А Алехин Шахматист биография

Александр Алехин

Биография

Александр Алехин был известным русско-французским шахматистом, выигрывавшим мировые турниры в 1920–1930-х годах. Победа над легендарным спортсменом Хосе Раулем Капабланкой широко обсуждалась в академических кругах.

Детство и юность

Александр Александрович Алехин родился в семье дворянина, в конце 1880-х обосновавшейся в Москве. Предки, унаследовавшие состояние — поместья и мануфактуры, были десятилетиями известны в дореволюционной стране.

Отец с фамилией аристократа правил Землянским уездом и был депутатом 4-й Госдумы в 1912 году. Мать, воспитанница фабриканта, разбогатевшего на текстиле, в молодости органично вписалась в интеллигентную среду.

В доме неподалеку от Арбата Александр разделял покои со старшим братом Алексеем, обладавшим острым умом. Родительница с детьми каждый вечер играла в шахматы и шашки, поэтому сыновья без ошибок ходили пешкой, конем и слоном.

В юном возрасте Саша серьезно заболел лептоменингитом, в постели ему запрещали касаться шахматной доски. Доктора пожалели ребенка и разрешили просматривать книги, чтобы пробудить интерес к учебе и частично избавить от тоски.

После выздоровления Алехин попал под опеку гувернеров, потом его определили в известнейшую частную школу. Отец надеялся, что подросток станет известным адвокатом, Саша мнение предка принял и в будущем учел.

В молодости шахматист обучался на юридических факультетах в петербургском училище правоведения и университете в Москве. К лету 1914 года Алехин — титулярный советник, писал «сотрудник министерства» в соответствующей графе.

Личная жизнь

Весной 1920 года Александр впервые женился, супруга на несколько месяцев скрасила опустошенную личную жизнь. Саша Батаева, по воспоминаниям близких к семейству современников, вернула бывшему дворянину веру, задор и оптимизм. По никому не известной причине отношения с женой не сложились, и пара рассталась без упреков, лишних скандалов и обид.

Шахматист познакомился с журналисткой из богатейшей страны Европы, Аннелизе Рюэгг, швейцарка притягивала словно магнит. Обвенчавшись, они покинули большевистскую Россию, на Западе возрастная супруга надеялась на рождение детей. После появления сына Александра Алехин холостяком вернулся в большой мир ферзей и королей.

Впоследствии спутником шахматиста стал кот неопределенной породы, Чесс присутствовал на турнирах и лениво следил за игрой. В жизни Алехина состоялись еще два официальных брака, Грейс Висхар по праву считали лучшей спутницей и женой.

Шахматы

В молодости Александр увлекся шахматными гамбитными турнирами, Федор Иванович Дуз-Хотимирский учил спортсмена побеждать. Участие в детских чемпионатах и членство в любительском клубе поддерживали и одобряли старший брат, отец и мать.

Алехин впервые взял награду на чемпионате по переписке, который устроил специальный образовательный журнал. Успехи талантливого гимназиста в партиях на черно-белом поле вызвали восхищение и удостоились похвал.

После всероссийского турнира, принесшего любительский титул, юноша гастролировал за границей и встречался с людьми из разных стран. На играх в Гамбурге и Карлсбаде у молодого правоведа вырабатывался уникальный план.

На состязаниях высшего ранга, масштабно освещавшихся в прессе, Алехин и Арон Нимцович разделили приз на двоих. В финале международных соревнований, состоявшихся в Санкт-Петербурге, москвич попал в пятерку лучших и очень многого достиг.

Первая мировая война застала Александра во вражеском Мангейме, шахматист и коллеги из России побывали в немецкой тюрьме. Алехин и Илья Рабинович, проведя месяцы в неволе, относились к австрийцам и венграм, как к человеческой чуме.

К счастью для родственников и близких, пленников не расстреляли, гроссмейстеры сумели вернуться в родные дома. Москвич, сочувствовавший военным, помогал армии деньгами, добытыми с помощью таланта и тренированного ума.

Показательные турниры проходили в Москве, Петрограде и Одессе, противниками потенциального чемпиона были российские игроки. С приходом Владимира Ленина к власти вследствие государственного переворота шахматист стал неизвестным гражданином средней руки.

Спецслужбы большевиков допустили переезд шахматиста за границу, где он выступал на турнирах под флагом коммунистической страны. Со временем отношения с родиной, лишившей Александра Александровича регалий, испортились настолько, что были навек прекращены.

В 20-х годах Алехин пробился в турнир «британского конгресса», где играл Хосе Рауль Капабланка — признанный мировой чемпион. Москвич, занявший 2-е место, заявился на матч за корону, но из-за недостатка финансов мечта развеялась.

Гроссмейстер, обладавший смекалкой, стал зарабатывать деньги обзорами для спортивных изданий и сеансами одновременной игры. Перевоплощение во француза и обучение в Сорбонне стали счастливым новым шансом ранней постсоветской поры.

Летом 1926 года Алехин начал переговоры о матче с непобежденным Капабланкой при поддержке богатых людей. На подготовку к турниру за звание чемпиона мира иммигрант из России потратил много бессонных ночей.

В итоге долгожданная корона досталась прирожденному аристократу, о новом шахматном рекордсмене заговорил культурный свет. До знаменитого поражения и последующего реванша в архиве Александра Александровича скопились сотни блистательных побед.

В 1940-х Алехин намеревался еще раз встретиться с Капабланкой, но смерть кубинца перечеркнула планы. Европейцы снова столкнулись с немецко-фашистскими оккупантами, бывшего россиянина коснулась многонациональная беда.

Шахматный гений лишился права выступать на крупных турнирах, соперник Макс Эйве инициировал его исключение и бойкот. Был запланирован поединок с Михаилом Ботвинником из России, это могло придать ситуации благоприятный поворот.

Смерть

Смерть по причине асфиксии настигла непобежденного чемпиона накануне принципиального матча в 1946 году. Издания во всем мире чтили память великого шахматиста и превозносили русско-французскую звезду.

Некоторые авторы биографий утверждали, что Александра Александровича убили советские государственные спецслужбы или американские враги. В фильмах с сомнительным сюжетом режиссеры предполагали, что гроссмейстер был отравлен руками гостиничного слуги.

Советская пресса негативно отозвалась об Александре Александровиче, но его фотография появилась на страницах ряда газет. Секретами мастерства шахматиста после трагической кончины интересовались коллеги и европейский культурный свет.

Чемпиона первоначально похоронили в Эшториле, но вдова настояла на переносе останков на кладбище Монпарнас. История гения-интеллектуала на протяжении десятилетий привлекала внимание профессионалов и неравнодушных людей.

Александр Алехин — биография, новости, личная жизнь

Александр Алехин

Александр Александрович Алехин. Родился 19 (31) октября 1892 года в Москве — умер 24 марта 1946 года в Эшториле (Португалия). Гениальный шахматист, четвёртый чемпион мира по шахматам. Доктор права.

Александр Алехин родился 31 октября 1892 года в Москве. По происхождению — дворянин. Его отец — Александр Иванович Алехин (1856-1917), мать — Анисья Ивановна (в девичестве — Прохорова) (1861-1915), происходившая из семьи текстильного фабриканта Прохорова, владельца «Трёхгорной мануфактуры». Предки по обеим родительским линиям в четвёртом — третьем поколении — крестьяне Старооскольского уезда Курской губернии. Семья владела имением близ Касторного, в Землянском уезде Воронежской губернии. В 1904 году Алехин-старший стал предводителем дворянства Землянского уезда, затем — Воронежской губернии, впоследствии — депутатом четвёртой Государственной Думы.

Играть в шахматы Александр научился в возрасте 7 лет — ходы фигур ему показала мать. Серьёзно увлёкся шахматами в 12 лет. Начинал играть в турнирах по переписке, вместе со старшим братом Алексеем (1888-1939). Первую турнирную победу одержал в 1905 году — в гамбитном турнире по переписке, организованном журналом «Шахматное обозрение». В 1908 году стал чемпионом Москвы, в этом же году дебютировал на международной арене: турнир Германского шахматного союза (Дюссельдорф), разделил 4-5 место.

В 1909 году на «Всероссийском турнире любителей» получил звание «Маэстро».

В 1910 году Алехин удачно выступил на очень представительном турнире в Гамбурге, опередив несколько гроссмейстеров, хотя в число призёров не вошёл, в 1911 — разделил 8-11 места в Карлсбаде (участвовало 26 игроков), выиграв у Видмара — одного из сильнейших на этом турнире.

1913 год — занимает первое место на довольно представительном турнире в Шевенингене (11,5 из 13 очков), опередив Д.Яновского, одного из претендентов на мировое первенство.

В 1914 году Алехин закончил Училище правоведения, получил чин титулярного советника и был назначен в министерство юстиции. В этом же году на международном турнире в Петербурге занял третье место после чемпиона мира Ласкера и Капабланки. Как вспоминал П. Романовский, именно в 1914 году Алехин сказал ему, что начинает готовиться к матчу на первенство мира с Капабланкой. На удивлённое замечание, что чемпион мира — Ласкер, Алехин уверенно ответил, что вскоре Капабланка сменит Ласкера. Нужно заметить, что Алехину приписывают ещё один подобный сбывшийся прогноз — предсказание лидерства Ботвинника, сделанное им в конце 1930-х годов.

Летом 1914 года Алехин участвовал в турнире в Мангейме. Уверенно идя на первом месте, он, по всей видимости, стал бы победителем, но 1 августа началась война. Турнир был прерван, Алехин, которому было присвоено первое место как безусловному лидеру турнира, вместе с другими участниками был интернирован в Германии.

Некоторое время он провёл в тюрьме Людвигсхафена — был заключён в неё из-за фотографии, где был снят в форме воспитанника Училища правоведения, которую приняли за форму офицера русской армии.

5 августа 1915 года в Московском шахматном кружке дал сеанс одновременной игры на четырёх досках, (+2=2), вскоре чёрными выиграл консультационную партию против В. Розанова и Н. Целикова. 2 октября провёл сеанс в Московском кружке (+23-5=4), а 24 октября — в Серпухове, снова в пользу пленных русских шахматистов (+16=2). В клубном турнире Московского шахматного кружка в октябре-декабре уверенно занял 1-е место (+10=1). За партию против Н. Зубарева получил специальный приз.

В апреле 1916 года Алехин приехал на гастроли в Одессу. 13 апреля дал сеанс (+17-1=2), сбор от которого пошёл в пользу находившихся в плену. 15 апреля дал сеанс вслепую на восьми досках. Сеанс длился до 4:30 утра 16 апреля, результат — +7-1. 19 апреля выиграл партию против В. Владимирова и Н. Лоран, 21 апреля — провёл совместный сеанс с П. Листом (+11-1=3). 25 апреля выиграл у Б. Верлинского, дав ему фору пешку и ход. Из Одессы Алехин поехал в Киев. Там он начал с сеанса на 20 досках (+17-3). 2, 6 и 8 мая сыграл партии с киевским маэстро Эвенсоном, проиграл первую из них и выиграл во второй и третьей. 4 мая дал сеанс вслепую на 8 досках, выиграв все партии, 10 мая провёл ещё один сеанс на 20 досках.

Попутно с шахматной деятельностью, Алехин завершил своё юридическое образование. В 1916 году отправился добровольцем на фронт, несмотря на то, что по состоянию здоровья (из-за болезни сердца) не подлежал призыву в армию. Был командиром отряда Красного Креста. Получил орден Святого Станислава и две медали. Был дважды контужен. После второй контузии попал в госпиталь, где играл вслепую с навещавшими его местными шахматистами, в частности, дал сеанс вслепую на пяти досках. По завершении лечения вернулся в Москву.

13 сентября 1916 года в Москве Алехин дал сеанс на 37 досках (+28-3=6). Здесь 4 октября в Одессе провёл сеанс вслепую на 9 досках, сбор от которого пошёл в фонд помощи «Одесса-Сербии». Все партии были выиграны, сеанс занял менее 4 часов. В следующий приезд в Одессу Алехин сыграл серию лёгких партий с Б. Верлинским. 25 ноября и 2 декабря 1916 года в Москве сыграл с А. Рабиновичем. 4 декабря, в Петрограде выиграл вслепую у А. Велихова. В феврале 1917 года в Москве сыграл одновременно две консультационные партии, против двух пар сильных любителей, сведя одну из них вничью и выиграв вторую. 8 февраля сыграл ещё одну партию с А. Рабиновичем. 23 февраля 1917 года в Петрограде началась революция, и шахматная деятельность Алехина прервалась на три года.

В 1919-1920 годах Алехин некоторое время учился на кинокурсах, работал следователем в МУРе, затем переводчиком в аппарате Коминтерна (он блестяще владел несколькими европейскими языками). В эти годы он встретил швейцарскую журналистку Анну-Лизу Рюгг (Рюэгг), представлявшую в Коминтерне Швейцарскую социал-демократическую партию, и женился на ней.

В 1921 году Алехин легально выехал с женой из Советской России, чтобы, участвуя в турнирах, собрать призовой фонд для матча на первенство мира. Одним из оснований для выезда стало то, что жена Алехина была иностранкой. Формально отъезд из России эмиграцией не считался. До 1924 года советские издания печатали статьи Алехина, в Советской России его воспринимали именно как «русского шахматиста, временно живущего за границей». Жена Алехина родила сына — Александра (на 2002 год был жив, жил в Базеле, в 1992 году приезжал в Россию на открытие турнира в честь столетия со дня рождения отца).

В Европе Алехин тут же начал активно и довольно успешно выступать в турнирах. На Лондонском турнире 1922 года он занял второе место, чем был не удовлетворён — Капабланка, уже ставший к тому времени чемпионом мира, победил с отрывом в полтора очка. Там же Алехин вынужден был, чтобы иметь надежду на матч за шахматную корону, подписать «Лондонский протокол», который, в частности, требовал от претендента обеспечить призовой фонд в 10000 долларов и дополнительно выделить деньги на покрытие организационных расходов. Таких денег у Алехина не было, как и у других претендентов на звание чемпиона.

В 1923 поделил 1-3 места на турнире в Мариенбаде, в 1924 — занял 3 место на турнире в Нью-Йорке, проиграв Ласкеру и Капабланке. Сам Алехин не считал эти годы удачными — его беспокоило, что он никак не может превзойти Капабланку в турнире. Были и личные проблемы — увлечённая общественной деятельностью жена совершенно не уделяла внимания семье, супруги жили раздельно, родившийся к тому времени сын Александр был отдан на попечение знакомым.

В 1927 Алехин участвовал в шестерном международном турнире, где занял 2 место вслед за Капабланкой, затем победил на международном турнире в Кечкемете, подойдя к матчу за мировое первенство на пике своей спортивной формы. Предстоящий матч вызвал огромный интерес. Газеты наперебой гадали, как претендент намерен победить «мыслящую машину», «шахматный автомат в образе человека», которым представляли Капабланку. Большинство склонялось в пользу Капабланки, даже многие болельщики Алехина. Так, Шпильман, искренне болевший за претендента, тем не менее, полагал, что Алехин не сможет выиграть ни одной партии.

Сам Алехин отнюдь не рассчитывал на везение. В течение нескольких предыдущих лет он внимательно изучал все партии Капабланки, отыскивая в них неточности и планируя будущий матч. Результаты анализа (описанные позже Алехиным в одной из книг) оказались довольно интересными: Алехин нашёл, что Капабланка вовсе не безупречен. Он действительно очень точен, но всё-таки допускает просчёты. Алехин заключает: бесполезно пытаться выиграть у Капабланки, применяя дебютные новинки, в таких ситуациях чемпион, как правило, играет безупречно. Однако в середине партии Капабланку может подводить его легендарная интуиция — быстрота схватывания позиции парадоксальным образом приводит к тому, что чемпион считает наилучшими именно те ходы, которые он заметил сразу, и может просмотреть неочевидное продолжение, если оно не было обнаружено интуитивно. Наибольшее же количество ошибок, по мнению Алехина, Капабланка допускает в эндшпиле.

Матч с Х. Р. Капабланкой состоялся, как и было запланировано, в 1927 году в Буэнос-Айресе. Алехин выиграл 6 партий, 3 проиграл, 25 свёл вничью, став четвёртым чемпионом мира. Матч показал исключительное самообладание русского шахматиста, который до Буэнос-Айреса ни разу не выигрывал у гениального кубинца (а проигрывал ему трижды). Вскоре после начала матча у Алехина началось воспаление надкостницы — чтобы не брать тайм-аута (а матч игрался без ограничения числа партий — до шести побед) Алехин потребовал у доктора удалить ему сразу несколько зубов. Боль стихла — и Алехин продолжил побеждать. В 34-м туре при счёте 5:3 партия была отложена в позиции, где Алехин имел преимущество в две пешки. На доигрывание Капабланка не явился, вместо этого прислав письмо, в котором объявлял о сдаче и поздравлял Алехина с победой.

Победа Алехина была воспринята с энтузиазмом. После объявления о сдаче Капабланкой последней партии Алехина на руках пронесли по улицам Буэнос-Айреса. Со всего мира (в том числе и из СССР) в Буэнос-Айрес шли поздравительные телеграммы. В Барселоне, первом европейском городе, куда прибыли из Южной Америки новый чемпион и его супруга, им устроили восторженную встречу.

Триумфальная победа над Капабланкой не только принесла Алехину звание чемпиона мира, но и косвенным образом привела к скандальному разрыву его отношений с Россией. Неизвестно, собирался ли Алехин когда-либо вернуться на Родину, но, во всяком случае, до 1927 года он не отрицал такой возможности. Когда Алехин победил в матче, в советских газетах стали появляться сообщения, что новый чемпион вот-вот вернётся в Россию. Однако вышло наоборот.

После возвращения Алехина из Буэнос-Айреса в Париж, в честь его победы был устроен банкет в «Русском доме». В речи на этом банкете Алехин сказал, что рад был развеять миф о непобедимости Капабланки. Но на следующий день в некоторых эмигрантских газетах вышли статьи, где к речи Алехина было добавлено: «…пусть так же развеется фантасмагория, царящая на нашей родине». В точности неизвестно, сказал ли действительно Алехин эти слова. До этого он никогда не позволял себе никаких публичных заявлений, направленных против Советского Союза, советской власти, коммунистов, хотя в эмигрантской среде Западной Европы негативные высказывания в адрес СССР были более чем обычным делом. Возможно, что публикация антисоветских высказываний от имени Алехина была провокацией, направленной именно на разрыв чемпиона с Россией. Разумеется, Алехин мог публично отказаться от приписанных ему слов, но он этого не сделал.

По прошествии нескольких месяцев в журнале «Шахматы в СССР» появилась статья Н. В. Крыленко, в которой говорилось: «После речи Алехина в Русском клубе с гражданином Алехиным у нас всё покончено — он наш враг, и только как врага мы отныне можем его трактовать». Ещё через некоторое время было опубликовано заявление брата Алехина, Алексея: «Я осуждаю всякое антисоветское выступление, от кого бы оно ни исходило, будь то, как в данном случае, брат мой или кто-либо другой. Алексей Алехин». Ещё остававшиеся связи Алехина с родиной были разорваны. Он так никогда и не вернулся в Россию.

В 1929 году состоялся матч на первенство мира с Боголюбовым (Германия). Алехин выиграл 11 партий, 5 проиграл, 9 свёл вничью, сохранив, таким образом, чемпионский титул.

1930 год принёс наивысший за всю карьеру Алехина (c учетом суперсостава участников) турнирный успех — на турнире в Сан-Ремо (Италия), где участвовали такие звезды, как Нимцович, Боголюбов, Рубинштейн, Видмар, Мароци — Алехин занял первое место. Он не проиграл ни разу, из пятнадцати партий выиграл тринадцать и «позволил» соперникам сделать лишь две ничьих. Второй призёр, А. Нимцович, отстал от победителя на 4 очка. С таким отрывом в столь представительных турнирах не побеждал даже Капабланка.

В 1931 году Алехин с блеском выиграл большой турнир в Бледе с отрывом от ближайшего соперника в 5 очков (первое место — Алехин — 20 очков из 26, второе — Боголюбов — 15 очков). По подсчётам шахматных статистиков, в этот момент рейтинг Эло Алехина достиг наивысшего за всю его карьеру значения — около 2784. Это всего на один пункт меньше, чем у Роберта Фишера в 1972 году.

1932 год — Алехин выигрывает крупные международные турниры в Лондоне и Берне, а также два турнира послабее — в Пасадене и Мексико. В этих турнирах он набрал 38,5 очка из 46 (84 % очков). В этом же году в Чикаго он дал ещё один примечательный сеанс одновременной игры вслепую — на этот раз на 32 досках, поставив в этом своеобразном виде шахмат очередной рекорд.

В 1933 году Алехин в очередной раз побил рекорд игры вслепую (установленный Рети — 29 досок), дав в Чикаго сеанс на 32 досках. Сеанс длился 12 часов и закончился со счётом +19-4=9 в пользу Алехина.

1934 год — Матч на первенство мира со старым другом-соперником Ефимом Боголюбовым (15,5 : 10,5 в пользу Алехина). Уже через месяц Алехин включился в борьбу в представительном международном турнире в Цюрихе (с участием Эм. Ласкера, Эйве, Флора, Боголюбова, Бернштейна, Нимцовича, Штальберга и др.). и снова — блестящий результат — чистое первое место (13 из 15), на очко впереди Эйве и Флора.

В 1940 году Алехин с женой сначала жил в Португалии, но после нападения фашистской Германии на Францию он вступил добровольцем во французскую армию, где служил переводчиком, в звании лейтенанта. После оккупации Франции Алехин на некоторое время выехал в Португалию. Продолжились переговоры о матче с Капабланкой. Оба соперника очень хотели сыграть этот матч; амбиции были отставлены в сторону, финансовые условия приняты достаточно скромные, соглашение было вскоре заключено; но Капабланке не удалось достать денег на проведение матча, а кубинское правительство отказало ему в помощи. В результате матч в 1941 году так и не состоялся, а в 1942 Капабланка умер.

В январе 1943 года Алехин заболел скарлатиной. Как это обычно бывает, детская болезнь в зрелом возрасте протекала тяжело. Врачам удалось спасти жизнь Алехина, но здоровье его было подорвано.

Чтобы получить выездную визу из Франции, Алехин по требованию оккупационных властей написал серию статей по истории шахмат в «Паризер Цайтунг». Статьи были существенно отредактированы шахматным редактором газеты — австрийским мастером и антисемитом по убеждению Т. Гербецом, приобретя явно расистскую окраску. Одна из них была опубликована под названием «Еврейские и арийские шахматы» и представляла собой толкование истории шахмат с точки зрения расовой теории. В результате Алехину был приписан ряд высказываний антисемитского содержания, автором которых он (по крайней мере, по его же позднейшим утверждениям) не являлся.

В октябре 1943 года Алехин выехал на турнир в Испанию и более не вернулся на оккупированные фашистами земли. В Испании Алехин жил в бедности — вялая военная шахматная жизнь не могла дать достаточно средств. Принял участие в нескольких турнирах, с достаточно скромными результатами, выиграл небольшой матч у чемпиона Испании Рей Ардида со счётом +1=3. Давал частные уроки подающему большие надежды 13-летнему Артурито Помару (впоследствии — гроссмейстер, неоднократный чемпион Испании), материалы которых свёл в позже опубликованный шахматный учебник «Завет!». Выпустил ещё один сборник, куда вошли партии, сыгранные во время Второй мировой войны (всего — 117, 30 из них — сыграны самим Алехиным).

После войны возобновляются переговоры о матче на первенство мира между Алехиным и Ботвинником, который рядом успешных выступлений показал основательность своих притязаний на шахматный трон. Алехин начинает усиленную подготовку к соревнованию.

23 марта 1946 года ФИДЕ официально подтвердило факт соглашения о матче Алехин-Ботвинник. Но 25 марта 1946 информационные агентства распространили информацию о смерти Алехина. Он был найден мёртвым своём гостиничном номере, сидящим в кресле у столика с расставленными в начальной позиции шахматами. Разные издания приводят разные официальные причины смерти. В одних указывается асфиксия — удушье, наступившее вследствие попадания в дыхательные пути кусочка мяса, в других — паралич сердца, в третьих говорится, что причина смерти не была установлена вовсе. Существует несколько конспирологических версий смерти Алехина, согласно которым он был убит (отравлен).

Алехин был первоначально похоронен в Эшториле. В 1956 году был поднят вопрос о перезахоронении. В СССР изъявили желание перенести останки Алехина в СССР, захоронив их в Москве и поставив памятник. Было получено официальное разрешение португальских властей, но буквально в последний момент, по требованию жены Алехина, прах был пренесён в Париж. Перезахоронение состоялось 23 марта 1956. Могила Алехина находится в Париже, на кладбище Монпарнас. На надгробии надпись: «Шахматному гению России и Франции» (на командных соревнованиях Алехин защищал честь команды Франции).

Алехин умер непобеждённым чемпионом — после его смерти ФИДЕ в 1948 году был организован матч-турнир сильнейших шахматистов мира, на котором победителем вышел советский гроссмейстер Михаил Ботвинник.

Александр Алехин — 4-й чемпион мира по шахматам

Александр Александрович Алехин (1892-1946)—выдающийся российский и французский шахматист, первый победитель первенства РСФСР, IV чемпион мира, широко известный атакующим и глубоким комбинационным стилем игры. Был непревзойденным мастером игры вслепую, многократно обновляя собственные достижения, лучшее из которых сеанс на 32 досках.

Детство и юность

Александр Алехин родился 31 октября 1892 года в Москве в дворянской семье. Его мать Анисья Ивановна происходила из семьи текстильного магната И. Прохорова, а отец Александр Иванович служил коллежским асессором. Позднее он стал предводителем дворянства и был избран депутатом Думы четвертого созыва. Семья была достаточно обеспеченной и владела поместьем в Воронежской губернии.

Александр Алехин в форме правоведа

С ранних лет юный Саша демонстрировал большие способности в шахматах, играть в которые его научила мама в семилетнем возрасте. В течение девяти лет учился в московской классической гимназии, после чего поступил в Императорское училище правоведения и стал титулярным советником.

Серьезное увлечение древней игрой пришло в Саше лет в 10, после того как его поразило шахматное творчество посетившего Москву американца Гарри Пильсбери. Впечатлённый увиденным, он вместе со старшим братом начинает играть по переписке. Через три года Алехин завоевал главный приз журнала «Шахматное обозрение», а в 1908 году стал чемпионом Москвы.

Первый серьезный успех пришел в 1909 году на всероссийском турнире памяти Чигорина, где он завоевал 1 место и получил звание маэстро. После переезда в столицу, Александру не было равных на чемпионате Северных стран (1912), а год спустя он делит лавры победителя представительного турнира в Схевенингене. На всероссийском турнире мастеров (1914) побеждают Алехин вместе с Нимцовичем и оба квалифицируются на международный «турнир чемпионов». И здесь талантливый игрок не затерялся, пропустив вперед только Ласкера и Капабланку. Именно тогда, Алехин твердо сказал, что будет готовиться к матчу за шахматную корону против кубинца, хотя чемпионом на тот момент был Ласкер.

Первая мировая

В разгар лета 1914 года, Алехин играл очередной турнир в немецком Мангейме. Как раз во время соревнований, когда россиянин уверенно лидировал, было объявлено о начале войны. Организаторы приняли решение прервать турнир, присвоив Александру 1 место. Позже вместе с другими шахматистами (Е. Боголюбовым, А. Рабиновичем), он окажется в тюрьме. По его воспоминаниям, содержание в пенитенциарном заведении было весьма аскетичным и шахматисты целыми днями развлекали себя игрой вслепую. Через некоторое время он был признан негодным к службе и депортирован на родину.

По дороге домой, Алехин заезжает в Стокгольм, где дает сеанс одновременной игры (+18-2=4), а спустя месяц он проведет их в Москве (+19-9=5), Серпухове, Петрограде. Все заработанные средства Александр направит на помощь русским шахматистам, оказавшимся в немецком заточении. В период 1915-1916 годов, он неоднократно повторяет сеансы одновременной игры в различных форматах (с форой, вслепую), гастролируя по Украине.

В 1916 году, несмотря на заболевание сердца, Алехин отправляется добровольцем на фронт. В итоге он оказывается в Голиции, возглавляя отряд Красного Креста. Участие в боевых действиях не прошло даром — он получил две контузии, после которых был вынужден возвратиться в Москву. За проявленное мужество при спасении раненых Александр получил орден Святого Станислава и две георгиевские медали.

Жизнь в советской России

События 1917 года, не лучшим образом сказались на судьбе шахматиста. Отставка императора и последовавший вскоре приход к власти большевиков, лишили Алехина законно принадлежащего имущества. Это вынудило шахматиста покинуть Россию и переехать на Украину, откуда его путь должен был лежать дальше на Запад. Но планы не сбылись. В 1919 году Алехина арестовывают в Одессе и за участие в шпионской деятельности приговаривают к расстрелу. Но по чьей-то протекции свыше, его оправдали. После начала наступления Добровольческой армии Деникина, Алехин возвращается в Москву. Здесь в годы Гражданской войны, он успел поучиться на кинокурсах, потрудиться переводчиком в Коминтерне и даже поработать в МУРе.

В 1920 году, Алехин первенствовал на Всероссийской Олимпиаде (в организации которой лично принял участие), считающейся первым чемпионатом страны. После женитьбы в 1921 году на швейцарке Рюгг, он уезжает в Европу, где с головой уходит в шахматный мир. Александр начинает активную турнирную жизнь, добиваясь неплохих результатов в Будапеште, Гааге, Лондоне, Мариенбаде. Всего в период до 1927 года, Алехин сыграл в 22 международных соревнованиях, из которых в 14 одержал победу, среди которых Гастингс (1922), Баден-Баден (1925), Кечкемет (1927).

Вместе с этим Алехин не оставляет без внимания научную деятельность, защитив в Сорбонне докторскую диссертацию. В 1924 году выходит в свет анализ его предыдущих игр под названием «Мои лучшие партии».

На пути к чемпионству

В 1922 году Алехин подписывает лондонское соглашение, регламентировавшее организацию чемпионских матчей. По его условиям, за претендентом закреплялась обязанность формировать призовой фонд ($10 тыс.) и оплачивать организационные расходы. Тогда таких денег не было ни у кого, но спустя несколько лет все изменилось — Алехин твердо шел к своей цели. Чтобы собрать нужную сумму, он устраивает рекордные матчи вслепую в Нью-Йорке (26 партий) и Париже (27 партий), играет в сеансе одновременной игры с аэроплана, организует шахматные баталии, где в качестве фигур были актеры. В результате усилия россиянина были вознаграждены и в 1927 году аргентинское правительство нашло средства на организацию матча в Буэнос-Айресе.

Накануне матча, мнение общественности практически однозначно присудило победу Капабланке, которого нередко называли «мыслящей машиной». К тому же Хосе Рауль до этой встречи сумел трижды победить соперника, а он его ни разу. Алехин долго искал противоядие, детально изучая партии соперника. Он сумел выяснить, что великолепная интуиция Капабланки его иногда подводит, так как он пропускает лучшие ходы, требующие долгого раздумья. Всего за два месяца было проведено 34 партии, из которых Алехин победил в шести. Этого хватило, чтобы стать IV чемпионом мира. После победы его пронесли на руках по улицам аргентинской столицы, такой же теплый прием был организован и в Европе.

Александр Алехин и Хосе Рауль Капабланка (Аргентина, 1927)

По правилам, Капабланка должен был вызвать Алехина на матч реванш, но он этого не сделал и с чемпионом играл Е. Боголюбов. Их поединок проходил в Голландии и Германии и завершился досрочно победой Александра Александровича (+11-5=8). Еще раз они встретятся в 1934 году и тогда Алехин вновь окажется сильнее (+8-3=15).

Ефим Боголюбов и Александр Алехин (1934)

Эмиграция во Францию

После возвращения из Аргентины, Алехин стал позволять себе очень вольные высказывания против советского режима, что нашло осуждение со стороны многих людей, в том числе и родного брата Алексея. Все это приводит к окончательному разрыву с родиной, что не сильно отражается на его шахматных успехах. Алехин возглавляет национальную команду Франции на шахматных Олимпиадах в Гамбурге и Праге, Фолькстоне, каждый раз став лучшим на первой доске, побеждает на сильных турнирах в Сан-Ремо (1930), Бледе (1931), Лондоне (1932).

В 1935 году голландцы организовали матч на первенство мира для своего земляка Макса Эйве. Алехин принял вызов и сразился с претендентом. Поединок проходил в равной борьбе и все решалось в последней тридцатой партии, которую Алехину нужно было выиграть, но он этого не сделал. В результате чемпион уступил одно очко 14,5: 15,5 и сложил свои полномочия. Неуступчивый характер русского шахматиста не позволил долго почивать на лаврах Эйве и в 1937 году в матче-реванше (первом в истории шахмат) была одержана безоговорочная победа 15,5: 9,5.

В предвоенные годы, Алехин поддерживает реноме сильнейшего игрока, победив на турнирах в Маргите и Монтевидео и разделив 1-2 места в Плимуте. А вот на АРВО-турнире с участием 8 сильнейших игроков, он лавров не снискал (+3-3=8), правда, микроматч против Капабланки, он все же выиграл. После турнира, Михаил Ботвинник направил предложение чемпиону о новом матче за звание сильнейшего шахматиста, и он дал предварительное согласие, но начавшаяся Вторая мировая война спутала все планы.

Последние годы жизни

Известие о войне, Алехин встретил в Аргентине, где походила очередная шахматная Олимпиада. После начала боевых действий, Александр Александрович призвал бойкотировать немецкую сборную, и организаторы поддержали этот порыв. В итоге сборной Германии засчитали технические поражения. После получения трагической новости, многие остались в Латинской Америке, но Алехин твердо решил вернуться в Европу.

После того, как Франция оказывается под оккупацией, он добровольцем записывается во французскую армию и служит там переводчиком, имея звание лейтенанта. В это время возобновились переговоры о матче против Капабланки. Довольно скромные финансовые условия и снятые амбиции, свидетельствовали об истинном намерении померяться силами, но кубинское правительство не нашло нужных средств, а в 1942 году Капабланка скончался.

Из-за того, что последняя супруга Грейс отказалась переезжать в Португалию, Алехин, избегая окончательного разграбления, вынужден был пойти на сотрудничество с немцами. Его привлекают к участию во многих турнирах, сеансах одновременной игры и матчах против сильнейших немецких соперников (П. Кересом, К. Юнге).

В 1943 году, шахматист заболел скарлатиной и перенес ее очень тяжело. Вскоре он переезжает в Испанию, где и остается жить, влача жалкое существование. Здесь он участвует во второразрядных турнирах и даже дает частные уроки.

В 1945 году разразился скандал, связанный с якобы сделанными антисемитскими высказываниями на страницах немецкого издания «Паризер Цайтунг». Из-за этого, Алехина не допустили к участию в британских турнирах в Гастингсе и Лондоне, затем появились призывы вообще не приглашать его на соревнования.

Подвергнувшись такому прессу, Алехин остается практически совсем один и поддерживает связь только с чемпионом Португалии Франсиско Люпи. Против него, он и сыграет свой последний матч в феврале 1946 года, победив со счетом 2,5:1,5. В конце марта пришло известие о договоренности по матчу с Ботвинником, а 25 марта 1946 года Александра Алехина не стало. Он умер в португальском Эшториле и тогда выдвигались разные причины: от сердечного приступа до асфиксии и убийства. Поначалу был похоронен в Эшториле, но в 1956 году, по требованию вдовы, был перезахоронен в Париже, несмотря на то, что советская сторона предлагала это сделать в Москве.

Шахматные достижения

Александр Алехин—IV чемпион мира, первый победитель чемпионата страны. За всю карьеру он сыграл 1264 матчевых и турнирных партий. Ему удалось победить в 62 турнирах из 87.

Алехин известен своими глубокими теоретическими проработками позиций. Неслучайно его именем названы ряд комбинаций, среди которых защита Алехина, один из вариантов французской защиты атака Шатара-Алехина и множество продолжений в венской, испанской партиях, сицилианской защите и многих других. Шахматисту принадлежит авторство свыше 20 книг, по большей части — сборники собственных партий с подробным анализом и комментариями.

Личная жизнь

Первой супругой шахматного маэстро была Александра Батаева, работавшая делопроизводителем в одной из советских организаций. По другим данным, ею могла быть офицерская вдова, петербургская художница А. фон Севергин, но подтвержденных сведений на этот счет нет. Чуть позже, он влюбился в журналистку из Швейцарии А-Л. Рюгг и вскоре на ней женился. Но счастливой жизни не получилось и супруги часто жили раздельно. Появившийся на свет сын Александр, находился на попечении у знакомых. Последовавший вслед за этим закономерный развод поставил точку в их отношениях.

Алехин с сыном Александром

Позже, Алехин женился на вдове генерала Надежде Васильевой, с которой проживет в браке около 10 лет. Последний раз шахматист связал себя узами брака с британской подданной Грейс Висхар, которая была старше его на 16 лет. Она была вдовой чайного плантатора и получила неплохое наследство. Благодаря этому, материальное положение Алехина заметно улучшилось.

Александр Алехин с последней женой Грейс Висхар (Амстердам, 1935)

Интересные факты

  • Алехин, как никто другой, способствовал популяризации древней игры. Он первым из чемпионов планеты поучаствовал в мировых шахматных гастролях, объехав весь свет и сыграв 1320 партий.
  • Александр Алехин является первым чемпионом, сумевшим выиграть матч-реванш (у М. Эйве).
  • Алехин единственный чемпион мира, ушедший в мир иной непобежденным.
  • Как и многие шахматные таланты, Алехин был плохо приспособлен к быту, был часто рассеян и не собран, что резко контрастировало с его умелыми действиями за шахматной доской.
  • Алехин любил кошек. По некоторым источникам, у него их было не менее 10. Кошки сопровождали Алехина во время серьёзных турниров.

Алехин с котом

Видео

Документальный фильм из цикла «Гении и злодеи», под названием «Александр Алехин. Трагедия шахматного гения» (2011 год).

Лучшие партии

В подборку вошли лучшие партии Александра Алехина сыгранные в период с 1908 по 1943 годы.


источники:

http://stuki-druki.com/authors/Alehin.php

http://chesswood.ru/biography/alexander-alekhine.html