его именем названа улица в Москве.

Умер в Сочи 20 мая 1945, похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве.

Ферсман Александр Евгеньевич (1883—1945)

гео­хи­мик и мине­ра­лог, один из осно­во­по­лож­ни­ков гео­хи­мии. Дей­стви­тель­ный член, вице-пре­зи­дент (1926-1929) Ака­де­мии наук, дирек­тор Ради­е­вого инсти­тута (1922–1926), член Ура­но­вой комис­сии АН СССР. Лау­реат Ленин­ской (1929) и Ста­лин­ской (1942) пре­мий

Алек­сандр Евге­нье­вич Фер­сман родился 8 ноября 1883 года в Петер­бурге. Отец его окон­чил Ака­де­мию гене­раль­ного штаба и зани­мался глав­ным обра­зом педа­го­ги­че­ской дея­тель­но­стью. Мать живо инте­ре­со­ва­лась есте­ствен­ными нау­ками, неплохо рисо­вала и музи­ци­ро­вала. Роди­тели ока­зали бла­го­твор­ное вли­я­ние на вос­пи­та­ние и пер­во­на­чаль­ное обра­зо­ва­ние Алек­сандра — един­ствен­ного ребёнка в семье.

Каж­дое лето семья про­во­дила в Крыму. В шести­лет­нем воз­расте Алек­сандр начал соби­рать первую мине­ра­ло­ги­че­скую кол­лек­цию. Попол­ня­ясь из года в год, она соста­вила основу обшир­ного собра­ния мине­ра­лов и гор­ных пород.

Потом была Гре­ция, куда отца назна­чили воен­ным атташе. Каме­ни­стые берега Элев­син­ской бухты стали «вто­рой сту­пе­нью» позна­ния А.Е. Фер­сма­ном мине­раль­ного цар­ства. И скоро новая «смена деко­ра­ций»: отец ста­но­вится дирек­то­ром кадет­ского кор­пуса в Одессе. Сын совер­шает экс­кур­сии по сосед­ним каме­но­лом­ням, целыми часами рабо­тая молот­ком, зуби­лом, кир­кой. Подоб­ные путе­ше­ствия научили его обра­щать вни­ма­ние на детали, и при­учили к очень труд­ной и слож­ной обя­зан­но­сти есте­ствен­ника — наблю­дать.

Окон­чив с золо­той меда­лью клас­си­че­скую гим­на­зию, в 1901 году А.Е. Фер­сман посту­пил на физико-мате­ма­ти­че­ское отде­ле­ние Ново­рос­сий­ского уни­вер­си­тета. Там пре­по­да­вали талант­ли­вые педа­гоги и учё­ные, кото­рые давали сту­ден­там обшир­ные и глу­бо­кие зна­ния. Когда отца пере­вели в Москву началь­ни­ком Алек­сан­дров­ского юнкер­ского учи­лища, Алек­сан­дру суж­дено было про­дол­жить обра­зо­ва­ние в Мос­ков­ском уни­вер­си­тете на физико-мате­ма­ти­че­ском факуль­тете, где с 1891 года лек­ции по мине­ра­ло­гии читал Вла­ди­мир Ива­но­вич Вер­над­ский. Так в жизнь А.Е. Фер­смана раз и навсе­гда вошёл вели­кий учё­ный и мыс­ли­тель.

Вокруг В.И. Вер­над­ского уже сло­жи­лась группа моло­дых талант­ли­вых иссле­до­ва­те­лей, кото­рые испо­ве­до­вали прин­ци­пи­ально новый под­ход к мине­ра­ло­гии. В.И. Вер­над­ский видел суть этой науч­ной дис­ци­плины не в бес­при­страст­ном опи­са­нии внеш­него вида и свойств раз­лич­ных мине­ра­лов, он рас­смат­ри­вал мине­ра­ло­гию прежде всего как химию при­род­ных соеди­не­ний зем­ной коры — мине­ра­лов. Не «пато­ло­го­ана­то­мия» мёрт­вых мине­раль­ных обра­зо­ва­ний, а их непре­кра­ща­ю­ща­яся «жизнь» в при­роде — в этом состо­яло науч­ное кредо В.И Вер­над­ского. Этого явно не доста­вало А.Е. Фер­сману — в его мине­ра­ло­ги­че­ских изыс­ка­ниях пока пре­об­ла­дало опи­са­ние.

В.И. Вер­над­ский сразу оце­нил спо­соб­но­сти А.Е. Фер­смана и уме­ние тру­диться до само­заб­ве­ния, реко­мен­до­вал оста­вить его в уни­вер­си­тете для под­го­товки к про­фес­сор­скому зва­нию. В 1907 году А.Е. Фер­сман окон­чил уни­вер­си­тет и был остав­лен на кафедре мине­ра­ло­гии.

Его учи­тель выхло­по­тал ему коман­ди­ровку за гра­ницу, и А.Е. Фер­сман начи­нает свою зару­беж­ную науч­ную дея­тель­ность в Гей­дель­берге. В лабо­ра­то­рии В. Гольд­шмидта он пости­гает опти­че­ские и кри­стал­ло­гра­фи­че­ские методы изу­че­ния мине­ра­лов, осо­бое вни­ма­ние уде­ляя алмазу. Вме­сте с В. Гольд­шмид­том участ­вует в под­го­товке двух­том­ной моно­гра­фии «Алмаз», кото­рая была опуб­ли­ко­вана на немец­ком языке в 1911 году. На всю жизнь А.Е. Фер­сман сохра­нил инте­рес к дра­го­цен­ным кам­ням, посвя­тив им немало науч­ных работ и книг. Им были опи­саны зна­ме­ни­тые исто­ри­че­ские камни: алмазы «Орлов», «Шах» и др.

Двух­лет­нее пре­бы­ва­ние А.Е. Фер­смана за пре­де­лами Рос­сии (1907-1909 гг.) вклю­чало также путе­ше­ствия по Фран­ции и Ита­лии, где он озна­ко­мился с гео­ло­ги­че­скими досто­при­ме­ча­тель­но­стями. Наи­бо­лее замет­ным собы­тием, опре­де­лив­шим одно из основ­ных направ­ле­ний его после­ду­ю­щей науч­ной дея­тель­но­сти, было посе­ще­ние ост­рова Эльба. Недра ост­рова хра­нят мно­го­чис­лен­ные залежи само­цве­тов, при­чём дра­го­цен­ные камни пред­став­ляют собой вкрап­ле­ния в пег­ма­ти­то­вые жилы. С пег­ма­ти­то­выми жилами свя­заны место­рож­де­ния не только дра­го­цен­ных кам­ней, но и слюды, поле­вых шпа­тов, мно­гих ред­ких и радио­ак­тив­ных мине­ра­лов. Фер­сман едва ли не пер­вым понял всё прак­ти­че­ское зна­че­ние «пег­ма­ти­то­вой кла­до­вой при­роды». Позже он изу­чал её на обшир­ных про­стран­ствах Урала, Сред­ней Азии, Забай­ка­лья. Ито­гом стала книга «Пег­ма­титы, их науч­ное и прак­ти­че­ское зна­че­ние», издан­ная в 1931 году и при­нёс­шая учё­ному миро­вую извест­ность.

А.Е. Фер­сман воз­вра­ща­ется в Рос­сию уже с чётко опре­де­лив­шейся систе­мой взгля­дов, с ясным пони­ма­нием того, где его твор­че­ский потен­циал может быть исполь­зо­ван с наи­боль­шей отда­чей. Он видит своё при­зва­ние в гео­хи­мии, где еди­ни­цей иссле­до­ва­ния явля­ется хими­че­ский эле­мент. В 1909 году А.Е. Фер­сман занял долж­ность сверх­штат­ного асси­стента при Мине­ра­ло­ги­че­ском каби­нете Мос­ков­ского уни­вер­си­тета.

В 1912 году А.Е. Фер­сман стал про­фес­со­ром Мос­ков­ского уни­вер­си­тета, где читал пер­вый в мире курс гео­хи­мии. Затем он по при­гла­ше­нию В.И. Вер­над­ского — заве­ду­ю­щего Мине­ра­ло­ги­че­ским отде­лом Гео­ло­ги­че­ского музея Ака­де­мии наук — пере­ез­жает в Петер­бург. Вме­сте с учи­те­лем и дру­гом А.Е. Фер­сман начал закла­ды­вать основы гео­хи­мии — науки, кото­рая изу­чает исто­рию хими­че­ских эле­мен­тов Земли. При­шла пора оформ­ле­ния её в само­сто­я­тель­ную науч­ную дис­ци­плину. К тому вре­мени была создана модель атома — системы, состо­я­щей из ядра и вра­ща­ю­щихся вокруг него элек­тро­нов. Отвле­чён­ное поня­тие эле­мента при­об­рело кон­крет­ное содер­жа­ние: вид ато­мов с опре­де­лён­ным заря­дом ядра. По суще­ству атом стал глав­ным дей­ству­ю­щим лицом на под­мост­ках гео­хи­мии. Рас­про­стра­нён­ность и пове­де­ние ато­мов раз­лич­ных эле­мен­тов в при­роде — эти про­блемы ока­за­лись пер­во­сте­пен­ными в гео­хи­ми­че­ских иссле­до­ва­ниях.

В 1915 году при Ака­де­мии наук была обра­зо­вана Комис­сия по изу­че­нию есте­ствен­ных сил Рос­сии. А.Е. Фер­сман стал ее чле­ном.

В 1917-1945 гг. А.Е. Фер­сман бес­смен­ный дирек­тор Мине­ра­ло­ги­че­ского музея РАН. В 1919 году А.Е. Фер­сман стал ака­де­ми­ком, одним из самых моло­дых в то время дей­стви­тель­ных чле­нов Рос­сий­ской Ака­де­мии наук. В 1924-1927 гг. он был избран чле­ном Пре­зи­ди­ума и ака­де­ми­ком-сек­ре­та­рём Отде­ле­ния физико-мате­ма­ти­че­ских наук, а в 1927-1929 гг. — вице-пре­зи­ден­том Ака­де­мии.

После Пер­вой миро­вой и граж­дан­ской войн страна остро нуж­да­лась в вос­ста­нов­ле­нии раз­ру­шен­ного хозяй­ства и в новых источ­ни­ках «стра­те­ги­че­ского сырья». Поиски место­рож­де­ний важ­ней­ших полез­ных иско­па­е­мых ста­но­ви­лись всё более акту­аль­ными. А.Е. Фер­сман воз­глав­ляет экс­пе­ди­ции в раз­лич­ные рай­оны страны, ведёт кипу­чую работу поле­вого иссле­до­ва­теля, успе­вая в тече­ние года побы­вать и в засне­жен­ных вер­ши­нах Хибин­ских тундр на Коль­ском полу­ост­рове, и в зной­ных пес­ках Кара­ку­мов, и в глу­хой тайге Забай­ка­лья, и в забо­ло­чен­ных лесах восточ­ного склона Урала. 10 тыс. квад­рат­ных км в год — таков мас­штаб подвиж­но­сти А.Е. Фер­смана в эти годы.

Осе­нью 1920 г. неболь­шой отряд из девяти чело­век под руко­вод­ством Фер­смана отправ­ля­ется изу­чать Хибин­ские тундры. Здесь экс­пе­ди­ция открыла бога­тей­шие залежи апа­тита, рав­ных кото­рым в то время не было во всём мире. Пере­ра­ботка апа­тита на мине­раль­ные удоб­ре­ния решала важ­ней­шую сель­ско­хо­зяй­ствен­ную про­блему. При непо­сред­ствен­ном уча­стии Фер­смана в 1929 г. нача­лось про­мыш­лен­ное осво­е­ние цен­ней­шего сырья. Закла­ды­ва­лись руд­ники, появ­ля­лись новые посёлки и города — Кировск, Хиби­но­горск. В сосед­них с Хиби­нами Монче-тунд­рах А.Е. Фер­сман обна­ру­жил круп­ное место­рож­де­ние никеле­вых руд, что поз­во­лило отка­заться от их импорта. Позд­нее стало оче­видно, что недра Коль­ского полу­ост­рова содер­жат в себе прак­ти­че­ски всю таб­лицу Мен­де­ле­ева. Если бы А.Е. Фер­сман в своей жизни не сде­лал больше ничего, кроме откры­тия Коль­ского «фено­мена», его имя всё равно навсе­гда вошло бы в исто­рию гео­ло­гии и Рос­сии.

Но была ещё Сред­няя Азия, были Кара­кумы, где он иссле­до­вал место­рож­де­ния серы, на базе кото­рых был осно­ван пер­вый в СССР завод по её про­из­вод­ству.

И был Тюя-Муюн — руд­ное место­рож­де­ние в Фер­ган­ской долине. Там в начале XX в. обна­ру­жили пер­вые в Рос­сий­ской импе­рии залежи руд, содер­жа­щих радио­ак­тив­ные эле­менты, и среди них — радий. До этого в Рос­сии соб­ствен­ного радия не было. Сразу после Октябрь­ской рево­лю­ции стали закла­ды­ваться прак­ти­че­ские основы добычи оте­че­ствен­ного радия, при­чём нема­лая ини­ци­а­тива в орга­ни­за­ции работ при­над­ле­жала А.Е. Фер­сману. В 1918 году созда­ётся спе­ци­аль­ный коми­тет под пред­се­да­тель­ством В.И. Вер­над­ского. Его заме­сти­те­лем стал А.Е. Фер­сман. Учё­ным сек­ре­та­рём избрали радио­хи­мика В.Г. Хло­пина, ста­рого зна­ко­мого А.Е. Фер­смана.

Теперь собы­тия раз­ви­ва­лись уско­рен­ными тем­пами. Созда­ётся проб­ный ради­е­вый завод в Бон­дю­гах на Каме. Здесь 1 декабря 1921 года из руды Тюя-Муюн­ского место­рож­де­ния В.Г. Хло­пин с сотруд­ни­ками полу­чают пер­вые мил­ли­граммы рус­ского радия. А спу­стя корот­кое время в Пет­ро­граде орга­ни­зу­ется Государ­ствен­ный ради­е­вый инсти­тут во главе с В.И. Вер­над­ским. Поскольку он в июне 1922 года отпра­вился в дли­тель­ную коман­ди­ровку во Фран­цию, дирек­то­ром Ради­е­вого инсти­тута в тече­ние дол­гих четы­рёх лет был А.Е. Фер­сман. На этом посту он немало спо­соб­ство­вал раз­ви­тию ради­е­вой про­мыш­лен­но­сти в стране, хотя из-за частых экс­пе­ди­ций не мог уде­лять этому много вре­мени.

В 1924 году была орга­ни­зо­вана новая экс­пе­ди­ция по поиску место­рож­де­ний урана в Сред­ней Азии, в кото­рую вхо­дил и А.Е. Фер­сман. Она нашла в Туя-Муюне новые залежи полез­ных иско­па­е­мых, содер­жа­щих ура­но­вую руду. Впо­след­ствии, после начала совет­ского атом­ного про­екта, на базе Туя-Муюна было орга­ни­зо­вано рудо­управ­ле­ние № 12.

На про­тя­же­нии 20-30-х гг. А.Е. Фер­сман раз­ви­вал свои ори­ги­наль­ные гео­хи­ми­че­ские пред­став­ле­ния. Эти годы были для него вре­ме­нем высо­чай­шего взлёта твор­че­ской актив­но­сти, кото­рая соче­та­лась с чрез­вы­чайно про­дук­тив­ной прак­ти­че­ской дея­тель­но­стью. Он, сле­дуя при­меру Вер­над­ского, взялся за выпол­не­ние исклю­чи­тельно слож­ной задачи: решил систе­ма­ти­че­ски изло­жить основы гео­хи­мии.

Про­блема рас­про­стра­нён­но­сти хими­че­ских эле­мен­тов в зем­ной коре уже давно инте­ре­со­вала учё­ных. Её ещё в конце XIX в. начал серьёзно изу­чать аме­ри­кан­ский гео­хи­мик Фрэнк Кларк, впер­вые под­счи­тав­ший содер­жа­ние глав­ней­ших эле­мен­тов в зем­ной коре. В его честь Фер­сман назвал сред­ние вели­чины рас­про­стра­нён­но­сти эле­мен­тов в при­роде «клар­ками».

Рас­пре­де­ле­нию эле­мен­тов в зем­ной коре посвя­тил А.Е. Фер­сман пер­вый том своей гео­хи­ми­че­ской «эпо­пеи», кото­рый вышел в свет в 1933 году. Вто­рой том рас­ска­зы­вал о «жизни» эле­мен­тов — про­цес­сах их мигра­ции (пере­ме­ще­ния) в зем­ной коре. Наи­бо­лее ори­ги­наль­ные воз­зре­ния, каса­ю­щи­еся энер­ге­тики гео­хи­ми­че­ских про­цес­сов, учё­ный раз­вил в тре­тьем томе. До А.Е. Фер­смана по суще­ству эту про­блему никто серьёзно не затра­ги­вал. Раз­ви­тые им идеи учи­ты­вали вли­я­ние зако­нов тер­мо­ди­на­мики на ход при­род­ных про­цес­сов.

Гео­хи­мия всех извест­ных на Земле эле­мен­тов — от водо­рода до урана — состав­ляет содер­жа­ние чет­вёр­того тома. А.Е. Фер­сман набро­сал гео­хи­ми­че­ские «порт­реты» отдель­ных эле­мен­тов. Рас­смат­ри­вая для каж­дого стро­е­ние ато­мов, важ­ней­шие физико-хими­че­ские осо­бен­но­сти, он детально ана­ли­зи­ро­вал осо­бен­но­сти их пове­де­ния в зем­ной коре, объ­яс­нял пути их мигра­ции. Гео­хи­ми­че­ский «образ» эле­мента поз­во­лял теперь наме­чать основ­ные типы место­рож­де­ний полез­ных иско­па­е­мых и давал ука­за­ния к их поиску.

Чет­вёр­тый том был завер­шён в 1939 году. Но учё­ный отнюдь не счи­тал, что работа закон­чена. Он пла­ни­ро­вал напи­сать и пятый, и шестой. Неот­лож­ные дела и начав­ша­яся вскоре Вели­кая Оте­че­ствен­ная война не поз­во­лили пла­нам Фер­смана осу­ще­ствиться. Серьёзно затруд­няла дея­тель­ность и тяжё­лая болезнь.

Тем радост­нее стала для него весть, при­шед­шая из Англии. За иссле­до­ва­ния в обла­сти гео­хи­мии Лон­дон­ское гео­ло­ги­че­ское обще­ство при­су­дило Фер­сману пал­ла­ди­е­вую медаль Вол­ла­стона, кото­рая и поныне счи­та­ется выс­шей гео­ло­ги­че­ской награ­дой в мире.

В своей «Гео­хи­мии» Фер­сман посвя­тил немало стра­ниц радио­ак­тив­ным эле­мен­там. В те дни, когда он завер­шал напи­са­ние чет­вёр­того тома, немец­кие учё­ные Отто Ган и Фриц Штрасман совер­шают откры­тие деле­ния ядер урана под дей­ствием ней­тро­нов, дав­шее ключ к прак­ти­че­скому исполь­зо­ва­нию атом­ной энер­гии.

Науч­ный мир созна­вал, что путь к полу­че­нию атом­ной энер­гии тех­ни­че­ски тру­ден и что этот вопрос дол­жен нахо­диться в веде­нии госу­дар­ства. 12 июля 1940 года В.И. Вер­над­ский, А.Е. Фер­сман и В.Г. Хло­пин отправ­ляют обсто­я­тель­ное письмо на имя заме­сти­теля Пред­се­да­теля Сов­нар­кома СССР Н.А. Бул­га­нина, в кото­ром выска­зы­вают кон­крет­ные пред­ло­же­ния по реше­нию атом­ной про­блемы в СССР. В част­но­сти, в письме пред­ла­га­лось создать государ­ствен­ный фонд урана и пору­чить Ака­де­мии наук срочно при­сту­пить к раз­ра­ботке мето­дов раз­де­ле­ния изо­то­пов урана и уста­но­вок для этого.

Пре­зи­диум Ака­де­мии наук создаёт спе­ци­аль­ную Ура­но­вую комис­сию. А.Е. Фер­сман воз­глав­ляет в ней сырье­вую «ура­но­вую бри­гаду» (под таким назва­нием она фигу­ри­рует в архив­ных доку­мен­тах тех лет). Учи­ты­вая важ­ность про­блемы, дея­тель­ность Ура­но­вой комис­сии не пре­да­ётся глас­но­сти. Основ­ные задачи А.Е. Фер­смана — созда­ние базы ура­но­вого сырья, орга­ни­за­ция поис­ков новых место­рож­де­ний урана в стране.

Начи­на­ется Вели­кая Оте­че­ствен­ная война, и А.Е. Фер­сман создает и воз­глав­ляет комис­сию науч­ной помощи Совет­ской Армии при отде­ле­нии гео­лого-гео­гра­фи­че­ских наук АН СССР, рабо­тает экс­пер­том Гос­плана СССР по мине­раль­ному сырью. Работы по урану на время пре­ры­ва­ются. 28 сен­тября 1942 года выхо­дит сек­рет­ное поста­нов­ле­ние Государ­ствен­ного коми­тета обо­роны (ГКО) № 2352сс «Об орга­ни­за­ции работ по урану». В нем Ака­де­мии наук СССР пред­пи­сы­ва­лось «воз­об­но­вить работы по иссле­до­ва­нию осу­ще­стви­мо­сти исполь­зо­ва­ния атом­ной энер­гии путем рас­щеп­ле­ния ядра урана и пред­ста­вить к 1 апреля 1943 года доклад о воз­мож­но­сти созда­ния ура­но­вой бомбы или ура­но­вого топ­лива». А.Е. Фер­сману не суж­дено было при­нять уча­стие в этой тита­ни­че­ской работе. Но его имя зани­мает достой­ное место среди тех учё­ных, кото­рые сто­яли у самых исто­ков атом­ного про­екта.

Науч­ные заслуги А.Е. Фер­смана отме­чены Пре­мией им. В. И. Ленина (1929 г.), Ста­лин­ской пре­мией 1 сте­пени (1942 г.), пал­ла­ди­е­вой меда­лью им. Вол­ла­стона (1943 г.) Лон­дон­ского гео­ло­ги­че­ского обще­ства. В 1943 году он был награж­ден орде­ном Тру­до­вого Крас­ного Зна­мени.

Алек­сандр Евге­нье­вич Фер­сман умер 20 мая 1945 года в Сочи. Похо­ро­нен в Москве на Ново­де­ви­чьем клад­бище.

В честь А.Е. Фер­смана названы мине­ралы фер­сма­нит (1929 г.) и фер­смит (1946 г.), кра­тер на обрат­ной сто­роне Луны и несколько улиц. В память А.Е. Фер­смана Рос­сий­ским гео­ло­ги­че­ским обще­ством учре­ждена «Медаль им. А.Е. Фер­смана за заслуги в гео­ло­гии».

8 ноября в истории. Александр Ферсман

В этот день 8 ноября 1883 года родился Александр Евгеньевич Ферсман. Геолог, минералог. Очень крупный популяризатор науки. Долгое время возглавлял Минералогический музей, теперь названный его именем.

Минералог, геохимик Александр Евгеньевич Ферсман

Летом 1923 года в поселке Имандра близ Мурманской железной дороги, случился переполох. В населенный пункт вошел отряд грязных бродяг, а предводителем их был мужчина, напоминавший медведя – крупный, высокий, в стоптанных ботинках и с молотком в руке. Жители поселка сразу не поняли, что молоток-то – геологический и натерпелись страху.

Это была очередная экспедиция под руководством Александра Ферсмана. Неутомимого искателя богатств в недрах России, исследователя минералов, и энтузиаста-пропагандиста, сумевшего приобщить к минералогии и геологии сотни тысяч людей. Ферсман был учеником и другом Вернадского, с которым они основали новую науку – геохимию. Ферсман говорил о себе так:

«Моя жизнь – это история любви к камню…», – что было истинной правдой.

Происхождение и ранние годы Александра Ферсмана

Александр Ферсман родился 8 ноября 1883 года в семье генерала русской армии. Когда закончилась Русско-турецкая война, отца назначили военным атташе сначала в Крым, а затем в Грецию. Маленький Александр с матерью последовали за ним. И камни, при первом взгляде на морскую гальку, навсегда очаровали шестилетнего Ферсмана.

Научная и исследовательская деятельность

Мурманская железная дорога была построена второпях и в 1920 году находилась в плачевном состоянии. Нужно было решать участь этой железнодорожной ветки, ведь окончание Мировой войны превратило ее в бесполезную. В состав государственной комиссии входил самый молодой академик – 36-летний Ферсман. И вышло так, что решилась судьба не только железной дороги, но и самого края и целой страны.

Во время одной вынужденной остановки состава, геологи совершили совершенно необязательную прогулку к горе Маннепахк. И были поражены обилием неизвестных минералов, которые находились на самой поверхности.

«В некоторых случаях я не мог назвать ни одного из минеральных тел, которые образовали кристаллы разных цветов и разной величины», – писал Ферсман.

Не прошло и трех месяцев, как Ферсман организовал экспедицию в Кольскую тундру. В ее составе было несколько молодых геологов и студентов. К сожалению, снаряжение было очень скудным. Страна не изжила еще последствия гражданской войны. Не хватало инструментов, пищи. Обувь пришла в негодность, и приходилось обматывать ноги мешками, сушить их у костра. В сентябре грянули настоящие морозы, и экспедиция вернулась в Петроград, груженная образцами минералов и папками с картами. Ферсман отчитался:

«… в недрах Кольской земли таятся минеральные богатства, доселе неизвестные людям».

Очевидцы рассказывали, что тяжелые условия экспедиции люди выдержали только благодаря энтузиазму Ферсмана. И вот благодаря их изысканиям, за три последующих года было открыто более 90 месторождений апатитов и нефелинов, имевших стратегическое значение для страны, и что стало фантастическим результатом.

Недра Севера должны были, как ни странно, накормить страну. Обнаруженное Ферсманом сырье было основой для лучших минеральных удобрений. И академик занялся внедрением новых технологий. Теперь его работа переместилась в кабинеты чиновников, нужно было еще доказать многим, как важно его вроде бы случайное мурманское открытие.

За свою жизнь Ферсман опубликовал более тысячи книг, от серьезных монографий, до просветительских статей: он строил светлый, прекрасный мир открытий.

«Мне хотелось бы привлечь пытливых людей в прекрасные горы нашего Севера, туда – за Полярный круг к вершинам Хибинских массивов Кольского полуострова. Мне хотелось бы зажечь огнем скитания и бродяжничества, порывом научных исканий нашу молодежь, борющуюся за знание…»

Это благодаря его примеру возник такой всем знакомый образ бородатого геолога, искателя новых знаний и приключений.


источники:

http://www.biblioatom.ru/founders/fersman_aleksandr_evgenevich/

http://semyaivera.ru/2020/11/08/8-noyabrya-v-istorii-aleksandr-fersman/