А Е Босман биография

Дело Босмана в футболе

История знает несколько случаев, когда последствия поступка рядового человека изменяют давно сложившийся порядок вещей. К числу таких неординарных личностей относится Жан-Марк Босман. Сегодня немногие смогут вспомнить, каким он был игроком. Однако в мире футбола каждый слышал о деле Босмана.

Начало профессиональной биографии

Одна из причин судебного разбирательства, известного как дело Босмана, — судьба футболиста, точнее, превратности его карьеры в европейских клубах.

Представим биографию спортсмена в двух словах. Итак, Жан-Марк Босман родился в 1964 году в Льеже. Свою «взрослую» футбольную карьеру он начал в 1983 году в одном из ФК родного города, в «Стандарде». В этом клубе он провел 5 сезонов, приняв участие в 86 матчах. Его выступления в этот период сложно назвать удачными, так как Босман забил всего 3 гола. Тем не менее вместе со своим клубом в сезоне 1985/86 годов футболист занял 3-е место в чемпионате Бельгии, а в 1984-м и 1988-м стал финалистом Кубка Бельгии. Параллельно он был членом молодежной сборной этой страны и ее капитаном.

Конфликт

В 1988 году Жана-Марка Босмана приобрел клуб «Льеж», который заплатил за него 66 000 фунтов. С ним был подписан контракт с зарплатой в 120 000 бельгийских франков сроком на 2 года. Когда они истекли, футболист захотел перейти в клуб «Дюнкерк». Этот французский клуб предложил ему договор на 1 год и с заработной платой в 100 000 бельгийских франков. Однако ФК «Льеж», предложил продление договора со снижением зарплаты на 60%, а позже — на 75%, т. е. с минимальным вознаграждением для чемпионата Бельгии на тот период времени. Это было вполне законно и находилось в соответствии с законодательством, которое действовало в европейском футболе. Босман отказался. Тогда ФК «Льеж» выставил футболиста на трансфер, запросив за его переход 11 743 миллионов бельгийских франков, т. е. примерно 1 млн долларов.

Дело Босмана: суть

В августе 1990 года Жан-Марк решил нанять адвоката и попробовать отстоять свои права в суде. Защищать интересы футболиста взялся никому не известный начинающий юрист Жан-Луи Дюпон. Вместе с последним он желал изменить законодательство, по которому клуб получал денежные средства за переход футболиста, имея завершившийся контракт. Через некоторое время требования Босмана изменились и затронули ситуацию с трансферами в клубном футболе в целом. Они коснулись и квот УЕФА, согласно которым клуб мог заявлять на игру не более 3 иностранных игроков + 2, отыгравших в конкретной стране более 5 лет.

Сначала ФИФА и УЕФА посчитали дело Босмана несерьезным, так как были уверены в несокрушимости своей системы. Позже их представители даже предлагали футболисту отступные.

Исход дела

Вердикт был вынесен 15 декабря 1995 года. Во всех спортивных газетах сразу же появились статьи про дело Босмана. Текст судебного решения представлял 29-страничный документ. Его опубликовали в суде Европейского сообщества в Люксембурге. Тринадцать членов этого важного органа ЕС согласились, что плата за футболистов, чьи контракты уже истекли, а также ограничение количества легионеров, являющихся выходцами из стран Евросоюза и имеющих право одновременно находиться на поле, противоречит 48 статье Римского договора, декларирующего свободу перемещения рабочей силы внутри ЕС.

Дело Симутенкова

Согласно вердикту Евросуда «иностранными» игроками, подпадающими под действие правила «3+2», стали считать только граждан государств, не являющихся членами ЕС. Позже и это футбольное требование было пересмотрено. Причиной стало дело Симутенкова. Ответчиком по нему выступило Министерство образования и культуры, а также футбольная федерация Испании.

Российский футболист Игорь Симутенков выступал за клуб «Тенерифе», в котором кроме него было еще несколько легионеров. Из-за правила «3+2» он нечасто появлялся на поле. Тогда футболист и его адвокаты решили, что такая ситуация противоречит соглашению, подписанному между ЕС и РФ, согласно которому запрещена дискриминация россиян, которые законно работают в любой стране Евросоюза.

В 2005 году суд ЕС вынес вердикт в пользу Симутенков, что позволило россиянам выступать в европейских ФК, не подпадая под правило «3+2».

Дело Босмана: последствия

Победа в суде бывшего полузащитника «Льеж» принесла выгоду в первую очередь футболистам. Их зарплаты с тех пор существенно увеличились, и растут и по сей день, хотя многие из них даже не знают, кому обязаны своими многомиллионными контрактами. Однако после вынесения вердикта по делу Босмана под ударом оказались детские спортшколы, занимающиеся подготовкой будущих мастеров кожаного мяча. Изначально было очевидно, что клубам дешевле и выгоднее покупать «готовых» успешных игроков-иностранцев, чем заниматься выращиванием своих. Что мы видим в результате? Возьмем для примера «Арсенал». Уже давно никого не удивляет, когда этот клуб заявляет на игру основной состав из 10-11 легионеров. Не лучше ситуация и в «Челси». От них не отстают и другие европейские клубы, которые бросились в погоню за выгодой. Если дело Босмана повысило доходы одних клубов, другие, наоборот, оказались в аутсайдерах. В частности, серьезно пострадал нидерландский «Аякс», который традиционно жил за счет доходов от продажи своих воспитанников. Были и такие клубы, которые разорились. Например, такова участь одного из самых известных бельгийских клубов — «Антверпена».

Кроме того, решение по делу Босмана взорвало трансферный рынок. С момента опубликования вердикта Евросуда клубам приходится заранее заботиться о том, чтобы не потерять футболиста, не получив за него солидную компенсацию.

Что получил Босман

Пока длилось судебное разбирательство, футболист был безработным. Поддерживающие коллегу игроки голландских и бельгийских клубов собрали для него 70 000 долларов. Все были уверены, что в случае успешного завершения судебной тяжбы Босман разбогатеет, так как суммарная величина иска к «Льежу», федерации футбола Бельгии и УЕФА составляла более десяти миллионов. Однако в действительности Босман получил по своим искам лишь 500 000 долларов компенсации. При этом большая часть этой суммы ушла на оплату услуг адвокатов и долгов, накопленных футболистом за время вынужденной безработицы. Еще 3 года Босману пришлось подождать, пока бельгийская футбольная федерация выплатила ему причитающиеся деньги.

Дальнейшая карьера

Несмотря на положительный вердикт по делу Босмана, этот футболист больше не смог найти такой авторитетный клуб, который бы захотел заключить с ним контракт. В дальнейшем он выступал за малоизвестные команды бельгийских и французских низших дивизионов, таких как «Олимпик», «Сен-Дени» (региональная лига), «Олимпик» (Шарлеруа), клуб «Визе» в любительской лиге бельгийского чемпионата.

Как обстоит вопрос с лимитом легионеров сегодня

Хотя дело Босмана в футболе произвело революцию, со временем многие страны постарались обеспечить баланс «своих» и «чужих» игроков. В частности, в Португалии, хотя нет никаких квот, необходимо иметь в команде 8 воспитанников. Похожее правило действует и в Бельгии, где требуется в заявке на матч указать 6 юношей, которые являются воспитанниками бельгийских спортшкол.

Очень строго относятся к легионерам в Испании и Франции. Так, в Ла Лиге запрещено выпускать на поле одновременно 3 футболистов без гражданства Евросоюза, а во Франции — 4.

Неурядицы в личной жизни

До начала проблем в карьере Босман был женат, и у него родилась дочь. Однако после отказа ФК «Льеж» продать игрока спортсмен остался без средств к существованию. Ему даже нечем было платить за квартиру. Как часто бывает в подобных ситуациях, супруга сообщила о своем желании развестись. Тогда Босман оставил им с дочерью все, что имел, и переехал к родителям. Чтобы не стеснять отца и мать, он ночевал в гараже. Так футболист прожил почти 2,5 года, в течение которых практически в одиночку сражался с системой.

Карьера Жана-Луи Дюпона

Молодой адвокат, взявшийся за практически безнадежное дело отдельного спортсмена, вознамерившегося изменить систему мирового футбола, сделал на нем карьеру. После победы своего клиента он стал знаменитым и востребованным юристом, не знающим недостатка в богатых клиентах.

Эпилог

Во время своих немногочисленных интервью, данных в последнее время, Босман заявлял, что поддерживает намерение УЕФА ввести лимит на зарубежных легионеров. При этом он считает, что следует изменить систему таким образом, чтобы футболисты были обязаны выступать за свой первый клуб в течение конкретного промежутка времени.

Теперь вы знаете, что собой представляло дело Босмана. 20 лет назад этот футболист завершил свою не самую успешную карьеру в клубном футболе. Однако сегодня его имя знают все, кто имеет отношение к этому виду спорта.

«Жду благодарности от Роналду, Бекхэма и других». Как живет человек, изменивший футбол

15 декабря 1995 года бельгиец Жан-Марк Босман, который не зарабатывал ни копейки и ночевал в гараже, сделал кое-что очень важное.

Что еще за «правило Босмана»

20 лет и один день назад футбол был совсем другим. Тогда звезды еще могли впечатлять друг друга, например, редкими спортивными автомобилями. Сейчас никого не впечатляют даже коллекции вертолетов. В футболе были деньги, но не было гонок зарплат. Система давала владельцам клубов чувство мирового господства, она держалась на важном нюансе: в большинстве европейских стран футболисты не могли покинуть команду без денежной компенсации, даже если их контракты истекли. 15 декабря 1995 года после решения Европейского суда все изменилось.

Как это отразилось на футболе

С этого момента к власти пришли футболисты и их агенты. Чтобы удержать своих звезд, владельцам и спонсорам приходилось вкачивать в личные контракты миллионы. Скорее всего, именно благодаря «делу Босмана» футбол стал таким, каким стал: с многомиллионными зарплатами, разноцветными бутсами и татуированными предплечьями. Все это спровоцировало рост стоимости телевизионных прав. Английская премьер-лига начала создание сумасшедшей картинки. Запустила процесс превращения футбола в блокбастер. То есть, если бы не Босман, ТВ-трансляция типа той, что передают на страну из Перми, сейчас была бы образцом для подражания.

Ну и еще Босман оспорил лимит на иностранных футболистов. Европейский суд посчитал незаконным правила, ограничивающие количество легионеров из стран ЕС.

Почему именно Босман

В 1990 году у Жана-Марка Босмана истек контракт с клубом «Льеж».

«Руководство предложило новый договор с зарплатой в четыре раза меньше. В ответ на просьбу отпустить меня во французский «Дюнкерк» в клубе сказали, что установят цену, которая вчетверо дороже той, за которую меня приобретали. Другими словами, если я хотел уйти, то они считали, что я стал в четыре раза лучше, пока играл у них, а если оставался, то – в четыре раза хуже».

Босман подал в суд, который затянулся на пять лет. Все это время футболист жил без зарплаты. «Моя жена сказала мне: «А кто теперь будет платить за квартиру?» В итоге я ушел в дом родителей, поселился в гараже. Если бы не родители, то остался бы на улице. Не виню ее, она подарила мне дочь. У нас в Бельгии говорят, что проблемы в отношениях начинаются тогда, когда кончаются деньги».

Футбольный мир не принял обратно человека, поспособствовавшего привлечению миллионов в игру. Босмана не брал ни один нормальный клуб и ему пришлось завершить карьеру.

«Спасибо, у нас уже есть футболисты», — отвечали агенту Босмана, который пытался трудоустроить клиента.

На помощь игроку пришел профсоюз FIFPro, который перевел Босману 200 тысяч фунтов. На эти деньги он купил два дома: один поближе к родителям, а второй – за пределами Льежа. Но в итоге не потянул налоги и продал второе жилье.

У Босмана кончилось терпение и началась депрессия. Алкоголь стал незаменимой частью его ежедневного распорядка.

В 1998-м году в Лилле попытались организовать благотворительный матч в честь борца за справедливость – против «Барселоны». На трибуны удалось с большим трудом заманить две тысячи зрителей и заработать много на этом не получилось.

«Накануне мне звонил Марадона и обещал приехать. Но что-то не приехал», — вспоминал Босман.

Денежное положение Босмана стало настолько плохим, что дело дошло до пособия по безработице – 600 евро в месяц. Среднестатистический российский гражданин с зарплатой в двадцать-тридцать тысяч, дочитав до этого момента, плюнет в монитор. И его можно будет понять. Но учитывайте, что, например, за отопление в Бельгии нужно платить примерно 190 евро ежемесячно, налоги там высокие и жизнь в целом недешевая. Жена Босмана из-за воспитания несовершеннолетней дочери не могла выйти на работу и тоже получала пособия. При этом Босман и его семья не могли жить вместе. Если бы надзорные органы доказали, что муж и жена съехались, то сократили бы размер пособия обоим примерно вдвое.

В 2010 году в интервью The Sun Босман объявил о победе над алкоголем. При этом во время разговора, по словам корреспондента, потолстевший и облысевший футболист подливал себе красное вино.

«Я не пью виски и все такое, только вино и пиво», — объяснялся Босман.

А в 2011 году случилась катастрофа. Выпивший Босман отправил 15-летнюю дочку своей тогдашней подруги в магазин за бутылкой. Девочка отказалась, и Босман решил, что проблему можно решить рукоприкладством. Но проблема не решилась. Более того, добавилось новая – обвинение в домашнем насилии. На этот раз суд не стал становиться на сторону футболиста и приговорил его к году лишения свободы. Босман подал апелляцию и сумел смягчить наказание. В итоге он провел 40 часов исправительных работ на пожарной станции.

Сейчас у Босмана новая семья и два сына: младшему четыре, старшему шесть. Суд обязал его пройти курс лечения в наркологической клинике. Теперь Босман обязан регулярно сдавать анализы на наличие алкоголя в крови. Положительные тесты грозят новыми неприятностями.

Одним из первых, кто воспользовался «правилом Босмана» был Стив Макманаман, который в 1999 году перешел из «Ливерпуля» в мадридский «Реал». Чуть позже свободой воспользовались Сол Кэмпбелл, Андреа Пирло, Михаэль Баллак и Роберт Левандовски. А еще тысячи футболистов, включая Криштиану Роналду и Лионеля Месси, получили серьезный рычаг давления на свои нынешние клубы.

«Я счастлив. Я счастлив, что выиграл. Это не принесло мне денег, но я все равно горд. В середине 90-х Филипп Альберт и Франк де Бур поблагодарили меня за все, что я сделал. Современные футболисты получают по 300 тысяч фунтов. Кто-то меньше. Но в основном им хватает на шикарную жизнь. Мне бы хватило их недельной зарплаты, чтобы обеспечить всю оставшуюся жизнь.

Я все жду благодарности и от других: от Роналду, Бекхэма, ну и от всех остальных».

Дело Босмана, или Почему футболисты так много зарабатывают

Например, в 1990 году самым дорогим трансфером считался переход Роберто Баджо в «Ювентус», сумма сделки тогда составила 19 млн долларов. Даже с учётом инфляции цифра несравнима со стоимостью самого дорогого трансфера наших дней — переходом бразильца Неймара в ПСЖ более чем за 220 млн евро.

Такой взрывной рост заплат футболистов начался сравнительно недавно. Существовавшую долгие годы европейскую трансферную систему уничтожило дело Босмана — бельгийского футболиста, который никогда не входил в топ мирового футбола, а просто решил бороться за достойные условия работы.

Футболист — собственность клуба

Но прежде чем обратиться собственно к делу Босмана, скажем несколько слов о том, что представляла из себя система трансферов в европейском футболе до середины 1990-х. Поначалу, пока спорт был любительским, игроки могли свободно переходить из команды в команду хоть в течение одного дня. Никаких ограничений не было до тех пор, пока английская Футбольная ассоциация (The Football Association, FA), образованная в 1863 году, не ввела регистрацию игроков. Они всё ещё могли переходить из клуба в клуб, но не когда захотят, а в конце сезона. Чтобы сделать это по ходу сезона, нужно было специальное разрешение. В конце 19-го века клубы начали платить за переходы футболистов, а вернее, за регистрацию игрока как профессионала. А потом футболист и вовсе стал своеобразной собственностью клуба: если предыдущая команда не давала согласия на переход, спортсмен не мог подписать новый контракт.

Будучи родоначальниками футбола, англичане оказались и родоначальниками трансферной системы «удержания-перехода», которая действовала также в других европейских странах. И кстати, в Англии же первой отменили принцип, по которому игрок не мог поменять команду без согласия прежнего работодателя. Это произошло в 1960-х, после того как полузащитник «Ньюкасла» Джордж Истхэм не смог перейти в «Арсенал» — прежний клуб не хотел его отпускать. В суде он добился снятия ограничений на переходы и благополучно стал игроком канониров. Но в истории осталось имя Жана-Марка Босмана, подавшего аналогичный иск 30 лет спустя.

Только футбол!

Босман родился в 1964 году в Льеже и с детства занимался футболом в местной академии. Общеобразовательную школу юноша закончил без каких-либо перспектив, он не сдал ни одного экзамена, который позволил бы ему учиться дальше. Но это Босману и не было нужно: он успешно играл за молодёжную сборную Бельгии, был даже её капитаном. Менее радужно его карьера складывалась в клубах «Стандарт», а потом «Льеж» — в основном Босман сидел на скамейке, в «Льеже» за 2 года он сыграл всего 25 матчей.

Когда его контракт истёк, в 1990 году, Босмана пригласили во Францию, в клуб «Дюнкерк». Условия для него были просто прекрасные: предложили сравнительно высокую зарплату и обещали регулярно выпускать на поле в основе. Казалось бы, никаких препятствий не было, но, как мы помним, «Льеж» должен был дать согласие на переход игрока. По не совсем понятным причинам бельгийцы отказались отпускать Босмана и предложили новый контракт с заметным сокращением зарплаты — на 60%. Спортсмен отказался, и клуб предложил сокращение уже на 75%. Ситуация складывалась патовая: Босман в основном сидел на скамейке, но отпускать его отказывались, хотя контракт истёк.

«Дюнкерк» всё же попробовал перекупить Босмана, но «Льеж» потребовал 1,2 млн долларов, что было слишком много. Кроме того, во Франции Босман был легионером, а в команде по существовавшим правилам их могло играть не больше трёх. Приобрести среднего игрока за большие деньги и на треть исчерпать квоту на иностранных спортсменов — для «Дюнкерка» это было слишком, и клуб отказался от сделки. Футболист решил оспорить в суде законность таких кабальных условий.

Право на труд

Клуб «Дюнкерк» в 1960-е.

Специалисты отмечают, что существовавшая в Европе система спортивных трансферов ограничивала ключевые свободы: передвижения, конкуренции на рынке труда, а также не давала в полной мере реализовать право на труд. Босман вместе с молодым адвокатом Жан-Луи Дюпоном подали иск в окружной суд Льежа, потом в апелляционный суд Льежа, а затем дошли и до Европейского суда. Первоначально иски подавались к «Льежу», но потом адресатом претензий стал и УЕФА: Босман пытался решить уже не собственные проблемы, а добиться всеобщей справедливости.

Иски рассматривались пять лет, и в итоге было принято решение: трансферные правила ограничивали свободу перемещения работников, поэтому противоречили Римскому договору 1957 года об учреждении ЕС. Командам было запрещено требовать компенсацию за игрока, у которого закончился контракт, по его истечении он становился свободным агентом. Также было запрещено ограничивать доступ игроков к соревнованиям внутри ЕС, то есть сняли лимит на легионеров. Национальные футбольные федерации пытались оспорить это решение, подчеркивая, что существовавшие ограничения сохраняли баланс между клубами и поощряли их готовить резерв для себя. Эти аргументы суд не принял.

После дела Босмана

Просчитать последствия этого решения не мог никто. На деле клубы оказались вынуждены поднимать зарплаты ведущих игроков, чтобы те не покинули команду. Но поняли они это не сразу, некоторые растеряли своих звёзд. Например, в 1995 году финал Лиги чемпионов выиграл голландский «Аякс». Уже год спустя из «золотого» состава ушли Микаэль Райцигер, Джордж Финиди, Кларенс Зеедорф, Эдга Давидс, Нванкво Кану, через два года клуб покинули Марк Овермарс и Патрик Клюйверт. Победитель Лиги чемпионов лишился ведущих игроков. «Мы немедленно постарались продлить контракты с футболистами, но ряд игроков предпочёл уйти в качестве свободных агентов. Через год их снова продали в другие команды. Особенно усердствовал «Милан», которому даром достались Клюйверт, Богард и Райцигер. Позднее итальянцы выручили за них большие деньги», — говорил тренер «Аякса» Луи ван Гаал.

Но рост заплат и массовые переходы игроков стали не единственным последствием дела Босмана. Считается, что в результате понизилась ценность футбольных клубных академий — нет необходимости растить молодых спортсменов для своей команды, если можно купить игроков в других странах. Само понятие национального стиля игры стало стираться: о каком английском футболе можно говорить, если в 2005 году «Арсенал» вышел на игру без единого англичанина в составе?

А вот для самого Босмана, который, казалось бы, сделал благо для всего футбольного мира, процесс закончился плохо. От него отвернулись коллеги, которые считали его корыстным сутягой. Тем не менее никаких особых денег он не отсудил, остался без жилья, от него ушла жена. Доигрывал в третьесортных клубах, пытался организовывать матчи в свою поддержку, выпускал сувенирные футболки (продать удалось только одну, её купил адвокат Дюпон). Пил, год провёл в тюрьме, сейчас живёт на государственное пособие. Журналисты продолжают называть Босмана «человеком, который изменил всё». Но на деле получается, что всё изменилось для футбольного мира, а не для игрока, который хотел заключить выгодный контракт с клубом «Дюнкерк».


источники:

http://matchtv.ru/bosman

http://m.fishki.net/3844701-delo-bosmana-ili-pochemu-futbolisty-tak-mnogo-zarabatyvajut.html